Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 января 2008 г. по делу N 33-75

 

Судья: Сивухо Т.Н.

 

22 января 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего Сериковой Т.И.

и судей Фроловой Т.А., Мамоновой Т.И.

заслушали в открытом судебном заседании по докладу Фроловой Т.А. дело по кассационной жалобе ГУ Управления Пенсионного фонда РФ по Пензенскому району Пензенской области от 19 декабря 2007 года, которым постановлено:

Исковое заявление К.Н. к Государственному учреждению Управлению Пенсионного фонда РФ по Пензенскому району о признании незаконным решения комиссии об отказе в досрочном назначении трудовой пенсии удовлетворить.

Включить в специальный стаж педагогической работы время, дающий право на пенсию по выслуге лет, период нахождения К.Н. с 12.11.2001 года по 17.11.2001 года, 6 дней на курсах повышения квалификации, период работы в должности пионервожатой с 8.09.1981 года по 11.10.1981 года в Городищенском детском доме и период нахождения К. в отпуске по уходу за ребенком с 18.08.1982 по 12.12.1983 года - 1 год 3 месяца 25 дней.

Решение комиссии ГУ УПФ РФ по Пензенскому району об отказе в назначении пенсии К.Н. от 29 октября 2007 года признать незаконным и отменить.

Обязать ГУ Управление Пенсионного фонда РФ по Пензенскому району назначить К. пенсию за выслугу лет с момента обращения с заявлением о назначении пенсии, с 17 октября 2007 года.

Проверив материалы дела, судебная коллегия

 

установила:

 

К.Н. обратилась в суд с иском к ГУ Управлению Пенсионного фонда РФ по Пензенскому району о признании незаконным решения комиссии об отказе в назначении пенсии за выслугу лет.

В обоснование своих исковых требований указала, что 17 октября 2007 года она обратилась в ГУ УПФ РФ по Пензенскому району с заявлением о досрочном назначении трудовой пенсии в связи с трудовым стажем по педагогической деятельности 25 лет, в соответствии с п. 1 пп. 10 ст. 28 Закона РФ "О трудовых пенсиях в РФ", представив все необходимые документы.

29 октября 2007 г. ГУ УПФ РФ по Пензенскому району был вынесен письменный отказ в досрочном назначении К.Н. пенсии, по тем основаниям, что периоды нахождения ее на курсах повышения квалификации и период отпуска по уходу за ребенком с 18.08.1982 по 12.12.1983 года - 1 год 3 месяца 25 дней и период работы пионервожатой с 8.09.1981 года по 11.10.1981 года не засчитываются в ее педагогический стаж.

В судебном заседании истица увеличила свои исковые требования и просила включить в стаж педагогической работы, период работы в должности пионервожатой и период нахождения ее на курсах повышения квалификации, и назначить пенсию за выслугу лет, поскольку действующее законодательство не запрещает включать в специальный стаж данные периоды.

Просила признать решение комиссии незаконным и отменить его, поскольку считает, что период нахождения ее на курсах повышения квалификации, период работы в должности пионервожатой и отпуск по уходу за ребенком, должны быть засчитаны в ее педагогический стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии.

Подтвердила, что с 12.11.2001 года по 17.11.2001 года, 6 дней, она находилась на курсах повышения квалификации.

Считает, что стаж педагогической работы, дающий право на досрочное назначение пенсии с учетом указанного времени нахождения на курсах повышения квалификации и в отпуске по уходу за ребенком у нее составил более 25 лет и просила обязать Пенсионный фонд назначить ей пенсию

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе ГУ УПФ РФ по Пензенскому району просит решение суда отменить, считая выводы суда о неправомерности отказа истице в назначении досрочной пенсии необоснованными.

При этом указывает, что К. 1 год 3 месяца 25 дней, с 18.08.1982 по 12.12.1983 года, находилась в отпуске по уходу за ребенком, и в соответствии разъяснениями Постановления Правительства от 11 июля 2002 года N 516 и с учетом "Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости" и "Правил исчисления периодов работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 22.10.2002 года за N 781, период отпуска по уходу за ребенком и курсы повышения квалификации 6 дней не включаются в специальный стаж, дающий право на пенсию по выслуге лет. Также вышеназванными Списками не поименованы должности "пионервожатая".

Обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 39 Конституции РФ каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности и в иных случаях, установленных законом.

Государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом.

В соответствии со ст. 19 Конституции РФ равенство прав и свобод гарантируется без какой-либо дискриминации.

В соответствии с п. 1 пп. 10 ст. 28 ФЗ РФ "О трудовых пенсиях в РФ" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного Законом, лицам, не менее 25 лет осуществляющим педагогическую деятельность в государственных и муниципальных учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Статьи 10, 11, 12, 13 указанного Закона регулируют нормы, касающиеся периодов, засчитываемых в страховой стаж для назначения пенсий, порядок исчисления страхового стажа, правила его подсчета и порядок подтверждения. И суд при разрешении иска руководствуется приведенными выше нормами Закона.

В соответствии с п. 5 "Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 г. N 516, в соответствии со ст. ст. 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которая выполнялась постоянно в течение полного рабочего дня, засчитываются в стаж в календарном порядке.

При этом в стаж включаются периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных оплачиваемых отпусков, включая дополнительные.

При таком положении, суд удовлетворяя требования истицы, прямо посчитал, что прямого указания об исключении спорных периодов, т.е. периодов нахождения на курсах повышения квалификации, из специального стажа К. ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ" не содержит.

Согласно Закона РФ "Об образовании", направление работника на курсы повышения квалификации является обязанностью, установленной с условиями трудового договора и непосредственно связано с трудовой деятельностью.

В соответствии с требованиями ст. 187 Трудового кодекса РФ, при направлении работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы.

Прохождение работниками курсов повышения квалификации с отрывом от работы по направлению работодателя предоставлялось работодателем с сохранением заработной платы, из которой производилась уплата взносов на государственное социальное страхование.

В соответствии с пунктом 4 ныне действующих Правил исчисления периодов работы, дающих право на досрочное назначение трудовой пенсии в соответствии со ст. 27 и 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 года N 516, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой в течение полного рабочего времени, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

Тщательно проверив доводы сторон, исследуя доказательства по делу в их совокупности, в соответствии с требованиями действующего законодательства и материалов дела, суд пришел к правильному выводу, что в период нахождения К.Н. на курсах повышения квалификации уплачивались страховые взносы, необходимые для исчисления страхового стажа, что в судебном заседании подтвердил и представитель третьего лица, работодатель директор Богословской средней школы К.Д., и это обстоятельство является основанием для включения этих периодов в страховой стаж в соответствии со ст. 10 ФЗ "О трудовых пенсиях в РФ".

В соответствии с п. 5 разъяснений Минтруда РФ N 29 от 22 мая 1996 года, в редакции Постановления Минтруда РФ от 1.10.1999 года N 36, зарегистрированного в Минюсте РФ от 24 октября 1996 года, которые действуют до настоящего времени, в специальный стаж может включаться время выполнения работ, производимых вне рабочего места с целью обеспечения основных трудовых функций.

Прохождение истицей курсов связано с повышением ее профессиональной квалификации, что обеспечивало исполнение ею основной трудовой функции педагогического работника - учителя начальных классов, на более высоком уровне.

Как видно из материалов дела прохождение курсов занимало всю продолжительность рабочего дня, и данное обстоятельство допустимыми доказательствами ответчиком не оспорено, то на основании п. 5 разъяснений Минтруда РФ N 29 от 22 мая 1996 года имеются достаточные основания включить спорный период в специальный стаж.

При этом обоснованно судом учтено, что и на момент рассмотрения заявления К.Н., Закон РФ "О трудовых пенсиях" и Правила, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 22.10.2002 года N 781, не содержат прямого запрета об исключении спорных периодов из специального стажа, что также не было учтено комиссией Пенсионного фонда.

По делу установлено, что согласно трудовой книжке К.Н., она работала в должности пионервожатой с 8.09.1981 года по 11.10.1981 года в Городищенском детском доме и данный период работы комиссией Пенсионного фонда не включен в стаж педагогической работы истца.

Удовлетворяя требования истицы в этой части, суд исходил из того, что согласно п. 1 пп. 6 Положения о порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР N 1397 от 17.12.1959 года "О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства", который действовал на момент работы истца в должности пионервожатой, в стаж работы учителей и других работников просвещения засчитывалась работа в училищах, школах, пионерских лагерях и детских домах в качестве штатных пионервожатых.

Вместе с тем, согласно указанного Закона, время работы в должности пионервожатой засчитывалось в специальный стаж при условии, если не менее 2\3 требуемого для назначения пенсии стажа приходится на работу в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на эту пенсию.

С учетом изложенного, суд пришел к правильному выводу, что исходя из конституционных гарантий, предусмотренных ч. 2 ст. 55 Конституции РФ, подлежит применению данный Закон, который действовал в период работы истца.

Материалами дела установлено, что необходимые 2\3 стажа в должностях и учреждениях, работа в которых включается в специальный стаж педагогической деятельности К.Н. выработала и правильным является вывод суда о том, что и период работы в должности пионервожатой с 8.09.1981 года по 11.10.1981 года в Городищенском детском доме необоснованно не включен в стаж педагогической работы.

При этом судом также обоснованно учтено, что периоды нахождения К.Н. на курсах повышения квалификации 6 дней и работа в должности пионервожатой, могут засчитываться в льготный стаж, независимо от времени обращения за назначением льготной пенсии, так как изменения пенсионного законодательства не могут повлечь за собой какого-либо ухудшения положения граждан, обратившихся с заявлениями о назначении пенсии.

Согласно ст. 256 ТК РФ, действовавшей на период обращения К.Н. в ГУ УПФР по Пензенскому району, отпуска по уходу за ребенком засчитываются в общий и непрерывный трудовой стаж, а также в стаж работы по специальности (за исключением случаев досрочного назначения трудовой пенсии по старости).

Аналогичное правило содержалось и в ст. 167 КЗоТ РСФСР.

В период нахождения К.Н. в отпуске по уходу за ребенком, с 18.08.1982 по 12.12.1983 года - 1 год 3 месяца 25 дней, действовал закон, позволяющий засчитывать в льготный стаж периоды нахождения женщин в отпуске по уходу за ребенком.

Изменения, касающиеся вопроса включения времени указанного отпуска в стаж для назначения льготной пенсии, были внесены лишь Законом РФ от 25 сентября 1992 г. "О внесении изменений и дополнений в КЗоТ РСФСР", вступившим в законную силу 6 октября 1992 г.

Удовлетворяя требования истицы судом правильно учтено, что согласно Постановления Конституционного суда от 29 января 2004 года N 2-П могут применяться нормативные правовые акты, регулирующие порядок исчисления стажа для назначения пенсии указанной категории лиц, действующие до вступления в силу с 14.11.2002 года Постановления Правительства РФ N 781 от 29.10.2002 года.

При таких обстоятельствах, суд исходил из того, что периоды нахождения в отпуске по уходу за ребенком истца, с 18.08.1982 по 12.12.1983 года, могут засчитываться в льготный стаж, независимо от времени обращения за назначением льготной пенсии, так как изменения пенсионного законодательства не могут повлечь за собой какого-либо ухудшения положения граждан, обратившихся с заявлениями о назначении пенсии, пенсия, которым должна быть назначена в соответствии с ранее действующим законодательством.

Указанные гарантии также закреплены и в ч. 2 ст. 55 Конституции РФ, предусматривающей, что в РФ не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

В этой связи не допускается необоснованное ограничение объема прав, сокращение гарантий и механизмов правовой защиты.

Судом установлено, что на 17 октября 2007 г., т.е. на день обращения с заявлением в Пенсионный фонд, К.Н. имела необходимый педагогический стаж не менее 25 лет и комиссия Пенсионного фонда необоснованно исключила из специального педагогического стажа К.Н. период нахождения на курсах повышения квалификации 6 дней, период нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 18.08.1982 по 12.12.1983 года - 1 год 3 месяца 25 дней и период работы в должности пионервожатой с 8.09.1981 года по 11.10.1981 года в Городищенском детском доме.

На основании изложенного решение суда является законным и обоснованным и оснований к его отмене не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Пензенского районного суда Пензенской области от 19 декабря 2007 года оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь