Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

СПРАВКА

от 29 января 2008 года

 

О РЕЗУЛЬТАТАХ ИЗУЧЕНИЯ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО РАССМОТРЕНИЮ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О НАРУШЕНИИ ПРАВИЛ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ

И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ (СТ. 264 УК РФ),

ОБ ОСТАВЛЕНИИ В ОПАСНОСТИ (СТ. 125 УК РФ) И О НЕПРАВОМЕРНОМ

ЗАВЛАДЕНИИ АВТОМОБИЛЕМ ИЛИ ИНЫМ ТРАНСПОРТНЫМ СРЕДСТВОМ

БЕЗ ЦЕЛИ ХИЩЕНИЯ (СТ. 166 УК РФ)

 

В соответствии с запросом Верховного Суда Российской Федерации N ОСП-07 от 01.11.2007 года по предложенной программе Верховным Судом Удмуртской Республики изучена судебная практика, информация, представленная районными, городскими судами республики и мировыми судьями по рассмотрению уголовных дел за 2007 год.

Сообщаем, что за 2007 год федеральными судами Удмуртской Республики рассмотрено 186 уголовных дел о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ), 234 уголовных дела о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ).

Одно уголовное дело рассмотрено федеральным судом по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 264 УК РФ и ст. 125 УК РФ. Вынесен обвинительный приговор.

В период с 1 января по 1 декабря 2007 г. на судебный участок N 1 города Сарапула Удмуртской Республики поступило 1 уголовное дело по ст. 125 УК РФ.

Данное уголовное дело по обвинению Б. по ст. 125 УК РФ мировым судьей рассмотрено 2 марта 2007 года. По итогам рассмотрения вынесено постановление о прекращении уголовного дела на основании п.п. 3 п. 6 постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 19 апреля 2006 года "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" и п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ в связи с наличием на иждивении несовершеннолетнего ребенка <...> года рождения (дело N 1-64/07).

 

Раздел I

 

1) Качество предварительного расследования поступивших в суд дел; имеются ли случаи полного или частичного отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения?

Мнение судей Удмуртской Республики по качеству предварительного расследования уголовных дел о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством разделилось.

Одни считают, существенных ошибок, влияющих на постановление приговора, допущенных органами предварительного расследования, в 2007 году по делам указанной категории не выявлено. При рассмотрении уголовных дел по ст. 125, ст. 166, ст. 264 УК РФ случаев полного или частичного отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения не было (Киясовский районный суд УР, Октябрьский районный суд г. Ижевска УР, Алнашский районный суд УР, Индустриальный районный суд г. Ижевска УР, Воткинский городской суд УР, Глазовский городской суд УР, Завьяловский районный суд УР, Кезский районный суд УР, Красногорский районный суд УР, Сарапульский районный суд УР, Селтинский районный суд УР, Сюмсинский районный суд УР, Кизнерский районный суд УР, Каракулинский районный суд, Дебесский районный суд УР, Ленинский районный суд г. Ижевска УР, Первомайский районный суд г. Ижевска, Устиновский районный суд г. Ижевска, Сарапульский городской суд УР, Якшур-Бодьинский районный суд УР).

Другое мнение судей. Качество предварительного расследования по делам указанной категории судами Удмуртской Республики оценено как неудовлетворительное, поскольку органами следствия допускаются серьезные нарушения, при проведении следственных действий допускаются грубые нарушения норм УПК РФ, протоколы следственных действий составляются неграмотно, привлеченные к участию в осмотре места происшествия понятые в курс дела не вводятся, их процессуальные права не разъясняются и т.д. Плохо проводятся осмотры места происшествия и транспортных средств.

Так, по уголовному делу в отношении И., осужденного по ч. 2 ст. 264 УК РФ. При проведении следствия доказательства, свидетельствующие о причастности подсудимого к совершению данного преступления, своевременно не собраны и не закреплены, при осмотре места происшествия допущены грубые нарушения Уголовно-процессуального кодекса.

В суде было установлено, что понятые при осмотре стояли в стороне, их процессуальные права не были разъяснены, обнаруженные на месте следы протектора колес и обуви ни в протоколе, ни каким иным способом не были закреплены, не проведена трассологическая экспертиза на предмет идентификации следов обуви; не установлено и, соответственно, не допрошено в качестве свидетеля лицо, находящееся в автомобиле в момент распития спиртных напитков незадолго до совершенного преступления и т.п. Данный свидетель, установленный в дальнейшем и допрошенный в суде по ходатайству защитника, дал показания, которые опровергли показания подсудимого о его непричастности к совершению преступления.

Ранее, в ходе предварительного следствия, ходатайство об установлении и допросе данного свидетеля также было заявлено, но оставлено без удовлетворения.

Из-за существенных нарушений при осмотре места происшествия: понятые, участвовавшие в осмотре, в суде стали отрицать свое участие, в результате чего судом была назначена почерковедческая экспертиза для установления лица, подписавшего протокол (дело N 1-21/2007 Граховского районного суда УР).

В Вавожский районный суд Удмуртской Республики 3 октября 2007 года поступило уголовное дело по обвинению З-на по ст. 264 ч. 2 УК РФ. При ознакомлении с материалами уголовного дела обвиняемый З. заявил ходатайство о проведении особого порядка судебного разбирательства.

Органы предварительного следствия действия З. квалифицировали как нарушение лицом, управляющим автомобилем правил дорожного движения и эксплуатации транспортного средства, повлекшее по неосторожности смерть человека. Однако ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, ни в обвинительном заключении не было указано, какие правила эксплуатации транспортного средства нарушены З. С учетом изложенного, суд назначил рассмотрение уголовного дела в общем порядке судебного разбирательства и при вынесении приговора исключил из предъявленного обвинения З. нарушение им правил эксплуатации транспортного средства. С учетом мнения потерпевших, а также принимая во внимание то, что З. не находился в состоянии алкогольного опьянения, ему назначено наказание в виде одного года лишения свободы условно с испытательным сроком на один год.

При расследовании данных категорий дел органами предварительного следствия выявлены нарушения закона.

В Вавожский районный суд УР 24 августа 2007 года поступило уголовное дело по обвинению несовершеннолетнего М. по ст. 166 ч. 1 УК РФ. При рассмотрении данного уголовного дела в судебном заседании установлен факт фальсификации протокола осмотра места происшествия следователем, выезжавшим на место происшествия. Так, следователем составлен протокол осмотра места происшествия, участка местности в лесном массиве, где обнаружен угнанный мотоцикл. В качестве понятых следователь указал Б., проживающую в дер. <...>, и Т., проживающего в г. <...>. Кроме того, указано в протоколе, что при осмотре места происшествия участвовала Ш. В судебном заседании свидетель Ш. пояснила, что действительно после сообщения об угоне мотоцикла, она с работниками милиции на машине поехала в сторону леса, откуда был угнан их мотоцикл. Когда мотоцикл обнаружили около перелеска, работники милиции начали составлять осмотр мотоцикла, ее к мотоциклу не допустили и сказали, чтобы она шла в дер. <...> и сообщила в милицию по телефону о снятии мотоцикла с розыска ввиду того, что мотоцикл нашли. Она пешком ушла в дер. <...>, а потом дошла до дома. Никаких понятых при осмотре не было. Вечером к ней домой приехали сотрудники милиции и попросили расписаться в протоколе.

Одновременно при вынесении приговора в отношении М. судом вынесено частное определение в адрес начальника СО ОВД по Вавожскому району.

По изученным уголовным делам за указанный выше период имелись случаи частичного отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения.

Так, по уголовному делу по обвинению Ф. по ст. 264 ч. 1 УК РФ государственный обвинитель в судебном заседании отказался от обвинения в части, а именно в части исключения из объема обвинения указания на то, что Ф. находился в состоянии алкогольного опьянения и нарушил тем самым п. 2.7 Правил дорожного движения. Судом ходатайство было удовлетворено (дело N 1-3/2007, Игринский районный суд УР).

Имелись случаи полного отказа государственного обвинителя от предъявленного обвинения.

По уголовному делу по обвинению З. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 264 ч. 1, ст. 125 УК РФ, государственный обвинитель отказался в судебном заседании от обвинения по ст. 125 УК РФ в связи с отсутствием в действиях З. состава данного преступления. Постановлением суда уголовное преследование в отношении З. по указанной статье было прекращено (дело N 1-58/2007, Игринский районный суд УР).

По уголовному делу Т., обвиняемого органами предварительного следствия по ч. 4 ст. 166 УК РФ, государственный обвинитель в судебном заседании отказался от обвинения в части "угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья" и просил переквалифицировать действия подсудимого Т. на п. "а, в" ч. 2 ст. 166 УК РФ, так как указанный квалифицирующий признак не нашел своего подтверждения в ходе судебного заседания (Завьяловский районный суд УР).

По преступлениям, предусмотренным ст. 264 УК РФ, органами предварительного следствия перечисляются пункты Правил дорожного движения (далее - ПДД), которые вытекают из общих принципов добросовестного поведения. При этом не обосновывается наличие причинно-следственной связи между этими нарушениями ПДД и наступившими последствиями, т.е. не назначается автотехэкспертиза.

Так, по уголовным делам, рассмотренным Малопургинским районным судом УР по обвинению П. (дело N 1-94/2007), М. (дело N 1-150/2007), Л. (дело N 1-37/2007), Г. (дело N 1-127/2007), Ж. (дело N 1-52/2007), Е. (дело N 1-76/2007) и Ч. (дело N 1-173/2007) в обвинительном заключении указаны нарушения подсудимыми следующих пунктов Правил дорожного движения: п. 1.3 "Участники дорожного движения обязаны знать и соблюдать относящиеся к ним требования Правил дорожного движения"; п. 1.5 "Участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда".

По этим же уголовным делам в обвинительном заключении указаны нарушения подсудимыми пунктов Правил дорожного движения: п. 2.1.1 "Водитель механического транспортного средства обязан иметь при себе и по требованию сотрудников милиции передавать им для проверки водительское удостоверение на право управления транспортным средством соответствующей категории"; п. 2.7 "Водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения..."; п. 9.9 "Запрещается движение транспортных средств по обочинам..."; п. 10.1 "Водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения".

Нарушение п. 2.1.1 ПДД является административным правонарушением, однако, отсутствие водительского удостоверения само по себе не может являться автоматически причиной ДТП.

Управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения является грубым административным правонарушением, однако, не может однозначно подтверждать, что именно это состояние водителя неизбежно привело к дорожно-транспортному происшествию в конкретном случае.

Особо следует отметить часто встречающиеся ссылки на п. 10.1 Правил дорожного движения, в соответствии с которым водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом: интенсивность движения; особенности транспортного средства; состояние транспортного средства; особенности груза; состояние груза; дорожные условия; метеорологические условия, в частности, видимость в направлении движения.

Как правило, при расследовании уголовного дела, вменяя нарушения п. 10.1 Правил дорожного движения, органы предварительного расследования не указывают, нарушение какого из вышеуказанных требований привело в данном конкретном случае к невозможности контроля за движением транспортного средства, что впоследствии привело к ДТП.

По уголовному делу по обвинению Л., Г. в обвинительном заключении указаны нарушения подсудимыми пункта 5.1 "Перечня неисправностей и условий, при которых запрещается эксплуатация транспортных средств" - Шины грузовых автомобилей имеют остаточную высоту рисунка протектора менее 1 мм".

Однако автотехническая экспертиза для подтверждения того, что данное нарушение повлекло ДТП, органами предварительного расследования не назначалась (дело N 1-37/2007, Малопургинский районный суд УР).

2) Количество возвращенных уголовных дел прокурору в соответствии со статьей 237 УПК РФ (причины возврата).

Среди нарушений процессуального характера наиболее часто встречаются неточности, допущенные органами предварительного следствия при составлении обвинительного акта, заключения перепутаны или указаны не те даты совершения преступления; не верно указано место совершения преступления; не указана причинно-следственная связь между совершенным преступлением и наступившими последствиями; не правильно указаны данные судебно-медицинской экспертизы и др. Подобные нарушения приводят к необоснованному затягиванию производства по уголовному делу.

В соответствии со статьей 237 УПК РФ за анализируемый период судами Удмуртской Республики прокурору возвращалось 8 уголовных дел о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ) и 4 уголовных дела о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ). Всего 12 уголовных дел.

К примеру, Шарканским районным судом УР уголовное дело в отношении Д., обвинявшегося в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 245 ч. 2, 166 ч. 2 п. "в", 119 УК РФ, в порядке ст. 237 УПК РФ было возвращено прокурору. Основанием принятого решения о возвращении послужило наличие нарушений требований УПК РФ, допущенных при составлении обвинительного заключения. Согласно обвинительному заключению в ходе неправомерного завладения автомобилем без цели хищения подсудимый применил насилие, не опасное для жизни и здоровья Л., который в ходе предварительного следствия потерпевшим по делу не признан, не включен в список потерпевших, чем существенно нарушено его право как потерпевшего на защиту своих интересов. Кроме того, в обвинительном заключении не верно указана прежняя судимость Д. от 04.04.2006 года, указаны не все статьи УК РФ, по которым он осужден, не верно указано назначенное судом наказание, не указана судимость Д. по приговору Шарканского районного суда УР от 19.05.2006 года, несмотря на то, что на период ознакомления обвиняемого с материалами дела и утверждения прокурором обвинительного заключения Д. был осужден по данному приговору (дело N 1-38/2007, Шарканский районный суд УР).

Воткинским городским судом УР в соответствии со ст. 237 УПК РФ судом возвращено прокурору уголовное дело N 1-177/2007 в отношении Г., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 2 УК РФ. Причины возвращения: в обвинительном заключении не верно указано место совершения преступления.

Кроме того, судом вынесено постановление о возвращении прокурору уголовного дела N 1-884/2007 в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 166 ч. 4 УК РФ. Причины возвращения: в обвинительном заключении не указано время и место завладения автомобилем.

Граховским районным судом УР одно уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. По причине того, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или (и) вынесения иного решения на основе данного заключения (дело N 1-39/2007).

По одному уголовному делу в отношении Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, Каракулинским районным судом УР вынесено постановление о возвращении дела прокурору для устранения имеющихся противоречий, поскольку версия следствия о совершенном преступлении в корне отличается от обстоятельств дела, установленных в ходе судебного заседания, что делает невозможным постановления судом приговора. Так, в ходе предварительного расследования согласно заключению судебно-медицинской экспертизы было установлено, что наезд на погибшего был совершен с левой стороны, согласно же обвинительному заключению это произошло справа.

Красногорским районным судом УР было возвращено прокурору в соответствии со статьей 237 УПК РФ одно уголовное дело в отношении С., обвинявшегося по ст. 264 ч. 3 УК РФ, в связи с нарушением требований ст.ст. 171, 220 УПК РФ, поскольку в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении не указана дата совершения преступления, а указана лишь дата управления обвиняемым С. автомобилем - 20 февраля 2007 года; кроме того, квалифицируя действия С. по ст. 264 ч. 3 УК РФ, органы предварительного следствия вменили ему в вину два квалифицирующих признака: нарушение Правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц; также допущены нарушения прав представителя потерпевшей С. - А. и гражданского истца К., которые включены в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание в качестве свидетелей; кроме того, в заключениях судебно-медицинских экспертиз N 8 от 20 марта 2007 года и N 9 от 19 марта 2007 года не указан признак тяжкого вреда здоровью; допущенные при составлении обвинительного заключения нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, исключающими возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения (дело N 1-44/2007).

Уголовное дело по обвинению Ч. по ч. 1 ст. 264 УК РФ возвращено прокурору постановлением Малопургинского районного суда УР от 28.12.2007 г. в связи со следующим: не определено место ДТП; в протоколе осмотра места дорожно-транспортного происшествия указано, что оно совершено на 8-м км автодороги с. <...> - с. <...>, а в обвинительном заключении - на 9-м км данной дороги; в протоколе осмотра места дорожно-транспортного происшествия при перечислении участвующих транспортных средств указан мотоцикл "Иж-Юпитер-5", а при осмотре транспортных средств указан мотоцикл "Иж-Планета-5"; в протоколе осмотра места дорожно-транспортного происшествия указано, что дорожное покрытие шириной для двух направлений по 3.45 метра, т.е. всего 6.9 метра, что не соответствует указанной в схеме происшествия ширине проезжей части дороги - 7.3 метра; в материалах уголовного дела отсутствуют сведения о месте столкновения транспортных средств на дороге. Так, подсудимый утверждает, что ДТП произошло на его стороне движения, а потерпевший утверждает - на его стороне. Данные противоречия не устранены (дело N 1-173/2007).

Уголовное дело по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, возвращалось Увинским районным судом УР прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения, т.к. в постановлении о возбуждении уголовного дела от 05.08.2007 года в нарушение положений ст. 146 УПК РФ дата совершения предполагаемого преступления указана - 26 июня 2007 года, а фактически противоправное деяние, в совершении которого подозревался несовершеннолетний К., было совершено 26 июля 2007 года.

Постановлением Увинского районного суда УР от 12.04.2007 года в соответствии со ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения судом уголовное дело в отношении З. в связи с тем, что в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении не верно указано место ДТП, кроме того, в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемого и его защитника в порядке ст. 217 УПК РФ не верно указано количество листов уголовного дела, которые предъявлены для ознакомления (дело N 1-83/2007).

3) Выявление причин и условий, способствующих совершению преступлений; вынесение частных (особых) определений.

Как видно по изученным уголовным делам, причиной совершения преступлений, предусмотренных ст. 264 УК РФ, является нарушение правил дорожного движения, заключающееся (из указанных в прилагаемой таблице - не приводится) в управлении автомобилем в нетрезвом состоянии в 63 случаях, превышении скорости движения в ИЗ случаях, выезде на встречную полосу движения в 50 случаях, неправильном обгоне в 17 случаях, нарушении проезда перекрестков в 12 случаях. А также нахождении виновных лиц в утомленном состоянии (уснул за рулем). Нарушение указанных требований Правил дорожного движения и повлекло наступление общественно-опасных последствий. Кроме того, данные преступления совершались в темное время суток; при не достаточном освещении улиц; дефектах дорожного полотна; техническом состоянии транспортного средства, не соответствующем правилам эксплуатации автотранспортного средства и правилам безопасности дорожного движения.

К примеру, по уголовному делу N 1-83/2007 непосредственной причиной дорожно-транспортного происшествия явилось нарушение водителем автомобиля Н-вым требований п. 1.5 Правил дорожного движения, в соответствии с которым "Участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда"; п. 9.9 Правил дорожного движения, в соответствии с которым "Запрещается движение транспортных средств по обочинам, тротуарам и пешеходам (за исключением случаев, оговоренных в пунктах 12.1, 24.2 Правил дорожного движения)..."; п. 19.2 Правил дорожного движения, в соответствии с которым "...При ослеплении водитель должен включить аварийную световую сигнализацию и, не меняя полосу движения, снизить скорость и остановиться". Однако Н., управляя принадлежащим ему технически исправным автомобилем <...>, следовал по проулку со стороны ул. Северной в направлении ул. Рабочей г. Можги. В ходе движения около магазина <...> Н. светом фар ослепил автомобиль, двигающийся во встречном ему направлении. Н., осознавая опасность для продолжения дальнейшего движения, действуя легкомысленно, то есть предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий, но без достаточных к тому оснований, самонадеянно рассчитывая на их предотвращение, в нарушение требований п. 19.2 Правил дорожного движения, не включив аварийную сигнализацию и не приняв мер к снижению скорости вплоть до полной остановки, продолжил движение, в результате чего, в нарушение требований п. 9.9 Правил дорожного движения, допустил съезд автомобиля с проезжей части на правую, по ходу его движения, обочину с последующим наездом на велосипедиста Д., двигающегося по правой (по ходу его движения) обочине в направлении ул. Рабочей. Таким образом, в результате допущенных Н. нарушений Правил дорожного движения велосипедист Д. получил телесные повреждения, которые квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Наступившие последствия в виде причинения тяжкого вреда здоровью Д. находятся в прямой причинной связи с нарушением водителем Н. указанных пунктов Правил дорожного движения, в связи с чем действия Н. квалифицированы по ч. 1 ст. 264 УК РФ как нарушение лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Из 186 рассмотренных уголовных дел по ст. 264 УК РФ в 2007 году судами республики вынесено два частных определения об устранении причин и условий, способствующих совершению преступлений.

Основными причинами совершения преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, послужило нахождение лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, в состоянии алкогольного опьянения. Завладение транспортным средством совершалось с прямым умыслом с целью покататься, развлечься. Общее количество дел об угоне автомобиля и других транспортных средств за 2007 года по Удмуртской Республике - 234.

Частные определения при рассмотрении уголовных дел по ст. 166 УК РФ не выносились, поскольку судом не были выявлены обстоятельства, способствующие совершению преступлений. Большинство преступлений совершены в ночное или вечернее время. В 178 преступлениях неправомерному завладению подвергались легковые автомобили отечественного производства, в 12 - легковые автомобили иностранного производства.

4) Меры наказания; назначение дополнительных наказаний.

Судами Удмуртской Республики по уголовным делам в 2007 году о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ) наказание в виде лишения свободы на определенный срок назначено в отношении 31 лица, в отношении 70 лиц применено условное осуждение, дополнительное наказание назначено 83 лицам. В большинстве случаев в качестве дополнительного наказания назначалось лишение права управления транспортными средствами. Всего осуждено в 2007 году по ст. 264 УК РФ 102 лица.

По уголовным делам о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ) в 2007 году наказание в виде лишения свободы на определенный срок назначено 57 лицам; 143 лицам назначено лишение свободы с применением ст. 73 УК РФ, то есть условно; в отношении 8 лиц применена мера наказания в виде штрафа. Всего осуждено в 2007 году по ст. 166 УК РФ 208 лиц.

При назначении наказания по исследуемой категории дел судом учитывается характер и степень общественной опасности преступлений, степень вины подсудимого, обстоятельства дела, данные, характеризующие личность подсудимого, смягчающие и отягчающие вину признаки, а также влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Вместе с тем, наряду с основными мерами наказания по ст. 264 УК РФ, суд обсуждает возможность применения к виновному дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами, занимать должности, связанные с ответственностью за техническое состояние или эксплуатацию транспортных средств.

Наказание по делам о неправомерном завладении автомобилем или иным транспортным средством (ст. 166 УК РФ) назначается в пределах, предусмотренных за совершенное преступление Особенной частью УК. Дополнительная мера наказания по данной статье не предусмотрена.

В качестве примеров можно привести следующие дела.

Так, при назначении наказания по ст. 264 ч. 2 УК РФ в отношении Б. суд учел и наступление тяжких последствий - смерть в ДТП ребенка, управление транспортным средством в нетрезвом состоянии, а также и то, что обвиняемый полностью признал вину, раскаялся в содеянном, добровольно компенсировал моральный вред и имел на иждивении 4-х несовершеннолетних детей. Поэтому, кроме основного наказания в виде 3-х лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года, суд применил к Б. и дополнительную меру наказания - лишение права управления транспортными средствами сроком на 3 года. Сторонами приговор обжалован не был (Завьяловский районный суд УР).

По уголовному делу в отношении Г., осужденного к 1 году лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ с испытательным сроком - один год. Суд, признав виновным Г. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, при назначении наказания применил ст. 64 УК РФ без обязательного дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством. Обосновав свое решение следующим. Г. является индивидуальным предпринимателем, его способ получения средств к существованию связан с осуществлением транспортных перевозок. В период предварительного следствия Г. осуществлял активное способствование в раскрытии преступлений. В судебном заседании вину признал полностью. Поэтому при назначении наказания суд признал исключительными совокупность смягчающих наказание обстоятельств и характер работы подсудимого (дело 1-127/2007 Малопургинского районного суда).

На приговор в отношении В., осужденного по ч. 1 ст. 116 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ, по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году лишения свободы, с применением ст.ст. 69, 79, 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в ИК общего режима, прокурором Завьяловского района УР подано кассационное представление ввиду чрезмерной мягкости, а также неправильного применения судом уголовного закона и, кроме того, приговор был обжалован в кассационном порядке осужденным В. Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда УР приговор в отношении В. был отменен ввиду того, что не в полной мере был применен уголовно-процессуальный закон, дело направлено на новое рассмотрение. Впоследствии В. был осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к 160 часам обязательных работ, по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году лишения свободы, с применением ст. 71, ч. 2 ст. 69 УК РФ, окончательно к отбытию был определен 1 год лишения свободы в ИК общего режима. Приговор обжалован не был (Завьяловский районный суд УР).

По уголовному делу в отношении З-на, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, 18.12.07 г. судом был вынесен приговор, З. был признан виновным, в отношении него назначено наказание в виде 1 года 10 месяцев лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору судебного участка Юкаменского района УР от 21.11.07 г. в виде 1 года лишения свободы и окончательное наказание осужденному назначено в виде 2 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Срок отбывания наказания осужденному З. исчисляется с 18.12.07 г. В срок отбытия наказания зачтен срок содержания под стражей с 17.10.07 г. по 18.12.07 г. включительно. Гражданский иск по делу заявлен не был (дело N 2-74/2007 Юкаменского районного суда УР).

5) Качество судебного разбирательства (отмена или изменение приговоров в кассационном и надзорном порядке).

В Удмуртской Республике качество рассмотренных дел о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств в 2007 году составило 96,8%. Из 186 рассмотренных дел по ст. 264 УК РФ, кассационной инстанцией по 1 приговору изменена квалификация наказания, по 1 приговору снижено наказание осужденному, 4 приговора отменены и дела направлены на новое судебное рассмотрение.

Качество рассмотренных дел об угоне автомобиля и других транспортных средств в 2007 году составило 98,7%. Из 234 рассмотренных дел по ст. 166 УК РФ кассационной инстанцией 3 приговора отменены и дела направлены на новое судебное рассмотрение.

Так, Первомайским районным судом г. Ижевска УР по уголовному делу N 01-593/07 14 августа 2007 года был вынесен приговор, которым М. осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ и установлен испытательный срок 1 год 6 месяцев, возложены соответствующие обязанности, назначено дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на два года.

Данный приговор Первомайского районного суда г. Ижевска УР обжалован осужденным, опротестован государственным обвинителем.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда УР приговор Первомайского районного суда г. Ижевска УР изменен. Исключено из резолютивной части приговора решение о назначении дополнительного наказания в виде лишения права управления транспортным средством на два года, в остальной части приговор суда оставлен без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя и кассационная жалоба осужденного - без удовлетворения.

Причиной изменения приговора Первомайского районного суда г. Ижевска УР судом кассационной инстанции послужило то, что при решении вопроса о назначении дополнительного наказания в нарушение требований закона не обсуждался вопрос о мотивации его применения. В описательно-мотивировочной части приговора об этом нет ссылок. Хотя в санкции статьи применение ее заложено на альтернативной основе. Поэтому решение суда о применении дополнительного наказания из резолютивной части приговора исключено.

В 2007 году Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда УР был отменен один приговор Индустриального районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики в отношении Г. по ч. 2 ст. 264 УК РФ. Судом изначально Г. был осужден к 3 годам лишения свободы условно. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда УР отменила приговор суда как чрезмерно мягкий. При повторном рассмотрении дела Г. был осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ к 2 годам лишения свободы в колонии поселения с лишением права управления транспортным средством на 3 года.

В Воткинском городском суде качество рассмотренных дел указанной категории составило 97,1% - кассационной инстанцией отменен приговор, которым Ф. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 2 УК РФ. Основания отмены приговора: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. В приговоре суд не дал оценки противоречивым и взаимоисключающим сведениям, содержащимся в протоколе осмотра транспортного средства и экспертизах (дело N 1-109/2007).

Так, по уголовному делу Глазовского городского суда УР N 1-41/2007 осужденный И. в своей кассационной жалобе, выражая несогласие с приговором, поставил вопрос об отмене приговора в виду неполноты и одностороннего следствия. А именно: в не проведении следственного эксперимента, не проведении автотехнической экспертизы. Не был допрошен ряд свидетелей, а также не был установлен мотив преступления. Осужденный просил дело направить на новое рассмотрение. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы И., нашла приговор Глазовского городского суда законным, обоснованным и справедливым. Судебная коллегия по уголовным делам посчитала, что выводы о виновности И. были исследованы судом первой инстанции в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Таким образом, приговор Глазовского городского суда УР в отношении И., осужденного по ст. 166 ч. 1 УК РФ, был оставлен без изменения, а кассационная жалоба осужденного - без удовлетворения.

В надзорном порядке в 2007 г. обвинительные приговоры не обжаловались, таким образом, отмен и изменений приговоров не было, следовательно, качество судебного разбирательства составляет 100%.

 

Раздел II. ИЗУЧЕНИЕ ДЕЛ ПО СТАТЬЕ 264 УК РФ

 

1) Качество судебной экспертизы. Имеются ли случаи, когда перед экспертами ставятся не только технические вопросы, но и вопросы правового характера. В этой связи назначается ли судом повторная дорожно-транспортная экспертиза для выяснения специальных технических вопросов, связанных с дорожно-транспортным происшествием? Сколько было таких случаев по изученным делам?

По большинству дел о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств (ст. 264 УК РФ), как правило, проводятся судебные экспертизы. Заключения экспертов носят подробный характер, исполнены качественно, с применением технических средств.

В основном перед экспертами ставятся только технические вопросы. От ответов на вопросы правового характера эксперты уклоняются и подчеркивают, что данные вопросы не входят в их компетенцию.

Повторные дорожно-транспортные экспертизы судами республики назначались редко.

По одному из изученных уголовных дел Красногорского районного суда УР в отношении В., обвинявшегося по ст. 264 ч. 3 УК РФ, в ходе расследования дела проводилась автотехническая экспертиза на основании постановления органа предварительного следствия. В ходе судебного рассмотрения по ходатайству адвоката была назначена дополнительная судебная автотехническая экспертиза для выяснения специальных технических вопросов, связанных с ДТП, при этом судья исключил два вопроса, сформулированных адвокатом, касающихся установления прямой причинной связи между действиями водителя и наступившими последствиями, относящихся к компетенции суда в связи с их правовым (юридическим) характером (дело N 1-12/2007).

При рассмотрении дел указанной категории дорожно-транспортная экспертиза назначалась Игринским районным судом по уголовному делу по обвинению Ф. При назначении автотехнической экспертизы из тринадцати поставленных перед экспертами вопросов два вопроса были правового характера, а именно: о состоятельности показаний водителей транспортных средств и свидетелей ДТП исходя из материалов дела, имеющихся на автомобилях технических повреждений и результатов следственных экспериментов, - на что экспертами был дан ответ, что в их компетенцию решение данных вопросов не входит. Повторная дорожно-транспортная экспертиза в связи с этим судом не назначалась (дело N 1-3/2007).

Имеются примеры удовлетворительного качества судебной экспертизы.

Так, Юкаменским районным судом Удмуртской Республики было рассмотрено одно уголовное дело по обвинению Х. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ.

Качество судебной экспертизы удовлетворительное, на основании заключения эксперта органы следствия сделали однозначный вывод о наличии в действиях Х-ва вины в совершении неосторожного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ. Заключение экспертизы явилось одним из доказательств, подтверждающих виновность Х. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ.

При расследовании данного уголовного дела следователем была назначена автотехническая судебная экспертиза. Вопрос, поставленный следователем перед экспертом для дачи заключения: "Имеется ли причинная связь между действиями водителя автомобиля и наступившими последствиями при получении травм у пешеходов?" - являлся вопросом правового характера. Эксперт в своем заключении дал следующий ответ: "Вопрос о причинной связи между действиями участников дорожного движения и наступившими последствиями носит правовой характер, выходящий за рамки компетенции эксперта-автотехника. Данный вопрос разрешается следствием и судом".

Для уточнения специальных технических вопросов, связанных с дорожно-транспортным происшествием, в данном случае была назначена дополнительная автотехническая судебная экспертиза (дело N 2-17/2007).

2) Имеются ли случаи осуждения водителя транспортного средства по совокупности преступлений, ответственность за которые предусмотрены статьями 264 и 266 УК РФ, если в таких случаях водитель - владелец автомашины выехал на технически неисправном транспортном средстве и нарушил правила дорожного движения в силу чего наступили последствия, указанные в этих статьях УК РФ.

Случаев осуждения водителя транспортного средства по совокупности преступлений, ответственность за которые предусмотрены статьями ст. 264 и ст. 266 УК РФ, если в таких случаях водитель - владелец автомашины выехал на технически неисправном транспортном средстве и нарушил правила дорожного движения в силу чего наступили последствия, указанные в этих статьях УК РФ, в 2007 г. в практике судов Удмуртской Республики не было.

 

Раздел III

 

1) Возникают ли вопросы у судов при осуждении лица, виновного в совершении преступления, предусмотренного статьей 264 УК РФ, также и за совершение преступления, предусмотренного статьей 125 УК РФ?

Из 186 уголовных дел о нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств Якшур-Бодьинским районным судом Удмуртской Республики обвиняемый Г. осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 264 ч. 1 УК РФ и ст. 125 УК РФ. Каких-либо сложностей при рассмотрении данного дела у суда не возникло (дело N 1-14/2007).

2) Как суды обосновывают наличие в действиях лица объективной стороны преступления (оставление в опасности) в случае, когда само лицо, нарушающее правила дорожного движения, поставило потерпевшего в опасное для жизни и здоровья состояние?

Наличие в действиях Г. объективной стороны преступления по ст. 125 УК РФ в приговоре Якшур-Бодьинского районного суда УР обосновано. Его бездействием (скрылся с места происшествия), то есть в оставлении без помощи потерпевшего К., который находился в опасном для жизни и здоровья состоянии (открытый перелом ноги), которого обвиняемый Г. сам и поставил в такое положение, а также не сообщении о данном пострадавшем в медицинское учреждение (дело N 1-14/2007).

3) Устанавливается ли причинная связь между нарушением правил дорожного движения и фактом "оставления" потерпевшего в опасном для жизни или здоровья состоянии?

Причинная связь между нарушением правил дорожного движения и фактом "оставления" потерпевшего в опасном для жизни или здоровья состоянии судом по вышеназванному делу установлена (дело N 1-14/2007).

 

Раздел IV

 

1) При изучении дел в отношении лиц, осужденных по статье 166 УК РФ, укажите, какие вопросы, кроме тех, по которым даны разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 октября 1969 г. N 50 (в редакции от 25 октября 1992 г. N 10), возникают у судов по делам этой категории и требуют дачи разъяснений Пленумом.

При рассмотрении дел в отношении лиц, осужденных по ст. 166 УК РФ, судьи Удмуртской Республики руководствуются разъяснениями, данными в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 октября 1969 года N 50 (в редакции от 25 октября 1992 года). Вопросов, требующих дополнительного разъяснения у судей в ходе рассмотрения указанной категории дел, не имеется.

2) Что суды понимают под "неправомерным завладением транспортным средством"? Какие критерии являются основанием для того, чтобы признать, что угон был совершен без цели хищения? Что понимается судами под "поездкой" на угнанной автомашине (п. 15 названного постановления Пленума)? Длительность такой поездки и другие обстоятельства конкретного дела, дающие основание отграничить этот состав преступления от других преступлений (статьи 158,161,162 УК РФ).

Рассматривая дела о преступлениях, связанных с неправомерным завладением транспортными средствами, суд в каждом случае выяснял, какую цель преследовало лицо, совершая эти действия. Критериями, являющимися основанием для признания угона совершенным именно без цели хищения по рассмотренным уголовным делам, являются такие, как:

1) при захвате транспортного средства виновный не преследует цели хищения;

2) целью является временное использование транспортного средства без согласия собственника или иного владельца, то есть "покататься", доехать куда-либо и пр.;

3) незаконное владение носит временный характер, то есть виновный не собирается присваивать транспортное средство (в отличие от хищения).

Под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения суды понимают захват транспортного средства и поездку на нем. Виновный может угнать транспортное средство обычным путем, используя его двигатель, а может передвинуть его куда-либо вручную, отбуксировать, перевезти на другом транспортном средстве. Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда транспортного средства любым способом с места, на котором оно находилось. При рассмотрении уголовных дел указанной категории судьи республики определяли основанием для признания, что угон совершен без цели хищения, то, что транспортные средства чужие и виновный не обладал правом использования или распоряжения ими. Под "поездкой" на угнанной машине суд понимает физическое перемещение на некоторое расстояние на автомобиле незаконно, то есть самовольно, без разрешения собственника или законного владельца. Длительность поездки не имеет значения для квалификации действий виновного по ст. 166 УК РФ. По изученным делам она составляет от 15 минут до 19 часов.

К примеру, по уголовному делу Можгинского городского суда УР действия подсудимого В. квалифицированы по ч. 1 ст. 166 УК РФ как угон, то есть неправомерное завладение иным транспортным средством без цели хищения, так как действия и умысел подсудимого были направлены на завладение мотоциклом, находящемся в гараже, чтобы съездить на нем в город на свою квартиру, для чего В. путем отрыва досок стены проник в помещение гаража, откуда выкатил мотоцикл, попытался завести, но мотоцикл не завелся. В связи с этим В. из того же гаража выкатил другой мотоцикл, на котором и добрался до города, тем самым осуществил свой преступный умысел (дело N 1-268/2007).

Например, по четырем уголовным делам, рассмотренным Якшур-Бодьинским районным судом УР по ст. 166 УК РФ, завладение транспортным средством осуществлено посторонними лицами, и угон совершен с помощью ключа, оставленного в замке зажигания транспортного средства. Основанием считать, что угон транспортных средств по данным делам был совершен без цели хищения явилось следующее: прямой умысел лица на завладение транспортным средством без цели хищения, а также фактические обстоятельства дела (обнаружение угнанного автомототранспорта через короткое время после угона в исправном, рабочем состоянии, без хищения и порчи деталей и узлов транспорта).

В качестве примера можно привести уголовное дело по обвинению С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ. С. обвинялся в том, что 20 ноября 2006 года около 20 часов, реализуя внезапно возникший умысел, направленный на завладение автомобилем без цели его хищения, тайно и незаконно, путем подбора ключа, завел находившуюся в гараже его хозяйства по адресу: п. Ува, <...>, автомашину М412, т/н <...>, принадлежащую Ш., вывел автомобиль из гаража и катался на нем в районе "Лесокомбината" п. Ува. В 23 часа 55 минут на ул. <...> п. Ува С. был задержан сотрудниками ДПС ГИБДД Увинского РОВД.

Действия С. квалифицированы по ч. 1 ст. 166 УК РФ - неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения (угон).

Длительность поездки составляла около 4 часов. С. осознавал, что незаконно завладевает автомобилем, но при этом у него отсутствовала цель обратить имущество в свою собственность или в пользу третьих лиц, он угнал данный автомобиль с целью "покататься" (дело N 1-27/2007, Увинский районный суд).

Отличие угона от хищений состоит в том, что транспортным средством завладевают временно, а корыстная цель достигается за счет пользования транспортным средством по его назначению. Виновный осознает, что незаконно завладевает автомобилем или иным транспортным средством, игнорируя волю собственника, и желает совершить эти действия. При этом у него отсутствует цель обратить имущество в свою собственность или в пользу третьих лиц.

3) Имеются ли случаи осуждения лица по части третьей статьи 166 УК РФ по признаку "причинение особо крупного ущерба"? Какие основания приводятся в приговоре при определении этого квалифицирующего признака?

В ходе проведенного обобщения случаев осуждения лица по ч. 3 ст. 166 УК РФ по признаку "причинение особо крупного ущерба" в судах Удмуртской Республики за 2007 год не выявлено.

4) Имеются ли ошибки при квалификации действий лица, совершившего угон автотранспортного средства с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия? Какие вопросы возникают у судов по правовой оценке содеянного при угоне автотранспортного средства, когда эти действия совершены, например, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия? Возможна ли квалификация таких действий по другим статьям УК РФ либо такие действия следует квалифицировать по пункту "в" части 2 статьи 166 УК РФ?

При квалификации действии виновного, совершившего угон автотранспортного средства с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (то есть по ст. 166 ч. 2 п. "в" УК РФ), трудностей у судей не возникает.

Отсутствие умысла на хищение транспортного средства является обязательным условием квалификации данного противоправного деяния по ст. 166 ч. 2 п. "в" УК РФ, поэтому квалификация таких действий по другим статьям УК РФ не требуется.

Ошибок при квалификации действий лица, совершившего угон автотранспортного средства с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия, не выявлено.

К примеру, по уголовному делу N 1-266/07 К. и П. признаны судом виновными в том, что они, отбывая наказание в ФГУ ИК-6 пос. Люга Можгинского района в колонии поселении, употребляли с работником фермерского хозяйства <...> Б. спиртные напитки, которые последний привез на своей машине. В ходе этого К. попросил у Б. машину, чтобы съездить в соседнюю деревню к знакомой, на что получил отказ. В связи с полученным отказом К. завернул Б. руки за спину с целью подавления его сопротивления и попросил П. связать Б. руки и ноги, что они и сделали электрическими шнурами. После этого К. и П. завладели автомобилем Б. и выехали с территории крестьянского хозяйства, поехали по трассе Можга - Грахово, по дороге съехали в кювет. В процессе попытки вытащить автомобиль из кювета К. обнаружил в салоне автомобиля телефон сотовой связи марки "Нокиа 6085", принадлежащий Б., тайно его похитил. Действия К. и П. судом квалифицированы по п. "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ - неправомерное завладение автомобилем без цели его хищения, с применением насилия, не опасного для здоровья, так как К. и П. с применением насилия, связав у потерпевшего Б. проволокой руки и ноги, изъяли у него ключи от его автомобиля, неправомерно, без цели хищения завладели автомобилем Б. и выехали с территории крестьянского хозяйства, где стояла машина. Кроме того, действия К. по эпизоду хищения телефона Б. суд квалифицировал по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ - кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное с причинением значительного ущерба гражданину, так как К., обнаружив в угнанном автомобиле Б. сотовый телефон последнего, тайно его похитил, чем причинил потерпевшему значительный материальный ущерб. Приговор в отношении К. и П. обжалован в кассационном порядке, судом кассационной инстанции оставлен без изменений (дело N 1-266/2007, Можгинский городской суд УР).

 

Раздел V

 

У судей Удмуртской Республики имеются вопросы, которые подлежат разъяснению Пленумом Верховного Суда Российской Федерации.

1) Имеющаяся в суде практика свидетельствует о том, что поступающие уголовные дела, квалифицированные ст. 166 УК РФ, не представляют большой сложности при их рассмотрении. В то же время имеются вопросы, связанные с разграничением преступлений, предусмотренных ст. 166 УК РФ, от составов преступлений, предусмотренных другими статьями уголовного закона. Например, имеется ли необходимость в дополнительной квалификации обвиняемого по ст. 166 УК РФ при совершении преступления, предусмотренного ст. 161, 162 УК РФ, когда предметом преступного посягательства служит не автомобиль, а иное имущество собственника (нападение на водителя такси), в случае, если потерпевший вырвался, пытается убежать от нападавших, а те, в свою очередь, догоняют его, используя для этого автомобиль потерпевшего (Сарапульский районный суд УР).

2) Завьяловский районный суд УР просит вынести на обсуждение Пленума Верховного Суда РФ вопрос по разграничению квалификации угона транспортного средства и покушения на угон транспортного средства, если виновное лицо совершало свои действия в пределах охраняемой стоянки автотранспорта.

3) У Малопургинского районного суда УР возник следующий вопрос теоретического характера.

Подпадает ли под состав преступления по ст. 166 УК РФ поездка лица в то или иное место, если сделать это разрешил водитель, за которым закреплено транспортное средство (тракторист в СПК, водитель ООО)? Субъективная сторона данных преступлений характеризуется прямым умыслом. Согласно ч. 2 ст. 25 УК РФ преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Таким образом, при обвинении лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, ему вменяется:

- понимание того, что он противоправно (без чьего-либо разрешения) угоняет транспортное средство;

- понимание того, что угон повлечет негативные последствия для собственника и/или иного владельца транспортного средства;

- желание наступления негативных последствий.

Между тем противоправность завладения транспортным средством по таким делам не всегда явно выражена и вызывает обоснованные сомнения. Так, получив разрешение тракториста съездить в соседнюю деревню, подсудимый может добросовестно заблуждаться по поводу отсутствия у последнего такового права, т.к. согласно ст. 1079 ГК РФ владельцем транспортного средства является лицо, которое владеет им на праве собственности, праве хозяйственного ведения или оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности, в силу распоряжения соответствующего органа).

Вызывает также сомнение желание лица наступления негативных последствий.

Таким образом, Малопургинский районный суд считает необходимо разъяснить, имеется ли в действиях лица в данной ситуации состав преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, т.к. данные обстоятельства значительно отличаются от классических примеров неправомерного завладения транспортным средством без цели хищения, согласно которым лицо без чьего-либо разрешения проникает в транспортное средство и впоследствии ездит на нем.

4) Является ли угоном, например, в случае использования машины для поездки водителем на закрепленной за ним машине после сдачи машины автомеханику и окончания рабочей смены? (Граховский районный суд УР.)

5) Будет ли субъектом преступления по ст. 166 УК РФ сторож автостоянки, воспользовавшийся охраняемым им автомобилем без согласия владельца? Будет ли субъектом преступления близкий родственник собственника (супруг, дети, родитель), ранее пользовавшийся автомобилем по доверенности, но собственник изымает доверенность, а родственник пользуется автомобилем, несмотря на запрет. В какой форме должен быть запрет? (Индустриальный районный суд г. Ижевска УР.)

6) Будет ли состав преступления в действиях лица, которое, зная о том, что автомобиль уже был угнан другим лицом, получает его от этого лица для поездки? (Заместитель Председателя Верховного Суда Удмуртской Республики Кулябин В.М.)

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь