Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 января 2008 г. по делу N 33-102

 

Судья: Ирышкова Т.В.

 

22 января 2008 г. судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе

 

    председательствующего                                       Смирновой Л.А.

    судей:                                       Фроловой Т.А., Мамоновой Т.И.

 

Заслушали в открытом судебном заседании по докладу Мамоновой Т.И. дело по кассационной жалобе ГУ УПФР по Октябрьскому району г. Пензы на решение Октябрьского районного суда от 12 декабря 2007 г., которым постановлено:

Исковые требования Ж.Е.Н. удовлетворить частично.

Обязать Государственное Учреждение - Управление Пенсионного фонда РФ по Октябрьскому району г. Пензы включить в специальный стаж для назначения пенсии по старости в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ РФ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" период нахождения Ж.Е.Н. в отпуске по уходу за ребенком от полутора до трех лет с 25 сентября по 6 октября 1992 года, признав в этой части недействительным решение комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан при Государственном Учреждении Управлении Пенсионного фонда РФ по Октябрьскому району г. Пензы от 31 октября 2007 года об отказе в назначении пенсии по старости. В остальной части иска - отказать

Проверив материалы дела, заслушав доклад судьи Мамоновой Т.И., судебная коллегия


 

установила:

 

решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан при ГУ УПФР по Октябрьскому району г. Пензы от 31 октября 2007 года Ж.Е.Н. отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по причине недостаточного специального стажа на соответствующих видах работ в соответствии со Списком N 1. В специальный стаж не включен период нахождения Ж.Е.Н. в отпуске по уходу за ребенком.

Не соглашаясь с решением комиссии в части исключения из специального стажа периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком 25 марта 1991 года рождения до трех лет с 25 сентября 1992 года по 25 марта 1994 года, Ж. обратилась в суд с иском к ГУ УПФР об его отмене. Просила включить оспариваемый период в специальный стаж по Списку N 1.

В судебном заседании истица на исковых требованиях настаивала, дополнительно просила признать недействительным решение комиссии от 31 октября 2007 года об отказе в назначении ей пенсии по старости, назначить пенсию с 9 октября 2007 года.

Представитель ответчика Государственного Учреждения - Управление Пенсионного фонда по Октябрьскому району города Пензы Ж.Е.А., действующая на основании доверенности с исковыми требованиями не согласилась. В своих возражениях сослалась на то, что истице обоснованно отказано в назначении досрочной трудовой пенсии. Просила учесть, что Правилами исчисления периодов работы, дающей право досрочное назначение трудовой пенсии по старости /утвержденными Постановлением Правительства РФ от 1.07.2002 года N 516/ период нахождения в отпуске по уходу за детьми до 3-х лет не может быть включен в специальный стаж. На основании Постановления Конституционного Суда РФ от 29.01.2004 г. N 2-П и в соответствии с разъяснением Минтруда от 22.05.96 г. в специальный стаж включается период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до 1,5 лет до 6 октября 1992 года, отпуск от 1,5 до 3-х лет не может быть включен в стаж по Списку N 1. Для назначения досрочной пенсии по старости в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 27 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" истице требуется не менее 7 лет 6 месяцев специального стажа, а с учетом уточняющей справки стаж составил 7 лет 3 месяца

22 дня, истице необходимо доработать недостающий стаж по Списку N 1 или обратиться за назначением пенсии по достижении 48 лет.

Суд исковые требования частично удовлетворил, постановив вышеуказанное решение.

Не соглашаясь с решением суда, ГУ УПФР в кассационной жалобе просит его отменить как незаконное, постановленное в нарушение норм материального права, ссылаясь на возражения, изложенные в ходе судебного заседания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителя ГУ УПФР Ч.Е.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия считает, что решение суда является законным и обоснованным, постановленном в соответствии с требованиями действующего законодательства и добытыми по делу доказательствами и не находит оснований для его отмены.

Удовлетворяя исковые требования по включению в специальный стаж времени нахождения в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет с 25 сентября по 6 октября 1992 г., суд обоснованно пришел к выводу, что ГУ УПФР, исключая оспариваемый период из специального льготного стажа, необоснованно нарушил права и законные интересы истицы.

Для назначения пенсии по старости по ст. 27 п. 1 пп. 1 Закона РФ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" женщине в возрасте 45 лет требуется страхового стажа - не менее 15 лет; стажа работы по Списку N 1 производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право на льготное пенсионное обеспечение, утвержденному Постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 года N 10 - не менее 7 лет 6 месяцев.

9 октября 2007 года Ж.Е.Н., обратилась в ГУ УПФ РФ по Октябрьскому району с заявлением о назначении ей досрочной трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. 27 п. 1 пп. 1 Закона РФ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

На момент обращения истица заявила страховой стаж - 19 лет 3 месяца 14 дней, стаж по Списку N 1 - 8 лет 9 месяцев 23 дня (с учетом периода нахождения в отпуске без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до 3-х лет с 25 сентября 1992 года по 25 марта 1994 года во время занятия должности сборщицы ОАО "ЗИФ").

Учитывая, что статьи 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции РФ по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, при разрешении спора суд применяет правила и нормы исчисления продолжительности стажа на соответствующих видах работ, действовавшие до введения нового правового регулирования.

До вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации", с принятием которого период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях, статья 167 КЗоТ РФ предусматривала включение указанного периода в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости.

При этом судом также было учтено и Постановление Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 года N 677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей", п. 2 которого было предусмотрено увеличение продолжительности дополнительного отпуска по уходу за ребенком без сохранения заработной платы до достижения им возраста трех лет с 1 декабря 1989 года. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

С учетом вышеприведенных норм, действующих во время предоставления истице отпуска, период нахождения ее в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет с 25 сентября по 6 октября 1992 года (вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года N 3543-1) подлежит включению в специальный стаж, поэтому исковые требования подлежат в этой части удовлетворению.

В силу ст. 7 Конституции РФ в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка материнства, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты. Анализируя вышеназванное законодательство, суд правильно пришел к выводу о том, что ограничения, содержащиеся в Законе и в Правилах, должны распространяться на граждан, которые воспользуются своим правом на отпуск по уходу за ребенком, лишь после введения в действие указанных актов, и ограничение прав истицы на социальное обеспечение по отношению к другим гражданам не оправдывается ни одной из целей, указанных в ст. 55 Конституции РФ, допускающей ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина только в той мере, в которой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Учитывая, что на момент подачи заявления (при условии включения данного периода) специальный стаж истицы не составил требуемый 7 лет 6 месяцев, в соответствии со ст. 19 Закона РФ "О трудовых пенсиях в РФ" в назначении ей пенсии с момента обращения с заявлением отказано.

Свое право на получение пенсии истица может реализовать по достижении возраста 48 лет либо по мере доработки специального стажа.

Все юридически значимые обстоятельства по делу определены судом правильно, исследованы полно и всесторонне, оценка доказательств дана в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, материальный закон применен и истолкован правильно, нормы процессуального права соблюдены.

Доводы кассационной жалобы основаниями к отмене решения суда не являются, поскольку изложенные в жалобе обстоятельства не опровергают выводы суда, они были предметом исследования в ходе судебного разбирательства, им дана надлежащая правовая оценка, которую судебная коллегия признает правильной.

Руководствуясь ст. 360 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Октябрьского районного суда г. Пензы от 12 декабря 2007 г. оставить без изменения, кассационную жалобу ГУ УПФР по Октябрьскому району г. Пензы без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь