Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 января 2008 г. по делу N 33-25

 

Судья: Захаров В.В.

 

15 января 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                Прошиной Л.П.

    и судей                              Зыковой Л.А. и Смирновой Л.А.

 

заслушала в открытом судебном заседании по докладу Смирновой Л.А. дело по кассационной жалобе представителя Б. - З. на решение Ленинского районного суда г. Пензы от 28 ноября 2007 года, которым постановлено:

исковые требования Д. к Б. и Г. о признании договоров купли-продажи и дарения доли в квартире недействительными и применении последствий недействительности сделок удовлетворить.

Признать договор купли-продажи 1/2 доли квартиры <...>, заключенный между Б. и Д. 16.06.2006, недействительным.

Признать договор дарения от 18.08.2007 1/2 доли квартиры <...>, заключенный между Б. и Г. недействительным.

Возвратить 1/2 долю квартиры <...> в собственность Д.

Взыскать с Д. в пользу Б. денежные средства в сумме 55 000 (пятьдесят пять тысяч) рублей, полученные ею по договору купли-продажи 1/2 доли квартиры <...> от 16.06.2006.

Проверив материал дела, заслушав объяснения представителя Б. - К. (доверенность N 2-2762 от 24.10.06 г.), представителя Д. - Г. (доверенность N 1-Д-811 от 11.05.07 г.), судебная коллегия

 

установила:

 

Д. обратилась в суд с иском к Б. и Г. о признании договоров купли-продажи и дарения доли в квартире недействительными и применении последствий недействительности сделок, указав, что по объявлению в газете "Из первых рук" она нашла предложение о предоставлении займа на выгодных условиях. При личной встрече с Б. последний выразил готовность предоставить испрашиваемую сумму при условии предоставления обеспечения возвратности долга и процентов в виде собственности заемщика. Для чего предложил передать ему в собственность 1/2 долю ее квартиры по адресу: <...>. 16.06.2006 г. между сторонами был заключен договор купли-продажи указанной 1/2 доли квартиры. В день получения ответчиком свидетельства о государственной регистрации перехода права собственности в УФРС по Пензенской области 28.07.2006 г. она получила 55000 руб., что предусмотрено п. 4 оспариваемого договора. По минованию трудного финансового положения она сообщила ответчику о возможности вернуть долг и его обязанности аннулировать договор. Ответчик возразил тем, что сделка аннулированию не подлежит, но может быть совершен обратный выкуп по цене 350000 руб. Очевидность ее трудного финансового положения ответчик использовал, чтобы склонить к несуществующему представлению характера сделки и последствий. В результате произведенного обмана она юридически лишена 1/2 доли квартиры по цене 2375 руб. за кв. м. По указанным основаниям, ссылаясь на положения ст. 179, 170 ГК РФ, просила признать недействительным договор купли-продажи от 16.06.2006 г., заключенный между ней и Б. и применить последствия недействительности сделки.

Представитель истицы уточнил требования, ссылаясь на ст. 178 ГК РФ, просил признать сделку недействительной, как совершенную под влиянием заблуждения. В обоснование указал, что в момент совершения сделки до фактического получения от ответчика во временное и возмездное пользование денежных средств в размере 55000 руб. истица ошибочно представляла последствия оспариваемой сделки, поскольку имела неправильное понимание элементов гражданских правоотношений с участием Б., гарантировавшего передачу денежных средств после оформления передачи квартиры в его собственность исключительно на период пользования деньгами. В разъяснениях условий отношений, полученных от ответчика, она считала временное оформление доли квартиры до возврата долга не иначе как ипотекой, о которой слышала от знакомых. В силу своей юридической безграмотности она заблуждалась относительно природы сделок, особенности их оформления: "отчуждение" как основное обязательство, "залог" - как акцессорное. Не усматривала для себя отличий типа сделки, которую намеревалась совершить. В результате заблуждения она оказалась продавцом, а не залогодателем, как намеревалась.

Впоследствии истица и ее представитель увеличивали требования, просили признать оспариваемую сделку купли-продажи недействительной дополнительно по основанию обмана, признать недействительным и применить последствия недействительности договора дарения этой же доли в квартире от 18.08.2007 г., заключенного между Б. и Г.

В судебных заседаниях истица Д. исковые требования поддержала, пояснив, что работала в магазине продавцом, где задолжала денежные средства, которые ей необходимо было вернуть. Для получения заемных средств она обращалась в Сбербанк, где ей пояснили, что в выдаче кредита будет отказано, поскольку она не работает. По совету знакомой она прочитала в газете "Из первых рук" объявление, в котором предлагалось быстрое предоставление в долг денежных средств под залог. Позвонив по указанному в объявлении телефону она поинтересовалась возможностью получения 30 тыс. руб. Там ей дали номер телефона, позвонив по которому, она договорилась о встрече с Б. который сказал, что ту сумму, которую она просит, он может предоставить под залог недвижимости. Пояснив, что у нее имеется в собственности 1/2 доли в праве собственности на квартиру, они договорились о встрече в к/т "Москва", куда она принесла все правоустанавливающие документы на квартиру. Данную квартиру она купила после размена с родным братом квартиры матери. После этого они оформили какие-то документы и сдали в УФРС для регистрации залога квартиры, однако регистрация не прошла, поскольку как объяснил регистратор комнаты в квартире смежные. Потом Б. предложил оформить договор купли-продажи на период заемных отношений, пообещав, что после возврата денежных средств квартира ей будет возвращена. Потом они снова оформили документы, которые представили в УФРС, содержание документов для нее было безразличным, поскольку договоренность с Б. была о временной передаче квартиры до возврата денежных средств. Все заявления в УФРС ей диктовал Б. Так как к тому времени долг, который она должна была возвращать, увеличился, они договорились с Б. о получении 55000 руб. с выплатой ежемесячно 6000 руб. в качестве процентов. Именно эта сумма - 55 тыс. руб. была указана в договоре купли-продажи. После оформления всех документов и регистрации их в УФРС, где она написала расписку о получении от Б. 55000 руб., Б. передал ей указанную сумму. Через некоторое время она позвонила ответчику выяснить, сколько всего она ему должна вернуть денежных средств, на что он сразу не ответил, а в последующем от общения с ней отказался. Когда она обратилась за помощью к юристу, выяснила, что принадлежащую ей долю в квартире она продала, на звонки ее представителя Б. предложил выкупить обратно ее долю за 350 тыс. руб. Поскольку намерений продавать квартиру у нее не было, и изначально договоренность с ответчиком была о передаче квартиры во временное пользование до возврата долга, просила исковые требования удовлетворить. В последнее заседание не явилась, просила дело рассмотреть в ее отсутствие.

Представитель истицы по доверенности Г. исковые требования поддержал, пояснив, что истица оспариваемый договор воспринимала как обеспечение обязательств по возврату заемных денежных средств. Она имела неправильное представление об элементах сделки, и в качестве последствий сделки рассчитывала на одно, а получила совершенное другое - утрату права собственности на долю в квартире. Заблуждение состояло в том, что истица не осознавала последствий сделки, предполагала, что доля в квартире вернется в ее собственность, а обман в том, что ответчик отказался вернуть долю в квартире, тем самым обманув истицу и нарушив договоренность.

Решением Ленинского районного суда г. Пензы от 12 июля 2007 года иск Д. был удовлетворен. Суд признал недействительным договор купли-продажи 1/2 доли в праве собственности на квартиру <...>, заключенный между Д. и Б. Стороны приведены в первоначальное положение.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда от 21 августа 2007 года решение районного суда от 12.07.07 года отменено в связи с нарушением норм гражданского процессуального права.

Определением судьи Ленинского районного суда г. Пензы от 18.09.2007 г. к участию в деле в качестве третьего лица привлечена жена Б. - Т.

При новом рассмотрении Ленинский районный суд г. Пензы постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе представитель Б. - З. просит отменить решение суда в части признания недействительным договора купли-продажи 1/2 доли квартиры <...>, заключенного между Б. и Д. 16.06.2006 г. и принять новое решение об отказе в удовлетворении заявленных в данной части исковых требований в полном объеме, считая его незаконным, поскольку судом были неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, установленные судом первой инстанции имеющие значение для дела обстоятельства в действительности таковыми не являются, выводы суда первой инстанции, изложенные в решении суда не соответствуют обстоятельствам дела, допущены нарушения норм материального права, а именно, суд применил закон не подлежащий применению - статьи 166, 167, 178 ГК РФ. При этом в жалобе кассатором изложены свое видение и оценка обстоятельств дела, имеющихся в деле доказательств, а также толкование норм материального права относительно фактическим обстоятельствам спора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, и доводы лиц, явившихся в заседание кассационной инстанции, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения и удовлетворения жалобы.

При постановлении решения суд признал установленным и исходил из того, что Д. на основании договора купли-продажи от 17.05.2004 года принадлежала на праве собственности 1/2 доля в праве на квартиру <...>. Другая половина в праве собственности на квартиру принадлежит ее несовершеннолетней дочери Д.Е.

16.06.06 года между Д. и Б. был заключен договор купли-продажи, зарегистрированный УФРС по Пензенской области 26.07.06 г. за N 58-58-01/030/2006-941, в соответствии с которым Б. приобрел в собственность принадлежащую истице 1/2 долю указанной квартиры. 26.07.06 года за Б. зарегистрировано право собственности на приобретенную долю (запись регистрации N 58-58-01/030/2006-942) и выдано свидетельство о государственной регистрации права.

Согласно ст. 549 ГК РФ по договору купли-продажи недвижимого имущества продавец обязуется передать в собственность покупателя земельный участок, здание, сооружение, квартиру или другое недвижимое имущество.

В силу ст. 551 ГК РФ переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

В соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки совершаются субъектами гражданского права свободно: своей волей и в своем интересе.

Согласно ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

Согласно названной норме для квалификации сделки как совершенной под влиянием заблуждения существенным является установление действительной воли стороны по сделке относительно правовой природы совершенной сделки, объема наступивших результатов. Сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны неправильно сложилась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался.

Проанализировав нормы действующего законодательства, доводы сторон, представленные ими доказательства и установленные фактические обстоятельства по делу в их совокупности, районный суд обоснованно удовлетворил исковые требования Д., признав недействительным договор купли-продажи 1/2 доли спорной квартиры.

Как установлено судом из пояснений сторон в судебном заседании и исследованных судом письменных доказательств, показаний свидетелей, изначально истица обратилась к Б. с просьбой дать взаймы денежные средства. Ответчик не возражал против передачи денежных средств, но с условием обеспечения их возврата залогом принадлежащего истице недвижимого имущества, С этой целью 17.05.2006 года отношения между сторонами были оформлены договором займа N 02/05, согласно которому Б. передает в собственность истицы 30000 руб. на срок до 17.05.07 года с уплатой ежемесячно 12% за пользование заемными средствами. В обеспечение надлежащего исполнения своих обязательств истица предоставляет в залог 1/2 долю в праве общей долевой собственности на квартиру <...>. В тот же день между сторонами оформлен договор об ипотеке указанной доли квартиры. 19.05.06 года стороны сдали указанные договоры в УФРС по Пензенской области для регистрации договора ипотеки. 30.05.06 года государственная регистрация договора ипотеки была прекращена на основании совместного заявления сторон от 29.05.06 года. Основанием к подаче указанного заявления послужили положения ч. 1 и ч. 4 ст. 5 Федерального закона "Об ипотеке (залоге недвижимости)", которые им были разъяснены экспертом УФРС по Пензенской области Палиновой Т.В., на основании которых по договору об ипотеке может быть заложено недвижимое имущество, в числе, жилые дома, квартиры и части жилых домов и квартир, состоящие из одной или нескольких изолированных комнат. Часть имущества, раздел которого в натуре невозможен без изменения его назначения (неделимая вещь), не может быть самостоятельным предметом ипотеки.

Судом также установлено, что стороны не собирались отказываться от своих планов по оформлению договорных отношений в части предоставления займа и обеспечения исполнения обязательств по нему, после прекращения регистрации договора ипотеки действовали в определенной степени вынужденно, поскольку заключить ту сделку, которая ими предполагалась (ипотеку), у них не получилось.

Спустя незначительный промежуток времени, а именно 16.06.06 года стороны вновь обратились в УФРС по Пензенской области уже с заявлением о регистрации договора купли-продажи вышеуказанной доли в праве собственности на квартиру. На тот момент необходимость в денежных средствах, которые истице нужны были для уплаты долгов, не отпала, более того, как следует из ее пояснений, долги выросли, ей требовалась большая денежная сумма в размере 55 тыс. руб.

Согласно пояснениям истицы, текст и содержание договора купли-продажи она понимала, однако договоренность с ответчиком была о передаче ему имущества на время до возврата денежных средств, т.е. в целях гарантии их возврата. При этом для нее было безразлично, каким видом договора будет оформлено обеспечение ее заемных обязательств, и она оформляла все необходимые документы с единственной целью - получить взаем денежные средства. Но намерений на утрату своей собственности она не имела.

Суд правильно признал, что указанное свидетельствует о том, что истица понимала, что заключает договор купли-продажи имущества, но заблуждалась относительно его последствий, рассчитывая, что квартира передается ответчику лишь на определенное время и будет средством обеспечения ее обязательств по договору займа и после погашения долга будет передана ей обратно.

Заблуждение истицы имеет место не в отношении мотивов сделки, на что ссылается представитель ответчика, а именно относительно последствий сделки. Заблуждение было существенным, поскольку в результате заблуждения Д. лишилась права собственности на часть квартиры.

Вышеуказанное подтверждается и тем, что 1/2 доля в квартире была продана за 55 тыс. руб., что было явно несоразмерно рыночной стоимости доли в двухкомнатной квартире, общей площадью 46,3 кв. м в центре города. Тогда как еще 17.05.2004 г. стоимость всей квартиры составляла 450 тыс. рублей.

О том, что в результате совершения оспариваемой сделки купли-продажи предполагалось наступление иных последствий, помимо окончательного перехода права собственности к Б. свидетельствует и то, что ответчик Б., в спорной квартире никогда не был, перед заключением оспариваемой сделки ее не осматривал, ключи от квартиры ему не передавались, что никем не оспаривалось. Более того, Б. и не оспаривалось то обстоятельство, что он не имел никакого интереса в этой недвижимости.

На основании ч. 3 ст. 10 ГК РФ в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Все вышеизложенное напрямую свидетельствует о том, что если бы стороны предполагали заключение договора купли-продажи, действия Б. в этой связи никак не могли бы считаться добросовестными и разумными, поскольку, заключая договор купли-продажи жилья, он никак не поинтересовался его состоянием.

До настоящего времени в квартире проживает истица и ее ребенок, а также сожитель истицы. Квартира двухкомнатная, комнаты смежные.

Совокупность доказательств и установленных фактических обстоятельств дела, подтверждает правильность вывода о заключении сделки под влиянием заблуждения Д. и однозначно свидетельствует об отсутствии отказа сторон от договора ипотеки и заключении договора купли-продажи с последствиями в виде окончательного перехода права собственности на долю в спорной квартире Б.

Учтено судом и то, истица имеет неполное среднее образование и работает продавцом в магазине, злоупотребляет спиртными напитками. При указанном уровне образования и знаний, состоянии здоровья, имея единственную цель - получение денежных средств, она вполне могла иметь неправильное представление о возможных последствиях заключенной сделки, и ее действительная воля не была направлена на продажу квартиры, которая является единственным местом ее жительства и ее несовершеннолетнего ребенка. Также не было бы основано на здравом смысле и принципе разумности действие истицы по отчуждению доли в квартире и включении в состав сособственников своего жилья с неизолированными комнатами совершенно чужого ей человека.

Суд правильно не принял довод представителя ответчика о том, что инициатором купли-продажи квартиры выступила истица, поскольку осознанное лишение истицей единственного жилья своего и ребенка за весьма незначительную сумму противоречит здравому смыслу. В последнем судебном заседании представитель ответчика З. вообще пояснил, что именно Б. предложил истице продать долю в квартире.

Суждение суда основано на объяснениях сторон и их представителей, представленных доказательствах, правильно оцененных судом показаниях допрошенных по делу свидетелей.

В решении приведено законодательство, которым руководствовался суд и установленные по делу обстоятельства.

Все юридически значимые обстоятельства определены судом правильно, исследованы, оценка доказательств произведена в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, материальный закон применен и истолкован судом правильно, нормы процессуального права соблюдены.

При таких обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным, а доводы кассационной жалобы - несостоятельными. Они были предметом исследования и оценки суда первой инстанции. Им дана надлежащая правовая оценка, которую судебная коллегия считает правильной. Выводы суда соответствуют всесторонне исследованным в ходе судебного разбирательства письменным доказательствам спорных отношений, показаниям лиц, причастных к их формированию, заключению недействительных сделок. В целом доводы жалобы направлены на переоценку установленного судом в связи с неправильным толкованием норм материального права, оценкой имеющихся в деле доказательств и фактических обстоятельств по делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360 - 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Пензы от 28 ноября 2007 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Б. - З. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь