Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА В ОМСКОЙ ОБЛАСТИ

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Омского областного суда

N 3(33), 2007

 

Под редакцией заместителя председателя

Омского областного суда В.К. Завражнова

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

1. Гражданское право

1.1. Сделки, представительство, доверенность, договоры

1.2. Регистрация прав

1.3. Неосновательное обогащение

1.4. Возмещение вреда

2. Гражданский процесс

2.1. Доказательства

2.2. Судебные расходы

2.3. Оставление иска без движения

2.4. Мировое соглашение, отказ от иска, признание иска

2.5. Подсудность

3. Жилищное право

4. Трудовое право

5. Семейное право

6. Земельное право

7. Вопросы судебной практики по делам, связанным со страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств

7.1. Ответы на вопросы, связанные со страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств

7.2. Судебная практика по делам, связанным со страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств

8. Вопросы, связанные с подсудностью дел мировым судьям

 

1. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО

 

1.1. СДЕЛКИ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО, ДОВЕРЕННОСТЬ, ДОГОВОРЫ

 

В силу ст. 714 ГК РФ подрядчик несет обязанности хранителя

имущества, переданного ему заказчиком в связи с исполнением

договора подряда. Ответственность подрядчика за

несохранность такого имущества должна наступать по правилам

ст. ст. 901, 902 ГК РФ в части, относящейся к возмездному

договору хранения. Согласно ч. 3 ст. 401 ГК РФ лицо,

нарушившее обязательство при осуществлении

предпринимательской деятельности, отвечает перед кредитором

независимо от своей вины

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 10 января 2007 г. N 33-16

 

 

С. обратился в суд с иском к В. о возмещении ущерба. В обоснование иска указал, что 18.10.2004 между ним и ответчиком был заключен устный договор ремонта автомобиля, в соответствии с условиями которого ответчик обязался произвести покраску автомобиля за определенную плату. В этих целях им ответчику была передана предоплата в размере 3000 рублей. Он оставил ответчику автомобиль и ключи от него. 21.10.2004 работник В. - Н. - совершил на автомобиле дорожно-транспортное происшествие, за что был осужден. Автомобиль восстановлению не подлежит. В добровольном порядке ответчик отказался возместить ущерб. Просил взыскать с В. двукратную стоимость автомобиля в сумме 256580 рублей, авансовую сумму, судебные расходы.

Решением суда первой инстанции исковые требования в части взыскания авансовой суммы и судебных расходов удовлетворены, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как установлено судом и подтверждено материалами дела, между С. и В. был заключен договор, в соответствии с условиями которого ответчик обязался произвести технический ремонт автомобиля, принадлежащего истцу, а тот, в свою очередь, обязался произвести оплату стоимости произведенных ремонтных работ.

В этих целях В. принял от С. автомобиль ВАЗ-21102 и ключи от него, а также предоплату в размере 3000 рублей.

Учитывая сложившиеся между сторонами правоотношения, суд пришел к правильному выводу о фактическом заключении между сторонами договора бытового подряда.

По договору бытового подряда подрядчик, осуществляющий соответствующую предпринимательскую деятельность, обязуется выполнить по заданию гражданина (заказчика) определенную работу, предназначенную удовлетворять бытовые или другие личные потребности заказчика, а заказчик обязуется принять и оплатить работу (ст. 730 ГК РФ).

Суд первой инстанции также правильно указал норму права, которой необходимо руководствоваться при вынесении решения - ст. 714 ГК РФ, в соответствии с которой подрядчик несет ответственность за несохранность предоставленных заказчиком материала, оборудования, переданной для переработки (обработки) вещи или иного имущества, оказавшегося во владении подрядчика в связи с исполнением договора подряда.

Вместе с тем, указанная норма права судом истолкована неверно, в связи с чем вывод об отсутствии вины В. (как подрядчика) в несохранности переданного ему истцом автомобиля не отвечает требованиям закона.

В силу ст. 714 ГК РФ подрядчик несет обязанности хранителя имущества, переданного ему заказчиком в связи с исполнением договора подряда. Ответственность подрядчика за несохранность такого имущества должна наступать по правилам ст. ст. 901, 902 ГК РФ в части, относящейся к возмездному договору хранения.

При этом подрядчик несет ответственность за несохранность названного имущества заказчика независимо от правового основания его предоставления (договоры подряда, аренды и т.д.). Достаточно фактического нахождения такого имущества во владении подрядчика. Юридическим фактом, с которым законодатель связывает начало возникновения отношений между подрядчиком и заказчиком, регулируемых ст. 714 ГК РФ, является передача заказчиком подрядчику своего имущества, необходимого для производства работ.

Согласно требованиям ст. 901 ГК РФ хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным ст. 401 ГК РФ. Размер ответственности хранителя определяется по правилам ст. 902 ГК РФ (в размере стоимости утраченных или недостающих вещей).

За утрату или повреждение принятого от заказчика имущества после того, как в силу договора или сложившегося обычая делового оборота наступила обязанность заказчика принять имущество обратно, подрядчик отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности (ст. 401 ГК РФ).

При этом бремя доказывания вины возлагается на лицо, нарушившее обязательство. Лицо признается невиновным, если при необходимой исходя из характера обязательства и условий оборота заботливости и осмотрительности оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства, кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

При наступлении события, хотя и носящего непредотвратимый характер, но предвидимого в момент возникновения обязательства, должник также должен нести ответственность за его неисполнение.

Таким образом, указание суда о том, что вина В. в несохранности автомобиля С. не установлена, поскольку после его ухода в гараже оставались работники (в том числе Н.), завершающие ремонт автомобилей, и при этом ключи от гаража находились не только у него, не может быть признано правильным.

Суд не учел, что вред имуществу истца причинен бездействием В., выразившимся в непредоставлении надлежащей качественной услуги истцу, нарушении требований к сохранности автомобиля, непринятии мер, исключающих техническую эксплуатацию иными лицами переданного заказчиком имущества и его угон.

Кроме того, согласно ч. 3 ст. 401 ГК РФ лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает перед кредитором независимо от своей вины, причем даже случайно наступившая невозможность исполнения также не освобождает его от ответственности. Такой нарушитель освобождается от ответственности, только если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, например действия стихийных сил природы. Таким образом, ГК РФ предусматривает повышенную ответственность за нарушение обязательств в отношении предпринимателей.

Судом первой инстанции установлено, что субъектами правоотношений по настоящему договору бытового подряда являются, с одной стороны, подрядчик, осуществляющий предпринимательскую деятельность, - В., с другой - заказчик - гражданин С., на удовлетворение бытовых потребностей которого была направлена деятельность подрядчика.

К отношениям по договору бытового подряда, не урегулированным ГК РФ, применяются законы о защите прав потребителей и иные правовые акты, принятые в соответствии с ними (ч. 3 ст. 730 ГК РФ).

Согласно ст. 38 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" потребитель имеет право на получение услуг установленного качества, безопасных для его жизни и здоровья, не причиняющих вреда его имуществу. Потребитель также имеет право требовать от исполнителя возмещения в полном объеме убытков и вреда, причиненного имуществу вследствие недостатков в предоставлении услуг, в размере и порядке, определяемом в соответствии с законодательством Российской Федерации.

При указанных обстоятельствах при определении степени ответственности ответчика перед истцом суду следовало руководствоваться ч. 3 ст. 401 ГК РФ, а размера ответственности - ст. 902 ГК РФ, а также ст. ст. 16, 38 ФЗ "О защите прав потребителей".

Поскольку при рассмотрении настоящего спора суд первой инстанции неполно и невсесторонне исследовал представленные сторонами в подтверждение доводов и возражений доказательства и пришел к неверным выводам, дал неверное толкование нормам материального права, регулирующим договорные и внедоговорные обязательства вследствие причинения вреда, решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит в данной части отмене.

 

 

 

Применяя ст. 961 ГК РФ, дающую право страховщику отказать

в выплате страхового возмещения в случае неуведомления его

страхователем о наступлении страхового случая, необходимо

учитывать, что по договору личного страхования срок

уведомления страховщика не может быть менее тридцати дней

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 9 августа 2006 г. N 33-2253

 

 

М. обратилась в суд с иском к ООО о взыскании суммы страхового возмещения в размере 529655 руб. 51 коп., процентов за пользование денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ в размере 75838 руб. 96 коп., компенсации морального вреда в сумме 10000 руб., судебных расходов в сумме 4511 руб. и штрафа в размере 50% от цены иска за отказ от добровольного урегулирования спора. В обоснование иска указала, что 04.12.2003 ей был выдан международный страховой полис ООО на период с 04.12.2003 по 03.12.2004. В период нахождения во Франции 30.12.2003 ей была проведена операция по удалению камней в желчном пузыре в Американском госпитале города Парижа. За лечение она заплатила 14395,76 евро 05.01.2004. По возвращению в Россию обратилась к страховщику с просьбой выплатить страховое возмещение, однако в выплате ей было отказано.

Решением районного суда М. в иске отказано.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Страхование осуществляется на основании договоров имущественного или личного страхования, заключаемых гражданином или юридическим лицом (страхователем) со страховой организацией (страховщиком) (ст. 927 ГК РФ).

Интересы, связанные не с убытками, а с событиями, причиняющими вред личности, т.е. одному из личных нематериальных благ, перечисленных в ст. 150 ГК РФ, страхуются по договору личного страхования. Поэтому по договору личного страхования могут быть застрахованы только интересы граждан (ст. 934 ГК РФ).

Договор личного страхования является публичным договором (ст. 426 ГК РФ).

По договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы (п. п. 1, 4 ст. 931 ГК РФ).

Таким образом, в основании требований страхователя лежало требование о страховой выплате по договору личного, а не имущественного (как указано в отзыве ответчика) страхования.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции указал, что в силу п. 1 ст. 961, 962 ГК РФ страхователь по договору личного страхования обязан незамедлительно уведомить страховщика о наступлении страхового случая, а согласно п. 2 гл. 4 "Условий страхования медицинских и дорожных расходов...", установленных ООО, в случае любого заболевания или телесного повреждения, которые требуют госпитализации, застрахованный или любое другое лицо, действующее от его имени, в течение трех дней должны сообщить страховщику о времени и обстоятельствах случившегося.

Если страхователь нарушит указанное требование и страховщик не будет поставлен в известность о наступлении такого события в течение указанного срока с момента, когда страхователю стало об этом известно, страховщик имеет право отклонить требование страхователя о выплате страхового возмещения. Вместе с тем о происшедшем 30.12.2003 страховом случае истец сообщил лишь 21.01.2004.

Кроме того, п. 3 вышеуказанных "Условий" заключенного между сторонами договора было установлено, что медицинская группа страховщика либо его представители должны иметь свободный доступ к застрахованному и его истории болезни с тем, чтобы контролировать его состояние.

Поскольку условия договора истцом не были выполнены, отказ ответчика в выплате страхового возмещения является состоятельным.

Однако выводы суда первой инстанции не соответствуют закону и противоречат материалам дела.

Отказ в выплате является односторонним отказом от исполнения обязательства. В соответствии со ст. 310 ГК РФ основания одностороннего отказа от исполнения обязательства могут предусматриваться договором только тогда, когда обязательство связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности. В иных случаях основания одностороннего отказа от исполнения обязательства могут предусматриваться только законом.

Применяя ст. 961 ГК РФ, дающую право страховщику отказать в выплате страхового возмещения, суд не учел требования п. 3 настоящей статьи, определяющей, что требования п. п. 1, 2 статьи соответственно применяются к договору личного страхования, если страховым случаем является смерть застрахованного лица или причинение вреда его здоровью. При этом устанавливаемый договором срок уведомления страховщика не может быть менее тридцати дней.

В связи с этим суду следовало дать соответствующую правовую оценку соответствия п. 2 гл. 4 заключенного между сторонами договора действующему законодательству.

Кроме того, при решении вопроса об обоснованности заявленных истцом требований суду следовало учесть следующее.

Страховой случай считается наступившим в момент, когда опасность начала воздействовать на объект страхования, причиняя ему вред, и именно в этот момент страхователь (выгодоприобретатель), если ему известно о причиненном вреде, должен направить уведомление страховщику. Если причиненный вред выявлен не сразу или если причинение вреда является длящимся, то обязанность уведомления страховщика о выявленном вреде не прекращается до полного выявления всего причиненного вреда (ст. 961 ГК РФ).

В соответствии с требованиями закона уведомление должно направляться страховщику либо его представителю и считается направленным в срок, если оно отправлено по почте в порядке, установленном п. 2 ст. 194 ГК РФ, независимо от того, когда его фактически получил страховщик.

Уведомление можно направлять и по аппарату факсимильной связи, однако стороны в таких случаях должны специально предусмотреть такую возможность в договоре и согласовывать номера аппаратов, по которым следует направлять сообщения.

Кроме того, неисполнение обязанности своевременно сообщить о страховом случае не является безусловным основанием для отказа в выплате страхового возмещения. Отказывая в оплате убытков или снижая сумму возмещения, страховщик должен доказать, каким образом несвоевременное сообщение о страховом случае лишило его возможности избежать или уменьшить убытки или каким образом это отразилось на иных имущественных правах страховщика. При отсутствии таких доказательств страхователь (выгодоприобретатель) вправе требовать по суду выплаты страхового возмещения. Такое же право имеется у этих лиц, если они располагают сведениями, что страховщик каким-либо иным способом своевременно узнал о наступлении страхового случая.

Как следует из материалов дела, истец представил доказательства, свидетельствующие о необходимости проведения срочного оперативного лечения, а ответчик, в свою очередь, каких-либо достоверных и допустимых доказательств в подтверждение своего довода о том, что наличие своевременных сведений о случившемся могло повлиять на характер лечения либо оказания истцу иного, неоперативного лечения, не представил.

В силу п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Поскольку в ст. 962 ГК РФ речь идет о принятии разумных и доступных мер страхователем, в целях уменьшения убытков, подлежащих возмещению страховщиком, неисполнение обязанности принять подобные меры всегда является результатом виновного поведения обязанного лица (абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК РФ).

При отсутствии умысла не установлено специальных санкций за неисполнение обязанности уменьшать страховые убытки.

В этом случае неисполнение или ненадлежащее исполнение нарушает соответствующее право страховщика, и наступают общие последствия нарушения гражданского права - обязанность лица, нарушившего право возместить убытки (ст. 15 ГК РФ).

Таким образом, страховщик, отказывая в выплате, обязан доказать наличие причиненных ему убытков.

Поскольку суд не применил закон, подлежащий применению в данном случае, не выяснил все юридически значимые обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

 

 

 

Вывод суда о том, что исполнение заемщиком к моменту

вынесения судебного решения обязательств перед банком

по возврату частей выданного в рассрочку кредита и уплате

процентов, нарушение сроков исполнения которых служило

основанием исковых требований в соответствии с ч. 2 ст. 811

ГК РФ, влечет безусловный отказ в удовлетворении заявленных

требований о досрочном возврате оставшейся суммы кредита

с причитающимися процентами, признан необоснованным

 

Постановление президиума

Омского областного суда

от 1 августа 2006 г. N 44-Г-106

 

 

ОАО АК "Сбербанк РФ" обратилось в суд с иском к Н., К., Ж. о взыскании денежной суммы.

В обоснование требований указало, что по кредитному договору, состоявшемуся между банком и Н., банк предоставил Н. кредит в сумме 180000 руб. В обеспечение исполнения Н. обязательств по кредитному договору банк заключил договоры поручительства с К. и Ж., которыми установлена солидарная ответственность поручителей и должника перед кредитором.

Поскольку условия договора по ежемесячному погашению кредита и уплате процентов исполнялись ненадлежаще, а договором в этом случае предусмотрено право банка требовать досрочного возврата всей суммы кредита и уплаты процентов за пользование им, просил взыскать солидарно с Н., К., Ж. сумму кредита - 166088 руб. 27 коп. (из них 149491 руб. 50 коп. - досрочно взыскиваемая сумма кредита, 16596 руб. 77 коп. - задолженность по погашению суммы кредита), проценты за пользование кредитом - 8380 руб. 47 коп. (из них 7508 руб. 59 коп. - задолженность по уплате процентов, 871 руб. 88 коп. - начисленные проценты), неустойку за просрочку возврата суммы кредита - 1043 руб. 60 коп., неустойку за просрочку уплаты процентов за пользование кредитом - 186 руб. 68 коп.

В связи с погашением Н. задолженности по кредиту и процентам, уплатой неустоек ОАО АК "Сбербанк РФ" сумму исковых требований уменьшил, просил взыскать солидарно с Н., К., Ж. оставшуюся сумму кредита - 143319 руб. 41 коп., проценты за пользование кредитом - 3655 руб. 62 коп.

Заочным решением районного суда г. Омска от 02.11.2005 постановлено в удовлетворении требований ОАО АК "Сбербанк РФ" отказать.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Президиум Омского областного суда состоявшиеся судебные постановления отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Мотивируя принятые постановления, суды первой и кассационной инстанций исходили из того, что фактически банком заявлен спор о досрочном расторжении кредитного договора в связи с существенным нарушением договора заемщиком. Соответственно, предъявленные требования могли быть удовлетворены лишь при наличии таких обстоятельств на момент вынесения судебного решения, ввиду же погашения заемщиком в ходе рассмотрения дела имевшейся перед банком задолженности по кредиту и процентам за пользование им, уплаты неустоек основания для удовлетворения иска отсутствуют.

Однако при разрешении спора надлежало принять во внимание следующее.

В соответствии с ч. ч. 1, 2 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 настоящей главы, если иное не предусмотрено правилами настоящего параграфа и не вытекает из существа кредитного договора.

В силу ч. 2 ст. 811 ГК РФ если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

Применительно к ч. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

При этом согласно ст. 12 ГК РФ прекращение или изменение правоотношения является одним из способов защиты гражданских прав.

Как следует из материалов дела, иск о расторжении договора по настоящему делу не предъявлялся, а в надзорной жалобе банк, отрицая намерение расторгнуть кредитный договор, ссылается на то, что такое прекращение договорных отношений с Н. повлечет для банка неблагоприятные последствия, в том числе в виде прекращения договоров поручительства с К. и Ж.

Из материалов дела видно, что фактически банком заявлялся спор не о расторжении кредитного договора, а о его изменении в части условий о сроках исполнения заемщиком обязательств по возврату суммы кредита и уплате процентов посредством переноса данных сроков, причем не в связи с существенным нарушением договора последним (п. 1 ч. 2 ст. 450 ГК РФ), а по правилам п. 2 ч. 2 ст. 450 ГК РФ, то есть ввиду того, что настоящие последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств установлены как ч. 2 ст. 811 ГК РФ, так и условиями договора между сторонами.

Ни законом, ни договором, совершенным сторонами, не предусмотрено, что в случае погашения заемщиком образовавшейся задолженности по кредиту и процентам за пользование им, уплаты неустоек за время с момента подачи искового заявления о досрочном возврате оставшейся суммы кредита с причитающимися процентами до принятия судом решения по спору банк утрачивает такое право требования.

Соответственно, исполнение заемщиком к моменту вынесения судебного решения обязательств перед банком по возврату частей выданного в рассрочку кредита и уплате процентов, нарушение сроков исполнения которых служило основанием исковых требований, уплата неустоек не влекло само по себе безусловный отказ в удовлетворении заявленных требований о досрочном возврате оставшейся суммы кредита с причитающимися процентами.

В то же время, исходя из основных начал гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ), положений ч. 3 ст. 17 Конституции РФ (осуществление прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц) и ч. 1 ст. 10 ГК РФ о недопустимости при осуществлении гражданских прав злоупотребления правом, судом при принятии решения по делу могли быть учтены причины нарушения сроков исполнения обязательства, объем нарушенного права, устранение последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

Поскольку изложенное свидетельствует о существенном нарушении при разбирательстве дела норм материального права, состоявшиеся судебные постановления не могут быть признаны законными, имеются названные в ст. 387 ГПК РФ основания для их отмены.

 

 

 

Правила дорожного движения допускают возможность передачи

управления автомобилем другому лицу без письменного

оформления доверенности в присутствии собственника или

иного законного владельца

 

Постановление президиума

Омского областного суда

от 1 августа 2006 г. N 44-Г-114

 

 

П. обратился в суд с иском к В. о возмещении материального ущерба. Указал, что на трассе Челябинск - Новосибирск произошло столкновение между принадлежащим ему автомобилем ГАЗ-24 и автомобилем "Москвич-2140", принадлежащим на праве собственности К., под управлением В. Дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя В., который в условиях гололеда, не справившись с управлением автомобиля, выехал на полосу встречного движения и допустил столкновение с принадлежащим истцу автомобилем. В результате ДТП принадлежащему П. автомобилю причинены технические повреждения. Просил взыскать с ответчика стоимость восстановительного ремонта и расходы по оплате экспертного заключения о стоимости восстановительного ремонта.

Решением районного суда г. Омска в удовлетворении иска П. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда решение районного суда оставлено без изменения.

Президиум Омского областного суда состоявшиеся судебные постановления отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как видно из материалов дела, ущерб имуществу истца причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности.

Абзацем вторым п. 3 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ).

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Судом по делу установлено, что В., управляя принадлежащим на праве собственности К. автомобилем "Москвич-2140", двигаясь по трассе Челябинск - Новосибирск, выехал на полосу встречного движения, где допустил столкновение с автомобилем ГАЗ-24, принадлежащим П., под его управлением. В результате ДТП истцу был причинен материальный ущерб. Собственник автомобиля К. от полученных телесных повреждений скончался в больнице.

Давая правовую оценку действиям водителей, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу, что причиной столкновения явились нарушения водителем В. п. 9.2 ПДД, запрещающего выезд на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, и п. 10.1 ПДД, обязывающего водителя вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая интенсивность движения, дорожные и метеорологические условия.

Принимая решение об отказе П. в удовлетворении иска к В. о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, суд указал, что В. является ненадлежащим ответчиком, так как собственник автомобиля "Москвич-2140" К. на момент ДТП находился в автомобиле и передал право управления транспортным средством В. без оформления письменной доверенности.

Между тем, судом не было учтено следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством и т.п.).

Учитывая изложенное выше, ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, будет нести не только лицо, владеющее транспортным средством на праве собственности, хозяйственного ведения или иного вещного права, но и лицо, пользующееся им на законных основаниях, перечень которых в силу ст. 1079 ГК РФ не является исчерпывающим.

В целях обеспечения порядка и безопасности дорожного движения постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 утверждены Правила дорожного движения Российской Федерации.

Согласно подп. 2.1.1 п. 2.1 Правил дорожного движения РФ водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников милиции передавать им для проверки документ, подтверждающий право владения, пользования или распоряжения данным транспортным средством, в случае управления транспортным средством в отсутствие его владельца.

Следовательно, Правила дорожного движения допускают возможность передачи управления автомобилем другому лицу без письменного оформления доверенности в присутствии собственника или иного законного владельца.

С учетом приведенных правовых норм лицо, управляющее автомобилем без письменной доверенности при наличии водительского удостоверения данной категории, но в присутствии собственника или иного законного владельца, использует транспортное средство на законном основании. В таком случае надлежащим ответчиком по делу о возмещении вреда, причиненного источником повышенной опасности (транспортным средством), является лицо, управлявшее автомобилем в момент дорожно-транспортного происшествия.

При таких обстоятельствах в соответствии со ст. ст. 12, 56 ГПК РФ основания передачи В. права на управление автомобилем "Москвич-2140" являлись юридически значимыми. Суду надлежало включить их в число обстоятельств, имеющих значение для дела, вынести их на обсуждение, распределить между сторонами бремя доказывания, предложить истцу и ответчику представить дополнительные доказательства в обоснование их требований и возражений, разъяснив сторонам последствия несовершения ими данных процессуальных действий.

 

1.2. РЕГИСТРАЦИЯ ПРАВ

 

В соответствии со ст. 6 ФЗ от 21.07.1997 N 122-ФЗ

"О государственной регистрации прав на недвижимое имущество

и сделок с ним" права на недвижимое имущество, возникшие до

момента вступления в силу настоящего Федерального закона,

признаются юридически действительными при отсутствии их

государственной регистрации, введенной настоящим

Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав

проводится по желанию их обладателей

 

Постановление президиума

Омского областного суда

от 15 августа 2006 г. N 44-Г-135

 

 

Ш. обратился в суд с иском о признании права собственности и освобождении имущества от ареста. Указал, что 20.05.1996 по договору купли-продажи приобрел у Н. гаражный бокс. Договор купли-продажи был удостоверен нотариусом, с указанного времени владеет гаражом как собственник. Договор купли-продажи не зарегистрировал, так как длительное время болел. В 2003 году узнал, что на гараж наложен арест, так как собственником значится Н., которая имеет задолженность по исполнительным листам. Просил признать за собой право собственности на гараж и освободить имущество от ареста.

Решением районного суда г. Омска в удовлетворении иска Ш. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда решение районного суда оставлено без изменения.

Президиум Омского областного суда состоявшиеся судебные постановления отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Принимая решение об отказе Ш. в удовлетворении исковых требований, суд указал, что право собственности на недвижимое имущество, приобретенное по договору купли-продажи, возникает с момента государственной регистрации. В связи с тем, что Ш. не зарегистрировал право собственности на гараж в установленном законом порядке, право собственности на спорное недвижимое имущество у него не возникло.

Между тем, судом не было учтено следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Согласно ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. В ст. 433 ГК РФ предусмотрено, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом.

Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает обязательную государственную регистрацию договора о продаже жилых помещений (ст. 558) и договора купли-продажи предприятия (ст. 560). Обязательная государственная регистрация договора купли-продажи иных, кроме указанных, видов недвижимого имущества законом не предусмотрена.

Как установлено судом 20.05.1996 между Н. и Ш. был заключен договор купли-продажи. По условиям договора Н. продала, а Ш. купил гаражный бокс в гаражно-строительном кооперативе. Договор сторонами был исполнен: расчет по договору был произведен полностью, гараж передан покупателю.

Договор купли-продажи гаража был нотариально удостоверен и по своему содержанию и существу соответствует требованиям ч. 1 ст. 432 ГК РФ об основных положениях заключения договора.

При таком положении с учетом приведенных правовых норм договор купли-продажи гаража является заключенным с момента его подписания сторонами согласно ч. 1 ст. 433 ГК РФ.

В силу ч. 1 ст. 551 ГК РФ переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости подлежит государственной регистрации.

Ст. 6 ФЗ от 21.07.1997 N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" предусмотрено, что права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Из материалов дела следует, что государственная регистрация перехода права собственности к покупателю не была произведена в связи с наложением судебным приставом-исполнителем ареста на гараж.

При таком положении отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость по договору купли-продажи недвижимого имущества не влечет за собой недействительность данного договора.

В надзорной жалобе с приложением документальных данных Ш. указывает, что решением общего собрания членов ГСК от 29.05.1996 Н. была исключена из членов кооператива, а он был принят в члены ГСК. С этого момента он пользуется гаражом, оплачивает членские взносы.

Приведенные доводы заслуживают внимания и материалами дела не опровергаются.

Без проверки указанных обстоятельств и их надлежащей правовой оценки выводы, содержащиеся в решении суда, являются преждевременными.

 

 

 

При обнаружении признаков скрытия, изменения, уничтожения

маркировки, нанесенной организациями-изготовителями, на

транспортных средствах, не зарегистрированных в

Госавтоинспекции, либо подделки представленных документов,

регистрационных знаков, несоответствия транспортных средств

и номерных агрегатов сведениям, указанным в представленных

документах, или регистрационным данным, а также при наличии

сведений о нахождении транспортных средств, номерных

агрегатов в розыске или представленных документов в числе

утраченных (похищенных) регистрационные действия с

транспортным средством не производятся

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 10 января 2007 г. N 33-16

 

 

Л. обратился в суд с заявлением о признании незаконным решения межрайонного отдела государственного технического осмотра и регистрации автомототранспортных средств ГИБДД УВД Омской области об отказе в проведении регистрационных действий. В обоснование заявленных требований указал, что в мае 2005 года в г. Новосибирске приобрел автомобиль марки "Мерседес-Бенц" Е 280, 1994 года выпуска. В июне 2005 года в проведении регистрационных действий с автомобилем ему было отказано, поскольку на агрегатах обнаружены признаки изменений маркировки агрегатов. За время нахождения автомобиля в его пользовании он никаких изменений не производил, ремонта не осуществлял. Согласно проведенному исследованию ЭКЦ УВД Омской области первичная маркировка идентификационного номера уничтожена путем замены маркировочной панели со знаками первичной маркировки и установки панели со знаками вторичной маркировки. По данным ИЦ УВД Омской области и Федеральной базы розыска автомобиль с данными номерными агрегатами в розыске не числится. Постановлением от 06.04.2006 отказано в возбуждении уголовного дела по ст. 326 УК РФ в отношении истца за отсутствием в действиях состава преступления. Просил обязать Межрайонный отдел государственного технического осмотра и регистрации автомототранспортных средств ГИБДД УВД Омской области зарегистрировать принадлежащий ему автомобиль "Мерседес-Бенц" Е 280, 1994 года выпуска, с имеющимися на нем номерными агрегатами и с выдачей всех необходимых документов.

Решением суда первой инстанции на органы ГИБДД возложена обязанность зарегистрировать автомобиль с вторичной идентификационной маркировкой.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, в удовлетворении заявленных требований отказала.

Удовлетворяя требования заявителя, суд указал, что не может принять во внимание доводы представителя ответчика о том, что регистрация автомашины с измененными номерными агрегатами противоречит законодательству Российской Федерации, сославшись на Конвенцию о дорожном движении (Вена, 8 ноября 1968 года) и Правила регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним ГИБДД МВД РФ, утвержденные Приказом МВД России от 27.01.2003 N 59. Кроме того, указал, что в возбуждении уголовного дела по факту выявления признаков изменения маркировки номерных агрегатов автомашины "Мерседес-Бенц" Е 280 1994 года выпуска отказано в связи с истечением срока давности.

Данные выводы суда являются необоснованными, противоречащими требованиям закона и не соответствуют обстоятельствам дела.

Согласно ч. 2 ст. 1 ГК РФ гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Федеральный закон "О безопасности дорожного движения", определяя правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации, установил регистрацию транспортных средств.

В силу п. 3 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" допуск транспортных средств, предназначенных для участия в дорожном движении на территории Российской Федерации, за исключением транспортных средств, участвующих в международном движении или ввозимых на территорию Российской Федерации на срок не более шести месяцев, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации путем регистрации транспортных средств и выдачи соответствующих документов. Регистрация транспортных средств без документа, удостоверяющего его соответствие установленным требованиям безопасности дорожного движения, запрещается.

Из данной нормы следует, что отсутствие документа, удостоверяющего соответствие транспортного средства установленным требованиям безопасности дорожного движения, препятствует его регистрации. Таким документом является паспорт транспортного средства, подтверждающий техническую безопасность автомобиля, номерные обозначения узлов и агрегатов которого указаны в этом паспорте.

Представление на регистрацию автомобиля, имеющего иные номерные обозначения узлов и агрегатов, чем те, которые указаны в паспорте транспортного средства, по сути, означает отсутствие документа, удостоверяющего соответствие транспортного средства требованиям безопасности дорожного движения. Регистрация такого автомобиля прямо запрещена п. 3 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения".

Согласно п. 11 Основных положений по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностей должностных лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденных Постановлением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, запрещается эксплуатация транспортных средств, имеющих скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или регистрационные знаки.

Указом Президента Российской Федерации "О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения" от 15 июня 1998 года N 711 (в редакции Указа Президента Российской Федерации от 2 июля 2002 года N 679) утверждено Положение о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации.

В соответствии с подп. "з" п. 12 указанного Положения ГИБДД имеет право не допускать к участию в дорожном движении путем отказа в регистрации и выдаче соответствующих документов автомототранспортные средства и прицепы к ним, имеющие скрытые, поддельные, измененные номера узлов и агрегатов или государственные регистрационные знаки.

Из данных норм следует, что приобретение права на транспортное средство не порождает обязанность органов ГИБДД допустить данное средство к участию в дорожном движении и зарегистрировать его.

То обстоятельство, что лицо, приобретшее автомобиль с измененными маркировками номерных агрегатов, при заключении договора купли-продажи автомобиля не знало об этом, может быть основанием для отказа в возбуждении уголовного дела по ст. 326 УК РФ в отношении только этого лица, но не по факту данного деяния, содержащего признаки преступления. Такой отказ в возбуждении дела не является основанием для регистрации автомобиля с измененными маркировками номерных агрегатов, являющегося, по существу, предметом преступления.

Нормы ст. 302 ГК РФ о добросовестном приобретателе в данном случае не применимы, поскольку право на автомобиль никем не оспаривается. Названная статья регулирует отношения между собственником имущества и его приобретателем, органы ГИБДД участником данных правоотношений не являются.

Следовательно, обстоятельства, свидетельствующие о добросовестности приобретения имущества, в данном случае правового значения не имеют и не влияют на оценку оспариваемых действий (бездействия) должностных лиц органов ГИБДД.

Как видно из материалов дела, маркировочные номера кузова и двигателя автомобиля нанесены не заводским способом.

Таким образом, решение подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении требований Л.

 

1.3. НЕОСНОВАТЕЛЬНОЕ ОБОГАЩЕНИЕ

 

Согласно ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве

неосновательного обогащения заработная плата и приравненные

к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение

вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные

денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве

средств к существованию при отсутствии недобросовестности с

его стороны и счетной ошибки. При этом бремя доказывания

недобросовестности гражданина, получившего названные истцом

денежные суммы, должно лежать на стороне, требующей

возврата таких денежных сумм

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 24 мая 2006 г. N 33-1387

 

 

Военный комиссариат Омской области обратился в суд с иском к Б. о взыскании суммы переплаты пенсии по выслуге лет, ссылаясь на то, что ответчику была назначена пенсия за выслугу лет с 02.08.2002. Считает, что в период с 02.08.2002 по 31.10.2003 произведена переплата пенсии в сумме 54033 руб. 64 коп., поскольку решением Гарнизонного военного суда Б. восстановлен в списках личного состава части и ему было выплачено причитающееся денежное довольствие и дополнительные денежные выплаты.

Просил взыскать с Б. 54033 рубля 64 копейки.

Решением районного суда исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия Омского областного суда определение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В нарушение ст. ст. 12, 56 ГПК РФ суд не создал необходимых условий для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела, не определил все юридически значимые обстоятельства по делу.

Удовлетворяя исковые требования Военного комиссариата Омской области, суд пришел к выводу о том, что в период с 02.08.2002 по 31.10.2003 Б. получал пенсию без законных оснований. Полученные им суммы являются неосновательным обогащением, так как при обращении за получением пенсии ему было известно о том, что его увольнение со службы произведено с нарушением закона, и он вступившим в законную силу решением суда восстановлен в списках части.

С данным выводом суда согласиться нельзя.

Согласно ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

По смыслу ст. 1109 ГК РФ бремя доказывания недобросовестности гражданина, получившего названные истцом денежные суммы, должно лежать на стороне, требующей возврата таких денежных сумм. Гражданин должен презюмироваться в этих случаях добросовестным.

Из материалов дела следует, что приказом командира войсковой части от 07.05.2001 капитан-лейтенанту Б. был предоставлен отпуск с последующим увольнением и убытием для постановки на воинский учет в Ленинский РВК г. Новосибирска.

Решением гарнизонного военного суда от 22 ноября 2001 года приказ командира войсковой части от 07.05.2001 признан незаконным и недействующим с момента его издания. Б. восстановлен в списках личного состава воинской части, в том числе в занимаемой должности с 25 июля 2000 года до выплаты полного и окончательного финансового расчета, с обеспечением его на момент исключения из списков личного состава части всеми положенными видами довольствия.

Однако данное решение гарнизонного военного суда от 22.11.2001 исполнено не было, и после окончания отпуска Б. он приказом командира войсковой части от 29.07.2002 был исключен с 02.08.2002 из списков части и направлен для постановки на воинский учет в Советский РВК г. Омска.

В военном комиссариате Омской области капитан-лейтенанту Б. назначена пенсия за выслугу лет с 02.08.2002 в соответствии с Законом РФ от 12 февраля 1993 года N 4468-1 "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей".

Размер пенсии составлял 3610 руб. 01 коп. и перечислялся пенсионеру на счет в Сберегательном банке РФ.

На основании решения гарнизонного военного суда от 22.11.2001 приказом командира войсковой части от 21.08.2003 приказ от 07.05.2001 об исключении из списков части Б. отменен и последний восстановлен в списках войсковой части для восстановления нарушенных прав военнослужащего.

О том, что он восстановлен в списках войсковой части Б. был уведомлен 18.09.2003.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о том, что Б. получал пенсию без законных оснований, а полученные им суммы являются неосновательным обогащением, при этом имело место недобросовестное поведение ответчика, поскольку представитель Военного комиссариата Омской области не представил доказательств того, что именно со стороны ответчика имело место недобросовестное поведение.

Ст. 6 вышеупомянутого Закона РФ от 12 февраля 1993 года установила, что лицам, указанным в ст. 1 настоящего Закона, имеющим право на пенсионное обеспечение, пенсия назначается и выплачивается после их увольнения со службы.

По мнению судебной коллегии, не свидетельствует о недобросовестном поведении Б. ссылка суда на то, что ответчику было известно о том, что он решением суда восстановлен в списках войсковой части, поскольку Б. был уволен со службы и ему назначена пенсия в установленном законом порядке. Фактически решение суда от 22.11.2001 длительное время не исполнялось, исполнено было лишь 21.08.2003, до этого момента Б. значился уволенным из списков войсковой части.

Указанному суд не дал надлежащей оценки. Суд не установил, как была произведена выдача пенсии ответчику за октябрь 2003 года (выдана на руки, перечислена на счет в Сберегательном банке РФ); почему истец выдал ответчику пенсию, а не приостановил ее выплату после того, как военному комиссариату стало известно о восстановлении ответчика в списках войсковой части; какой существует порядок уведомления пенсионных отделов об изменении обстоятельств, влияющих на выплату пенсий.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Согласно ст. 56 ГПК РФ в обязанность суда входит определение круга доказательств, которые имеют значение для дела, а также распределение обязанности по их доказыванию между сторонами.

При этом суду следует иметь в виду, что по смыслу ст. 25 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 171-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (с изменениями от 25 июля, 31 декабря 2002 года, 29 ноября 2003 года, 29 июня, 22 августа 2004 года, 14 февраля 2005 года) незаконно выплаченная вследствие злоупотреблений со стороны получателя пенсия (например, в результате представления документов с заведомо неправильными сведениями, сокрытия заработка или другого дохода, непредставления сведений об изменениях в составе семьи) подлежит взысканию с него в доход государства. При отсутствии злоупотреблений получателя незаконно выплаченная пенсия обратному взысканию не подлежит.

 

1.4. ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА

 

В соответствии с требованиями ст. ст. 1100, 1101 ГК РФ

в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина

источником повышенной опасности компенсация морального

вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 21 февраля 2007 г. N 33-556

 

 

А., К., Е. обратились в суд с иском к М. и ОАО о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда. В обоснование иска указали, что 20.08.2005 несовершеннолетний сын М. - Ю., управляя автомобилем ВАЗ-21099, не уступил дорогу водителю К., управлявшей автомобилем "Мерседес-Бенц", допустил столкновение с данным автомобилем, принадлежащим С. на праве собственности, в результате чего автомобилю были причинены механические повреждения. В результате ДТП К., управлявшей автомобилем "Мерседес", был причинен вред здоровью, а также причинен моральный вред. Страховщиком гражданской ответственности М. по ОСАГО является ОАО. Просили взыскать с ОАО 160000 руб., а с М., - 62360 руб. 39 копеек в счет возмещения материального вреда.

Истец К. просила взыскать в ее пользу с М. 15000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Ответчик М. иск не признал и обратился в суд со встречным иском к С., К. и ООО о возмещении материального ущерба, указывая, что ДТП произошло по вине водителя К. В результате ДТП его автомобилю ВАЗ-21099 были причинены механические повреждения. Автомобиль ВАЗ-21099 выбыл из его обладания без его ведома. Просил взыскать в его пользу с ответчиков 49089 руб. в счет возмещения материального вреда, а также судебные расходы, компенсацию морального вреда 50000 рублей, поскольку в результате ДТП его несовершеннолетнему сыну Ю. были причинены телесные повреждения.

Решением суда первой инстанции исковые требования А., К., Е. в части взыскания материального вреда удовлетворены; во взыскании компенсации морального вреда К. отказано. В удовлетворении иска М. отказано.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда в части отказа компенсации морального вреда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отказывая К. в удовлетворении заявленных требований о взыскании компенсации морального вреда, суд первой инстанции сослался на непредставление ею доказательств причинения ей в результате ДТП физических страданий (телесных повреждений) и степени их тяжести.

В иске М. о взыскании аналогичных требований отказано в связи с их необоснованностью.

Вместе с тем, факт причинения в результате ДТП телесных повреждений К. и Ю. подтверждается медицинскими документами и справками, находящимися в административном материале.

Суд не учел, что в соответствии с требованиями ст. ст. 1100, 1101 ГК РФ в случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом по правилам ч. 2 ст. 1101 ГК РФ, в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что у М. не имелось оснований для предъявления заявленных им требований компенсации морального вреда, в силу ст. 1100 ГК РФ нельзя признать состоятельным.

Отказ в удовлетворении иска К. не соответствует требованиям закона (ч. 2 ст. 1101 ГК РФ).

В указанной части решение суда подлежит отмене с направлением в суд для нового рассмотрения.

 

 

 

 

 

2. ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС

 

2.1. ДОКАЗАТЕЛЬСТВА

 

В силу требований ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение экспертов

как один из видов доказательств не имеет для суда заранее

установленной силы и оценивается судом на основании всех

обстоятельств дела в их совокупности

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 17 мая 2006 г. N 33-1318

 

 

К. и А. обратились в суд с иском к И. о признании недействительным завещания. В обоснование иска ссылались на то, что умерший Э., от имени которого составлено завещание, приходился им отцом. Указанное завещание составлено в пользу его супруги И. В период оформления завещания отец не понимал значения своих действий, поэтому просили признать указанный документ недействительным.

Решением районного суда исковые требования удовлетворены.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

При оценке действительности составленного от имени Э. завещания в пользу И. суд исходил из заключения судебно-психиатрической комиссии экспертов, установившей, что в момент заключения оспариваемой односторонней сделки в виде составления завещания Э. из-за слабоумия не мог понимать значение и характер совершаемых им действий и руководить ими. С учетом этого суд пришел к выводу, что по своему психическому состоянию Э. не был способен понимать значение своих действий, не мог осознанно формировать свою волю, в связи с чем завещание является недействительным.

Вместе с тем в силу требований ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение экспертов как один из видов доказательств не имеет для суда заранее установленной силы и оценивается судом на основании всех обстоятельств дела в их совокупности.

Как следует из материалов дела, допрошенные в судебном заседании многочисленные свидетели, непосредственно знавшие и общавшиеся с умершим, опровергали факт наличия у него какого-либо психического заболевания, утверждая, что тот был нормальным человеком, отдающим отчет своим действиям.

Кроме того, этот факт подтвердил и участковый врач, который непосредственно занимался лечением Э.

Из пояснений нотариуса также следует, что она дважды приезжала по вызову к Э., он отвечал на вопросы адекватно, сомнений о его вменяемости у нее не возникало.

В соответствии со ст. 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а также включить в завещание иные распоряжения, предусмотренные правилами ГК РФ о наследовании, отменить или изменить совершенное завещание.

Никто не вправе лишить гражданина права распорядиться своим имуществом по своему усмотрению.

Присущие гражданскому праву начала разумности и справедливости говорят в пользу того, что приоритет должна иметь действительная воля субъекта гражданского права.

Из материалов дела усматривается, что последний год за умершим требовался постоянный посторонний уход, который осуществляла его жена И., с детьми он не общался и они за ним не ухаживали, что не исключает желание завещателя в случае своей смерти передать принадлежащее ему имущество ухаживающему за ним человеку.

На момент составления завещания Э. не был признан недееспособным в установленном законом порядке, следовательно, оспариваемое завещание является не ничтожной, а оспоримой сделкой.

В связи с этим при вынесении решения суд не мог руководствоваться одним лишь посмертным судебно-психиатрическим заключением, не принимая во внимание иные представленные доказательства, свидетельствующие об обратном.

Для констатации недействительности указанной сделки должны бесспорно быть доказаны: факт неспособности лица понимать значение своих действий или руководить ими и факт их совершения именно в этом состоянии. Постановленное на противоречивых доказательствах решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

 

2.2. СУДЕБНЫЕ РАСХОДЫ

 

Согласно ч. 1 ст. 101 ГПК РФ в случае, если истец не

поддерживает свои требования вследствие добровольного

удовлетворения их ответчиком после предъявления иска, все

понесенные истцом по делу судебные расходы, в том числе

расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца

взыскиваются с ответчика

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 4 апреля 2007 г. N 33-1044

 

 

Определением районного суда г. Омска был принят отказ ОАО от иска к Л., Я., П. о взыскании задолженности по кредитному договору.

В судебном заседании, состоявшемся 14.12.2006, судом рассматривался вопрос о возмещении судебных расходов в связи с отказом истца от иска. Представитель истца настаивал на возмещении понесенных ОАО судебных расходов до момента добровольного удовлетворения ответчиками его требований в размере 2198 руб.

Определением суда первой инстанции ОАО в возмещении судебных расходов отказано.

Судебная коллегия Омского областного суда определение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в тот же суд.

Согласно ч. 1 ст. 101 ГПК РФ при отказе истца от иска понесенные им судебные расходы ответчиком не возмещаются. Истец возмещает ответчику издержки, понесенные им в связи с ведением дела. В случае, если истец не поддерживает свои требования вследствие добровольного удовлетворения их ответчиком после предъявления иска, все понесенные истцом по делу судебные расходы, в том числе расходы на оплату услуг представителя, по просьбе истца взыскиваются с ответчика.

Отказывая истцу в удовлетворении его просьбы о взыскании с ответчиков понесенных истцом судебных расходов, суд сослался на то, что погашение ответчиком Л. задолженности перед ОАО по кредитному договору не было вызвано предъявлением иска.

Данный вывод суда постановлен на ошибочном толковании положений ч. 1 ст. 101 ГПК РФ и не соответствует обстоятельствам дела.

Определением районного суда от 13 ноября 2006 года прекращено производство по делу по иску ОАО к Л., Я., П. о взыскании задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество в связи с принятием судом отказа истца от иска.

Согласно данному определению и протоколу судебного заседания от 13.11.2006 отказ истца от иска был основан на факте добровольного удовлетворения их требований одним из солидарных должников.

Основанием для возмещения понесенных истцу расходов по ч. 1 ст. 101 ГПК РФ является добровольное удовлетворение требований истца ответчиком после предъявления иска.

ОАО предъявило иск о взыскании задолженности по кредитному договору 25.09.2006, сумма задолженности в добровольном порядке погашена ответчиком Л. 4 октября 2006 года, то есть после предъявления иска ОАО.

Добровольность удовлетворения требований истца ответчиком (в данном случае одним из соответчиков) не обязательно должна быть связана с фактом направления кредитором требований о досрочном возврате кредита и уплате процентов.

Мотив добровольного удовлетворения требований истца ответчиком по возбужденному гражданскому делу не имеет значения для применения порядка возмещения судебных расходов по ч. 1 ст. 101 ГПК РФ.

Правовое значение в этих целях имеет лишь мотив отказа истца от иска.

Названные обстоятельства судом первой инстанции не учтены, неправильное применение норм процессуального права повлекло неправильное разрешение процессуального вопроса о возмещении судебных расходов.

 

2.3. ОСТАВЛЕНИЕ ИСКА БЕЗ ДВИЖЕНИЯ

 

Оставление заявления об изменении исковых требований без

движения на стадии судебного разбирательства, которой

оставление заявления без движения не предусмотрено,

повлекло отмену определения суда

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 23 августа 2006 г. N 33-2426

 

 

К. обратилась в суд с иском к П. об истребовании имущества из чужого незаконного владения. В обоснование требований указала, что 18.08.2002 она выдала доверенность на имя ответчика на право управления и распоряжения принадлежащим ей автомобилем ВАЗ. 21.11.2002 доверенность ею была отменена, ответчик в тот же день был извещен об этом, однако возвратить автомобиль отказался. Просила обязать ответчика возвратить ей автомобиль, установленные на нем автомобильные аксессуары и личные вещи, а также неполученные доходы и моральный вред.

В ходе судебного разбирательства истица изменила основания иска и просила: признать недействительным соглашение по доверенности, удостоверенной нотариусом 18.08.2002; техническую операцию по прекращению права собственности по данной доверенности считать недействительной; уведомление об отмене ею доверенности от 21.11.2002 и сообщение об этом признать недействительным, поскольку не основано на законе. Кроме того, просила взыскать с ответчика причиненные ей убытки, судебные расходы, стоимость автомобильных аксессуаров и личных вещей, моральный вред.

Определением районного суда исковое заявление К. в части признания недействительным соглашения по доверенности, выданной ею нотариусом на право управления автомобилем ответчику, технической операции по прекращению указанной доверенности, уведомления об отмене К. доверенности от 21.11.2002 оставлено без движения. Истцу предложено исправить указанные недостатки.

Судебная коллегия Омского областного суда определение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Оставление заявления без движения предусмотрено гл. 12 и ст. 136 ГПК РФ. Данной главой предусмотрена стадия предъявления иска.

Из материалов дела следует, что судом принято к производству исковое заявление от К., проводятся судебные заседания. Данная стадия процесса предусмотрена главой 15 ГПК РФ "Судебное разбирательство", которой оставление заявления без движения не предусмотрено.

При таких обстоятельствах определение нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем оно подлежит отмене.

 

2.4. МИРОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ, ОТКАЗ ОТ ИСКА, ПРИЗНАНИЕ ИСКА

 

Утверждение мирового соглашения между сторонами при

отсутствии у представителя лица, от имени которого

заключалось мировое соглашение, полномочия на заключение

мирового соглашения в соответствии со ст. 54 ГПК РФ

повлекло за собой отмену принятых по делу судебных

постановлений

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 27 декабря 2006 г. N 33-4200/06

 

 

С., И. обратились в суд с иском к А. об установлении факта принятия наследства, определении долей в наследственном имуществе, оставшемся после смерти Т. и М.

В обоснование иска указано, что С. являлся сыном М., состоявшей в браке с Т. У М. и А. было трое совместных сыновей - истец И., отец ответчика, умерший 13.11.2005, и В., умерший 08.05.1999. Т. и М. при жизни построили дом в г. Омске. После смерти матери ее 1/2 доли должны были унаследовать И. и дети в равных долях. Однако никто из них в нотариальную контору не обращался, хотя истцы фактически наследство приняли. После смерти отца никто из наследников своих наследственных прав не оформлял, хотя истцы фактически наследство приняли. Просили признать истцов принявшими наследство, признав за С. право на наследство в виде 1/8 доли дома, за И. - на 5/16 долей, за умершим В. - на 5/16 долей.

Г. обратилась в суд с иском к А. о признании права собственности на долю в наследуемом имуществе, открывшемся после смерти ее отца В. В обоснование требований указала, что ее отец В., умерший 08.05.1999, приходился сыном Т. и при жизни фактически вступил в наследство после смерти отца. Просила признать за ней 1/4 доли в наследственном имуществе, оставшемся после смерти Т.

В судебном заседании представителем истца С. было предложено заключить мировое соглашение, по условиям которого за С. признается право на наследство в виде 1/10 доли в доме, открывшееся после смерти М.; за И., Г. и А. признается право на наследство, открывшееся после смерти Т. и М., в виде 3/10 долей за каждым. Одновременно С., И., Г. отказываются от своих исковых требований об установлении факта принятия наследства, определении долей в наследственном имуществе, признании права собственности на долю в наследуемом имуществе.

Определением суда первой инстанции мировое соглашение было утверждено.

Судебная коллегия Омского областного суда постановленное определение отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке является нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В судебном заседании, в котором было утверждено мировое соглашение, ответчик А. не участвовал, его интересы по доверенности представлял Б. Мировое соглашение от имени А. подписано его представителем Б.

Согласно ст. 54 ГПК РФ представитель вправе совершать от имени представляемого все процессуальные действия. Однако право представителя на подписание искового заявления, предъявление его в суд, передачу спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передачу полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного документа к взысканию, получение присужденного имущества или денег должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым лицом.

В нарушение приведенной нормы закона судом при утверждении мирового соглашения между сторонами спора не было учтено, что у представителя А. - Б. полномочия на заключение мирового соглашения согласно выданной ему доверенности отсутствовали.

В такой ситуации мировое соглашение не могло быть утверждено судом.

 

 

 

Неразъяснение судом истцу последствий отказа от иска,

предусмотренных ст. 221 ГПК РФ, повлекло за собой отмену

определения суда

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 22 ноября 2006 г. N 33-3543/06

 

 

Г. обратился в суд с иском к А., Р. о взыскании компенсации морального вреда. В обоснование требований указал, что в г. Омске произошло столкновение автомобиля ВАЗ-21061 под управлением Р. и автомобиля "Тойота-Королла" под управлением А. В момент столкновения истец находился в автомобиле "Тойота-Королла" в качестве пассажира. В результате ДТП ему были причинены телесные повреждения, квалифицирующиеся как причинившие тяжкий вред здоровью. Считает, что вред его здоровью причинен по вине обоих водителей. Просил взыскать с ответчиков в солидарном порядке компенсацию морального вреда в сумме 150000 руб.

Решением суда первой инстанции исковые требования Г. удовлетворены частично, с Р. в пользу Г. в счет компенсации морального вреда взысканы денежные средства в сумме 30000 рублей. Кроме того, судом вынесено определение о прекращении производства по делу в части требований Г. к А.

Судебная коллегия Омского областного суда определение отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии с абз. 1 и 4 ст. 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если истец отказался от иска и отказ принят судом.

Согласно ст. 221 ГПК РФ производство по делу прекращается определением суда, в котором указывается, что повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

Согласно п. 2 ст. 12 ГПК РФ суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения закона при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Учитывая изложенное, принимая отказ от иска, суд должен был выяснить, является ли отказ Г. от иска к А. безусловным отказом от права, не вызван ли он иными причинами, которые отказом от права не являются, разъяснив Г. последствия совершения им данных процессуальных действий.

Между тем, ни в заявлении Г., ни в протоколе судебного заседания не содержится сведений о том, какие именно последствия отказа от иска, предусмотренные ст. 221 ГПК РФ, разъяснялись истцу (его представителю).

Приведенные Г. в жалобе доводы свидетельствуют о том, что он от своего права на возмещение вреда от А. не отказывался, отказался от иска к ней в связи с трудностями ее извещения.

Содержание вынесенного судом определения не соответствует требованиям ст. 221 ГПК РФ, поскольку в нем не указано, что повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается.

Кроме того, с учетом положений п. 3 ст. 1079, ст. 1080 ГК РФ, ст. 43 ГПК РФ А. после прекращения производства по делу по иску Г. к ней должна была продолжить участие в деле в качестве третьего лица, поскольку ответчик Р. в случае удовлетворения требований Г. обладает правом предъявления к А. иска в регрессном порядке.

Постановленное в такой ситуации определение суда о прекращении производства по делу подлежит отмене как вынесенное с нарушением норм процессуального права.

 

2.5. ПОДСУДНОСТЬ

 

При объединении нескольких связанных между собой

требований, изменении предмета иска или предъявлении

встречного иска, если новые требования становятся

подсудными районному суду, а другие остаются подсудными

мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в

районном суде

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 4 октября 2006 г. N 33-2846

 

 

Г. обратилась в районный суд г. Омска с иском к Департаменту недвижимости Администрации г. Омска о признании факта отцовства, отмене признания отцовства, внесении изменения в запись акта гражданского состояния, признании права на наследство по п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ.

Определением районного суда исковое заявление Г. возвращено, разъяснено право на обращение за разрешением спора к мировому судье.

Судебная коллегия Омского областного суда определение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ судья возвращает исковое заявление в случае, если дело неподсудно данному суду.

Возвращая Г. исковое заявление, судья указал на подсудность предъявленного иска мировому судье согласно ст. 23 ГПК РФ.

Но с таким выводом нельзя согласиться, так как он не соответствует требованиям процессуального закона и основан на неверном толковании содержания искового заявления.

Из искового заявления Г. следует, что, кроме имущественных требований к ответчику, которые, действительно, согласно ч. 1 ст. 23 ГПК РФ подсудны мировому судье, истцом заявлены требования, не отнесенные процессуальным законом к компетенции мирового судьи, а подсудные согласно ст. 24 ГПК РФ районным судам, а именно: требования о признании факта отцовства, отмене признания отцовства, внесении изменения в запись акта гражданского состояния.

По общему правилу, изложенному в ч. 3 ст. 23 ГПК РФ при объединении нескольких связанных между собой требований, изменении предмета иска или предъявлении встречного иска, если новые требования становятся подсудными районному суду, а другие остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде.

Истец в своем исковом заявлении объединил требования, подсудные как мировому судье, так и районному суду, данное обстоятельство не было учтено судьей, что привело к неправильному применению норм процессуального права и вынесению незаконного определения, подлежащего отмене.

 

 

 

Заявление об установлении факта принятия наследства,

независимо от того, какое имущество входит в наследственную

массу (движимое или недвижимое, несколько объектов

недвижимости и т.п.), подлежит рассмотрению в суде по месту

жительства заявителя

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 29 ноября 2006 г. N 33-3731/06

 

 

Е-вы обратились в суд с заявлением об установлении факта принятия наследства. В обоснование заявления указали, что они являются наследниками умершего 22.10.2004 Х., который приходился им отцом. После его смерти осталось наследственное имущество в виде комнаты в г. Омске. Поскольку заявители фактически вступили во владение наследственным имуществом, просили установить факт принятия наследства, открывшегося после смерти Х.

Определением суда первой инстанции заявление возвращено истцам как поданное с нарушением правил подсудности.

Судебная коллегия Омского областного суда определение отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Возвращая исковое заявление Е-вых, суд исходил из того, что заявленные ими требования об установлении факта принятия наследства сводятся к установлению факта владения и пользования недвижимым имуществом, а потому подлежат рассмотрению судом по месту нахождения такого имущества по правилам ст. 266 ГПК РФ. При этом судом не было учтено следующее.

В соответствии с подп. 6, 9 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ суд рассматривает дела об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом (п. 6), факта принятия наследства и места открытия наследства (п. 9).

Согласно ст. 266 ГПК РФ заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подается в суд по месту жительства заявителя, за исключением заявления об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом, которое подается в суд по месту нахождения недвижимого имущества.

С учетом приведенных норм закона заявление об установлении факта принятия наследства, независимо от того, какое имущество входит в наследственную массу (движимое или недвижимое, несколько объектов недвижимости и т.п.), подлежит рассмотрению в суде по месту жительства заявителя.

То обстоятельство, что при рассмотрении заявления Е-вых о признании факта принятия наследства суду, по существу, необходимо будет установить факт владения входящим в наследственную массу недвижимым имуществом, не может изменить подсудность настоящего дела.

В случае, если в ходе рассмотрения дела по настоящему заявлению возникнет спор о праве на недвижимое имущество, суд, в соответствии с положениями ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, должен будет оставить это заявление без рассмотрения, разъяснив заявителям их право на обращение в суд в порядке искового производства с соблюдением правил исключительной подсудности, установленных ст. 30 ГПК РФ.

Поскольку, с учетом положений ст. ст. 1112, 1152 ГК РФ, установление судом факта принятия наследства влечет для Е-вых принятие всей наследственной массы, в состав которой может входить не только недвижимое имущество, но и другое имущество, имущественные права и обязанности, рассмотрение такого заявления по месту нахождения недвижимого имущества противоречило бы правилам подсудности, установленным ст. 266 ГПК РФ.

Правила, установленные главой 28 ГПК РФ для заявлений об установлении фактов, имеющих юридическое значение, носят специальный характер, а потому имеют приоритетное значение перед правилами подсудности, установленными главой 3 ГПК РФ.

 

 

 

Пунктом 2 ст. 33 ГПК РФ предусмотрен закрытый перечень

случаев, когда дело, принятое судом к своему производству,

может быть передано на рассмотрение другого суда. Согласно

п. 4 ст. 151 ГПК РФ судья вправе объединить в одно

производство дела, находящиеся в производстве данного суда.

Право суда передавать такие дела для объединения в другой

суд законом не предусмотрено

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 1 ноября 2006 г. N 33-3206/06

 

 

А. обратился в суд с иском к К., ОАО о возмещении морального вреда. В обоснование требований указал, что К., управляя автомобилем "Тойота-Королла", допустил наезд на принадлежащий ОАО и расположенный на проезжей части дороги колодец, крышка которого была сдвинута. В результате попадания колеса автомобиля К. в открытый колодец произошел занос автомобиля и его выезд на полосу встречного движения, где он столкнулся с автомобилем ГАЗ-31029 под управлением истца. В результате столкновения автомобилей, произошедшего по вине ответчиков, здоровью истца был причинен тяжкий вред. Просил взыскать с К., ОАО солидарно компенсацию морального вреда в размере 100000 руб.

Ответчиком К. и представителем ответчика ОАО в судебном заседании было заявлено ходатайство об объединении данного дела в одно производство с делом по иску К. к ОАО о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, находящимся на рассмотрении в Ленинском районном суде г. Омска. Считают, что совместное рассмотрение дел является целесообразным, поскольку в обоих случаях идет речь о возмещении ущерба, причиненного в одном ДТП.

Определением суда первой инстанции гражданское дело по иску А. к К., ОАО передано на рассмотрение в Ленинский районный суд для объединения в одно производство с гражданским делом по иску К. к ОАО.

Судебная коллегия Омского областного суда определение отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Удовлетворяя ходатайство ответчиков о передаче дела на рассмотрение Ленинского районного суда для объединения с делом по иску К. к ОАО, суд исходил из той позиции, что это будет способствовать более быстрому и правильному рассмотрению спора, поскольку он возник между одними и теми же лицами, предметом спора являются требования о возмещении ущерба, причиненного в одном и том же дорожно-транспортном происшествии.

При этом суд не учел следующего.

П. 2 ст. 33 ГПК РФ предусмотрен закрытый перечень случаев, когда дело, принятое судом к своему производству, может быть передано на рассмотрение другого суда:

- ответчик, место жительства или место нахождения которого не было известно ранее, заявит ходатайство о передаче дела в суд по месту его жительства или месту его нахождения;

- обе стороны заявили ходатайство о рассмотрении дела по месту нахождения большинства доказательств;

- при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности;

- после отвода одного или нескольких судей либо по другим причинам замена судей или рассмотрение дела в данном суде становятся невозможными. Передача дела в этом случае осуществляется вышестоящим судом.

Иных оснований для передачи судом принятого к своему производству дела на рассмотрение другого суда законом не предусмотрено.

При таких обстоятельствах выводы суда о возможности передачи спора на разрешение Ленинского районного суда г. Омска для объединения с другим делом основаны на неправильном применении норм процессуально права.

Из положений п. 4 ст. 151 ГПК РФ вытекает, что судья вправе объединить в одно производство дела, находящиеся в производстве данного суда. Право суда передавать такие дела для объединения в другой суд законом не предусмотрено.

Применительно к положениям подп. 3 п. 2 ст. 33 ГПК, п. 2 ст. 31 ГПК РФ, предусматривающими возможность передачи на рассмотрение в другой суд встречного иска, данное дело также не может быть передано на рассмотрение в Ленинский районный суд. Иск, поданный А. к К. и ОАО, встречным по отношению к иску К. к ОАО не является.

В этой связи определение суда о передаче дела на рассмотрение в Ленинский районный суд г. Омска нельзя признать законным.

 

 

 

В соответствии с ч. 1 ст. 33 ГПК РФ дело, принятое судом к

своему производству с соблюдением правил подсудности,

должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем

оно станет подсудным другому суду

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 28 марта 2007 г. N 33-944

 

 

П. и Б. обратились в Кировский районный суд с исковым заявлением к МУЗ "ДГКБ N 3" и МУЗ ГК "БСМП N 1" о взыскании материального и морального вреда, связанного со смертью несовершеннолетнего ребенка. Впоследствии производство по делу по иску к МУЗ ГК "БСМП N 1" прекращено в связи с отказом истцов от иска к данному учреждению.

Определением суда первой инстанции дело передано на рассмотрение Центрального районного суда г. Омска.

Судебная коллегия Омского областного суда определение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Как следует из материалов дела, иск П. и Б. принят Кировским районным судом г. Омска к своему производству в связи с предъявлением истцами иска к МУЗ ГК "БСМП N 1", находящемуся в Кировском административном округе г. Омска. Таким образом, дело по изначально заявленным исковым требованиям истцов было подсудно Кировскому районному суду. Впоследствии от иска к МУЗ ГК "БСМП N 1" истцы отказались.

В соответствии с ч. 1 ст. 33 ГПК РФ дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду.

Поскольку суд неправомерно применил п. 3 ч. 2 ст. 33 ГПК РФ и необоснованно передал дело для рассмотрения в Центральный районный суд г. Омска, определение суда является незаконным и подлежит отмене.

 

 

 

Дела по искам отдельно проживающего родителя об определении

порядка общения с ребенком, об определении места жительства

ребенка, о передаче ребенка на воспитание, о порядке

осуществления родительских прав, об устранении препятствий

в общении с ребенком подлежат рассмотрению в районном суде,

поскольку они затрагивают права и интересы детей

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 28 марта 2007 г. N 33-962

 

 

Б. обратился в районный суд с исковым заявлением к П. об определении порядка общения с дочерью Марией, 1999 года рождения.

Определением суда первой инстанции исковое заявление возвращено, истцу разъяснено право на обращение с данным иском к мировому судье.

Судебная коллегия Омского областного суда определение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в тот же суд.

Возвращая исковое заявление, суд указал на неподсудность названного спора суду общей юрисдикции.

Между тем суд не учел следующее.

В соответствии с п. п. 2, 4 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции:

дела о расторжении брака, если между супругами отсутствует спор о детях; иные возникающие из семейно-правовых отношений дела, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка.

Как видно из редакции этой нормы, требования, вытекающие из осуществления личных неимущественных прав (родительских прав) и затрагивающие права и интересы ребенка, неподсудны мировому судье.

Согласно ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных ст. ст. 23, 25, 26 и 27 ГПК РФ, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

Следовательно, дела по искам отдельно проживающего родителя об определении порядка общения с ребенком, об определении места жительства ребенка, о передаче ребенка на воспитание, о порядке осуществления родительских прав, об устранении препятствий в общении с ребенком подлежат рассмотрению в районном суде, поскольку они затрагивают права и интересы детей.

В связи с этим вывод суда о неподсудности спора об определении порядка общения с ребенком суду общей юрисдикции является ошибочным.

Допущенные судом нарушения норм ГПК РФ существенны и являются применительно к ст. ст. 23, 24 ГПК РФ основаниями для отмены постановленного определения суда.

 

 

 

 

 

3. ЖИЛИЩНОЕ ПРАВО

 

Права лица, которое дало согласие на приватизацию жилого

помещения, но само в приватизации не участвовало, должны

быть учтены при переходе права собственности на жилое

помещение другому лицу, поскольку иное толкование нарушало

бы положения ст. 40 Конституции Российской Федерации, в

соответствии с которой каждый имеет право на жилище и никто

не может быть произвольно лишен своего жилища. Ч. 1

ст. 558 ГК РФ установлено, что перечень лиц, сохраняющих в

соответствии с законом право пользования жилым помещением

после его приобретения покупателем, с указанием их прав

на пользование продаваемым жилым помещением является

существенным условием договора продажи жилого дома,

квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых эти

лица проживают

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 6 декабря 2006 г. N 33-3841/06

 

 

Я. обратилась в суд с иском к Ф. о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета. В обоснование требований указала, что является собственником 2-комнатной квартиры в г. Омске, которую 20.04.2006 приобрела по договору купли-продажи у С. В настоящее время в квартире зарегистрирован бывший муж С. - Ф., который добровольно сняться с регистрационного учета отказывается. Брак между С. и Ф. расторгнут 28.07.2003. С этого момента ответчик в спорной квартире не проживает и не оплачивает коммунальные услуги. Считает, что Ф. утратил право пользования квартирой на основании п. 4 ст. 31 ЖК РФ. Родственником либо членом семьи Я. ответчик не является. При продаже квартиры С. обещала ей, что Ф. претендовать на квартиру не будет, сам снимется с регистрационного учета. Считает, что наличие регистрации Ф. в принадлежащей ей квартире нарушает ее права собственника. Просила признать Ф. утратившим право пользования спорной квартирой, обязать УФМС УВД г. Омска снять его с регистрационного учета.

Ответчик Ф. иск не признал, обратился в суд со встречным иском к С. и Я. о признании недействительными сделки приватизации и сделки купли-продажи квартиры, применении последствий недействительности сделок, признании недействительной регистрации права собственности, признании за ним права собственности на 1/2 доли квартиры в г. Омске. В обоснование требований указал, что с 18.04.1976 по 28.07.2003 состоял в браке с С. В 1988 году по месту работы по ордеру он получил спорную квартиру. В 1994 году квартира была приватизирована в собственность его жены С. Однако Ф. считал, что, поскольку квартира поступила в ее собственность в период брака, на квартиру распространяется законный режим имущества супругов и она является их совместной собственностью. Просил признать недействительной сделку по приватизации квартиры как совершенную в результате его обмана и введения в заблуждение, признать недействительными регистрацию права собственности С. на квартиру, договор купли-продажи квартиры от 20.04.2006, заключенный ею с Я., государственную регистрацию права собственности Я., признать квартиру совместной собственностью его и С. и произвести раздел данного имущества, признав за каждым из них право собственности на 1/2 доли квартиры.

Решением суда первой инстанции исковые требования Я. удовлетворены.

Судебная коллегия Омского областного суда решение отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Удовлетворяя исковые требования Я. о признании Ф. утратившим право пользования квартирой, суд исходил из того, что Ф. утратил его с момента продажи квартиры С. по договору купли-продажи Я.

Между тем судом не было учтено следующее.

П. 4 ст. 31 Жилищного кодекса РФ предусмотрено, что в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Из ч. 2 ст. 292 ГК РФ следует, что переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

Ст. 19 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" предусматривает, что действие положений ч. 4 ст. 31 Жилищного кодекса РФ не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

В соответствии со ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане, занимающие жилые помещения в государственном или муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти жилые помещения в собственность.

Согласие лица, которое совместно проживает с собственником жилого помещения, является обязательным условием для приватизации; при этом следует учитывать, что, дав согласие на приватизацию жилого помещения, лицо исходило из того, что право пользования данным жилым помещением для него будет носить бессрочный характер, следовательно, его права должны быть учтены при переходе права собственности на жилое помещение другому лицу, поскольку иное толкование нарушало бы положения ст. 40 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждый имеет право на жилище и никто не может быть произвольно лишен своего жилища.

Из материалов дела усматривается, что Ф. до приватизации квартиры имел права по пользованию ею, равные с С., приобретшей данное жилое помещение в собственность. При приватизации квартиры Ф. отказался от реализации своего права на приватизацию квартиры в пользу С., которая впоследствии продала квартиру Я.

В такой ситуации выводы суда о том, что Ф. утратил право пользования спорным жилым помещением в связи с его продажей, являются неверными, т.к. сделаны в результате неправильного толкования ст. 19 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации".

Ч. 1 ст. 558 ГК РФ установлено, что перечень лиц, сохраняющих в соответствии с законом право пользования жилым помещением после его приобретения покупателем, с указанием их прав на пользование продаваемым жилым помещением является существенным условием договора продажи жилого дома, квартиры, части жилого дома или квартиры, в которых эти лица проживают.

Из данной нормы следует, что при отчуждении жилого помещения в договоре должно быть указано право лица, которое в нем проживает, на пользование данным жилым помещением, в ином случае договор не может быть заключен, поскольку не достигнуто соглашение по всем существенным условиям.

 

 

 

В случаях нарушения жильцами дома санитарно-гигиенических,

экологических и иных требований законодательства, умаляющих

права, свободы и законные интересы соседей, управляющая

организация вправе в установленном законом порядке

обратиться в суд за защитой нарушенных прав жильцов

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 7 марта 2007 г. N 33-720

 

 

В районный суд г. Омска поступило исковое заявление ООО "Управляющая компания" к А. о восстановлении трубы канализационного стояка в первоначальное положение со ссылкой на то, что ответчики самовольно произвели демонтаж вытяжки канализационного стояка на крышу, чем нарушили инженерные коммуникации жилого дома.

Определением суда первой инстанции в принятии искового заявления отказано.

Судебная коллегия Омского областного суда определение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отказывая ООО "Управляющая компания" в принятии искового заявления, суд сослался на ст. 28 Жилищного кодекса РФ, из смысла которой вытекает, что правом на обращение в суд с подобным исковым заявлением обладает орган, осуществляющий согласование на переустройство жилого помещения, то есть орган местного самоуправления. В связи с чем, по мнению суда, у истца отсутствует право на предъявление иска.

Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда исходя из следующего.

В соответствии со ст. 35 Конституции Российской Федерации каждый вправе иметь имущество в собственности, то есть обладать правом владения, пользования и распоряжения данным имуществом, а также нести бремя ответственности по его содержанию. Жилище является одним из главных видов собственности. В соответствии со ст. 288 ГК РФ собственник жилого помещения (квартиры, комнаты) осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. В этом случае государство обеспечивает защиту жилища, способствует созданию условий для пользования им.

Собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

Все граждане, проживающие в таких квартирах, имеют равные права и обязанности по пользованию указанными помещениями и оборудованием, установленным в них.

Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности, также осуществляется по соглашению всех его участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом (п. 1 ст. 247 ГК РФ).

Пользование жилым помещением должно осуществляться с учетом соблюдения прав и законных интересов проживающих в этом помещении граждан, соседей, требований пожарной безопасности, санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, а также в соответствии с правилами пользования жилыми помещениями. Такие правила утверждены Постановлением Правительства РФ N 25 от 21 января 2006 года "Об утверждении Правил пользования жилыми помещениями". Данными Правилами установлены определенные обязанности для пользователей жилых помещений.

Таким образом, пользователи жилых помещений могут осуществлять свои права владения и пользования лишь в соответствии с пределами пользования жилым помещением, установленными в ЖК РФ. Так, согласно ч. 4 ст. 17 ЖК РФ жилым помещением можно пользоваться лишь с соблюдением требований санитарного, противопожарного и тому подобного законодательства.

Следовательно, пользователи в случае нарушения их прав также вправе в установленном законом порядке обратиться в суд за защитой нарушенных прав.

Защита нарушенных жилищных прав осуществляется судом путем восстановления положения, существовавшего до нарушения жилищного права, и пресечения действий, нарушающих это право или создающих угрозу его нарушения (ч. 3 ст. 11 ЖК РФ).

Согласно ч. 2 ст. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права, в том числе распоряжаются ими. Граждане свободны в установлении и реализации своих жилищных прав в силу договора и (или) иных предусмотренных жилищным законодательством оснований.

В соответствии со ст. 161 ЖК РФ собственники помещений в многоквартирном доме, органы управления товарищества собственников жилья либо органы управления жилищного кооператива или органы управления иного специализированного потребительского кооператива вправе заключить договор управления многоквартирным домом с управляющей организацией, которая по их заданию в течение согласованного срока оказывает услуги и выполняет работы по надлежащему содержанию и ремонту общего имущества в таком доме, предоставляет коммунальные услуги собственникам помещений в таком доме и пользующимся помещениями в этом доме лицам, а также осуществляет иную направленную на достижение целей управления многоквартирным домом деятельность.

Управление многоквартирным домом должно обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан, надлежащее содержание общего имущества в многоквартирном доме, решение вопросов пользования указанным имуществом, а также предоставление коммунальных услуг гражданам, проживающим в таком доме.

Более того, в соответствии с постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 года N 491 "Об утверждении Правил содержания общего имущества в многоквартирном доме и Правил изменения размера платы за содержание и ремонт жилого помещения в случае оказания услуг и выполнения работ по управлению, содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме ненадлежащего качества и (или) с перерывами, превышающими установленную продолжительность" управляющие организации и лица, оказывающие услуги и выполняющие работы при непосредственном управлении многоквартирным домом, отвечают перед собственниками помещений за нарушение своих обязательств и несут ответственность за надлежащее содержание общего имущества в соответствии с законодательством Российской Федерации и договором. При этом в состав общего имущества включаются крыши, а также механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в многоквартирном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного жилого и (или) нежилого помещения (квартиры).

Как следует из материалов дела собственниками многоквартирного дома заключен договор управления с ООО "Управляющая компания", которому поручено обеспечивать благоприятные и безопасные условия проживания граждан в данном доме, в связи с чем в случаях нарушения жильцами дома санитарно-гигиенических, экологических и иных требований законодательства, умаляющих права, свободы и законные интересы соседей, управляющая организация вправе в установленном законом порядке обратиться в суд за защитой их нарушенных прав.

Исходя из изложенного, у суда не имелось оснований для отказа в принятии вышеуказанного искового заявления, которое должно быть рассмотрено судом по правилам как действующего ЖК РФ, так и иных норм материального права.

 

 

 

В соответствии с ч. 2 ст. 91 ЖК РФ без предоставления

другого жилого помещения могут быть выселены граждане,

лишенные родительских прав, если их совместное проживание с

детьми, в отношении которых они лишены родительских прав,

признано судом невозможным. При этом совместное проживание

может быть признано судом невозможным и в том случае, когда

гражданин лишен родительских прав по мотиву уклонения от

содержания ребенка, а в последующем совершает какие-либо

иные действия, отрицательно влияющие на воспитание ребенка

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 21 февраля 2007 г. N 33-557

 

 

А. обратилась с иском к В., указывая, что проживает в квартире в г. Омске. В квартире проживает также ее несовершеннолетняя дочь. Ответчик также имеет право пользования жилым помещением. Брак между ней и ответчиком расторгнут в 1997 году. Решением суда от 7 июля 2001 года ответчик лишен родительских прав в отношении дочери. Ответчик в квартире не проживает, но имеет постоянный доступ. Приходит в любое время, устраивает скандалы, наносит ей телесные повреждения. Дважды в 2000 году и в 2002 году причинял ей телесные повреждения, что подтверждено приговорами суда. В 2005 году она обращалась с иском о выселении за невозможностью совместного проживания. В иске ей отказали, но решением суда ответчик был предупрежден о возможности выселения в случае повторения противоправных действий. В марте 2006 года ответчик вновь причинил телесные повреждения ей и несовершеннолетней дочери, за что вновь осужден приговором суда. Совместное проживание с ним невозможно. Просила выселить ответчика без предоставления другого жилого помещения.

Ответчик обратился с встречным иском об определении порядка пользования квартирой. Просил выделить ему комнату 13,8 кв.м, истице с дочерью комнату 18,9 кв.м.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований А. отказано.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии с ч. 2 ст. 91 ЖК РФ без предоставления другого жилого помещения могут быть выселены граждане, лишенные родительских прав, если их совместное проживание с детьми, в отношении которых они лишены родительских прав, признано судом невозможным.

Из материалов дела следует, что в квартире имеют право на проживание истица, ее несовершеннолетняя дочь и ответчик. В отношении дочери ответчик лишен родительских прав в связи с невыполнением обязанности по содержанию ребенка, уклонением от уплаты алиментов.

Отказывая в удовлетворении иска, суд указал, что основания, по которым ответчик лишен родительских прав, и основания данного иска различны, т.е. ответчик совершает действия, за которые родительских прав лишен не был. Кроме того, имеет место конфликт между родителями ребенка по поводу пользования квартирой, который приводит к совершению ответчиком противоправных действий.

Данные обстоятельства не могут иметь решающего значения для правильного разрешения спора.

Устанавливая возможность выселения из жилых помещений граждан, лишенных родительских прав, в случае признания невозможным их совместного проживания с ребенком, закон исходит, прежде всего, из интересов ребенка, ограждая его от вредного влияния лица, лишенного родительских прав.

Возможность выселения гражданина, лишенного родительских прав, зависит от выводов суда о невозможности их совместного проживания. При этом совместное проживание может быть признано судом невозможным и в том случае, когда гражданин лишен родительских прав по мотиву уклонения от содержания ребенка, а в последующем совершает какие-либо иные действия, отрицательно влияющие на воспитание ребенка.

Из материалов дела следует, что ответчик, лишенный родительских прав в отношении дочери, в квартире не проживает, но имеет постоянный доступ. Устраивает скандалы, наносит телесные повреждения истице и дочери. Дважды, в 2000-м и в 2002 году, причинял телесные повреждения истице, что подтверждено приговорами суда.

Закон не требует предупреждения ответчика о возможности выселения по основанию ч. 2 ст. 91 ЖК РФ. Однако в 2005 году решением суда ответчик был предупрежден о возможности выселения в случае повторения противоправных действий. Но и после этого в марте 2006 года ответчик вновь причинил телесные повреждения истице и несовершеннолетней дочери, за что вновь осужден приговором суда.

Независимо от мотивов противоправных действий ответчика суду следовало обсудить возможность его совместного проживания с ребенком, в отношении которого он лишен родительских прав и в 2006 году совершил умышленное преступление. Даже без учета совершения преступления в отношении несовершеннолетней, в отношении которой ответчик лишен родительских прав, у суда имелись основания для признания совместного проживания невозможным исходя из постоянного совершения ответчиком преступлений, в том числе и в присутствии несовершеннолетней, в отношении которой он лишен родительских прав.

 

 

 

 

 

4. ТРУДОВОЕ ПРАВО

 

Невыяснение судом соблюдения работодателем при увольнении в

связи с сокращением численности или штата требований

ст. 180 ТК РФ в части предложения увольняющемуся работнику

всех имевшихся на предприятии вакантных должностей, как

соответствующих квалификации работника, так и нижестоящих,

работу в которых он мог бы выполнять с учетом его

образования, квалификации, опыта работы и состояния

здоровья, повлекло отмену решения суда

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 11 октября 2006 г. N 33-2955/06

 

 

И. обратилась в суд с иском к ОАО о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В обоснование иска указала, что работала в ОАО в должности заместителя главного бухгалтера. Приказом от 18.04.2006 она была уволена с 17.04.2006 по п. 2 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением штатов. Считает свое увольнение незаконным, поскольку работодателем был нарушен порядок увольнения. Так, ответчиком ей не было надлежащим образом вручено уведомление о сокращении ее должности, не были предложены все вакантные должности, которые имелись на предприятии в период ее увольнения. Просила восстановить ее на работе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда в сумме 30000 руб., расходы по оформлению доверенности представителя в сумме 300 руб.

Решением суда первой инстанции исковые требования И. оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия Омского областного суда решение отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя.

Согласно ч. 3 ст. 81 ТК РФ (в редакции, действовавшей на момент увольнения И.) увольнение по основанию, предусмотренному п. 2 или 3 ч. 1 настоящей статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую работу.

Аналогичные положения закреплены в ч. 1 ст. 180 ТК РФ, согласно которой при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с ч. 3 ст. 81 настоящего Кодекса.

Согласно п. 29 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу. Исходя из конституционного принципа о равенстве всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ), а также учитывая положения ч. 1 ст. 180 и ч. 3 ст. 73 Кодекса, работодатель в указанном случае обязан предложить работнику работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы - иную имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

П. 23 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" предусмотрено, что при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Отказывая в удовлетворении требований И. о восстановлении на работе, суд исходил из того, что работодателем процедура ее увольнения была проведена с соблюдением установленного законом порядка.

Данный вывод суда первой инстанции являлся преждевременным, сделан без надлежащего выяснения обстоятельств, имеющих юридическое значение.

В обоснование своих требований И. ссылалась на то обстоятельство, что работодателем ей не были предложены для трудоустройства все имевшиеся на предприятии в период ее увольнения вакансии, в частности, должность начальника сводного балансового отдела, должность ведущего бухгалтера автоматизированного учета по работе с персоналом, должность бухгалтера-ревизора, а также иные вакансии, о которых она не может знать.

В связи с указанными доводами суду, применительно к положениям ст. 12, 56 ГПК РФ, следовало предложить ответчику, на которого законом возложена обязанность доказать законность увольнения работника, представить доказательства того, что при проведении мероприятий по сокращению штата работников И. предлагались все имевшиеся на предприятии вакантные должности, как соответствующие ее квалификации, так и нижестоящие, работу в которых она могла бы выполнять с учетом ее образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

В целях проверки указанных обстоятельств суду необходимо было исследовать штатные расписания ОАО, действовавшие до и после проведения мероприятий по сокращению штатной численности (не только отдела бухгалтерского учета и отдела автоматизированного учета, как это было сделано судом, а всего предприятия), книгу приказов о приеме (увольнении) работников за спорный период, другие доказательства.

 

 

 

При отсутствии сведений об ознакомлении работника с

приказом об увольнении вывод суда о пропуске истцом срока

для обращения в суд был признан необоснованным

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 6 декабря 2006 г. N 33-3835

 

 

Ш. обратился в суд с иском к Государственному предприятию о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе в должности сварщика-кузнеца, взыскании с ответчика средней заработной платы за время вынужденного прогула.

В обоснование иска указал, что с 19.03.2005 по 25.04.2005 находился на лечении, получив на руки больничный лист, вышел на работу, но его сотрудники ему сообщили, что он уволен. С приказом об увольнении не знакомили, трудовую книжку не выдали.

Районным судом в удовлетворении исковых требований Ш. отказано в связи с пропуском срока для обращения в суд.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии со ст. 392 Трудового кодекса РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

При пропуске по уважительным причинам сроков, установленных частями первой и второй настоящей статьи, они могут быть восстановлены судом.

П. 3 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 17.03.2004 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ" предусмотрено, что заявление работника о восстановлении на работе подается в районный суд в месячный срок со дня вручения ему копии приказа об увольнении или со дня выдачи трудовой книжки либо со дня, когда работник отказался от получения приказа об увольнении или трудовой книжки, а о разрешении иного индивидуального трудового спора - мировому судье в трехмесячный срок со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права (ч. 1 ст. 392 ТК РФ, п. 6 ч. 1 ст. 23, ст. 24 ГПК РФ).

Как следует из материалов дела, Ш. уволен со ставки кузнеца Государственного предприятия по пп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ, т.е. за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей: прогул.

Подпись работника об ознакомлении с приказом отсутствует.

Сведений о вручении трудовой книжки Ш. до подачи иска в суд не имеется.

Мотивируя решение об отказе истцу в удовлетворении иска о восстановлении на работе за пропуском срока для обращения за защитой нарушенного права, суд указал, что данный срок исчисляется с 29.04.2005, т.е. с момента отказа Ш. ознакомиться с приказом об увольнении, что подтверждается актом комиссии от 29.04.2005.

Между тем истец оспаривал представленный работодателем акт и указывал, что от ознакомления с приказом он не отказывался, акт не соответствует действительности, исполнен задним числом.

Учитывая, что после составления акта от 29.04.2005 истца вновь приглашали письмом от 12.05.2005 на предприятие для ознакомления с приказом, доводы истца подлежали дополнительному исследованию.

Более того, в ходе судебного разбирательства истец пояснил, что на письменные приглашения работодателя он являлся, однако с приказом его не знакомили, трудовую книжку не выдавали, работник отдела кадров М. поясняла, что приказ об увольнении не изготовлен, решают вопрос о дате увольнения.

При разрешении споров, связанных с восстановлением на работе, обязанность по доказыванию законности увольнения, в т.ч. соблюдения порядка ознакомления с приказом об увольнении и выдачи трудовой книжки, возлагается на работодателя.

Между тем доказательств, опровергающих названные выше доводы истца, ответчиком представлено не было.

В связи с чем суду применительно к ст. ст. 12, 56 ГПК РФ следовало предложить ответчику представить дополнительные доказательства, подтверждающие доводы работодателя о своевременном ознакомлении работника с изданным приказом и соответствии даты, указанной в приказе, его фактическому изданию. При этом судом могли быть опрошены в качестве свидетелей члены комиссии, подписавшие оспариваемый акт, а также исследована книга приказов по кадрам.

Однако судом указанные процессуальные действия произведены не были.

В связи с чем, вывод суда о доказанности факта отказа истца 29.04.2005 от ознакомления с приказом об увольнении является предположительным, т.к. не основан на достаточных, убедительных и бесспорных доказательствах.

Сам по себе факт направления 12.05.2005 письма в адрес работника с уведомлением о наличии приказа об увольнении при отсутствии доказательств фактического ознакомления с приказом не может применительно к ст. 392 ТК РФ являться достаточным для отказа истцу в удовлетворении иска о восстановлении на работе.

При таких обстоятельствах решение суда не может быть признано законным и обоснованным.

 

 

 

 

 

5. СЕМЕЙНОЕ ПРАВО

 

Если имущество приобретено хотя и во время брака, но на

личные средства супруга в период фактического прекращения

семейных отношений и ведения общего хозяйства, то в силу

п. 4 ст. 38 СК РФ оно не должно включаться в общее

имущество супругов, т.к. не было нажито ими в период брака

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 15 ноября 2006 г. N 33-3284

 

 

С. обратилась с иском к Н. о разделе совместно нажитого имущества, указывая, что состояла в браке с ответчиком с 11.12.1993. Брак расторгнут 11.02.2003. Фактически брачные отношения с ответчиком были прекращены в июле-августе 2002 года. При вступлении в брак у ответчика было начато строительство "нулевого цикла" коттеджа. Сумма долга по кредитам, полученным ответчиком до брака, составляла 201000 рублей, которую они погасили совместно. На строительство коттеджа Н. затратил 57000 рублей, а оставшуюся часть денежных средств истратил на собственные нужды. В период совместного проживания ими был достроен коттедж без внутренней отделки, обустроен земельный участок. Просила признать за ней право собственности на 1/2 доли незавершенного строительством коттеджа и земельного участка.

Решением суда первой инстанции исковые требования С. удовлетворены частично. За С. признано право собственности на 35/100 доли незавершенного строительством жилого дома, за Н. - право собственности на 65/100 доли незавершенного строительством жилого дома.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. 1 и 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст. 213 ГК может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст. ст. 38, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ.

В соответствии со ст. 254 ГК РФ раздел общего имущества между участниками совместной собственности, а также выдел доли одного из них могут быть осуществлены после предварительного определения доли каждого из участников в праве на общее имущество.

Если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, суд в соответствии с п. 4 ст. 38 СК РФ может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства.

Таким образом, если имущество приобретено хотя и во время брака, но на личные средства супруга в период фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства, оно не должно включаться в общее имущество супругов, т.к. не было нажито ими в период брака.

Судом установлено, что С. и Н. состояли в зарегистрированном браке с 11.12.1993 по 09.04.2003.

Вместе с тем, по утверждению Н., они фактически с апреля 1997 года совместно не проживали, общего хозяйства не вели, дом он возвел на свои личные денежные средства и деньги отца, С. никакого участия в его строительстве не принимала.

С. возражала против указанного, в свою очередь утверждая, что семья распалась только в 2002 году, когда был выстроен коттедж.

Установление данных обстоятельств является необходимым для правильного разрешения спора, однако приведенные обстоятельства в судебном заседании не исследовались, что является существенным нарушением норм процессуального права по настоящему делу. Существенное нарушение норм процессуального права повлекло за собой существенное нарушение норм материального права (ст. ст. 252, 254, 256 ГК РФ).

 

 

 

Договор займа, заключенный между супругами в период брака,

признан ничтожным, как не соответствующий требованиям

ст. ст. 33 - 36 СК РФ, предусматривающих равное право

супругов на владение, пользование и распоряжение совместной

собственностью, в чем бы она не заключалась, в том числе

и на заработную плату одного из супругов

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 13 сентября 2006 г. N 33-2603

 

 

П. обратился в суд с иском к бывшей супруге А. о взыскании долга по договору займа от 5 июня 2001 года. В обоснование иска указал, что по расписке передал ответчице сумму 76200 руб. на условиях возврата до 30.05.2002. Для предоставления займа истцу пришлось самому занять денежную сумму у Б. Неисполнение А. обязательства привело к тому, что истец смог возвратить Б. сумму займа с начисленной неустойкой - 150000 руб. лишь 30.06.2003. Просил взыскать с А. 150000 руб., а также проценты по ст. 395 ГК РФ, начисленные на сумму 150000 руб. за период с 30.07.2003 по 30.01.2006 в размере 540000 руб., понесенные расходы по уплате госпошлины в размере 200 руб.

Решением районного суда исковые требования П. удовлетворены.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, приняла новое решение, отказав в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

С государственной регистрацией заключения брака закон связывает возникновение между супругами не только личных, но и имущественных отношений.

Законный режим имущества супругов - это режим их совместной собственности. Он действует, если брачным договором не предусмотрено иное. Совместной собственностью супругов согласно п. 1 ст. 34 СК РФ является имущество, нажитое супругами во время брака, заключенного в установленном законом порядке. Законный режим имущества супругов означает, что владение, пользование и распоряжение имуществом, нажитым супругами во время брака, а также его раздел осуществляются по правилам ст. ст. 33 - 39 СК РФ.

Совместная собственность супругов - это собственность бездолевая. Доли супругов в совместной собственности (общем имуществе супругов) определяются только при ее разделе, который влечет за собой прекращение совместной собственности. Каждый из супругов имеет равное (одинаковое с другим супругом) право на владение, пользование и распоряжение совместной собственностью в порядке, определяемом ст. 35 СК РФ. Право на общее имущество принадлежит обоим супругам независимо от того, кем из них и на имя кого из них приобретено имущество (внесены денежные средства), выдан правоустанавливающий документ. Любой из супругов в случае спора не обязан доказывать факт общности имущества, если оно нажито во время брака, так как в силу закона (п. 1 ст. 34 СК РФ) существует презумпция (предположение), что указанное имущество является совместной собственностью супругов.

Термин "имущество", применяемый в данной статье и в других статьях гл. 7 СК РФ, многозначен, так как охватывает не только вещи, но и имущественные права, а также обязательства (долги) супругов, возникшие в результате распоряжения общей собственностью.

Согласно п. 3 ст. 34 СК РФ право на общее имущество принадлежит также и тому супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам (болезнь, учеба и т.п.), не имел самостоятельного дохода. В результате их домашний труд исходя из закрепленного ст. 31 СК РФ принципа равенства супругов в семье приравнивается к труду работающего мужа. Таким образом, право супругов на общее имущество является равным независимо от размера вклада каждого из них в его приобретение.

Свои равные права в отношении общего имущества супруги реализуют в порядке, установленном законом. Согласно п. 1 ст. 35 СК РФ владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности супругов, осуществляется по их обоюдному согласию. Это правило соответствует общим положениям гражданского законодательства о владении, пользовании и распоряжении имуществом, находящимся в совместной собственности лиц (ст. 253 ГК РФ).

Совершать сделки по распоряжению общим имуществом (дарение, купля-продажа, обмен и др.) супруги могут как вместе, так и каждый в отдельности. При этом предполагается, что при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом он действует с согласия другого супруга (п. 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ). Таким образом, законом установлена презумпция (предположение) согласия другого супруга на акт распоряжения общим имуществом одним из супругов. Это означает, что лицу, заключающему сделку с одним из супругов, не нужно проверять, согласен ли на сделку другой супруг, требовать представления доверенности от последнего, а следует исходить из факта его согласия.

Истец ссылался на то обстоятельство, что на момент предоставления займа он и А. не поддерживали семейных отношений и не вели совместного хозяйства продолжительный период.

Суд нашел данные пояснения достоверными исходя из того, что еще в 1994 году П. обращался в суд с заявлением о расторжении брака, которое было оставлено без рассмотрения в связи с его неявкой в суд, а также из самого факта написания расписки.

Вместе с тем сам по себе факт обращения в суд с иском о расторжении брака без вынесения решения об этом не может свидетельствовать о прекращении супружеских отношений.

Суд не дал надлежащей правовой оценки представленным по делу доказательствам, свидетельствующим об обратном.

Ответчица оспаривала доводы истца, поясняя, что они продолжали поддерживать семейные отношения до 2004 года. Ее доводы подтверждены пояснениями их дочери, а также пояснениями свидетелей, подтвердившими факт совместного проживания и поддержания семейных отношений между супругами фактически до расторжения брака.

Брак между супругами официально расторгнут только 16.03.2005 решением мирового судьи. При этом в решении суда указано, что супружеские отношения между сторонами прекращены с 19.03.2004. Данный факт П. в суде не оспаривался.

Раздел имущества произведен решением мирового суда от 25.04.2006. При этом П. пояснял, что брак фактически распался в 2001-м, а не в 1994 году, как он утверждал в судебных заседаниях по настоящему иску, что прямо свидетельствует о противоречивости и недостоверности данных им пояснений.

В соответствии с п. 4 ст. 38 СК РФ суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при фактическом прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Однако данная норма является исключением из общего правила, так как закон связывает наступление определенных правовых последствий (в частности, возникновение имущественных прав и обязанностей супругов и их прекращение) с браком, заключенным в установленном порядке, и соответственно с разводом, оформленным также надлежащим образом (в органе загса или в суде). Поэтому суд вправе, а не обязан признавать имущество, нажитое супругами в период раздельного проживания, вызванного фактическим распадом брака, личной собственностью каждого из них. Тем более что источником приобретения супругами имущества и в этот период могут быть их общие, а не личные средства. Раздельное проживание супругов, вызванное обстоятельствами иного характера (учеба, служба в Вооруженных Силах, длительная командировка, временное проживание в другом населенном пункте, вызванное необходимостью ухаживания за больным родителем), не может повлиять на принцип общности имущества, нажитого супругами в браке.

Кроме того, суд не учел пояснения истца, из которых следует, что часть денег пошла на приобретение имущества и скота, на ремонт дома в селе.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о действительности договора займа между П. и А., заключенного в период их брака.

Как следует из пояснений истца, долг Б. выплачен им в июне 2003 года, то есть также в период брака с А.

Таким образом, представленная истцом расписка не соответствует требованиям ст. ст. 33 - 36 СК РФ, предусматривающих равное (одинаковое с другим супругом) право на владение, пользование и распоряжение совместной собственностью, в чем бы она не заключалась, в том числе и на заработную плату одного из супругов.

Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна (ст. 168 ГК РФ).

В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет никаких юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Учитывая, что обстоятельства дела установлены, судебная коллегия считает возможным вынести новое решение, признав представленную суду расписку от 05.06.2001 недействительной и отказав истцу в удовлетворении заявленных им исковых требований в полном объеме.

 

 

 

Вывод суда о том, что раздел имущества между бывшими

супругами произведен, так как один из супругов забрал с

собой часть совместно нажитого имущества, признан

необоснованным, поскольку раздел общего имущества супругов

производится по правилам, установленным ст. ст. 38, 39

Семейного кодекса РФ и ст. 254 Гражданского кодекса РФ. К

требованиям разведенных супругов о разделе имущества,

нажитого ими в период брака, применяется в соответствии

с п. 7 ст. 38 СК РФ трехлетний срок исковой давности. При

этом течение трехлетнего срока исковой давности для

требований о разделе общего имущества супругов, брак

которых расторгнут, следует исчислять не с момента

расторжения брака (дня государственной регистрации

расторжения брака в книге актов гражданского

состояния при расторжении брака в органах загса, а при

расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу

решения), а со дня, когда разведенный супруг узнал или

должен был узнать о нарушении своего права на общее

имущество

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 2 мая 2007 г. N 33-1369

 

 

Н. и К. обратились в районный суд с иском к С., А., В. о признании права собственности за Н. на 1/2 доли квартиры, признании недействительным договора купли-продажи квартиры, применении двусторонней реституции, признании недействительными свидетельства о государственной регистрации права собственности и регистрационного удостоверения, признании права пользования жилым помещением за К., выселении В., А. без предоставления другого жилого помещения.

В обоснование иска указали, что спорное жилое помещение является кооперативным и было приобретено Н. и С. в период брака, однако регистрационное удостоверение от 23.01.1991 было выдано на имя С. Брак между ними расторгнут 27.12.1999. До настоящего времени раздел имущества не осуществлен, в связи с чем ей в силу ст. 39 СК РФ принадлежит 1/2 доли квартиры. С. без ее ведома распорядился общим имуществом и продал спорную квартиру А. и В., чем нарушил ее права. А. и В. нельзя признать добросовестными приобретателями, поскольку при покупке квартиры им было известно, что в ней зарегистрированы также дети. Н. просила признать за ней право собственности на 1/2 части квартиры, признать право пользования в ней за дочерью К., поскольку та до настоящего времени зарегистрирована в спорной квартире, выселить недобросовестных приобретателей А. и В.

Ответчик В. иск не признал и предъявил встречный иск к Н., К. о признании Н. утратившей право требования 1/2 доли в собственности на квартиру, о выселении Н. и К. из квартиры без предоставления другого жилого помещения в связи со сменой собственника жилого помещения. В обоснование встречного иска указал, что они с женой являются добросовестными приобретателями, поскольку не знали о возможности предъявления прав Н. на спорное жилое помещение.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований Н. и К. отказано. Встречные исковые требования В. в части выселения К. удовлетворены, в остальной части отказано.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отказывая Н. и К. в удовлетворении заявленных ими исковых требований, суд первой инстанции сослался на то, что между бывшими супругами фактически состоялся раздел имущества, кроме того, срок исковой давности по разделу имущества супругов истек, в связи с чем следует применять не нормы семейного, а нормы гражданского права; при заключении договора купли-продажи спорной квартиры согласие Н. на ее отчуждение предполагалось; супруги В. и А. являются добросовестными приобретателями спорного жилья.

Как установлено материалами дела, брак, заключенный между Н. и С., был расторгнут 14.01.2000.

Ст. 33 СК РФ предусмотрено, что законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности.

В соответствии со ст. 34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

Общей совместной собственностью супругов является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства.

В частности, к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Кооперативная квартира была приобретена супругами С. и Н. в период брака, а именно: паевые взносы за квартиру были полностью выплачены 23.01.1991.

В соответствии с п. 4 ст. 218 ГК РФ член жилищного, жилищно-строительного, дачного, гаражного или иного потребительского кооператива, другие лица, имеющие право на паенакопления, полностью внесшие свой паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное помещение, предоставленное этим лицам кооперативом, приобретают право собственности на указанное имущество.

Таким образом, основанием возникновения права собственности на спорную квартиру у С. является выданное 23.01.1991 на его имя регистрационное удостоверение, а у Н. право собственности на эту же квартиру возникло из непосредственного указания вышеизложенного закона о совместной собственности супругов на имущество, приобретенное в период брака.

Супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения этим имуществом. В случае раздела имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, их доли признаются равными (ст. 39 СК РФ).

Вывод суда о том, что фактически раздел имущества между бывшими супругами произведен, поскольку Н. забрала с собой часть совместно нажитого имущества, не подтвержден допустимыми доказательствами.

Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст. ст. 38, 39 Семейного кодекса РФ и ст. 254 Гражданского кодекса РФ.

Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению, т.е. добровольно, что соответствует и предусмотренным ГК РФ правилам (ст. 252 и ст. 254 ГК РФ). Согласно п. 1 ст. 39 СК РФ доли супругов в общем имуществе при его разделе признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Супруги могут поделить имущество как в равных долях, так и в иной пропорции. Договор о разделе общего имущества совершается в простой письменной форме.

В случае возникновения спора раздел совместного имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производится в судебном порядке (п. 3 ст. 38 СК РФ).

Однако в материалах дела отсутствует договор о разделе общего имущества бывших супругов С. и Н.

К требованиям разведенных супругов о разделе имущества, нажитого ими в период брака, применяется в соответствии с п. 7 ст. 38 СК РФ трехлетний срок исковой давности. При этом течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента расторжения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге актов гражданского состояния при расторжении брака в органах загса, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда разведенный супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество (п. 2 ст. 9 СК РФ; п. 1 ст. 200 ГК РФ; п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 года N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака").

Данные нормы действующего законодательства не были приняты во внимание судом первой инстанции по настоящему делу.

При таких обстоятельствах судом неправильно применена норма п. 7 ст. 38 Семейного кодекса РФ, поскольку не определен момент начала срока течения исковой давности, то есть момент, когда истица узнала о нарушении своего права.

 

 

 

Под виновным поведением плательщика алиментов, в результате

которого образовалась задолженность, следует понимать не

только его отказ от уплаты алиментов, но и совершение любых

иных действий, препятствующих правильному и своевременному

взысканию алиментов: сокрытие своих заработков, дохода,

имущества, несообщение получателю алиментов или судебному

исполнителю о перемене места жительства или работы и т.п.

Правило о взыскании задолженности по алиментам за прошлое

время в пределах трехлетнего срока действует только в

случаях, если задолженность по алиментам образовалась по

причинам, не связанным с виновными действиями лица,

обязанного уплачивать алименты

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 14 марта 2007 г. N 33-790

 

 

Б. обратился в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя по расчету его задолженности по уплате алиментов в сумме 199 222 руб. 84 коп. В обоснование своей жалобы заявитель указал, что по 2000 год он регулярно уплачивал алименты, после чего по неизвестным причинам удержание алиментов прекратилось. Считая, что задолженность возникла не по его вине, кроме того, указывая на то, что судебным приставом-исполнителем при расчете не были учтены представленные справки о заработной плате, Б. просил признать действия судебного пристава-исполнителя незаконными. Также просил обязать произвести перерасчет задолженности исходя из фактического заработка за последние три года и приостановить исполнительное производство.

Решением суда первой инстанции действия судебного пристава-исполнителя по расчету задолженности признаны незаконными.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, приняла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Б.

В соответствии со ст. 27 Конвенции о правах ребенка каждый ребенок имеет право на уровень жизни, необходимый для нормального физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития. Это требует соответствующих материальных затрат.

Алименты являются важным источником обеспечения существования несовершеннолетних детей как нетрудоспособных и находящихся на иждивении родителей в силу своего возраста. Поэтому обязанность родителей содержать своих несовершеннолетних детей, т.е. детей, не достигших восемнадцати лет, не вызывает сомнений.

Данная обязанность означает, что родители должны обеспечить потребности ребенка в питании, одежде, предметах досуга, в отдыхе, лечении и т.п.

Суммы, причитающиеся ребенку в качестве алиментов, поступают в распоряжение родителей и расходуются ими на содержание, воспитание и образование ребенка (ч. 2 ст. 60 СК РФ).

Как установлено судом, Б. был обязан уплачивать алименты в пользу А. на содержание сына Александра в размере 1/4 части всех видов заработка ежемесячно, начиная с 24 мая 1995 года и до его совершеннолетия, однако, начиная с 01.01.2000, выплата алиментов им в пользу взыскателя не производилась.

Из материалов дела усматривается, что истица обращалась к судебному приставу-исполнителю с заявлением об определении задолженности ответчика по уплате алиментов за спорный период исходя из средней заработной платы в РФ на содержание несовершеннолетнего сына.

Судебным приставом-исполнителем заявление 14.08.2006 было удовлетворено и определена задолженность лица, обязанного уплачивать алименты на содержание ребенка, с 1 января 2000 года в размере 199 222 руб. 84 коп.

Судом первой инстанции проверен довод заявителя об отсутствии его вины в образовании задолженности по алиментам, и он обоснованно признан несостоятельным.

Как следует из материалов дела и исполнительного производства, Б. по указанному в исполнительном листе адресу не проживал, в связи с чем службой судебных приставов-исполнителей на протяжении ряда лет принимались всевозможные меры по отысканию его места жительства и работы, для чего приставами совершались выходы по месту его жительства, делались запросы о наличии имущества и автотранспортных средств на его имя, объявлялся его розыск 24.03.2004 через органы внутренних дел.

Исходя из положений действующего семейного законодательства, под виновным поведением плательщика алиментов, в результате которого образовалась задолженность, следует понимать не только его отказ от уплаты алиментов, но и совершение любых иных действий, препятствующих правильному и своевременному взысканию алиментов: сокрытие своих заработков, дохода, имущества, несообщение получателю алиментов или судебному исполнителю о перемене места жительства или работы и т.п.

Так, согласно п. 2 ст. 111 СК РФ, лицо, обязанное уплачивать алименты, должно в трехдневный срок сообщить об изменении своего места жительства или работы одновременно как судебному приставу-исполнителю, так и лицу, получающему алименты. На лиц, обязанных уплачивать алименты несовершеннолетним детям, возложена еще и обязанность представлять сведения о наличии дополнительного заработка и иного дохода.

Однако заявитель в нарушение положений указанной статьи не исполнил своих обязанностей родителя, по существу, скрыл место своего жительства и работы. Его довод о том, что был на инвалидности и в связи с этим не работал, не может служить основанием для признания причины неуплаты алиментов уважительной.

Закон не предусматривает каких-либо специальных условий для возникновения обязанности родителей по содержанию своих несовершеннолетних детей (например, наличие у родителей необходимых средств для уплаты алиментов, совершеннолетие, дееспособность и трудоспособность родителей, нуждаемость детей в получении алиментов). Алиментная обязанность у родителей в отношении несовершеннолетних детей возникает независимо от того, являются ли родители дееспособными или недееспособными, трудоспособными или нетрудоспособными, совершеннолетними или несовершеннолетними, а также независимо от того, нуждаются дети в получении алиментов или нет.

При указанных обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что удержание алиментов на основании исполнительного листа не производилось в результате виновного поведения плательщика алиментов по вине Б., обязанного уплачивать алименты.

Его довод о необоснованном взыскании алиментов за весь период времени неуплаты алиментов и неприменении судебным приставом-исполнителем 3-годичного срока также нельзя признать обоснованным.

Временные рамки взыскания задолженности по алиментам за прошлое время в пределах трехлетнего срока действуют только в случаях, если задолженность по алиментам образовалась по причинам, не связанным с виновными действиями лица, обязанного уплачивать алименты.

Поскольку удержание алиментов на основании исполнительного листа не производилось из-за виновного поведения плательщика Б., судебный пристав-исполнитель обоснованно, в соответствии с п. 2 ст. 113 СК РФ, исчислил задолженность по алиментам за весь период, в течение которого они не уплачивались, хотя его продолжительность превышает трехлетний срок.

Удовлетворяя требования заявителя, суд сослался на то, что судебный пристав-исполнитель, в нарушение требований ст. 113 СК РФ, определил размер задолженности по алиментам, уплачиваемым заявителем на несовершеннолетнего ребенка в соответствии со ст. 81 настоящего Кодекса, не из заработка лица, обязанного уплачивать алименты, за период, в течение которого взыскание алиментов не производилось, а из размера средней заработной платы в Российской Федерации, тогда как должником были представлены документы, подтверждающие его заработок и иные доходы на момент взыскания задолженности.

Однако указанный вывод суда не основан на материалах дела и законе.

В целях защиты прав несовершеннолетних детей пунктом 4 ст. 113 СК РФ предусмотрено, что размер задолженности по алиментам, уплачиваемым на их содержание в соответствии со ст. 81 СК (т.е. в долях к заработку или иному доходу плательщика алиментов), определяется исходя из фактического заработка и иного дохода должника за время, в течение которого алименты не выплачивались. Если же плательщик алиментов в этот период не работал или не представляет документы, подтверждающие его заработок или иной доход, то задолженность по алиментам определяется исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации на момент взыскания задолженности.

Из материалов дела следует, что справки о заработной плате Б. представлены судебному приставу-исполнителю только после определения им суммы образовавшейся задолженности по алиментам.

Кроме того, после предоставления соответствующих документов о размере заработка должника судебным приставом-исполнителем был произведен перерасчет размера задолженности в соответствии с требованиями закона, в связи с чем, на момент рассмотрения спора, отсутствовало нарушенное право заявителя, его интересы не были нарушены, поэтому у суда не имелось оснований для удовлетворения жалобы и признании действий пристава-исполнителя не соответствующими требованиям закона.

Учитывая изложенное, решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене.

Поскольку все обстоятельства дела судом первой инстанции выяснены, имеются основания для принятия нового решения и отказе Б. в удовлетворении жалобы на незаконность действий судебного пристава-исполнителя.

 

 

 

Согласно п. 1 ст. 61 СК РФ родители имеют равные права и

несут равные обязанности в отношении своих детей

(родительские права). Вывод суда о преимуществе матери

перед отцом ребенка при решении вопроса об определении

места жительства ребенка признан необоснованным

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 4 апреля 2007 г. N 33-1046

 

 

В. обратился в суд с иском к Ф. о расторжении брака и определении места жительства ребенка, в обоснование которого указывал, что состоит с ответчицей в браке с 09.09.2004, имеют общего ребенка - сына Евгения, 11.12.2004 года рождения. Совместная жизнь с ответчицей не сложилась. В мае 2006 года она ушла проживать к своим родителям, оставив ребенка, семейные отношения между ними фактически были прекращены, примирение невозможно. Просил расторгнуть брак и определить место жительства ребенка с ним, так как, по его мнению, мать ребенка не способна надлежащим образом исполнять свои родительские обязанности. В настоящее время ребенок проживает с ним, сам он имеет постоянный доход, ребенок обеспечен всем необходимым.

Решением суда первой инстанции брак между В. и Ф. расторгнут. Место жительства их несовершеннолетнего сына определено с матерью.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда в части определения места жительства ребенка с матерью отменила, определила место жительства ребенка с отцом.

Согласно п. 3 ст. 65 СК РФ место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей.

При отсутствии соглашения спор между родителями разрешается судом исходя из интересов детей и с учетом мнения детей. При этом суд учитывает привязанность ребенка к каждому из родителей, братьям и сестрам, возраст ребенка, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (род деятельности, режим работы родителей, материальное и семейное положение родителей и другое).

Определяя место жительства несовершеннолетнего Евгения с матерью Ф., суд сослался на то, что он исходит из презумпции интересов ребенка. Но подобное суждение суда не подтверждается собранными по делу доказательствами и не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

При разрешении дела судом также нарушен принцип равенства родительских прав матери и отца ребенка.

Согласно п. 1 ст. 61 СК РФ родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права).

Как ошибочность правосознания о преимуществе матери перед отцом ребенка, выразившаяся, в том числе, в заключении органа опеки и попечительства от 17.01.2007, так и дискриминирующий половой признак (ст. 19 Конституции РФ) не могли быть положены в основу решения суда.

Так, из материалов дела следует, что несовершеннолетний Евгений длительное время (с мая 2006 года) проживает вместе с отцом. Доказательств того, что совместное проживание ребенка вместе с отцом негативно сказывается на развитии, здоровье, правах и интересах ребенка в деле не имеется.

Согласно акту обследования жилищно-бытовых условий семьи В. (отца ребенка) в доме чисто, уютно, имеется все необходимое для проживания ребенка: место для отдыха, игрушки, книжки, за ребенком присматривает бабушка ребенка.

По заключению органа опеки и попечительства от 28.08.2006 они полагали возможным определить место жительства ребенка с отцом.

В последующем, как следует из дела, орган опеки и попечительства изменил свое мнение о месте жительства ребенка, основывая свое новое заключение только на малолетнем возрасте ребенка и некоторых незначительных изменениях быта семьи Ф., в квартире которой был сделан частично ремонт. По акту же обследования от 28.08.2006 условий для проживания несовершеннолетнего не имелось, квартире требовался ремонт.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей", решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей (независимо от того, состоят ли они в браке), необходимо иметь в виду, что место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, при условии, что это не противоречит его интересам (п. 3 ст. 65, ст. 57 СК РФ).

При этом суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей.

Судом первой инстанции не только не учтена обстановка, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей, в том числе определенная привязанность ребенка к месту своего проживания и отцу, но и характеризующие данные о самих родителях.

В материалах дела отсутствуют доказательства, отрицательно характеризующие истца как родителя ребенка.

Вместе с тем в деле имеются многочисленные сведения о неисполнении Ф. родительских обязанностей, безразличном отношении к ребенку, особенно в период, предшествующий дню предъявления настоящего иска отцом ребенка в суд.

С мая 2006 года ответчица отстранилась от личного воспитания ребенка, переложив ответственность за воспитание сына на отца и его родителей, что было установлено постановлением комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, ходатайствующей даже о возбуждении против Ф. процедуры лишения родительских прав.

Материалы комиссии, а также материал об отказе в возбуждении уголовного дела имеют сведения о том, что Ф. проживала в антисанитарных условиях, длительное время не работает, в состоянии алкогольного опьянения потеряла документы (паспорт, ИНН, пенсионное страховое свидетельство), предпринимала попытку суицида, состоит на учет в ПДН с 15.06.2006.

На день разрешения дела по существу суд не располагал данными о том, что ответчица настолько изменила свое поведение и образ жизни, что подобные обстоятельства могли быть положены в основу определения места жительства с ней ребенка.

Доказательств того, что истица устроилась на работу или стала иметь иной доход, позволяющий ей самостоятельно воспитывать и содержать ребенка, в деле не имеется, как не имеется в деле и доказательств, прямо указывающих на то, что в интересах ребенка его место жительства должно было быть определено с матерью.

Свои выводы об определении места жительства ребенка с матерью суд первой инстанции не мог основывать и на том факте, что матери ребенка позволяют общаться с ребенком только в присутствии отца.

Порядок участия в воспитании ребенка отдельно проживающим родителем не относился к предмету требований истца и примененным судом при разрешении дела по существу нормам материального права.

С учетом вышеприведенных мотивов суд кассационной инстанции находит доводы жалобы истца обоснованными, а решение суда подлежащим отмене в указанной части с принятием нового решения об удовлетворении требований отца ребенка.

 

 

 

 

 

6. ЗЕМЕЛЬНОЕ ПРАВО

 

Документом, свидетельствующим о предоставлении земельного

участка (объекта недвижимости) на законном основании, может

служить выписка из похозяйственной книги о наличии у

гражданина права на земельный участок (если земельный

участок предоставлен для ведения личного подсобного

хозяйства до введения в действие ЗК РФ)

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам

Омского областного суда

от 28 февраля 2007 г. N 33-655

 

 

А. обратилась в суд с иском к Администрации г. Омска и другим о признании права собственности на жилой дом в городе Омске. В обоснование иска истец ссылалась на то, что дом был построен в период с 1965-го по 1970 годы ее отцом К., умершим 10 января 2005 года. В период с 1992-го по 1995 годы истцом за счет собственных средств была осуществлена перестройка дома на земельном участке в г. Омске, литера А, а в 1998 году был возведен дом под литерой Б. Право собственности не оформлено.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований А. отказано.

Судебная коллегия Омского областного суда решение суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Отказывая в удовлетворении иска А. о признании за ней права собственности на жилой дом в городе Омске, литера А, Б, суд первой инстанции сослался на то, что она не доказала наличие договоренности между ней и ее матерью о создании права общей собственности на дом под литерой Б и не представила доказательств понесенных ею затрат на его строительство.

Однако данный вывод суда является преждевременным.

Как установлено в судебном заседании, спорное жилое помещение под литерой А значится как самовольное строение за К., умершим 10.01.2005.

Согласно заключению Департамента архитектуры и градостроительства Администрации г. Омска земельный участок расположен на территории сохраняемой малоэтажной застройки. Участок по указанному адресу может быть предоставлен в собственность с учетом "красных линий" квартала, площадью не более 1000 кв.м.

Самовольная постройка не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан, подтверждением чего являются заключения органов, осуществляющих государственный контроль за соблюдением экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных правил и нормативов в акте выбора участка под строительство, представленные суду.

В судебном заседании дети наследодателя К. поясняли, что землю под строительство жилья предоставил застройщику Лузинский совхоз, поселок относился к Лузинскому сельскому Совету, а затем был передан городу.

В соответствии с ФЗ от 30.06.2006 N 93-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества" документом, свидетельствующим о предоставлении земельного участка (объекта недвижимости) на законном основании, может служить выписка из похозяйственной книги о наличии у гражданина права на земельный участок (если земельный участок предоставлен для ведения личного подсобного хозяйства до введения в действие ЗК РФ).

При этом, если в таком документе не указано, на каком праве предоставлен земельный участок, или невозможно определить вид этого права, такой земельный участок в силу указанного закона считается предоставленным гражданину на праве собственности, за исключением случая, если в соответствии с федеральным законом такой земельный участок не может предоставляться в частную собственность (п. 9.1 ст. 3 Закона N 137-ФЗ).

Принятия решений о предоставлении таких земельных участков в собственность граждан не требуется.

Таким образом, суду следовало выяснить, значился ли собственником спорного домовладения и земельного участка К. в похозяйственной книге Лузинского совхоза начиная с 1970 года и до дня присоединения земель данного совхоза к городским землям.

Для чего необходимо было предложить истцу представить соответствующую выписку с указанием собственника дома, а следовательно, и земельного участка, на котором этот дом расположен.

В случае если представление таких доказательств для истца затруднительно, суд по его ходатайству должен оказать содействие в истребовании данного доказательства (ч. 1 ст. 57 ГПК РФ).

В зависимости от представленного суду следовало сделать вывод, свидетельствуют ли данные доказательства о предоставлении К. в установленном порядке земельного участка, на котором расположена самовольная постройка под литерой А, либо земельный участок ему не предоставлялся.

Анализ содержания ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет сделать вывод, что признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке является исключительным способом защиты права, который может применяться в случае, если лицо, обратившееся в суд, по какой-либо не зависящей от него причине было лишено возможности получить правоустанавливающие документы на вновь созданный объект недвижимости в порядке, установленном нормативными правовыми актами, регулирующими правоотношения, вытекающие из градостроительной деятельности, и отношения по использованию земель.

Согласно требованиям ст. 263 ГК РФ собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о назначении земельного участка (п. 2 ст. 260).

 

 

 

 

 

7. ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ СО

СТРАХОВАНИЕМ ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ

ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

 

7.1. ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ СО СТРАХОВАНИЕМ

ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

 

7.1.1. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за II

квартал 2005 года (по гражданским делам)

(утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ

от 10 августа 2005 года)

 

1. Вопрос: К реальному ущербу или упущенной выгоде относится утрата товарной стоимости транспортного средства, и подлежит ли она взысканию со страховой организации по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств?

 

Ответ: В соответствии с п. 1 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно п. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

Из вышеизложенного следует, что утрата товарной стоимости относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля, поскольку уменьшение его потребительской стоимости нарушает права владельца транспортного средства. Данное нарушенное право может быть восстановлено путем выплаты денежной компенсации. Владелец вправе заявлять требования о взыскании такой компенсации, так как его права нарушены самим фактом дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона от 25 апреля 2002 года "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" постановлением Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 года были утверждены Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Согласно подп. "а" п. 60 вышеназванных Правил при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб.

Таким образом, поскольку утрата товарной стоимости транспортного средства относится к реальному ущербу, она подлежит взысканию со страховой организации по договору обязательного страхования гражданской ответственности в переделах страховой суммы, установленной Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". В случае если страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, разница между страховым возмещением и фактическим размером ущерба может быть взыскана в силу ст. ст. 1064 и 1072 ГК РФ с причинителя вреда.

 

2. Вопрос: Производится ли выплата страховой суммы по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, если вред потерпевшему (одному из участников дорожно-транспортного происшествия) причинен в результате повреждения его автомобиля по вине лица (другого участника дорожно-транспортного происшествия), управлявшего автомобилем на основании доверенности, но не включенного в договор обязательного страхования в качестве водителя, допущенного к управлению этим транспортным средством?

(С уточнениями, указанными в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 2005 года (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 года).

 

Ответ: Согласно ст. 1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств" под страховым случаем понимается наступление гражданской ответственности страхователя, иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, в частности за причинение вреда имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, которое влечет за собой обязанность страховщика произвести страховую выплату.

В соответствии с п. 2 ст. 15 названного Закона по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев.

Ст. 16 этого же Закона предусматривает, что граждане вправе заключать договоры обязательного страхования с учетом ограниченного использования принадлежащих им транспортных средств. При осуществлении обязательного страхования с учетом ограниченного использования транспортного средства в страховом полисе указываются водители, допущенные к управлению транспортным средством, в том числе на основании соответствующей договоренности.

Следовательно, Закон предусматривает два условия, на которых может быть заключен договор обязательного страхования: страхование ответственности без ограничения использования транспортного средства другими водителями и с таким ограничением.

При наступлении гражданской ответственности лица, не включенного в договор обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в нем водителями, страховщик на основании ст. 14 указанного выше Закона имеет право предъявить регрессное требование к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты.

Таким образом, независимо от того, на каких условиях заключен договор обязательного страхования, страховая сумма подлежит выплате потерпевшему (одному из участников дорожно-транспортного происшествия), которому вред причинен в результате повреждения его автомобиля по вине лица (другого участника дорожно-транспортного происшествия), не включенного в договор обязательного страхования в качестве водителя, допущенного к управлению транспортным средством, в случае, если такое лицо управляло автомобилем на законных основаниях (например, на основании письменной доверенности). При этом при заключении договора обязательного страхования с ограниченным использованием транспортного средства у страховщика возникает право регрессного требования к указанному лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты.

 

7.1.2. Обзор законодательства и судебной практики

Верховного Суда Российской Федерации за I квартал 2006 года

(утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ

от 7 и 14 июня 2006 года)

 

1. Вопрос: Подлежат ли привлечению к ответственности по ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ водители транспортных средств, ответственность которых застрахована по договору обязательного страхования, срок действия которого продлен на основании п. 1 ст. 10 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", не получившие новый страховой полис?

 

Ответ: Ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ устанавливает административную ответственность за неисполнение владельцем транспортного средства установленной федеральным законом обязанности по страхованию своей гражданской ответственности, а равно управление транспортным средством, если такое обязательное страхование заведомо отсутствует.

Согласно п. 1 ст. 10 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" срок действия договора обязательного страхования составляет один год, за исключением случаев, для которых этой статьей предусмотрены иные сроки действия такого договора. Договор обязательного страхования продлевается на следующий год, если страхователь не позднее чем за 2 месяца до истечения срока действия этого договора не уведомил страховщика об отказе от его продления. Действие продленного договора обязательного страхования не прекращается в случае просрочки уплаты страхователем страховой премии за следующий год не более чем на 30 дней. При продлении договора обязательного страхования страховая премия за новый срок действия договора уплачивается в соответствии с действующими на день ее уплаты страховыми тарифами.

Вместе с тем согласно п. 31 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 года N 263, в случае просрочки страхователем уплаты страховой премии по договору обязательного страхования, срок действия которого был продлен не более чем на 30 календарных дней, и наступления в этот период страхового случая, страховщик не освобождается от обязанности произвести страховую выплату. В случае просрочки страхователем уплаты страховой премии более чем на 30 календарных дней действие договора обязательного страхования прекращается.

С учетом изложенного ответственность владельцев транспортных средств, управляющих автомобилем в указанный период времени, является застрахованной, поскольку договор обязательного страхования в силу закона считается продленным.

Таким образом, водители, управляющие транспортным средством в период действия договора обязательного страхования, не превышающего 1 года и 30 дней, не могут быть привлечены к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ.

 

2. Вопрос: Подлежат ли удовлетворению требования страхователя к страховщику о страховой выплате в случае, если страхователь в добровольном порядке возместил потерпевшему причиненный им в результате дорожно-транспортного происшествия вред?

 

Ответ: Согласно ст. 1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" по договору обязательного страхования страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Исходя из вышеизложенной нормы на страховщике лежит обязанность произвести страховую выплату непосредственно потерпевшему.

Вместе с тем в соответствии с ч. 2 ст. 11 указанного выше Закона о случаях причинения вреда при использовании транспортного средства, которые могут повлечь за собой гражданскую ответственность страхователя, он обязан сообщить страховщику в установленный договором обязательного страхования срок и определенным этим договором способом. При этом страхователь до удовлетворения требований потерпевших о возмещении причиненного им вреда должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а в случае, если страхователю предъявлен иск, привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.

Следовательно, закон не запрещает страхователю лично возместить причиненный потерпевшему вред его жизни, здоровью или имуществу.

Однако в том случае, если страхователь самостоятельно возместит потерпевшему вред, он сберегает денежные средства, которые страховщик обязан выплатить потерпевшему при наступлении страхового случая, поэтому требования страхователя о выплате этих сумм страховщиком обоснованы и основаны на положениях ст. 1102 ГК РФ (обязанность возвратить неосновательное обогащение).

При этом страховщик имеет право выплатить страхователю страховое возмещение только в том случае, если страхователь доказал страховщику наличие реальных убытков, связанных с наступлением страхового случая.

Таким образом, если страхователь в добровольном порядке возместил потерпевшему причиненный им в результате дорожно-транспортного происшествия вред, то его требования к страховщику о страховой выплате подлежат удовлетворению. Однако такая выплата возможна только в том случае, если страхователь предоставил страховщику доказательства, подтверждающие наступление страхового случая и размер причиненного вреда.

 

3. Вопрос: Подлежит ли взысканию со страховщика страховая сумма по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, если вред потерпевшему (другому участнику ДТП) причинен в результате повреждения его автомобиля по вине лица, управлявшего транспортным средством без законных оснований (например, при угоне автомобиля, использовании его работником мастерской, производившим ремонт, для поездки по городу и т.п.)?

 

Ответ: Согласно п. 1 ст. 6 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации.

Следовательно, исходя из вышеуказанной нормы по договору обязательного страхования является застрахованной ответственность только владельца транспортного средства.

При этом в соответствии с абз. 4 ст. 1 этого же Закона владельцем транспортного средства признается собственник транспортного средства, а также лицо, владеющее транспортным средством на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (право аренды, доверенность на право управления транспортным средством, распоряжение соответствующего органа о передаче этому лицу транспортного средства и т.п.). Не является владельцем транспортного средства лицо, управляющее транспортным средством в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем транспортного средства.

Учитывая вышеизложенное, лицо, управляющее автомобилем без законных оснований, не является владельцем транспортного средства, поэтому его ответственность не застрахована по договору обязательного страхования.

Таким образом, если вред потерпевшему (другому участнику ДТП) причинен в результате повреждения его автомобиля по вине лица, управлявшего транспортным средством без законных оснований (например, при угоне автомобиля, использовании его работником мастерской, производившим ремонт, для поездки по городу и т.п.), то у страховщика отсутствует обязанность по выплате страховой суммы по договору обязательного страхования, поскольку в данном случае указанное лицо не является субъектом страховых отношений.

Однако такое лицо не освобождается от гражданско-правовой ответственности. При возложении ответственности за вред, причиненный транспортным средством, на лицо, управлявшее автомобилем без законных оснований, необходимо выяснить обстоятельства, при которых произошло выбытие автомобиля из обладания законного владельца, и исходить из положений п. 2 ст. 1079 ГК РФ.

 

4. Вопрос: Как следует понимать фразу "лицо не имело права управлять транспортным средством" применительно к ст. 14 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"?

 

Ответ: В соответствии со ст. 14 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если указанное лицо не имело права на управление транспортным средством, при использовании которого им был причинен вред.

Согласно ст. ст. 25, 27 Федерального закона от 10 декабря 1995 года (в редакции от 22 августа 2004 года) "О безопасности дорожного движения" право на управление транспортным средством предоставляется гражданам, достигшим определенного возраста, после соответствующей подготовки и сдачи квалификационных экзаменов и подтверждается водительским удостоверением.

Учитывая изложенное, под фразой "лицо не имело права управлять транспортным средством" следует понимать отсутствие у лица водительского удостоверения в связи с тем, что данное лицо не прошло соответствующую подготовку и не сдало квалификационный экзамен. Кроме того, к лицам, не имеющим право на управление транспортным средством, приравниваются лица, управляющие автомобилем не той категории, на которую они имеют право управления, а также лица, лишенные такого права вследствие совершения ими правонарушения.

 

5. Вопрос: Какие признаки содержит понятие "внутренняя территория организации" применительно к возмещению вреда, причиненного при движении транспортного средства по такой территории с учетом положений подп. "и" п. 2 ст. 6 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"?

 

Ответ: Согласно подп. "и" п. 2 ст. 6 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" не относится к страховым случаям наступление гражданской ответственности владельцев транспортных средств вследствие причинения вреда при движении транспортного средства по внутренней территории организации.

Следовательно, страховщик освобождается от выплаты страховой суммы, если причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего произошло при движении транспортного средства по такой территории.

Однако действующее законодательство не содержит понятия внутренней территории организации.

Вместе с тем внутренняя территория организации представляет собой земельный участок, прилегающий к зданию организации, который принадлежит ей на праве собственности или на ином законном основании. Такая территория предназначена для движения транспортных средств в целях обеспечения деятельности организации, имеет ограждение и характеризуется наличием ограниченного режима допуска на нее транспортных средств и выезда с нее (пропускной режим).

Таким образом, если вред жизни, здоровью или имуществу потерпевшего причинен в результате дорожно-транспортного происшествия на территории, отвечающей вышеуказанным признакам, то он не подлежит возмещению страховщиком по договору обязательного страхования в силу подп. "и" п. 2 ст. 6 вышеуказанного Закона. Ответственность за причинение вреда на такой территории несет сама организация, которая должна обеспечить надлежащую безопасность при движении транспортных средств.

Кроме того, в соответствии с п. 1 ст. 30 вышеуказанного Закона организации и граждане обязаны бесплатно представлять по запросам страховщиков имеющуюся у них информацию (в том числе конфиденциальную), связанную со страховыми случаями по обязательному страхованию. Следовательно, страховщик может выяснить, отвечает ли территория, на которой произошло дорожно-транспортное происшествие, вышеуказанным признакам, запросив эти сведения у данной организации.

 

6. Вопрос: Применяется ли Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" к правоотношениям, вытекающим из Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"?

 

Ответ: Как следует из преамбулы Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года "О защите прав потребителей", этот закон регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг).

Потребителем является гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности (преамбула того же Закона).

Согласно ст. 1 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" договором обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств (далее - договор обязательного страхования) является договор, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Договор обязательного страхования заключается в порядке и на условиях, которые предусмотрены указанным Федеральным законом, и является публичным.

Согласно ст. 4 названного Федерального закона владельцы транспортных средств обязаны на условиях и в порядке, которые установлены этим Федеральным законом и в соответствии с ним, за свой счет застраховать в качестве страхователей риск своей гражданской ответственности, которая может наступить вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц при использовании транспортных средств.

Таким образом, данный Федеральный закон направлен на защиту жизни, здоровья и имущества третьих лиц.

Следовательно, Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 года "О защите прав потребителей", регулирующий отношения, вытекающие из договоров купли-продажи (выполнения работ, оказания услуг), направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, не может распространяться на правоотношения, вытекающие из Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

 

7.1.3. Обзор законодательства и судебной практики

Верховного Суда РФ за I квартал 2007 года

 

1. Вопрос: Возможно ли возмещение вреда, причиненного потерпевшему дорожно-транспортным происшествием, непосредственно его причинителем, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования, в размере страховой суммы?

 

Ответ: В силу закона (гл. 59 Гражданского кодекса Российской Федерации) потерпевший вправе предъявить требование о возмещении вреда непосредственно его причинителю.

При этом согласно абзацу второму п. 2 ст. 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страхователь, к которому потерпевшим предъявлен иск, должен привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.

По смыслу данной правовой нормы вопрос о возмещении вреда самим лицом, чья ответственность застрахована, решается в зависимости от выраженного им согласия на такое возмещение либо отсутствия такого намерения. В последнем случае к участию в деле должен быть привлечен страховщик.

Если страховщик привлечен к участию в деле, то независимо от того, настаивает ли потерпевший на возмещении вреда его причинителем, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования, суду следует отказать потерпевшему в иске. Исходя из существа института страхования Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" имеет своей целью защитить не только права потерпевшего на возмещение вреда, но и интересы страхователя - причинителя вреда.

Однако в том случае, если страхователь (причинитель вреда) не заявил требование о привлечении к участию в деле страховщика, а выразил намерение возместить причиненный ущерб лично, то вред, причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия, может быть возмещен в полном объеме непосредственно его причинителем, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования на основании общих правил о возмещении вреда (ст. ст. 1064, 1079 ГК РФ).

 

7.1.4. Постановление Пленума Верховного Суда РФ

от 24.10.2006 "О некоторых вопросах, возникающих у судов

при применении Особенной части Кодекса РФ об

административных правонарушениях"

 

1. Вопрос: Как следует квалифицировать неисполнение владельцем транспортного средства обязанности по страхованию гражданской ответственности, управление транспортным средством, владелец которого не исполнил обязанность по страхованию, и управление транспортным средством с нарушением условий договора об обязательном страховании?

 

Ответ: При пересмотре постановлений органов ГИБДД по делам об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 12.37 КоАП РФ, надлежит исходить из того, что неисполнение владельцем транспортного средства обязанности по страхованию гражданской ответственности, установленной статьей 4 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", а также управление транспортным средством, владелец которого не исполнил обязанность по страхованию, подлежат квалификации по ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ, а управление транспортным средством с нарушением условий договора об обязательном страховании, содержащихся в страховом полисе, в том числе управление транспортным средством лицом, не указанным в страховом полисе, по ч. 1 названной статьи.

Проверяя обоснованность привлечения лица к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ, следует принимать во внимание положения ст. 10 названного Федерального закона о том, что договор обязательного страхования не прекращает своего действия в течение 30 дней по истечении периода страхования, если страхователь не позднее чем за два месяца до окончания срока действия договора не заявил о его расторжении.

 

7.2. СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ СО СТРАХОВАНИЕМ

ГРАЖДАНСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВЛАДЕЛЬЦЕВ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ

 

Потерпевшему (одному из участников дорожно-транспортного

происшествия) предоставлено право выбора: направить

заявление о страховой выплате страховщику, или

представителю страховщика по своему месту жительства (месту

нахождения), либо представителю страховщика в субъекте

Российской Федерации, в котором произошло дорожно-

транспортное происшествие

 

Определение Верховного Суда РФ

от 14 августа 2007 г. N 2КАС07-354

 

 

В силу ст. 5 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (в редакции от 30 декабря 2006 года) условия, на которых заключается договор обязательного страхования, должны соответствовать типовым условиям договора обязательного страхования, содержащимся в издаваемых Правительством Российской Федерации правилах обязательного страхования.

Согласно п. 1 ст. 13 этого же Федерального закона заявление потерпевшего, содержащее требование о страховой выплате, с приложенными к нему документами о наступлении страхового случая и размере подлежащего возмещению вреда, направляется страховщику по месту нахождения страховщика или его представителя, уполномоченного страховщиком на рассмотрение указанных требований потерпевшего и осуществление страховых выплат.

П. 1 ст. 21 названного Федерального закона предусмотрено, что страховщик должен иметь в каждом субъекте Российской Федерации представителя, уполномоченного на рассмотрение требований потерпевших о страховых выплатах и осуществление страховых выплат.

Исходя из смысла приведенных выше норм обращение потерпевшего с заявлением о страховой выплате направляется не любому представителю страховщика, а уполномоченному на рассмотрение указанных требований потерпевшего и на осуществление страховых выплат в соответствующем субъекте Российской Федерации. П. 1 ст. 13 Федерального закона N 40-ФЗ не предусмотрено, что потерпевший может направлять заявление о страховой выплате любому представителю страховщика независимо от его места нахождения. Напротив, указанным нормативным положением предусмотрено, что совершение таких действий связано с местом нахождения самого страховщика или его уполномоченного представителя в определенном субъекте Российской Федерации.

Абзацем третьим п. 43 Правил предусмотрена возможность обращения потерпевшего с заявлением о страховой выплате не только к самому страховщику или его представителю в субъекте Российской Федерации, на территории которого произошло дорожно-транспортное происшествие, но и к представителю страховщика по месту жительства (месту нахождения) потерпевшего. При таком положении указанными Правилами расширяются права потерпевших, что соответствует целям, обозначенным в преамбуле Федерального закона N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". Потерпевшему предоставлено право выбора: направить заявление о страховой выплате страховщику, или представителю страховщика по своему месту жительства (месту нахождения), либо представителю страховщика в субъекте Российской Федерации, в котором произошло дорожно-транспортное происшествие.

 

 

 

Абзац 1 подпункта "б" пункта 63 Правил обязательного

страхования гражданской ответственности владельцев

транспортных средств, утвержденных Постановлением

Правительства Российской Федерации от 7 мая 2003 года

N 263, в части, исключающей из состава страховой выплаты в

случае повреждения имущества потерпевшего величину утраты

товарной стоимости, признан недействующим

 

Решение Верховного Суда РФ

от 24 июля 2007 г. N ГКПИ07-658

 

 

Правительство Российской Федерации своим Постановлением от 7 мая 2003 года N 263 утвердило Правила обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, абз. 1 подп. "б" п. 63 которых предусмотрено, что размер страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего определяется в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до наступления страхового случая (восстановительных расходов).

Данная норма, как следует из ее содержания, предусматривает при наступлении страхового случая возмещение лишь восстановительных расходов, исчерпывающе перечисленных в п. 64 Правил, и не предполагает включение в состав страховой выплаты величины утраты товарной стоимости.

Данное нормативное положение, исключающее из состава страхового возмещения величину утраты товарной стоимости, расходится с содержанием и целями Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (в редакции от 30 декабря 2006 года), снижает установленные гарантии права потерпевшего на возмещение вреда, причиненного его имуществу при использовании транспортного средства иными лицами, в пределах, предусмотренных этим Федеральным законом.

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п. 1); под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Из анализа ст. 6 во взаимосвязи с п. 2 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" следует, что при причинении вреда имуществу потерпевшего возмещению в пределах страховой суммы подлежит реальный ущерб. Такое условие публичного договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств непосредственно закреплено и в подп. "а" п. 60 оспариваемых Правил.

Утрата товарной стоимости представляет собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта.

Таким образом, утрата товарной стоимости транспортного средства, влекущая уменьшение его действительной (рыночной) стоимости вследствие снижения потребительских свойств, относится к реальному ущербу и наряду с восстановительными расходами должна учитываться при определении размера страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего.

 

 

 

Согласно п. 59 Правил обязательного страхования гражданской

ответственности владельцев транспортных средств органы

государственного социального страхования и социального

обеспечения, а также страховые медицинские организации не

вправе предъявлять регрессные требования к страховщику,

осуществляющему обязательное страхование. Органы

государственного социального страхования и социального

обеспечения, страховые медицинские организации, которые

выплатили пособие, являющееся федеральной собственностью,

имеют право обратного требования (регресса) к лицу,

причинившему вред

 

Решение Верховного Суда РФ

от 14 июня 2007 г. N ГКПИ07-394

 

 

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" обязанность по страхованию гражданской ответственности осуществляется владельцами транспортных средств путем заключения договора обязательного страхования со страховой организацией (страховщиком).

По договору страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшему причиненный вследствие этого события вред его жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

К страховому риску по обязательному страхованию Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" относится наступление гражданской ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации (ст. 6).

К страховому риску по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств не относятся социальные страховые риски, которые предусмотрены Федеральным законом "Об основах обязательного социального страхования".

Обязательное социальное страхование является частью государственной системы социальной защиты населения, спецификой которой является осуществляемое в соответствии с федеральным законом страхование работающих граждан от возможного изменения материального и (или) социального положения, в том числе по не зависящим от них обстоятельствам.

Оно представляет собой систему создаваемых государством правовых, экономических и организационных мер. Эти меры направлены на компенсацию или минимизацию последствий изменения материального и (или) социального положения работающих граждан вследствие признания их безработными, трудового увечья или профессионального заболевания, инвалидности, болезни, травмы, а также наступления иных установленных законодательством Российской Федерации социальных страховых рисков, подлежащих обязательному социальному страхованию.

При этом в силу подп. 8 п. 1 ст. 11 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования" страховщик имеет право обращаться в суд с исками о защите своих прав и возмещении причиненного вреда, в том числе предъявлять регрессные иски о возмещении понесенных расходов.

Страховщики - это некоммерческие организации, которые создаются в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования для обеспечения прав застрахованных лиц по обязательному социальному страхованию (ст. 6 Федерального закона "Об основах обязательного социального страхования").

В п. 59 Правил названы такие организации. Это органы государственного социального страхования и социального обеспечения, страховые медицинские организации, которые не вправе предъявлять регрессные требования к страховщику - страховой организации, которая осуществила обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств на условиях и в порядке, установленных Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

Органы государственного социального страхования и социального обеспечения, страховые медицинские организации, которые выплатили пособие, являющееся федеральной собственностью, имеют право обратного требования (регресса) к лицу, причинившему вред.

Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон "Об основах обязательного социального страхования", Федеральный закон "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" не наделяют страховщиков по обязательному социальному страхованию правом предъявлять регрессные требования к страховщикам, осуществляющим обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Положения п. 59 Правил не противоречат ст. 11 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", которая регламентирует действия страхователей и потерпевших при наступлении страхового случая в рамках договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, и не ограничивают права страхователей.

 

 

 

Страховая сумма по договору обязательного страхования

ответственности владельца транспортного средства подлежит

выплате потерпевшему, которому вред причинен в результате

повреждения его автомобиля по вине лица, не включенного в

договор обязательного страхования в качестве водителя,

допущенного к управлению транспортным средством, в случае,

если такое лицо управляло автомобилем на законных

основаниях (в том числе на основании письменной

доверенности)

 

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ

от 14 июня 2007 г. N 1136/07

 

 

Вследствие дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 07.02.2004 в городе Новокузнецке, получил механические повреждения автобус ПАЗ, принадлежащий Волынкину Е.А.

Требование о возмещении вреда в сумме, определенной в акте экспертизы государственного учреждения "Кемеровская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации" от 18.08.2004 N 418/К-200, Волынкин Е.А. предъявил страховой компании, застраховавшей в порядке обязательного страхования ответственность владельцев автомобиля ГАЗ, при пользовании которым причинен вред.

Страховая компания отказала в страховой выплате, сославшись на то, что дорожно-транспортное происшествие, в результате которого поврежден автобус, не является страховым случаем, поскольку виновное в его возникновении лицо не названо в договоре обязательного страхования и управляло транспортным средством незаконно, не имея полномочий от собственника.

Согласно п. 2 ст. 15 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон) по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев.

Основания для законного владения транспортным средством названы в ст. 1 Закона.

В рамках уголовного дела, возбужденного по факту дорожно-транспортного происшествия в отношении виновного в нем гражданина Денисенко Н.А. и прекращенного в связи с его гибелью, производился допрос в качестве свидетеля собственника автомобиля ГАЗ - гражданки Шевяковой М.В. (третьего лица по данному делу), которая пояснила, что Денисенко Н.А. пользовался автомобилем на основании ее рукописной доверенности.

В соответствии со ст. 1 Закона лицо, управляющее транспортным средством по доверенности, признается его законным владельцем.

Ответственность такого лица является застрахованной в порядке обязательного страхования наряду с ответственностью названных в полисе обязательного страхования лиц в силу Закона.

Поскольку ответственность причинителя вреда как законного владельца транспортного средства в момент дорожно-транспортного происшествия являлась застрахованной по выданному страховой компанией полису обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортного средства (автомобиля ГАЗ) от 15.01.2004 серии ААА N 0226959826, отказ страховой компании в страховой выплате противоречит Закону.

Неуведомление страховой компании о передаче управления транспортным средством лицу, не указанному в полисе в качестве допущенного к управлению водителя, отказа в страховой выплате не влечет, так как не отнесено Законом к случаям, исключающим обязанность страховщика произвести страховую выплату (ст. 6).

 

 

 

В случае предъявления страхователю по договору

обязательного страхования гражданской ответственности

владельца транспортного средства иска потерпевшим

страхователь вправе привлечь страховщика к участию в деле

 

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ

от 6 марта 2007 г. N 14115/06

 

 

Виновным в дорожно-транспортном происшествии органами госавтоинспекции признан водитель автомобиля ГАЗ, управлявший им на основании путевого листа, выписанного обществом "Транс-Порт".

Общество "Транс-Порт" арендует автомобиль ГАЗ у общества "Домосеть-76" по договору от 01.12.2004, которым обязанность страхования ответственности за ущерб, причиненный в связи с эксплуатацией автомобиля, возложена на арендодателя (п. 2.2.5 договора).

Общество "Домосеть-76" застраховало ответственность в порядке обязательного страхования у общества "НСГ "Росэнерго" на срок с 22.09.2004 по 21.09.2005.

За выплатой названной суммы Банк России обратился к обществу "НСГ "Росэнерго", но получил отказ страховщика, мотивированный тем, что риск ответственности общества "Транс-Порт", водитель которого виновен в дорожно-транспортном происшествии, в форме обязательного страхования не застрахован, следовательно, это общество должно самостоятельно возместить вред в соответствии с гражданским законодательством.

В связи с неполучением возмещения вреда предъявлен настоящий иск.

Согласно п. 2 ст. 15 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (далее - Закон) по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев.

Лицо, которое использует транспортное средство на праве аренды, признается владельцем транспортного средства (ст. 1 Закона).

Следовательно, общество "Транс-Порт" в момент дорожно-транспортного происшествия являлось владельцем автомобиля ГАЗ на основании договора аренды и его ответственность за вред, возникший при использовании этого автомобиля, была застрахована собственником (арендодателем) в порядке обязательного страхования.

В силу ст. 13 Закона предъявление требования о возмещении вреда непосредственно к страховщику является правом потерпевшего.

В данном случае Банк России выбрал в качестве ответственного за вред лица причинителя вреда и ему предъявил иск.

Предъявление иска к причинителю вреда Закон не запрещает, но обязывает причинителя вреда в этом случае привлечь к участию в деле страховщика (п. 2 ст. 11).

Общество "Транс-Порт" исполнило названную обязанность, заявив о привлечении к участию в деле в качестве ответчика общество "НСГ "Росэнерго", что позволяло суду на основании ч. 2 ст. 46 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации привлечь страховщика к участию в деле в качестве другого ответчика, поскольку на обязательность его участия в деле указывает Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ.

Вопреки заявлению общества "Транс-Порт" и названной процессуальной норме суды не привлекли к участию в деле в качестве ответчика страховщика.

От участия страховщика зависит результат рассмотрения дела, поэтому принятые только в отношении причинителя вреда судебные акты по настоящему делу не могут быть признаны обоснованными и подлежат отмене.

 

 

 

Управление транспортным средством при наличии страхового

полиса с истекшим сроком действия в период действия

договора обязательного страхования, не превышающего 1 года

и 30 дней, не является основанием для привлечения к

административной ответственности по ч. 1 ст. 12.37 КоАП РФ

 

Постановление Верховного Суда РФ

от 13 июля 2006 г. N 16-АД06-6

 

 

Согласно ч. 1 ст. 12.37 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за управление транспортным средством в период его использования, не предусмотренный страховым полисом обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортного средства, а равно управление транспортным средством с нарушением предусмотренного данным страховым полисом условия управления этим транспортным средством только указанными в данном страховом полисе водителями.

Из материалов дела усматривается, что 28.08.2005 О. управлял автомобилем марки ВАЗ-21011, имея полис обязательного страхования гражданской ответственности, срок которого определен с 14.08.2004 по 13.08.2005.

Протокол об административном правонарушении в отношении О., который управлял автомобилем в период, не предусмотренный страховым полисом, составлен 28.08.2005, то есть через 15 дней после окончания срока страхования, указанного в страховом полисе.

Согласно п. 1 ст. 10 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" срок действия договора обязательного страхования составляет один год, за исключением случаев, для которых настоящей статьей предусмотрены иные сроки действия такого договора. Договор обязательного страхования продлевается на следующий год, если страхователь не позднее чем за 2 месяца до истечения срока действия этого договора не уведомил страховщика об отказе от его продления. Действие продленного договора обязательного страхования не прекращается в случае просрочки уплаты страхователем страховой премии за следующий год не более чем на 30 дней. При продлении договора обязательного страхования страховая премия за новый срок действия договора уплачивается в соответствии с действующими на день ее уплаты страховыми тарифами.

При таких обстоятельствах О., управлявший транспортным средством в период действия договора обязательного страхования, не превышающего 1 года и 30 дней, и имевший при себе страховой полис с истекшим сроком действия, не мог быть привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.37 КоАП РФ.

 

 

 

Взаимосвязанные положения абз. 11 ст. 1, п. 2 ст. 15 и

ст. 16 Федерального закона "Об обязательном страховании

гражданской ответственности владельцев транспортных

средств" не могут рассматриваться как исключающие

владельцев, использующих транспортное средство на законном

основании, но не указанных в страховом полисе, из числа

лиц, чей риск гражданской ответственности является

застрахованным по договору обязательного страхования

гражданской ответственности владельцев транспортных

средств, и как предполагающие право страховщика отказать в

осуществлении страховой выплаты при причинении такими

владельцами транспортных средств вреда жизни, здоровью или

имуществу потерпевших

 

Определение Конституционного Суда РФ

от 12 июля 2006 г. N 377-О

 

 

Согласно п. 2 ст. 15 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев. Из приведенного положения в системной взаимосвязи с абз. 4 ст. 1 названного Федерального закона, раскрывающим понятие "владелец транспортного средства", следует, что все владельцы, в том числе управляющие транспортным средством на основании доверенности на право управления транспортным средством, относятся к лицам, риск ответственности которых является застрахованным по договору обязательного страхования.

Каких-либо исключений, в частности для случаев ограниченного использования транспортных средств, это правило не предусматривает, причем наступление гражданской ответственности как самого страхователя, так и иных лиц, риск ответственности которых застрахован по договору обязательного страхования, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства в силу абз. 11 ст. 1 является страховым случаем, влекущим обязанность страховщика произвести страховую выплату.

Таким образом, по смыслу п. 2 ст. 15, абз. 4 ст. 1 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" и п. 1 ст. 931 ГК Российской Федерации владельцы транспортного средства, управляющие им на основании доверенности, являются участниками страхового правоотношения на стороне страхователя - независимо от того, указаны они в страховом полисе или нет.

Данный вывод подтверждается правилом ст. 14 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", предусматривающим, что при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре водителями (обязательное страхование при ограниченном использовании транспортных средств) страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу (страхователю, иному лицу, риск ответственности которого застрахован по договору обязательного страхования) в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (абз. 6 ч. 1). Это право возникает у страховщика тогда, когда страхователем не исполняется закрепленная в п. 3 ст. 16 названного Федерального закона обязанность - незамедлительно сообщить страховщику о передаче управления транспортным средством водителю, не указанному в страховом полисе, и направлено на защиту его прав в случаях выплаты страхового возмещения вместо лиц, обязанность по осуществлению страховых выплат за которых он на себя не принимал.

 

 

 

Лицо, управляющее транспортным средством в период действия

договора обязательного страхования, не превышающего 1 года

и 30 дней, и имеющее при себе страховой полис с истекшим

сроком действия, не может быть привлечено к

административной ответственности по ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ

 

Постановление Верховного Суда РФ

от 25 апреля 2006 г. N 83-ад06-1

 

 

Согласно ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за неисполнение владельцем транспортного средства установленной федеральным законом обязанности по страхованию своей гражданской ответственности, а равно управление транспортным средством, если такое обязательное страхование заведомо отсутствует.

Из материалов дела усматривается, что 29.12.2004 Б. управлял автомобилем марки ВАЗ-2107, имея полис обязательного страхования гражданской ответственности, срок которого определен с 24.12.2003 по 23.12.2004.

Протокол об административном правонарушении в отношении Б. об отсутствии страхового полиса составлен 29.12.2004, то есть через 5 дней после окончания срока страхования, указанного в страховом полисе.

Согласно п. 1 ст. 10 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" срок действия договора обязательного страхования составляет один год, за исключением случаев, для которых настоящей статьей предусмотрены иные сроки действия такого договора. Договор обязательного страхования продлевается на следующий год, если страхователь не позднее чем за 2 месяца до истечения срока действия этого договора не уведомил страховщика об отказе от его продления. Действие продленного договора обязательного страхования не прекращается в случае просрочки уплаты страхователем страховой премии за следующий год не более чем на 30 дней. При продлении договора обязательного страхования страховая премия за новый срок действия договора уплачивается в соответствии с действующими на день ее уплаты страховыми тарифами.

При таких обстоятельствах Б., управлявший транспортным средством в период действия договора обязательного страхования, не превышающего 1 года и 30 дней, и имевший при себе страховой полис с истекшим сроком действия, не мог быть привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ.

С учетом изложенного постановление заместителя командира ДПС ГИБДД УВД Брянской области от 30 декабря 2004 года о привлечении Б. к административной ответственности за совершение административного правонарушения по ч. 2 ст. 12.37 КоАП РФ не соответствует требованиям закона, поэтому оно подлежит отмене.

 

 

 

Собственники или владельцы транспортных средств при

обращении в подразделения ГИБДД за выдачей дубликатов

свидетельств о регистрации транспортных средств не обязаны

представлять полис обязательного страхования гражданской

ответственности владельца транспортного средства. Такой

полис названные лица обязаны представить, а органы ГИБДД

соответственно вправе требовать его представления лишь в

случаях регистрации транспортных средств, в том числе

временной, и изменения регистрационных данных транспортных

средств

 

Решение Верховного Суда РФ

от 25 января 2006 г. N ГКПИ05-1580

 

 

Абз. 1 п. 96 Правил регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее - ГИБДД), утвержденных Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 27 января 2003 года N 59, предписано, что при выдаче дубликатов свидетельств о регистрации, паспортов, регистрационных знаков транспортных средств взамен утраченных, непригодных для пользования, не соответствующих действующим стандартам или утвержденным в установленном порядке образцам либо срок действия которых истек, совершаются действия, предусмотренные п. п. 53, 58 - 61.2, 63 - 65, 69, 70, 74, 75 Правил, при условии выполнения требований, установленных п. 81 Правил.

В соответствии с п. 58 Правил (включенным в раздел III "Подготовка к регистрации и регистрация транспортных средств регистрационными подразделениями") принимаются к рассмотрению заявления собственника или владельца транспортного средства, истребуются сведения и документы, необходимые для регистрации транспортных средств.

Перечень документов, необходимых для регистрации транспортных средств, приведен в п. 35 Правил.

Согласно подп. "з" указанного пункта для совершения регистрационных действий собственники или владельцы транспортных средств представляют страховой полис обязательного страхования гражданской ответственности собственника транспортного средства или лица, владеющего транспортным средством на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (право аренды, доверенность на право управления транспортным средством, распоряжение соответствующего органа о передаче этому лицу транспортного средства и тому подобное), в случаях регистрации, в том числе временной, и изменения регистрационных данных транспортных средств, когда обязанность по страхованию своей гражданской ответственности установлена федеральным законом.

Из содержания приведенного предписания не следует, что собственники или владельцы транспортных средств при обращении в подразделения ГИБДД за выдачей дубликатов свидетельств о регистрации транспортных средств обязаны представлять полис обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства.

Такой полис названные лица обязаны представить, а органы ГИБДД соответственно вправе требовать его представления лишь в случаях регистрации транспортных средств, в том числе временной, и изменения регистрационных данных транспортных средств.

Выдача дубликатов свидетельств о регистрации транспортных средств ни к одному из этих случаев не относится, поскольку транспортное средство в органах ГИБДД уже зарегистрировано и вопрос о внесении изменений в регистрационные данные не решается.

Следовательно, п. 96 Правил в оспариваемой части не возлагает на собственника или владельца транспортного средства, обратившегося в подразделение ГИБДД с заявлением о выдаче дубликата свидетельства о регистрации транспортного средства, обязанность по представлению полиса обязательного страхования гражданской ответственности владельца транспортного средства.

 

 

 

Если вред потерпевшему причинен в результате повреждения

транспортного средства по вине лица, управлявшего

транспортным средством без законных оснований, то у

страховщика отсутствует обязанность по выплате страхового

возмещения по договору обязательного страхования, поскольку

в данном случае указанное лицо не является субъектом

страховых отношений

 

Обзор кассационной и надзорной практики

по гражданским делам за 6 месяцев 2007 года

Пермского краевого суда.

Дело N 33-2133 от 03.05.2007 года

 

 

Делая вывод о взыскании со страховой компании в пользу П-вой суммы страхового возмещения, суд исходил из того, что в совершении дорожно-транспортного происшествия, в результате которого пострадал мотоцикл, принадлежащий истице, виновата Ш-на, управлявшая автомобилем, принадлежащим на праве собственности К-вой, гражданская ответственность которой была застрахована.

Согласно п. 1 ст. 6 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" объектом обязательного страхования являются имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории РФ.

Из указанной правовой нормы следует, что по договору обязательного страхования является застрахованной ответственность только владельца транспортного средства.

При этом в соответствии с абз. 4 ст. 1 этого же Федерального закона владельцем транспортного средства признается собственник транспортного средства, а также лицо, владеющее транспортным средством на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (право аренды, доверенность на право управления транспортным средством, распоряжение соответствующего органа о передаче этому лицу транспортного средства и т.д.).

Из смысла указанной правовой нормы следует, что лицо, управляющее автомобилем без законных оснований, нельзя признать владельцем транспортного средства, поэтому его ответственность не может быть застрахована по договору обязательного страхования.

Таким образом, если вред потерпевшему причинен в результате повреждения транспортного средства по вине лица, управлявшего транспортным средством без законных оснований, то у страховщика отсутствует обязанность по выплате страхового возмещения по договору обязательного страхования, поскольку в данном случае указанное лицо не является субъектом страховых отношений.

Однако данное лицо не освобождается от гражданско-правовой ответственности. При возложении ответственности за вред, причиненный транспортным средством, на лицо, управлявшее автомобилем без законных оснований, суду необходимо было выяснить обстоятельства, при которых произошло выбытие автомобиля из обладания законного владельца, и при разрешении спора руководствоваться положениями п. 2 ст. 1079 ГК РФ.

 

 

 

Отсутствие установленной Федеральным законом

"Об обязательном страховании гражданской ответственности

владельцев транспортных средств" ответственности

страховщика в виде штрафа за несвоевременную выплату

страховых сумм не препятствует застрахованному лицу

требовать в судебном порядке исполнения обязательства

и возмещения причиненных убытков. Ответственность за

просрочку исполнения денежных обязательств в данном случае

регламентируется ст. 395 ГК РФ

 

Постановление президиума Омского областного суда

от 27 февраля 2007 г. N 44-Г-45

 

 

Обязательное страхование, согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации, - одна из форм имущественного страхования (наряду с добровольным страхованием), при которой на страхователя законом возлагается обязанность страховать жизнь, здоровье или имущество других лиц либо свою гражданскую ответственность перед другими лицами за свой счет или за счет заинтересованных лиц (п. 2 ст. 927).

Посредством введения обязательного страхования риска гражданской ответственности владельцев транспортных средств - страхователей в договоре обязательного страхования потерпевшим, которые в силу п. 3 ст. 931 ГК Российской Федерации признаются выгодоприобретателями и в пользу которых считается заключенным данный договор, обеспечиваются право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, право на охрану здоровья, защита имущественных прав (ст. 37, ч. 1 и 3; ст. 35, ч. 1; ст. 41, ч. 1; ст. 53 Конституции Российской Федерации).

В соответствии с п. 2 ст. 927, ст. 931 и п. 1 ст. 936 ГК Российской Федерации, абз. 8 ст. 1, п. 1 ст. 13 и п. 1 ст. 15 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" обязанность по страхованию гражданской ответственности осуществляется владельцами транспортных средств путем заключения договора обязательного страхования со страховой организацией (страховщиком), по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшему причиненный вследствие этого события вред его жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы); потерпевший вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда, причиненного его жизни, здоровью или имуществу, в пределах страховой суммы.

Согласно ст. 1072 ГК Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

По смыслу приведенных законоположений требование потерпевшего-выгодоприобретателя к страховщику владельца транспортного средства о выплате страхового возмещения (об осуществлении страховой выплаты) в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда, по основаниям возникновения соответствующего обязательства, условиям реализации субъективных прав в рамках каждого из них, размеру возмещения, лицу, обязанному осуществить страховую выплату, сроку исковой давности, целевому назначению. Так, в страховом правоотношении обязательство страховщика перед потерпевшим возникает на основании заключенного страховщиком со страхователем договора страхования гражданской ответственности, а не норм гл. 59 ГК Российской Федерации; выплату страхового возмещения обязан осуществить непосредственно страховщик, причем наступление страхового случая, влекущее такую обязанность, само по себе не освобождает страхователя от гражданско-правовой ответственности перед потерпевшим за причинение ему вреда.

После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре.

Абз. 2 п. 4 ст. 11 указанного выше Федерального закона, не предусматривая ответственности страховщика в виде штрафа за несвоевременную выплату страховых сумм вследствие задержки внесения страхователем страховых взносов, не препятствует застрахованному лицу (выгодоприобретателю) использовать иные способы защиты нарушенного права, в том числе требовать в судебном порядке исполнения обязательства и возмещения причиненных убытков (ст. ст. 15 и 393 ГК Российской Федерации), и, следовательно, не исключает применение общих норм гражданского законодательства о возмещении ущерба, причиненного несвоевременной выплатой страховых сумм, если застрахованное лицо обращается за защитой своих прав на основе этих норм.

Ответственность за просрочку исполнения денежных обязательств регламентируется ст. 395 ГК РФ и предусматривает начисление процентов на сумму этих средств за неправомерное неисполнение денежного обязательства в размере существующей в месте жительства кредитора учетной ставкой банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

 

 

 

 

 

8. ВОПРОСЫ, СВЯЗАННЫЕ С ПОДСУДНОСТЬЮ ДЕЛ МИРОВЫМ СУДЬЯМ

 

1. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировому судье подсудны дела о выдаче судебного приказа (гл. 11, ст. ст. 121 - 130 ГПК РФ).

 

В соответствии со ст. 121 ГПК РФ судебный приказ - это судебное постановление, вынесенное судьей единолично на основании заявления о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника, т.е. по имущественным требованиям, перечень которых приведен в ст. 122 ГПК РФ.

Положения указанных статей, а также другие нормы гл. 11 не связывают возможность выдачи судебного приказа по перечисленным в ст. 122 ГПК РФ требованиям с их размером в отличие от требований по имущественным спорам, указанным в п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, дела по которым рассматриваются и разрешаются в исковом порядке и подсудны мировым судьям при условии, что их размер (цена иска) не превышает 500 минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент подачи заявления.

В связи с этим размер требований для решения вопроса о возможности вынесения и выдачи судебного приказа значения не имеет.

Следовательно, если к мировому судье поступит заявление о вынесении судебного приказа на взыскание денежной суммы, превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент подачи заявления, например, по требованию, основанному на нотариально удостоверенной сделке, то при отсутствии оснований для отказа в принятии заявления о вынесении судебного приказа, предусмотренных ст. 125 ГПК РФ, мировой судья выносит судебный приказ.

Если же из заявления и представленных документов мировой судья усмотрит наличие спора о праве, то он оказывает в принятии заявления о выдаче судебного приказа (п. 4 ч. 1 ст. 125 ГПК РФ), а в случае вынесения судебного приказа и поступления от должника в установленный срок возражений относительно его исполнения - отменяет судебный приказ (ст. 129 ГПК РФ). В этих случаях мировой судья разъясняет заявителю его право предъявить иск в районный суд, поскольку дело по такому спору с учетом цены иска ему неподсудно.

 

2. Из пп. 2 - 4 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ вытекает, что мировому судье подсудны все дела, возникающие из семейно-правовых отношений, кроме дел: по спорам о детях (независимо от того, рассматривается ли он совместно с иском о расторжении брака или отдельно); об оспаривании отцовства (материнства); об установлении отцовства; о лишении родительских прав; об усыновлении (удочерении) ребенка.

 

Мировым судьям неподсудны дела по спорам между родителями об определении порядка общения с детьми, о восстановлении в родительских правах, об отмене усыновления (удочерения), поскольку по этим делам затрагиваются права и законные интересы несовершеннолетних и, следовательно, эти дела подпадают под понятие "споры о детях", исключенные п. 2 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ из подсудности мировых судей.

Дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества подсудны мировому судье независимо от стоимости имущества и, соответственно, цены иска.

Дела о разделе имущества, нажитого во время брака, относятся к делам, возникающим из семейно-правовых отношений, поэтому они подсудны мировому судье, независимо от того, расторгнут брак между сторонами или нет.

 

3. Вопрос: Районному суду или мировому судье подсудны дела, вытекающие из семейно-правовых отношений, когда возникает спор о детях:

- об определении места жительства ребенка;

- о передаче ребенка на воспитание;

- о порядке осуществления родительских прав;

- об устранении препятствий в общении с ребенком;

- об отмене усыновления;

- о восстановлении в родительских правах гражданина, лишенного родительских прав;

- об определении порядка общения с ребенком отдельно проживающего родителя?

 

П. 4 ст. 23 ГПК РФ устанавливает, что мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела, возникающие из семейно-правовых отношений, за исключением дел об оспаривании отцовства (материнства), об установлении отцовства, о лишении родительских прав, об усыновлении (удочерении) ребенка.

Как видно из редакции этой нормы, требования, вытекающие из осуществления личных неимущественных прав (родительских прав) и затрагивающие права и интересы ребенка, неподсудны мировому судье (обзор судебной практики за III квартал 2000 года).

Согласно ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных ст. ст. 23, 25, 26 и 27 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

Следовательно, дела по искам отдельно проживающего родителя об определении порядка общения с ребенком, о восстановлении в родительских правах гражданина, лишенного родительских прав, об отмене усыновления, а также дела по искам об определении места жительства ребенка, о передаче ребенка на воспитание, о порядке осуществления родительских прав, об устранении препятствий в общении с ребенком подлежат рассмотрению в районном суде, поскольку они затрагивают права и интересы детей.

 

4. Вопрос: Зависит ли подсудность дел о разделе совместно нажитого имущества мировому судье от того, какое имущество подлежит разделу - движимое или недвижимое?

 

Редакция п. 3 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ не уточняет, какое именно имущество имеется в виду - движимое или недвижимое, поэтому мировому судье подсудны дела о разделе между супругами совместно нажитого как движимого, так и недвижимого имущества.

 

5. Вопрос: Вправе ли мировой судья при рассмотрении дела о расторжении брака, разделе имущества супругов разрешать вопрос о признании брачного договора недействительным?

 

В соответствии со ст. 23 ГПК РФ мировые судьи рассматривают в качестве суда первой инстанции дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска.

В соответствии со ст. 40 СК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. По смыслу п. 1 ст. 42 СК РФ все имущественные права и обязанности супругов следует определять именно в соответствии с действующим брачным договором. Брачный договор может быть признан недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 44 СК РФ.

В соответствии с п. 11 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 года N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" одновременно с иском о расторжении брака может быть рассмотрено и требование о признании брачного договора недействительным полностью или в части, поскольку такие требования связаны между собой. Поскольку дела о признании брачного договора недействительным возникают из семейно-правовых отношений, мировой судья вправе разрешать требования о признании брачного договора недействительным.

 

6. Мировому судье подсудны все дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров (п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ).

 

К таким делам относятся дела:

- об оспаривании отказа в заключении трудового договора (ч. 6 ст. 64 ТК РФ);

- о признании незаконными дисциплинарных взысканий (кроме увольнения);

- о взыскании заработной платы (если она не может быть взыскана по судебному приказу);

- о признании незаконными переводов на другую работу;

- о возмещении материального ущерба, причиненного работнику работодателем;

- о возмещении материального ущерба, причиненного работодателю работником (в обоих случаях - независимо от цены иска) и т.п.

Дела по искам работников, трудовые отношения с которыми прекращены, о признании увольнения незаконным и об изменении формулировки причины увольнения подлежат рассмотрению районным судом, поскольку по существу предметом проверки в этом случае является законность увольнения.

Если возник спор по поводу неисполнения либо ненадлежащего исполнения условий трудового договора, носящих гражданско-правовой характер (например, о предоставлении жилого помещения, выплате работнику суммы на приобретение жилого помещения), то, несмотря на то, что эти условия включены в содержание трудового договора, они по своему характеру являются гражданско-правовыми обязательствами работодателя и, следовательно, подсудность такого спора (районному суду или мировому судье) следует определять исходя из общих правил определения подсудности дел, установленных ст. ст. 23 - 24 ГПК РФ.

Разъяснения о подсудности дел по спорам, возникающим из трудовых отношений, даны в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".

Если дело по индивидуальному трудовому спору, подсудное по общему правилу мировому судье, связано с государственной тайной, то оно в силу специальной нормы ГПК РФ подсудно областному или другому соответствующему ему суду (п. 1 ч. 1 ст. 26 ГПК РФ).

Трудовой кодекс предусматривает возможность компенсации морального вреда, причиненного работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя (ст. 237 ТК РФ).

Поскольку такие требования вытекают из трудовых отношений, то дела по искам работников к работодателям о взыскании компенсации морального вреда, причиненного нарушением их трудовых прав как имущественных, так и неимущественных, подсудны мировым судьям, независимо от размера требуемой компенсации, если они не связаны с требованиями о восстановлении на работе.

 

7. Вопрос: Подсудно ли мировому судье дело о компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением?

 

Как следует из содержания п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, дела о восстановлении на работе, а также дела по требованиям, производным от требований о восстановлении на работе (о компенсации морального вреда, причиненного незаконным увольнением), мировому судье неподсудны.

 

8. Вопрос: Мировому судье или районному суду подсудны дела о возмещении работником материального ущерба работодателю?

 

Учитывая, что обязанность работника возместить ущерб, причиненный работодателю, возникает в связи с трудовыми отношениями между работником и работодателем (ч. 1 ст. 232 Трудового кодекса Российской Федерации), дела по спорам о материальной ответственности работника за ущерб, причиненный работодателю, в том числе и в случае, когда ущерб причинен работником не при исполнении им трудовых обязанностей (п. 8 ч. 1 ст. 243 ТК РФ), подлежат рассмотрению мировыми судьями независимо от размера ущерба, подлежащего возмещению.

Если ущерб был причинен работником во время действия трудового договора, а иск работодателем предъявлен после прекращения его действия, дело также подсудно мировому судье, так как указанный спор в силу части второй ст. 381 ТК РФ является индивидуальным трудовым спором.

 

9. Вопрос: Кому подсудны дела по искам работников о признании перевода на другую работу незаконным?

 

Мировому судье подсудны также дела по искам работников о признании перевода на другую работу незаконным, поскольку в указанном случае трудовые отношения между работником и работодателем не прекращаются.

 

10. Некоторые дела о защите трудовых прав не подпадают под понятие индивидуальных трудовых споров, подсудных мировому судье.

 

Так, дела по искам о восстановлении трудовых прав, нарушенных незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, подписки о невыезде либо незаконным наложением административного наказания в виде ареста (ч. 6 ст. 29 ГПК РФ) не относятся к делам по спорам, возникающим из трудовых правоотношений. Эти дела возникают не из споров между работниками и работодателями, а из иных отношений - из отношений, возникших вследствие причинения вреда незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070 ГК РФ), поэтому они не подпадают под действия правила, установленного в п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ.

Подсудность таких дел определяется по правилу п. 5 ч. 1 этой статьи - в зависимости от цены иска.

Необходимо учитывать, что трудовой спор, возникший в связи с отказом в приеме на работу, не является спором о восстановлении на работе, так как он возникает между работодателем и лицом, изъявившим желание заключить трудовой договор (ч. 2 ст. 381, ч. 3 ст. 391 ТК РФ), а не между работодателем и лицом, ранее состоявшим с ним в трудовых отношениях.

 

11. Все другие дела по имущественным спорам (кроме дел, возникающих из семейных и трудовых правоотношений) подсудны мировому судье при условии, что цена иска не превышает пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент подачи заявления (п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ).

 

В связи с принятием 2 июня 2000 года Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда" и признанием утратившим силу Федерального закона от 9 января 1997 года "О повышении минимального размера оплаты труда" возникают сложности в определении подсудности таких дел.

Указанным Федеральным законом (с изменениями, внесенными Федеральными законами от 29 апреля 2002 года N 42-ФЗ, от 26 ноября 2002 года N 152-ФЗ, от 1 октября 2003 года N 127-ФЗ, от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ, от 29 декабря 2004 года N 198-ФЗ, от 20 апреля 2007 года N 54-ФЗ) установлено несколько показателей.

Во-первых, минимальный размер оплаты труда: с 1 июля 2000 года - в 132 руб., с 1 января 2001 года - в 200 руб., с 1 июля 2001 года - в 300 руб., с 1 мая 2002 года - в 450 руб., с 1 октября 2003 года - в 600 руб., с 1 января 2005 года - в 720 руб., с 1 сентября 2005 года - в 800 руб., с 1 мая 2006 года - в 1100 руб. в месяц (ст. 1).

Во-вторых, так называемые базовые суммы: с 1 июля 2000 года по 31 декабря 2000 года - 83 руб. 49 коп., с 1 января 2001 года - 100 руб. (ст. 4, 5).

Согласно ст. 3 этого Федерального закона (в редакции Федерального закона N 152-ФЗ от 26 ноября 2002 года) минимальный размер оплаты труда, установленный ст. 1, применяется исключительно для регулирования оплаты труда, а также для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности.

Исходя из того, что законодатель, указывая, на какие отношения распространяется минимальный размер оплаты труда, употребил в ст. 3 термин "исключительно", следует прийти к выводу о том, что для решения вопроса о подсудности гражданских дел по имущественным спорам следует использовать базовые суммы: до 31 декабря 2000 года - 83 руб. 49 коп.; с 1 января 2001 года - 100 руб.

 

12. Дела по исковым требованиям имущественного характера, не подлежащим оценке, подсудны районным судам.

 

Такие вопросы часто возникают при рассмотрении судами дел, возникающих из пенсионных отношений.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил их в п. 2 постановления "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии" от 20 декабря 2005 года N 25 следующим образом:

а) дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления (например, в случае предъявления иска о взыскании назначенной, но не выплаченной трудовой пенсии, о взыскании излишне выплаченных сумм пенсии), в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ подсудны мировому судье;

б) дела по искам, не подлежащим оценке (например, дела по спорам, возникающим в связи с отказом в установлении трудовой пенсии), в силу ст. 24 ГПК РФ подсудны районному суду;

в) в случае объединения связанных между собой требований, не подлежащих оценке, и требований имущественного характера, подлежащих оценке (например, требований о признании права на назначение пенсии ранее достижения пенсионного возраста (60 лет для мужчин или 55 лет для женщин) и о взыскании пенсии, не полученной в связи с необоснованным отказом в ее назначении), дело подсудно районному суду.

 

13. Мировому судье подсудны дела об определении порядка пользования имуществом (п. 7 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ).

 

К подсудности мировых судей отнесены все дела по спорам об определении порядка пользования любым имуществом как недвижимым, так и движимым (земельными участками, строениями, жилыми помещениями, автомобилями и т.п.) между лицами, имеющими право пользования этим имуществом (сособственниками, участниками договора аренды и т.п.).

Размер земельных участков, строений и другого имущества, а также их стоимость не имеют значения для решения вопроса об отнесении указанных дел к подсудности мирового судьи.

Если же спор об определении порядка пользования имуществом (например, домом) связан со спором о праве собственности на него (признанием права на долю в общей собственности, выделом доли и т.п.), то он подсуден мировому судье в зависимости от цены иска (п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ).

 

14. Вопрос: Какому суду подсудны дела по спорам об установлении сервитута?

 

Данные дела не подпадают под действие п. 7 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ.

В этом пункте имеются в виду дела об определении порядка пользования имуществом между лицами, которые имеют (в силу закона, договора или иных обстоятельств, с которыми закон - ст. 8 ГК РФ - связывает возникновение гражданских прав и обязанностей) право на это имущество при условии, что это право в данном деле не оспаривается.

В делах по спорам об установлении сервитута имеет место спор не о порядке пользования имуществом, на которое у истца есть право, а о праве на чужое имущество.

Следовательно, дела об установлении сервитута не подсудны мировым судьям.

 

15. Подсудны ли мировым судьям дела о взыскании компенсации морального вреда?

 

О подсудности дел, связанных с компенсацией морального вреда, возникающих из трудовых правоотношений, было сказано выше.

Подсудность дел о компенсации морального вреда, возникающих из иных правоотношений, определяется с учетом характера этих правоотношений.

По общему правилу компенсация морального вреда допускается в случаях нарушения личных неимущественных прав либо других нематериальных благ (ст. 151 ГК РФ), к которым относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные (неотчуждаемые и непередаваемые) неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона (п. 1 ст. 150 ГК РФ).

Дела о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ не указаны в ст. 23 ГПК РФ, следовательно, дела о взыскании компенсации морального вреда, причиненного нарушением этих прав (благ), мировым судьям неподсудны, если только требования о компенсации морального вреда не вытекают из подсудных мировым судьям дел, возникающих из семейных и трудовых правоотношений (пп. 2 - 4, 6 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ).

Компенсация морального вреда в имущественных отношениях, как это вытекает из ст. ст. 3 и 151 ГК РФ, допускается лишь в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Таким законом является, например, Закон РФ "О защите прав потребителей", в ст. 15 которого установлено, что моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины.

Подсудность дел по имущественным спорам определяется по правилу, установленному в п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, в зависимости от цены иска.

С учетом этого правила должна определяться и подсудность дел по спорам, возникающим из имущественных отношений, по которым предъявлены также требования о компенсации морального вреда: если цена иска по имущественному требованию не превышает 500 размеров оплаты труда, то дело подсудно мировому судье, независимо от размера требуемой компенсации морального вреда; если превышает - районному суду.

 

16. В ч. 3 ст. 23 ГПК РФ установлено, что при объединении нескольких связанных между собой требований, изменении предмета иска или предъявлении встречного иска, если новые требования становятся подсудными районному суду, а другие остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде.

 

В этом случае мировой судья выносит определение о передаче дела в районный суд.

Такие ситуации могут возникать, например, когда по находящемуся в производстве мирового судьи делу о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка ответчик предъявит встречный иск о признании записи его отцом в актовой записи о рождении ребенка недействительной либо по делу о расторжении брака будет возбужден спор о детях или по делу об определении порядка пользования квартирой между ее сособственниками ответчик предъявит встречный иск о признании недействительным свидетельства о праве собственности истца на часть квартиры и т.п.

Как поступать мировому судье в таких случаях? Правило ч. 1 ст. 33 ГПК РФ о том, что дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудно другому суду, здесь неприменимо, поскольку имеется прямое предписание закона (ч. 3 ст. 23 ГПК РФ) об изменении подсудности.

 

17. Вопрос: Если по находящемуся в производстве мирового судьи делу по имущественному спору при цене иска менее 500 минимальных размеров оплаты труда истец увеличит размер исковых требований свыше этой суммы, то влечет ли это изменение подсудности дела?

 

В ч. 3 ст. 23 ГПК РФ ничего не сказано о последствиях увеличения истцом размера исковых требований. В таких случаях есть основания считать, что увеличение размера исковых требований, по сути, влечет за собой изменение предмета иска, т.е. требования, которое истец предъявляет к ответчику.

Следовательно, дела, указанные в п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, при увеличении по ним размера исковых требований до суммы, превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, становятся подсудными районному суду.

Уменьшение истцом размера исковых требований по имущественному спору, подсудному районному суду, до суммы, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, не дает оснований этому суду для передачи дела мировому судье. В этом случае действует правило, установленное в ч. 1 ст. 33 ГПК РФ.

В судебной практике возник вопрос: подлежит ли дело передаче на рассмотрение в районный суд, если при объединении мировым судьей нескольких однородных дел, сумма исковых требований каждого из которых не превышала 500 минимальных размеров оплаты труда, в одно дело общая сумма исковых требований превысила 500 минимальных размеров оплаты труда?

Верховный Суд РФ разъяснил, что поскольку в случае объединения нескольких однородных дел в одно не происходит сложения сумм исковых требований и цена каждого иска остается прежней (не превышающей 500 МРОТ), такое дело остается подсудным мировому судье.

 

18. Какому суду подсудны дела по искам кредитора (банка) к супругам о выделе доли из общего имущества супругов и обращении на нее взыскания в случаях, когда один из супругов является должником банка по кредитному договору: мировому судье, исходя из положений п. 3 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, как дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества или районному суду как дела, возникающие из гражданско-правовых отношений?

 

Ч. 1 ст. 45 Семейного кодекса Российской Федерации предусматривает, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества независимо от цены иска.

Вместе с тем требования о выделе доли из общего имущества супругов и обращении на нее взыскания в том случае, когда супруг является должником банка по кредитному договору, возникают не из семейно-правовых отношений.

Указанный спор носит гражданско-правовой характер и подлежит рассмотрению в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ мировым судьей при цене иска, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления.

В том случае, если цена иска превышает сумму, установленную в п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, такие заявления подлежат рассмотрению в районном суде на основании ст. 24 ГПК РФ.

 

19. Какому судье - мировому или судье районного суда - подсудно дело о защите прав потребителей, если истцом заявлено требование об обязании ответчика выполнить определенные действия (например, осуществить ремонт квартиры после затопления, ремонт системы отопления, заменить окна и т.п.)?

 

Поскольку Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 года (в редакции от 21 декабря 2004 года) "О защите прав потребителей" регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), то есть имущественные отношения, дела, связанные с защитой прав потребителей, подсудны мировому судье как дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ.

 

20. Являются ли дела по искам граждан о признании права собственности на самовольные строения исками имущественного характера, подлежащими оценке, и подсудна ли указанная категория дел мировым судьям?

 

Поскольку в данном случае речь идет о признании права собственности на имущество, которое имеет денежную оценку, то указанные споры носят имущественный характер.

Исходя из этого, в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, данная категория дел при цене иска, не превышающей 500 минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральными законом на день подачи заявления, подсудна мировым судьям.

 

21. К каким спорам (возникающим из гражданско-правовых или трудовых отношений) относятся дела по искам работодателей к работникам о возмещении ущерба в порядке регресса, причиненного третьим лицам работниками при исполнении своих служебных обязанностей в результате дорожно-транспортного происшествия, и какова подсудность указанной категории дел?

 

В соответствии со ст. 238 Трудового кодекса Российской Федерации работник несет материальную ответственность за ущерб, возникший у работодателя в результате возмещения им (работодателем) ущерба иным лицам.

При этом за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено Кодексом или иным федеральным законом (ст. 241 ТК РФ).

В том случае, если ущерб причинен третьим лицам работником, который в момент совершения дорожно-транспортного происшествия находился при исполнении им своих служебных обязанностей, на данные правоотношения должны распространяться требования ст. ст. 238, 241 ТК РФ, поскольку указанный спор возникает из трудовых отношений.

Соответственно если работодатель предъявляет к работнику в порядке регресса иск о возмещении ущерба, причиненного работником третьим лицам, то указанная категория дел в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ подлежит рассмотрению мировым судьей как дела, возникающие из трудовых отношений.

 

22. Подсудны ли мировому судье дела о восстановлении срока для принятия наследства?

 

Дела о восстановлении срока для принятия наследства подлежат рассмотрению мировым судьей, если стоимость наследуемого имущества, о котором возник спор, не превышает 500 минимальных размеров оплаты труда, установленных законом на момент подачи заявления (п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ).

В ином случае дело подлежит рассмотрению в районном суде в качестве суда первой инстанции (ст. 24 ГПК РФ).

 

23. К подсудности какого суда относится рассмотрение дел об обжаловании действий пристава-исполнителя, исполняющего решение мирового судьи?

 

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 3 октября 2006 года N 443-О, положение ч. 1 ст. 441 ГПК РФ, согласно которому на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя по исполнению судебного постановления может быть подана жалоба в суд, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель, в системе действующего правового регулирования не предполагает рассмотрение дел по жалобам на решения, действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя при исполнении постановления мирового судьи иным судом, кроме районного суда, в районе деятельности которого исполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель.

Кроме того, в соответствии с ч. 3 ст. 441 ГПК РФ в редакции Федерального закона от 2 октября 2007 года N 225-ФЗ, вступающего в силу с 1 февраля 2008 года, заявление об оспаривании постановлений должностного лица службы судебных приставов, его действий (бездействия) рассматривается в порядке, предусмотренном гл. гл. 23 и 25 настоящего Кодекса, с изъятиями и дополнениями, предусмотренными настоящей статьей.

Поскольку дела об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (гл. 25 ГК РФ) рассматриваются районными судами, то дела об обжаловании действий пристава-исполнителя, исполняющего решение мирового судьи, также относятся к подсудности районного суда.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь