Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

от 29 января 2008 г. N 01-19/77

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2007 ГОДУ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТ. СТ. 166, 264,

125 УК РФ

 

Обобщение судебной практики подготовлено по заданию заместителя Председателя Верховного Суда РФ от 01.11.2007 N ОСП-07.

 

На изучение судебной практики из 42 районных (городских) судов Кемеровской области всего поступило 547 уголовных дел, в отношении 650 лиц, рассмотренных в 2007 году. В том числе:

- по ст. 166 УК РФ - 314 дел в отношении 415 лиц (в том числе по совокупности со ст. 264 УК РФ - 2 дела в отношении 2 лиц), из числа которых:

по ч. 1 ст. 166 УК РФ всего рассмотрено с постановлением обвинительного приговора 151 дело в отношении 156 лиц; по ч. 2 ст. 166 УК РФ - 76 дел в отношении 162 лиц; по ч. 4 ст. 166 УК РФ - 6 дел в отношении 10 лиц.

Уголовных дел, рассмотренных по ч. 3 ст. 166 УК РФ (в том числе по признаку причинения особо крупного ущерба), на обобщение судебной практики не поступало:

- по ст. 264 УК РФ - 233 дела в отношении 235 лиц (в том числе по совокупности со ст. 125 УК РФ - 4 дела в отношении 4 лиц), из числа которых:

по ч. 1 ст. 264 УК РФ всего рассмотрено с постановлением обвинительного приговора 53 дела в отношении 53 лиц;

по ч. 2 ст. 264 УК РФ - 66 дел в отношении 67 лиц;

по ч. 3 ст. 264 УК РФ - 6 дел в отношении 6 лиц.

В обобщении также использована кассационная и надзорная практика Кемеровского областного суда за 2007 год.

 

Практика рассмотрения уголовных дел о преступлениях,

предусмотренных ст. 166 УК РФ

 

Изучение материалов уголовных дел показало, что 42% уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 166 УК РФ, в 2007 году рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

При этом в 24% случаев судьями выносились постановления о прекращении уголовных дел в связи с примирением сторон. Приведем некоторые примеры.

Постановлением Кемеровского районного суда от 25.04.07 прекращено уголовное дело в отношении Долбни по ч. 1 ст. 166 УК РФ в связи с примирением с потерпевшим.

В судебном заседании потерпевший Назаров заявил ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении подсудимого, поскольку они примирились, подсудимый загладил причиненный вред - принес извинения, какого-либо материального вреда потерпевшему не причинено.

Прекращая уголовное дело, суд учел мнение подсудимого, не возражающего против прекращения уголовного дела, защитника, считающего ходатайство обоснованным, государственного обвинителя, который счел ходатайство обоснованным, а также то, что требования ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ соблюдены: Долбня впервые привлекается к уголовной ответственности за совершение преступления средней тяжести, подсудимый и потерпевший примирились, Долбня загладил причиненный вред - принес извинения потерпевшему.

Постановлением Рудничного районного суда г. Кемерово от 02.02.07 прекращено уголовное дело в отношении Силкина по ч. 1 ст. 166 УК РФ.

В судебном заседании потерпевшим Кротовым было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с подсудимым, который загладил причиненный вред, принес извинения. Кроме того, автомобиль ему возвращен и отремонтирован за счет средств подсудимого Силкина.

Суд, выслушав мнение участников процесса, не возражавших против удовлетворения ходатайства потерпевшего о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, счел возможным дело прекратить.

Принимая такое решение, суд исходил из того, что Силкин впервые привлекается к уголовной ответственности, преступление, совершенное Силкиным, относится к категории средней тяжести, имеет место примирение с потерпевшим Кротовым, который не желает привлекать подсудимого Силкина к уголовной ответственности, т.е. все условия, предусмотренные ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК, РФ соблюдены. Также приняты во внимание данные о личности Силкина, который положительно характеризуется по месту жительства, на учете ОПДН Рудничного РОВД г. Кемерово не состоит, компрометирующих материалов не имеется, занимается общественно полезным трудом, имеется явка с повинной, учтены судом условия жизни и воспитания, а также несовершеннолетний возраст обвиняемого.

 

Причины и условия, способствующие совершению преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ.

Статистика показывает, что большинство лиц, осужденных по ст. 166 УК РФ, совершили данное преступление в молодом возрасте - до 30 лет, причем в 29% случаев преступления совершены подростками до 18 лет.

Изучение уголовных дел показало, что в большинстве случаев, несовершеннолетними угон совершается в группе в другими подростками, либо со старшими товарищами. Зачастую молодые люди, желая проявить лихачество, удальство, совершают данное преступление в присутствии своих товарищей. При этом 30% осужденных (от общего числа осужденных лиц) на момент совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения.

Указанные данные позволяют сделать вывод о том, что одной из основных причин, побуждающих к угону, являются свойственные подростковому возрасту ложные представления об основных моральных ценностях и достоинствах личности, неспособность четко контролировать свои действия и давать верную оценку тому, что является допустимым, а что не соответствует общепринятым нормам и правилам поведения. Потребление алкогольных напитков, безусловно, еще больше способствует возникновению негативных желаний у подростка с неустойчивой психикой.

Говоря о причинах, побуждающих подростков к совершению угона, также необходимо указать на отсутствие надлежащего контроля со стороны родителей за поведением ребенка. Так, в 74% случаев преступления совершены в ночное время. Как правило, умысел на угон возникает в результате бесцельного хождения подростков по улицам города (поселка). Из пояснений привлеченных к уголовной ответственности лиц следует, что угон совершен ими с целью развлечься, весело и азартно провести время.

Лица, привлеченные к уголовной ответственности по ст. 166 УК РФ, более старшего возраста, в большинстве своем в момент совершения преступления также находились в состоянии алкогольного опьянения.

Около 30% лиц, осужденных за угон, ранее судимы (в том числе у некоторых судимости погашены). Как правило, указанные лица ранее привлекались к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных главой 21 УК РФ, т.е. за преступления против собственности.

Не единичны случаи, когда угон совершается лицами, ранее уже привлекавшимися к уголовной ответственности за аналогичное преступление.

Например, приговором Новокузнецкого районного суда от 27.06.07 Х. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ (с учетом изменений, внесенных в приговор кассационным определением от 16.10.07) к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ранее приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 21.11.03 Х. судим по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы; приговором Новокузнецкого районного суда от 23.12.03 по п. "в" ч. 2 ст. 158, п. "в" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 166 УК РФ, ч. 5 ст. 69 - к 3 годам 1 месяцу лишения свободы. Х. освободился из исправительного учреждения 20.12.06 по отбытии срока наказания и 14.04.07 вновь совершил угон автомобиля.

Кроме того, в ряде случаев в совершении угона лица ведомы старшими и более опытными товарищами.

Например, приговором Новокузнецкого районного суда от 25.04.07. Д. и М. осуждены за угон группой лиц по предварительному сговору. Ранее, приговором от 31.08.05, М. уже осуждался по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, т.е. за аналогичное преступление. Из материалов дела видно, что именно он являлся инициатором совершения нового угона автомобиля в группе с Д..

Приговором Тайгинского городского суда от 28.02.07 А. и Б. осуждены по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Согласно материалам дела, несовершеннолетний А., ранее судимый за угон (приговор от 31.01.07), в 22 часа встретил несовершеннолетнего Б. и предложил ему совершить угон автомобиля "Жигули", чтобы покататься, на что Б. согласился.

Также имели место случаи вовлечения несовершеннолетнего в совершение тяжкого преступления - угона группой лиц по предварительному сговору.

Так, приговором Тайгинского городского суда от 23.08.07 Ц. осужден по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ и ч. 4 ст. 150 УК РФ, а несовершеннолетний Г. по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Судом установлено, что вовлечение заведомо несовершеннолетнего совершено путем обещания. Так, суд установил, что Ц. проживает в одном доме с Г., которого знает с детства, они дружат и ему известно о том, что Г. 17 лет, предложил ему совершить угон машины, тот отказался, и тогда Ц. сказал, что если их поймают, то он всю вину возьмет на себя.

Приговором Анжеро-Судженского городского суда от 30.08.07 Б. осужден по ч. 4 ст. 150 УК РФ и ч. 4 ст. 166 УК РФ.

Судом установлено, что Б., являясь родственником К. и Б., достоверно зная о том, что К. 1990 года рождения и Б. 1991 года рождения, являются несовершеннолетними, вовлек их в совершение угона. Вовлечение совершено путем психического насилия, которое выразилось в превосходстве старшего в их семье. Б. угрожал применением физической расправы, в случае отказа выполнить приказ старшего.

Аналогичные обстоятельства установлены по уголовному делу в отношении Б. (приговор Анжеро-Судженского городского суда от 31.08.07).

Анализ судебной практики показал, что угон совершается как автомобилей, принадлежащих ранее незнакомым для осужденных лицам, так и автомобилей знакомых, родственников и друзей осужденных. Также имеют место случаи угона автомобилей, которые были пригнаны в автосервис для производства ремонта либо на автомойку - работниками соответствующих частных предприятий.

Изучение уголовных дел показало, что чаще всего (69%) угоняют недорогие отечественные автомобили, старых моделей, без противоугонных устройств, у незнакомых лиц.

Иностранные автомобили (16%) в большинстве случаев были угнаны работниками автосервисов и автомоек, либо у знакомых, родственников, друзей.

Поскольку по изученным делам, как правило, автомобили угонялись у знакомых либо родственников, а также работниками автосервисов и автомоек, которым владельцами автомобилей передавались ключи от автомобилей, то ответить на вопрос о наличии в автомобиле противоугонных устройств не представляется возможным, поскольку данный вопрос следствием не устанавливался.

В ряде случаев сами потерпевшие не позаботились о сохранности своего имущества, оставив машину без присмотра, с незапертой дверью, с ключами в замке зажигания и т.п.

 

Что суды понимают под "неправомерным завладением транспортным средством"?

Предметом рассматриваемого преступления является автомобиль или иное транспортное средство (троллейбусы, а также трактора и иные самоходные машины, мотоциклы и иные механические транспортные средства, приводимые в движение двигателем, за исключением мопедов. При этом к мопедам приравниваются велосипеды с подвесным двигателем, мокики и другие транспортные средства с аналогичными характеристиками).

Отметим, что в судебной практике Кемеровской области случай незаконного осуждения лица по ст. 166 УК РФ в связи с неправильным определением предмета данного преступления имел место в 2005 году.

Так, приговором Беловского районного суда от 02.08.05 К. осужден, в том числе, по ч. 1 ст. 166 УК РФ - за угон велосипеда. Судебная коллегия приговор в этой части отменила с прекращением производства по делу.

Угон - неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения.

Неправомерность завладения транспортным средством означает, что виновный завладевает чужим транспортным средством, т.е. таким, которое не принадлежит ему на праве личной собственности и не находится в его правомерном владении, не закреплено за ним по службе, и он не имеет права им распоряжаться.

Таким образом, для признания неправомерности завладения автомобилем суды устанавливают факт отсутствия законных прав на управление и распоряжение указанным автомобилем.

Например, в приговоре Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 21.05.07 в отношении Я. судья указал, что "в судебном заседании достоверно установлено, что подсудимый Я. без разрешения собственника Г.И.К., а также без разрешения своего знакомого Г.С.И., управляющего автомашиной по доверенности, неправомерно завладел автомобилем. Находясь в состоянии алкогольного опьянения, Яковлев проигнорировал требования Г.С.И. остановить машину, в осуществление умысла на угон поехал со двора дома. При этом Г.С.И. размахивал руками, кричал и бежал за автомашиной, т.е. принимал все возможные меры к воспрепятствованию подсудимому осуществлению движения на его на машине.

На предварительном следствии и в суде все свидетели последовательно указывали, что подсудимому никто не разрешал управлять чужой машиной. После угона Г.С.И. спрашивал находившихся во дворе дома своих знакомых, почему подсудимый уехал на его машине, он был в недоумении от действий своего знакомого". Таким образом, суд пришел к выводу о том, что "Я., нарушая право собственности, угнал машину и стал кататься на машине".

В приговоре от 08.02.07 судья Кемеровского районного суда также указал, что "Х.А. и Х.С., желая добраться до п. Звездный, воспользовались тем, что потерпевший уснул, Х.А. взял ключ от автомобиля "Тойота-Марк 2", принадлежащего потерпевшему, с целью угона, Х.А. и Х.С. подошли к указанному автомобилю, не имея письменного разрешения и согласия законного владельца управлять данным автомобилем, умышленно, нарушая право собственности, принадлежащее М., и осознавая, что завладевают автомобилем неправомерно, открыли дверцы, завели двигатель и поехали по направлению к д. Старочервово, тем самым неправомерно завладели автомобилем без цели хищения".

 

Что суды понимают под "поездкой" на угнанной автомашине? Длительность такой поездки.

Согласно п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.10.1969 N 50 (в ред. от 25.10.1996) "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения", под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения следует понимать захват транспортных средств и поездку на них. Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда транспортного средства с места, на котором оно находилось.

Однако, исходя из этимологии термина "завладеть", смысл действий, которые обозначаются им, состоит в получении транспортного средства в свое физическое обладание или установление контроля над ним. Физическое обладание транспортными средствами из-за их особенностей ассоциируется с поездкой на нем (в нем). Но, по мнению судей районных (городских) судов Кемеровской области, завладеть можно и не используя эту особенность транспортного средства, например, толкая машину, мотоцикл.

Приговором Новокузнецкого районного суда от 25.04.07 в отношении Д. и М., осужденных за совершение преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, суд установил следующее.

24.03.06 около 2 часов М. и Д., находясь в состоянии алкогольного опьянения, с целью угона автомобиля без цели хищения, пришли к магазину, где стоял автомобиль "ВАЗ-2106", принадлежащий К., где во исполнение единого умысла М. открыл дверь и проник внутрь салона, пытался завести двигатель путем соединения проводов зажигания, но не смог. Тогда М. и Д. совместными действиями, не заводя двигателя, откатили автомобиль с места стоянки на дорогу, тем самым завладели автомобилем, без цели хищения. После чего Д. сел за управление автомобилем, М. продолжал толкать автомобиль, но Д., не справившись с управлением, съехал с дороги и врезался в сугроб. После чего автомобиль был брошен.

Суд не согласился с мнением защитников о том, что действия подсудимых следует квалифицировать как покушение на угон, указав в приговоре, что "завладение автомобилем заключается в удалении с места стоянки любым способом. Поэтому преступление считается оконченным с момента, когда автомобиль удален с места стоянки, при этом расстояние, на которое удален автомобиль от места стоянки, значения не имеет".

Также по уголовному делу в отношении Ю., Ш. и Б. судом установлено, что вышеуказанные лица подошли к автомобилю "ВАЗ-21074", стоявшему во дворе дома N 120 по пр. Кузнецкому, и, реализуя умысел на угон данного автомобиля, не имея законных прав на управление и распоряжение указанным автомобилем, не принадлежащим им на праве личной собственности, Ш. и Б., действуя совместно и согласованно, с помощью отвертки сняли заднее стекло автомобиля. После этого, Б. пролез в салон автомобиля и открыл дверцы. Действуя совместно и согласованно, Ю., Ш. и Б. оттолкали автомобиль на 3 метра от подъезда, чтобы впоследствии им управлять. Затем Ю. сломал замок зажигания и замкнул провода, отчего двигатель завелся. В этот момент их осветил фарами ехавший навстречу автомобиль. Испугавшись того, что они могут быть замечены и пойманы, несовершеннолетние бросили на месте автомобиль и с места происшествия скрылись.

Оценив вышеуказанные обстоятельства дела, суд пришел к выводу о наличии оконченного состава преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ (приговор Заводского районного суда г. Кемерово от 05.10.07).

Таким образом, по мнению судей, оконченным угон признается в момент приведения виновными транспортного средства в движение любым способом. При этом длительность поездки на квалификацию содеянного не влияет.

 

Основным обстоятельством, дающим основание отграничить угон от кражи, грабежа и разбоя, является установление отсутствия цели хищения.

Чаще всего при угоне виновных задерживают работники милиции в процессе эксплуатации транспортных средств, когда отсутствуют объективные данные, свидетельствующие о намерениях виновного лица присвоить, разобрать на запасные части либо покататься на автомобиле. При таких обстоятельствах трудно четко разграничить угон и хищение.

При устоявшейся в теории и на практике характеристике корыстной цели, необходимой для вменения хищения, ее в подобных ситуациях практически невозможно доказать. На практике в рассматриваемых ситуациях вопрос о квалификации действий лиц, завладевших транспортным средством, решается в зависимости от показаний виновного. При отсутствии иных данных, свидетельствующих о наличии цели хищения, действия виновных квалифицируются как угон. Как в материалах уголовных дел, так и в обвинительных приговорах по ст. 166 УК РФ в качестве обоснования квалификации приводится одна и та же фраза "... имея умысел на неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения ...".

Так, например, органами предварительного расследования М., Г. и Ч. (приговор Юргинского городского суда от 16.01.07) обвинялись в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ. В ходе предварительного следствия подозреваемые показывали, что они не собирались похищать автомобиль, а хотели только покататься на нем, а затем вернуть.

Однако в ходе судебного заседания подсудимые на вопросы суда сообщили, что не хотели угонять машину, намеренны были украсть ее, разобрать по запчастям, которые затем хотели продать.

Такое изменение показаний подсудимых привело к тому, что государственный обвинитель изменил обвинение с п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Суд согласился с предложенной государственным обвинителем квалификацией, поскольку, по мнению суда, этим не нарушаются положения ст. 252 УПК, т.к. положение подсудимых не ухудшается.

В отношении Х. (постановление Беловского городского суда от 22.06.07 о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон) первоначально возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Однако, согласно показаниям подозреваемого, он воспользовался мотоциклом для того, чтобы прокатиться, в связи с чем впоследствии органами предварительного следствия обвинение Х. предъявлено по ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Таким образом, в приведенных примерах, как и по многим другим делам, основанием квалификации преступных деяний по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за хищение либо за угон автомобиля или иного транспортного средства, являются показания виновных лиц.

 

Из приведенных в таблице N 2 (не приводится) приложения сведений видно, что в действиях более чем 50% лиц, признанных виновными в совершении угона, установлен квалифицированный состав рассматриваемого преступления.

Чаще всего угон совершается группой лиц по предварительному сговору. Особых затруднений при квалификации действий виновных лиц по данному признаку у судей области не возникает.

В судебной практике Кемеровской области имеют место также случаи осуждения лиц за совершение угона с применением насилия, как не опасного, так и опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, при угоне (п. "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ) суды понимают нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли, но не повлекших последствий, предусмотренных ст. ст. 111, 112, 115 УК РФ, либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, запирание в помещении и т.д.).

Например, приговором Заводского районного суда г. Кемерово от 08.02.07 Х. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Судом установлено, что 05.11.06 около 00.30 часов несовершеннолетний Холкин, находясь во дворе дома N 16 по ул. С-Гвардейцев г. Кемерово, умышленно, с целью неправомерного завладения автомобилем без цели хищения, подошел к автомобилю "ВАЗ-21043", принадлежащему К., где в салоне автомобиля находился К., управляющий данным автомобилем по доверенности. Х., применив насилие, не опасное для жизни и здоровья к К., взял его за рукав надетой на нем рубахи и насильно вытащил его из машины, после чего проник в салон, и сел за руль автомобиля и имеющимся в замке зажигания ключом завел двигатель автомобиля, не имея законных прав на управление и распоряжение указанным автомобилем, не принадлежащем ему на праве личной собственности, стал управлять данным автомобилем.

Судья Беловского районного суда, признавая М. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ, и обосновывая наличие в действиях М. указанного квалифицирующего признака, в приговоре от 29.10.07 указал, что "квалифицирующий признак "с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья", обоснованно вменен в вину подсудимому, т.к. он погрузил П. в багажник автомобиля, чем ограничил его свободу, нарушил телесную неприкосновенность гражданина, т.е. применил насилие, не опасное для жизни и здоровья потерпевшего".

Угроза применения насилия, не опасного для жизни или здоровья, понимается судьями как психическое насилие, носящее неопределенный характер (высказывание намерений избить, поместить в багажник и пр.). Случаи квалификации действий виновных по признаку совершения угона с угрозой применения такого насилия в судебной практике единичны.

Приговором Беловского районного суда от 26.06.07 П. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 166 УК РФ.

Суд установил, что преступление совершено П. при следующих обстоятельствах.

П., Г. и Н. 22.12.06, в вечернее время, в селе Старопестерево Беловского района, встретили потерпевшего А. и попросили А. отвезти их в город Полысаево. А., имея доверенность на управление автомобилем ВАЗ 21074, повез последних в город Полысаево. На обратной дороге 23.12.06 в ночное время, возвращаясь вместе с П., Г. и Н. из города Полысаево в село Старопестерево Беловского района, на автодороге г. Ленинск-Кузнецкий - г. Новокузнецк, расположенной на территории Беловского района, П., имея умысел на неправомерное завладение автомобилем, потребовал у А. остановить автомобиль. После чего П. подошел со стороны водителя А. и сказал: "Вылазь или тебе сейчас будет хана!". А. данную угрозу воспринял реально, как угрозу применения к нему насилия, не опасного для жизни и здоровья. П., продолжая свои преступные действия, направленные на незаконное завладение автомобилем, схватил за рукав одежды А. и потянул его из машины, т.е. применил насилие, не опасное для жизни и здоровья. После чего П., без разрешения А., сел за руль автомобиля и поехал по направлению села Старопестерево Беловского района, где, доехав до ларька "Полянка", П. вновь стал угрожать А. расправой, что они его свяжут и положат в багажник. А. испугался за свою жизнь и здоровье, вышел из машины, а П. поехал дальше кататься по улицам села Старопестерево.

Квалифицируя действия П. как угон, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, а также с угрозой применения такого насилия, суд указал, что примененное к потерпевшему насилие и угроза применения насилия не являются опасными для его жизни и здоровья, поскольку потерпевшему не причинено никакого вреда здоровью, а высказанные угрозы не создавали реальную опасность для жизни и здоровья потерпевшего.

Под насилием, опасным для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия при угоне (ч. 4 ст. 166 УК РФ) суды понимают насилие, повлекшее причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, либо угрозу применения такого насилия, которая чаще всего выражается в высказывании угроз физической расправой в адрес потерпевшего, в демонстрации оружия, колюще-режущих предметов, приставлении их к телу потерпевшего и пр.

При угоне, совершенном с указанными квалифицирующими признаками, дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК РФ против жизни и здоровья, по мнению следователей и судей, не требуется.

Б. и М. осуждены приговором Рудничного районного суда г. Кемерово от 10.09.07, в том числе по ч. 4 ст. 166 УК РФ. Судом установлено, что потерпевшему, согласно судебно-медицинской экспертизе при угоне автомобиля был причинен легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья. Аналогично действия Б. и М. квалифицированы и органами предварительного следствия.

Судья Рудничного районного суда г. Кемерово, признавая К. и Е. виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 166 УК РФ и ч. 2 ст. 162 УК РФ, в приговоре от 30.07.07 установил, что в ходе неправомерного завладения автомобилем Т. без цели хищения угроза применения насилия, опасного для жизни и здоровья выразилась в том, что К., действующий совместно с Е., удерживал потерпевшего Т. за руку, направляя нож, переданный ему Елескиным, в сторону Т., приказал Т. лечь в багажник автомобиля, который открыл Е. После чего Е. и К., воспользовавшись ключами от замка зажигания автомобиля, под управлением К. поехали по ж. р. Кедровка г. Кемерово, неправомерно завладев автомобилем без цели хищения.

Приговором Тяжинского районного суда от 15.02.07 Т. и О. осуждены, в том числе, по ч. 4 ст. 166 УК РФ. Судом установлено, что угон автомобиля совершен с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, поскольку указанные лица неправомерно завладели автомобилем потерпевшего помимо его воли, угрожая при этом ему ножом.

 

Качество предварительного следствия

 

Изучение уголовных дел показало, что расследование дел рассматриваемой категории проводится не всегда качественно. Однако допущенные следователями, дознавателями нарушения чаще всего исправляются еще на стадии предварительного расследования. Не единичны случаи возвращения уголовных дел прокурором для производства дополнительного расследования.

При этом чаще всего дела возвращались в связи с тем, что не в полном объеме установлены обстоятельства преступления, не установлены все обстоятельства подлежащие доказыванию.

Так, дополнительное расследование по указанным причинам проводилось по делам: в отношении Ш. и С., рассмотренному Тяжинским районным судом 04.06.07; в отношении К., рассмотренному Таштагольским городским судом 22.08.07; в отношении С., рассмотренному Междуреченским городским судом 31.10.07, и ряду других.

Имели место случаи возвращения судами уголовных дел данной категории прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

При этом чаще всего уголовные дела возвращаются прокурору за нарушением п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ - обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.

Постановлением судьи Заводского районного суда г. Кемерово от 17.09.07 возвращено прокурору уголовное дело в отношении С.Р.О., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166 УК РФ и ч. 1 ст. 158 УК РФ.

Основанием для возвращения уголовного дела прокурору явилось то, что согласно обвинительному акту, утвержденному прокурором Заводского района г. Кемерово, фамилия, имя и отчество обвиняемого - С.Р.О.. В то же время, согласно копии паспорта, а также ряду процессуальных документов по делу (постановления о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству, рапорта о задержании, протокола явки с повинной и др.), фамилия, имя и отчество обвиняемого - С.Р.А.

Таким образом, по мнению суда, обвинительный акт составлен в отношении лица, по которому дознание в рамках данного уголовного дела не проводилось.

Однако не всегда судьи надлежащим образом отражают в постановлениях мотивы принятого решения о возвращении уголовного дела прокурору.

Судьей Яшкинского районного суда 07.08.07 вынесено постановление о возвращении прокурору уголовного дела в отношении Р., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166 УК РФ и ч. 1 ст. 264 УК РФ.

Возвращая дело прокурору, суд сослался на п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, т.е. на то, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения.

Однако ни прокурор в своем ходатайстве, ни судья в постановлении не указали, какие именно нарушения были допущены при составлении обвинительного заключения, и почему они исключают возможность постановления судом приговора или иного решения.

В одном случае судьей Заводского районного суда г. Кемерово 06.04.07 возвращено прокурору уголовное дело в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, для соединения уголовных дел.

В ходе судебного разбирательства судьей было установлено, что в производстве суда имеется другое уголовное дело по обвинению К., которое, по мнению судьи, целесообразно соединить с указанным уголовным делом.

Обобщение судебной практики также показало, что случаев полного отказа государственного обвинителя от обвинения по ст. 166 УК РФ в судебной практике Кемеровской области не имелось. Однако имели место случаи частичного отказа государственного обвинителя от обвинения.

Органами предварительного следствия Т. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166 УК РФ и п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, а М. - п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ. Уголовное дело рассмотрено Центральным районным судом г. Новокузнецка 18.06.07.

Следствием установлено, что в ночь с 14 на 15 ноября 2006 года в 1 часу Т. с целью угона подошел к автомобилю "ВАЗ 21053", стоящему рядом с домом N 78 по ул. Ясной в п. Абагур Лесной г. Новокузнецка, и, воспользовавшись тем, что автомобиль не заперт, сел в салон машины и при помощи оставленного в замке зажигания ключа завел двигатель автомобиля, поехал в сторону п. Тальжино, тем самым неправомерно завладел без цели хищения указанным автомобилем. Двигаясь на автомобиле по дороге по направлению в п. Елань, Т., не справившись с управлением, разбил машину потерпевшего. После чего, встретив возвращавшегося в п. Абагур Лесной на автомобиле "Тойота Марк 2" М., при помощи троса, прицепил разбитый автомобиль Б. к машине М. и отбуксировал его к дому N 78 по ул. Ясной п. Абагур Лесной.

Кроме того, в ночь с 14 на 15 ноября 2006 года около 4 часов Т. группой лиц по предварительному сговору с М., с целью неправомерного завладения автомобилем без цели хищения, и, желая скрыть совершенный ранее Т. угон автомобиля, подошли к автомобилю "ВАЗ 21053", принадлежащему Б. и находящемуся во дворе дома N 78 по ул. Ясной п. Абагур Лесной г. Новокузнецка, Т. при помощи троса прицепил указанный автомобиль к автомобилю "Тойота Марк 2", в котором находился М., сам Т. сел за руль автомобиля "ВАЗ 21053". После чего М., во исполнение общего преступного умысла, направленного на угон автомобиля "ВАЗ 21053", завел свой автомобиль и поехал в сторону п. Елань, при этом Т. на буксире за рулем автомобиля "ВАЗ 21053" проследовал за М. В трехстах метрах от развилки на Абагурскую площадку Т. и М. автомобиль "ВАЗ 21053" оставили.

В судебном заседании прокурор отказался от обвинения в части квалификации действий подсудимых по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, поскольку в ходе судебного следствия не было добыто доказательств предварительного сговора на угон. Кроме того, указал, что совершенное Т. преступление является длящимся и отдельной квалификации его действий в ночь с 14 на 15 ноября 2006 года от 1 до 4 часов ночи не требуется. Просил действия обоих подсудимых квалифицировать по ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Суд согласился с предложенной государственным обвинителем квалификацией действий Т. и М. и осудил обоих по ч. 1 ст. 166 УК РФ.

По уголовному делу в отношении Б. и М. (приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 10.09.07), обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 166 УК РФ, государственный обвинитель отказался от обвинения в части нанесения одного удара по плечу лезвием ножа, как не нашедшего свое подтверждение в ходе судебного следствия. Такой частичный отказ от обвинения в целом на квалификацию не повлиял, поскольку легкий вред здоровью потерпевшего причинен также и иными действиями подсудимых (Б. и М. нанесли не менее 10 ударов ногами, обутыми в ботинки, по голове потерпевшего, в результате чего потерпевшему был причинен закрытый перелом костей носа, расценивающийся как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья).

Приговором Беловского городского суда от 28.09.07 О. признан виновным по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Органами предварительного следствия О. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 - п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, т.е. в покушении на угон, группой лиц по предварительному сговору с не установленным следствием лицом.

В судебном заседании государственный обвинитель предложил исключить из обвинения подсудимого квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору", как не нашедший своего подтверждения, поскольку подсудимый показал, что он был один, предполагаемое лицо, которое, по мнению следствия, принимало участие в совершении преступления, не установлено, следовательно, судить о наличии между подсудимым и предполагаемым соучастником предварительного сговора не представляется возможным. Суд согласился с мнением государственного обвинителя.

В 2007 году при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 166 УК РФ, судьями Кемеровской области вынесено 3 частных определения. При этом частные определения выносились:

- с целью обратить внимание прокуроров на допущенные нарушения процессуального закона на стадии расследования дела, а также на стадии рассмотрения дела (в отношении государственного обвинителя);

- с целью довести до сведения руководителя предприятия и причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

1. 03.09.07 судьей Тайгинского городского суда по результатам рассмотрения уголовного дела в отношении Я., признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, вынесено частное определение в адрес прокурора г. Тайги.

В определении судья указал, что в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 225 УПК РФ в обвинительном акте дознаватель указывает обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. В ходе дознания установлено, что Я., будучи ранее судимым за умышленное преступление, вновь совершил умышленное преступление, т.е. в его действиях содержится рецидив преступлений (ч. 1 ст. 18 УК РФ).

Однако в обвинительном акте в отношении Я. дознавателем рецидив преступлений не указан в качестве обстоятельства, отягчающего наказание ("а" ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Вместе с тем в обвинительном акте в отношении Я. в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, указано на совершение им преступления во время условно-досрочного освобождения. Такое указание противоречит требованиям ст. 63 УК РФ, содержащей исчерпывающий перечень обстоятельств, отягчающих наказание.

2. 29.08.07 частным определением судьи Рудничного районного суда г. Прокопьевска обращено внимание прокурора на следующие обстоятельства, требующие принятия необходимых мер.

Я. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166, ч. 1 ст. 264 УК РФ, совершенных им в возрасте 19 лет.

В ходе судебного заседания при проведении прений сторон представителем государственного обвинения было предложено применить к Я. правила ст. 96 УК РФ. Но при этом не были представлены мотивы, а также выводы о том, почему данный случай является исключительным, позволяющим применить положение главы 14 УК РФ к подсудимому Я. Кроме того, представителем государственного обвинения совершенно не исследовалась личность подсудимого Я. в соответствии с требованиями ст. 96 УК РФ.

Суд указал, что представитель государственного обвинения должен в силу ч. 4 ст. 37 УПК РФ обеспечивать законность и обоснованность обвинения, а не формально представлять обвинение. В судебном процессе суд не должен догадываться о позициях сторон, в частности о позиции обвинения.

3. Судьей Рудничного районного суда г. Кемерово при рассмотрении уголовного дела в отношении С., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ, вынесено частное определение в адрес частного охранного предприятия "Секьюрити". Суд постановил довести до сведения руководства частного охранного предприятия "Секьюрити" в лице директора о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления.

Так, приговором Рудничного районного суда г. Кемерово от 05.03.07 С. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 166 УК РФ (С., находясь в моечном боксе ОАО "КПATП-N 1", неправомерно завладел автобусом марки "ЛИАЗ 5256".).

В частном определении суд указал следующее: "При рассмотрении дела установлено, что данное преступление совершено на территории ОАО "КПATП-N 1", расположенного по пр. Шахтеров, 1, г. Кемерово. Территория указанного автотранспортного предприятия охраняется частным охранным предприятием "Секьюрити". Осужденный С. беспрепятственно выехал с территории автотранспортного предприятия. У суда вызывает недоумение то обстоятельство, что при наличии на территории ОАО "КПATП-N 1" охранников ЧОП "Секьюрити", стало возможно неправомерно завладеть транспортным средством - автобусом и выехать с территории через запасные ворота. Указанные ворота закрыты на навесной замок. По мнению суда, причинами, способствующими совершению преступления, является то, что сотрудниками охранного предприятия ненадлежащим образом осуществляется контроль въездов и выездов с территории ОАО "КПАТП-N 1", отсутствуют соответствующие запорные устройства на запасных воротах, что также способствовало беспрепятственному выезду С. на похищенном автобусе с территории автотранспортного предприятия.

Для устранения причин суд считает, что необходимо рассмотреть вопрос о повышении дисциплины лиц, осуществляющих функции охранников, организовать посты охраны на всех имеющихся въездах и выездах с территории ОАО "КПАТП-N 1". Кроме того, следует рассмотреть вопрос о целесообразности организации на запасных воротах стационарного поста охраны либо оборудования запасных ворот системами наблюдения, с выведением изображения на мониторы, для осуществления надлежащей охраны ОАО "КПАТП-N 1".

 

Практика назначения наказания за совершение преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ.

Если ч. ч. 3, 4 ст. 166 УК РФ предусматривают только один вид наказания - лишение свободы на определенный срок, то санкции ч. ч. 1, 2 ст. 166 УК РФ являются альтернативными.

Тем не менее, статистика показывает, что большинство лиц за совершение преступления, предусмотренного ст. 166 УК РФ, осуждены к лишению свободы (97,6%).

В 62% случаев осуждения лиц к лишению свободы наказание, назначенное в виде лишения свободы, признавалось условным (в том числе и за совершение преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 166 УК РФ).

Согласно санкции ч. 1 ст. 166 УК РФ за преступление, предусмотренное данной статьей, суд может назначить наказание в виде штрафа в размере до 120000 рублей. В ч. 2 ст. 46 УК РФ законодатель установил минимальный размер наказания в виде штрафа, который соответствует 2500 руб.

Из общего числа осужденных лиц, 7 лицам за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166 УК РФ, назначено наказание в виде штрафа - от 1000 руб. до 5000 руб. При этом штраф в размере 1000 руб. назначался несовершеннолетним осужденным.

Судья Прокопьевского районного суда (приговор от 24.10.07) назначил наказание несовершеннолетнему Р. в виде штрафа в размере 1000 руб. с учетом требований ч. 2 ст. 88 УК РФ, согласно которой несовершеннолетним наказание в виде штрафа назначается от 1000 руб.

По двум делам суд, назначив наказание в виде штрафа несовершеннолетним осужденным, постановил взыскать штраф с законных представителей осужденных, поскольку сами осужденные постоянного заработка не имеют. (Приговор Заводского районного суда г. Новокузнецка от 26.01.07 в отношении Ч., приговор Прокопьевского районного суда от 24.10.07 в отношении Р.).

В одном случае суд счел возможным применить ст. 64 УК РФ и назначить наказание, не предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 166 УК РФ, т.е. обязательные работы.

Так, несовершеннолетний Т. приговором Рудничного районного суда г. Кемерово от 12.04.07 осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ - к 40 часам обязательных работ.

При определении вида и размера наказания суд учел: степень и характер общественной опасности, конкретные обстоятельства дела, данные, характеризующие личность подсудимого, уровень жизни и воспитания несовершеннолетнего, то, что он рос и воспитывался в детском доме, отец умер, мать лишена родительских прав, уровень психического развития, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимого.

Смягчающими обстоятельствами суд признал отсутствие судимостей, несовершеннолетний возраст, полное признание вины, что способствовало установлению истины в раскрытии преступления, возмещение ущерба, а также то, что Т. воспитывается в детском доме. Суд признал данные обстоятельства исключительными и счел возможным назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ.

В приговоре суд также указал, что считает нецелесообразным назначение наказания в виде штрафа, т.к. Т. не имеет постоянного дохода, находится на полном государственном обеспечении. А поскольку Т. не достиг возраста 16 лет, преступление им совершено средней тяжести, ему не может быть назначено наказание в виде лишения свободы.

В одном случае суд, применив ст. 64 УК РФ, назначил не предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 166 УК РФ наказание в виде исправительных работ.

Так, В. осужден приговором Юргинского городского суда от 21.02.07 по ч. 1 ст. 166 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 5% заработка в доход государства.

Как видно из приговора, суд учел то, что подсудимый имеет постоянное место жительства, посредственно характеризуется, мнение представителя потерпевшего, не настаивающего на строгой мере наказания подсудимому, обстоятельства, смягчающие наказание (полное признание вины, раскаяние в содеянном), а также отсутствие отягчающих обстоятельств. Совокупность указанных смягчающих обстоятельств суд признал исключительными, дающими основание для назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ и виде исправительных работ.

 

Основания отмены и изменения приговоров в кассационном и надзорном порядке.

В 2007 году судебной коллегией Кемеровского областного суда рассмотрено 40 уголовных дела по жалобам и представлениям на обвинительные приговоры в отношении 46 лиц, осужденных по ст. 166 УК РФ.

Кроме того, по 5 делам в отношении 8 лиц перед рассмотрением дела судебной коллегией кассационные жалобы (представления) были отозваны.

Результаты рассмотрения дел судом кассационной инстанции:

- оставлены без изменения - 24 обвинительных приговора, в отношении 26 лиц;

- изменено 12 обвинительных приговоров в отношении 14 лиц;

- отменено с направлением на новое судебное рассмотрение 4 обвинительных приговора в отношении 6 лиц.

Также судебной коллегией в 2007 году дважды рассматривалось уголовное дело по жалобам на обвинительный приговор в отношении лица, осужденного по ст. ст. 166, 264 УК РФ. В первом случае приговор судебной коллегией отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение, во втором - оставлен без изменения.

Президиумом Кемеровского областного суда в 2007 году рассмотрено 6 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 166 УК РФ, по которым в отношении 7 лиц постановлены обвинительные приговоры. При этом во все обвинительные приговоры президиумом внесены изменения.

Анализ уголовных дел, обжалованных в кассационном и надзорном порядке, показал, что ошибки, допущенные районными (городскими) судами при рассмотрении уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 166 УК РФ, в 2007 году, как правило, не связаны ни с квалификацией действий виновных, ни с нарушениями уголовно-процессуального закона.

В большинстве случаев основанием для изменения приговоров послужило нарушение судом правил назначения наказания по ч. 5 ст. 69, ст. 70 УК РФ, неверное определение в действиях виновного вида рецидива преступлений, нарушение правил исчисления сроков наказания и другие нарушения Общей части УК РФ.

Тем не менее, в двух случаях приговоры отменены в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.10.07 отменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 29.08.07 в отношении Т. и Б. Дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Принимая такое решение, судебная коллегия указала, что описательно-мотивировочная часть приговора не соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ.

Суд, признав Т. и Б. виновными в неправомерном завладении автомобилем Б., без цели хищения, совершенном ими группой лиц по предварительному сговору, т.е. в угоне транспортного средства, и, описав в приговоре признаки данного преступления, в мотивировочной части приговора, совершенно непонятно по каким основаниям, установил, что Т. и Б. похитили автомобиль Б.Л. и установили над ним фактическое владение, хищение которого стало возможным в результате совместных действий осужденных.

Однако из материалов дела и, в частности, из показаний Т. и Б. с явной очевидностью усматривается, что осужденные завладели транспортным средством потерпевшего Б.Л. не с целью хищения, а чтобы покататься на нем, что ими было и выполнено.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 02.07.07 изменен приговор Юргинского городского суда от 17.10.05 в отношении Г., исключено осуждение по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 166 УК РФ.

Приговором Г. осужден по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 166 УК РФ и по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ. В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Как указано в приговоре, Г. совершил преступления при следующих обстоятельствах. Около 3 часов 06.04.05 Г. решил завладеть без цели хищения автомобилем "ВАЗ 21065". Открыв ножом дверцу автомобиля, Г. проник в салон, замкнув провода зажигания, попытался завести автомашину, но не смог, и ушел, не доведя свой умысел до конца.

Эти действия Г. квалифицированы по ч. 3 ст. 30 - ч. 1 ст. 166 УК РФ - покушение на неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), не доведенное до конца по не зависящим от него обстоятельствам.

Около 4 часов 06.04.05 Г. и Д. решили завладеть без цели хищения автомобилем "ВАЗ 21065". Подойдя к автомобилю, Г. сел в ранее им открытый салон и завел автомобиль. Затем за руль сел Д. и они уехали.

Эти действия Г. квалифицированы по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ - неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Однако из показаний осужденных Г. и Д. в судебном заседании, которые суд признал достоверными, следует, что Г. действительно решил угнать автомобиль, но не смог это сделать. Тогда он вернулся в квартиру, где находился Д., и рассказал ему о своей попытке. Д. согласился помочь, и они совместно исполнили задуманное - угнали автомобиль. Правдивость показаний осужденных подтвердил и свидетель А. - очевидец происходившего.

Таким образом, все действия Г. охватывались единым умыслом, и намерение угнать автомобиль было осуществлено совместно с Д. Этот вывод соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом и изложенным в приговоре.

Однако суд не дал оценку изложенным выше показаниям осужденных и свидетеля, и, исходя из фактических обстоятельств дела, сделал противоположный вывод - разделив действия Г. на два самостоятельных преступления.

 

Практика рассмотрения уголовных дел о преступлениях,

предусмотренных ст. 264 УК РФ

 

Изучение материалов уголовных дел показало, что 38% уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 264 УК РФ, в 2007 году районными (городскими) судами Кемеровской области рассмотрены в особом порядке судебного разбирательства, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

При этом 45,5% уголовных дел рассмотрены судом с вынесением постановления о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, 57,5% из которых - в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, 5,7% - в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного частью третьей указанной статьи УК РФ.

В одном случае уголовное дело прекращено в связи с примирением сторон на стадии кассационного рассмотрения дела.

Так, кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.08.07 отмен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 04.06.07 в отношении Ш., осужденного по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, без лишения права управления транспортным средством, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года. Уголовное дело производством прекращено в связи с примирением с потерпевшим.

Судебная коллегия указала, что перед началом заседания суда кассационной инстанции потерпевшим А. заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением с Ш., поскольку он не желает привлекать Ш. к уголовной ответственности, примирился с ним, причиненный ему моральный и материальный вред осужденным возмещен ему в полном объеме и заглажен причиненный вред. В свою очередь, осужденный Ш. с ходатайством потерпевшего согласен.

Судебная коллегия сочла возможным удовлетворить заявленное ходатайство, отменить приговор и прекратить уголовное преследование в отношении Ш. в связи с примирением с потерпевшим, поскольку осужденный впервые привлекается к уголовной ответственности за совершение преступления небольшой тяжести, загладил вред потерпевшему и возместил ему материальный и моральный вред.

В 1 случае уголовное дело прекращено судом в связи с деятельным раскаянием.

Постановлением Междуреченского городского суда от 09.08.07 прекращено уголовное дело в отношении Ш., обвиняемого в нарушении лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека, совершенном 19.12.06 на участке технологической дороги разреза "Междуреченский".

В судебном заседании подсудимый и защитник ходатайствовали о прекращении уголовного дела в отношении Ш. в связи с деятельным раскаянием. Государственный обвинитель не возражал против прекращения уголовного дела по данному основанию.

В материалах дела имеется заявление от потерпевших, в котором они просили прекратить уголовное дело в отношении Ш. за примирением сторон.

Суд в постановлении указал, что, учитывая заявленное ходатайство о прекращении дела в связи с деятельным раскаянием, мнение государственного обвинителя и потерпевших, а также то, что Ш. ранее не судим, впервые совершил неосторожное преступление средней тяжести, активно способствовал раскрытию преступления, загладил вред, причиненный в результате преступления, что существенно, по мнению суда, снижает общественную опасность совершенного Ш. деяния, способствовал установлению истины по делу, т.е. проявил деятельное раскаяние, а потому может быть исправлен без применения мер уголовного наказания и освобожден от уголовной ответственности на основании ст. 75 УК РФ.

 

Причины и условия, способствующие совершению преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, а также данные, характеризующие личность виновного.

Субъективная сторона рассматриваемого состава преступления характеризуется неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности лица, управлявшего транспортным средством, по отношению к наступившим последствиям, хотя само нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Однако в целом это преступление неосторожное.

Лица, совершившие преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ, характеризуются определенными особенностями, отличающими их от лиц, совершающих умышленные преступления. Для таких лиц менее характерно наличие криминогенных свойств личности.

Средний возраст лиц, привлеченных к уголовной ответственности по ст. 264 УК РФ, составляет 30 - 40 лет. Как правило, это мужчины (женщины привлечены к уголовной ответственности за данный вид преступления в 1,6% случаев от общего числа привлеченных лиц), с образованием не ниже среднего, работающие.

Таким образом, лица, привлекаемые к ответственности за преступление, предусмотренное ст. 264 УК РФ, представляют собой активную, трудоспособную и в основном занятую в сфере общественного производства часть населения.

Причем в большинстве случаев к уголовной ответственности привлечены лица, имеющие стаж вождения 10 лет и более. Водители, рассчитывая на значительный опыт вождения, зачастую игнорируют предписания о скоростном режиме движения, не принимают необходимые меры предосторожности, проявляют эгоизм, что, в конечном итоге, приводит к совершению дорожно-транспортного преступления.

Довольно часто причиной совершения дорожно-транспортного происшествия, повлекшего тяжкие последствия, является управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

Наиболее типичными причинами нарушения правил дорожного движения являются:

1. проявление правового нигилизма, когда субъект игнорирует нормативные требования только потому, что считает их формальными либо излишними в конкретной ситуации;

2. неудовлетворительное знание правил дорожного движения по разным причинам;

3. снисходительное отношение к алкогольному опьянению;

4. хулиганские побуждения, проявляющиеся в лихачестве, браваде, бесшабашности при управлении транспортным средством;

5. мотивы подражания (желание не отстать от других, "не ударить лицом в грязь").

В целом, изучение судебной практики показало, что наиболее распространенными нарушениями правил дорожного движения, которые повлекли по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека или смерть человека, являются:

- превышение скорости движения или движение со скоростью, не обеспечивающей постоянный контроль за движением транспортного средства (абзац 1 п. 10.1 ПДД) - 72%;

- управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения (п. 2.7 ПДД) - 42%.

 

Случаев осуждения водителей транспортного средства по совокупности преступлений, ответственность за которые предусмотрены статьями 264 и 266 УК РФ, когда водитель-владелец автомобиля выехал на технически неисправном транспортном средстве и нарушил правила дорожного движения, в силу чего наступили последствия, указанные в этих статьях, в ходе обобщения судебной практики не выявлено.

Однако дела, по которым установлено, что водитель двигался на неисправном автомобиле, заведомо об этом зная, имели место, но уголовные дела по ст. 266 УК РФ не возбуждались и обвинение по ст. 266 УК РФ не предъявлялось.

Всего в 2007 году судьями Кемеровской области по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 264 и ст. 125 УК РФ, рассмотрено 4 дела, по 3 из которых приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства.

Так, Б. приговором Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 16.10.07 признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 264 УК РФ и ст. 125 УК РФ.

Судом установлено, что Б., 10.11.06 около 20 часов 50 минут, управляя автомобилем "ГАЗ 3110", принадлежащим Р., двигался в г. Прокопьевске по ул. Обручева, в направлении к перекрестку с проспектом Строителей г. Прокопьевска, в темное время суток при пасмурной погоде со скоростью 65 км/ч. В пути следования водитель Б. не проявил должного внимания к окружающей обстановке, не смог реально оценить ее, и нарушил п. 10.1 ПДД РФ, согласно которому водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности, видимости в направлении движения, скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований ПДД РФ, при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен был принять возможные меры к снижению скорости, вплоть до остановки транспортного средства, а именно Б. в состоянии был обнаружить возникновение опасности в виде пешеходов Ф.Л.В. и Ф.В.И., переходящих проезжую часть слева по ходу движения автомобиля, в зоне действия нерегулируемого пешеходного перехода, напротив дома 46 по ул. Обручева г. Прокопьевска, однако своевременно не принял мер к снижению скорости, и, кроме того, нарушил п. 14.1 ПДД РФ, согласно которому он был обязан уступить дорогу пешеходам, переходящим проезжую часть по нерегулируемому пешеходному переходу. Создав опасность для движения пешеходов, нарушив тем самым п. 1.5 ПДД РФ, согласно которому участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создать опасности для движения и не причинять вреда, Б. совершил наезд на Ф.Л.В. и Ф.В.И., и по неосторожности смертельно травмировал их.

Кроме того, 10.11.06 около 20 часов 50 минут Б., управляя автомобилем "ГАЗ 3110", принадлежащим Р., двигался в г. Прокопьевске по ул. Обручева в направлении к перекрестку с проспектом Строителей г. Прокопьевска, заведомо зная о том, что совершил наезд на пешеходов Ф.В.И. и Ф.Л.В. и травмировал их, нарушил п. 2.5 ПДД РФ, согласно которому он был обязан принять возможные меры для оказания доврачебной медицинской помощи пострадавшим, вызвать "Скорую медицинскую помощь", а в экстренном случае отправить пострадавших на попутном, а если это невозможно, доставить на своем транспортном средстве в ближайшее лечебное учреждение. Б., имея возможность оказать Ф.Л.В. и Ф.В.И. помощь и будучи обязанным позаботиться о них, с целью избежать ответственности за совершенное ДТП покинул место ДТП, оставив пешеходов без помощи, находившихся в опасном для жизни и здоровья состоянии и лишенных возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности.

В приговоре суд указал, что в ходе судебного следствия вина Б. в совершении преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ, установлена. "Б., совершив наезд на пешеходов Ф-вых, обязанный, согласно действующим правилам дорожного движения, принять меры к оказанию им доврачебной помощи, сознавая, что они находятся в беспомощном состоянии и не могут в силу своего тяжелого физического состояния позаботиться о себе, поставив потерпевших в такое состояние своими действиями, скрылся с места ДТП".

Приговором Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 21.03.07 (приговор постановлен в особом порядке судебного разбирательства) К. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ и ст. 125 УК РФ. Судья пришел к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Так, органами предварительного расследования установлено, что 10.10.06 в 21 часу, в темное время суток, при пасмурной погоде, водитель К., не выполнив требования п. 3.2 приложения ПДД, т.е. управляя автомобилем "ВАЗ-2101" с не отрегулированными фарами, нарушил п. 2.7, п. 10.1, п. 1.5 ПДД, в результате чего совершил наезд на пешехода Б. и травмировал его. В результате полученных повреждений потерпевший скончался. Заведомо зная о том, что совершил наезд на пешехода, К. нарушил п. 2.5 ПДД РФ, имея возможность оказать Б. помощь и будучи обязанным позаботиться о нем, с целью избежать ответственности за совершение ДТП покинул место ДТП, умышленно оставив пострадавшего в темное время суток в безлюдном месте на проезжей части дороги без помощи, в опасном для жизни и здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению вследствие своей беспомощности.

Обобщение уголовных дел показало, что непосредственного указания на наличие причинно-следственной связи между нарушением правил дорожного движения и "поставлением" потерпевшего в опасное для жизни и здоровья состояние в приговорах не имеется. Приговоры содержат следующие ссылки: "Заведомо зная о том, что совершил наезд на пешехода ...", "поставив потерпевших в такое состояние своими действиями". Тем не менее, для того чтобы наступила ответственность по ст. 125 УК РФ, не имеет значения, виновен ли водитель в нарушении правил безопасности дорожного движения или нет.

 

Качество предварительного следствия

 

Изучение уголовных дел показало, что при расследовании дел рассматриваемой категории следователями довольно часто допускаются ошибки при определении круга вопросов, разрешение которых возможно с помощью автотехнической экспертизы.

Из общего числа изученных уголовных дел по ст. 264 УК РФ автотехническая экспертиза назначалась по 81 уголовному делу. Практически по всем делам данная экспертиза назначалась на стадии предварительного следствия.

По 5 из 81 дела, по которым проводилась судебная автотехническая экспертиза, следователями перед экспертами ставились не только технические, но и правовые вопросы.

Так, при производстве предварительного следствия по уголовным делам: по обвинению К. (уголовное дело рассмотрено Промышленновским районным судом 16.01.07), А. (уголовное дело рассмотрено Ленинским районным судом г. Кемерово 26.01.07), а также по целому ряду других дел следователями был поставлен вопрос о том, какие пункты ПДД РФ были нарушены обвиняемым.

При назначении автотехнической экспертизы по делу в отношении А. следователь поставил следующий вопрос: "соответствуют ли показания водителя объективным данным, отраженным в схеме ДТП и протоколе осмотра места столкновения?".

По уголовному делу в отношении К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ (дело рассмотрено Прокопьевским районным судом 16.07.07), следователем перед экспертом-автотехником был поставлен вопрос "требованием каких пунктов ПДД РФ должен был руководствоваться пешеход?" Согласно материалам дела водитель совершил наезд на голову пешехода, который лежал поперек проезжей части.

Перед экспертом-автотехником, проводящим экспертизу по уголовному делу в отношении Х., рассмотренного Мысковским городским судом 30.05.07, были поставлены следующие вопросы: "является ли опасностью для движения транспортного средства, выехавшего на перекресток со второстепенной дороги, наличие на середине нерегулируемого перекрестка взрослого пешехода?", "кто из участников данного ДТП (водитель или пешеход) должен был уступить дорогу?", "действия кого из участников ДТП с технической точки зрения находятся в причинной связи с ДТП?".

Эксперт в своем заключении указал, что для ответа на поставленные вопросы требуется оценка всех материалов дела, что находится в компетенции лица, расследующего ДТП.

В заключении эксперта-автотехника по уголовному делу в отношении М. и Ш., рассмотренному Ленинск-Кузнецким районным судом 16.10.07, также указано, что решение об обоснованности действий водителей автомобилей "ВАЗ-21103" и "КамАЗ-5410" выходит за пределы компетенции эксперта-автотехника, т.к. требует оценки всех материалов, собранных по делу.

В ряде случаев перед экспертами были поставлены вопросы, которые не имеют экспертного смысла.

Так, например, при проведении судебной автотехнической экспертизы по уголовному делу в отношении А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ (дело рассмотрено Беловским городским судом 11.07.07), эксперт указал, что вопрос "располагал ли водитель автобуса "НефАЗ" технической возможностью предотвратить столкновение с автомобилем "ГАЗ-2410?" не имеет экспертного смысла, поскольку до столкновения водитель автобуса "НефАЗ" в соответствии с требованиями абз. 2 п. 10.1 ПДД РФ применил торможение для снижения скорости, вплоть до остановки транспортного средства, т.е. автомобиль "ГАЗ-2410" в данной дорожной ситуации совершил наезд на стоящий автобус. Таким образом, в данной дорожной ситуации предотвращение происшествия зависело от выполнения водителем автомобиля "ГАЗ-2410" требований п. 9.1 ПДД РФ.

По уголовному делу в отношении Д., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ (дело рассмотрено Заводским районным судом г. Кемерово 13.02.07), перед экспертом поставлен следующий вопрос: "располагал ли водитель автомобиля "ВАЗ-21093" технической возможностью для предотвращения наезда на пешехода путем экстренного торможения, в момент возникновения опасности для движения - момент выхода пешехода из-за препятствия; момент начала реакции водителя на возникшую опасность при движении со скоростью в 60 км/час?". В заключении эксперт указал, что ответ на поставленный вопрос не имеет экспертного смысла, поскольку в данной дорожной ситуации предотвращение ДТП зависело не от технической возможности предотвратить наезд на пешехода путем экстренного торможения, а от выполнения водителем требований п. 14.1 ПДД РФ.

Таким образом, изучение уголовных дел показало, что во всех случаях постановления перед экспертами вопросов, выходящих за пределы их компетенции, эксперты в своих заключениях указывали, что для разрешения подобных вопросов не требуется специальных познаний в области судебной автотехники либо, что поставленный перед экспертами вопрос не имеет экспертного смысла.

Не единичны также случаи возвращения уголовных дел прокурором для производства дополнительного расследования. При этом чаще всего дела возвращались в связи с тем, что не в полном объеме установлены обстоятельства преступления, не установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию.

Так, дополнительное расследование по указанным причинам проводилось по делам: в отношении К., рассмотренному Заводским районным судом г. Кемерово 06.09.07; в отношении Е., рассмотренному Рудничным районным судом г. Кемерово 18.09.07; в отношении М., рассмотренному Новоильинским районным судом г. Новокузнецка 17.05.07; в отношении К., рассмотренному Яшкинским районным судом 15.01.07; в отношении С., рассмотренному Заводским районным судом г. Новокузнецка 26.01.07, а также по ряду других дел.

Имели место случаи, когда следователями выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по ст. 264 УК РФ за отсутствием состава преступления. Основанием для принятия такого решения явилось то, что производство назначенного медицинского исследования не окончено по истечении срока, установленного ч. 1 ст. 144 УПК РФ, и невозможно определить, какой степени тяжести вред здоровью причинен пострадавшим.

Подобные постановления во всех случаях отменялись прокурором как вынесенные преждевременно, а следовательно, незаконно, материалы направлялись для дополнительной проверки.

Имели место случаи, когда ошибки, допущенные на стадии предварительного следствия, являлись причиной признания судом доказательств, полученных с нарушениями норм УПК РФ, недопустимыми.

Так, по делу Козлова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ (дело рассмотрено Прокопьевским районным судом 16.07.07), в судебном заседании защитником подсудимого заявлено ходатайство об исключении из перечня доказательств схемы дорожно-транспортного происшествия, в связи с тем, что она получена с грубейшими нарушениями УПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 166 УПК РФ протокол следственного действия составляется в ходе следственного действия или непосредственно после его окончания. В соответствии с ч. 6 ст. 166 УПК РФ протокол предъявляется для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии. При этом указанным лицам разъясняется их право делать подлежащие внесению в протокол замечания о его дополнении и уточнении.

Судом установлено, что схема ДТП является приложением к протоколу осмотра места происшествия. При этом схема ДТП, не была составлена в окончательной форме во время проведения следственного действия или непосредственно после его окончания. Это подтверждается показаниями свидетеля С. - инспектора ДПС, пояснившего, что место столкновения, а также тормозной след от мотоцикла он указал на схеме по памяти, находясь в служебном кабинете, т.е. не выезжая на место ДТП, следовательно, схема в окончательном варианте не была предъявлена лицам, принимавшим участие в следственном действии, и они были лишены возможности принести свои замечания и выразить свое несогласие с ней. При таких обстоятельствах суд счел, что данное доказательство является недопустимым.

Имели место также случаи частичного отказа государственного обвинителя от обвинения. Однако такие частичные отказы от обвинения на квалификацию действий подсудимых фактически не повлияли, поскольку во всех случаях государственные обвинители обращали внимание на необходимость исключить из объема предъявленного обвинения указания о нарушении подсудимыми тех или иных пунктов Правил дорожного движения РФ.

16.07.07 Прокопьевским районным судом рассмотрено уголовное дело в отношении К. Органами предварительного следствия К. обвинялся в нарушении п. п. 2.7, 9.1, 10.1 ПДД РФ, повлекшем по неосторожности смерть человека.

В судебном заседании прокурор отказался от обвинения в части нарушения К. п. 2.7 ПДД РФ, поскольку объективных доказательств того, что К. управлял транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения не добыто, на медицинское освидетельствование К. доставлен своевременно не был, поскольку скрылся с места преступления, показания свидетелей в этой части противоречивы, сам К. факт употребления спиртного отрицал.

Следует отметить, что в судебной практике отсутствует единая точка зрения относительно порядка разрешения заявленного государственным обвинителем отказа от обвинения в части нарушения конкретного пункта Правил дорожного движения РФ.

Так, некоторые судьи считают, что в данном случае речь идет не об отказе от обвинения (ч. 7 ст. 246 УПК РФ), а об изменении обвинения в сторону смягчения (ч. 8 ст. 246 УПК РФ). Следовательно, необходимости в вынесении постановления о прекращении уголовного дела в части в таком случае не имеется.

Однако такая точка зрения разделяется не всеми судьями.

К примеру, органами предварительного следствия П. обвинялся в нарушении п. п. 10.1, 8.1, 2.5 ПДД РФ, повлекшем по неосторожности смерть человека. В судебном заседании государственный обвинитель в порядке ч. 7 ст. 246 УПК РФ отказался от обвинения, предъявленного в части нарушения П. п. 8.1 и п. 2.5 ПДД РФ.

В связи с чем, постановлением Междуреченского городского суда от 20.06.07 уголовное дело по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, в части нарушения п. п. 8.1, 2.5 ПДД РФ прекращено, в связи с отказом государственного обвинителя от поддержания обвинения в этой части.

Считаем, что данный вопрос требует дополнительного разъяснения Верховным Судом РФ.

Не единичны случаи возвращения судами уголовных дел указанной категории прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Так, возвращая уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 264 УК РФ и ст. 125 УК РФ, судья Рудничного районного суда г. Прокопьевска указал следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу, в числе прочих обстоятельств, подлежит доказыванию форма вины обвиняемого. В диспозиции ч. 3 ст. 264 УК РФ содержится указание на неосторожность причинения смерти двум лицам, как обязательный признак данного состава преступления. В предъявленном Б. обвинении по ч. 3 ст. 264 УК РФ указание на форму вины инкриминируемого ему деяния вообще отсутствует. Указанное обстоятельство свидетельствует о том, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что препятствует рассмотрению дела по существу, поэтому дело подлежит возвращению прокурору для устранения препятствий его рассмотрения.

Кассационная практика Кемеровского областного суда показывает, что не во всех случаях судьи принимали обоснованные решения о возвращении уголовных дел прокурору.

Так, по поступившему в Яшкинский районный суд уголовному делу в отношении Л. судья вынес постановление от 21.06.07 о возвращении уголовного дела прокурору, поскольку следователем в нарушение требований ст. 219 УПК РФ не было рассмотрено и разрешено ходатайство потерпевшей о прекращении уголовного дела в отношении Л. за примирением сторон. Письменное ходатайство поступило после ознакомления с материалами дела и было приобщено к делу. Судья счел, что данное обстоятельство является препятствием для рассмотрения дела и принятия по нему решения.

Действительно, из материалов уголовного дела усматривается, что в ходе предварительного слушания потерпевшая Т. настаивала на разрешении заявленного ею на досудебной стадии производства по делу ходатайства о прекращении уголовного дела в отношении Л. за примирением сторон, а Л. не возражал против заявленного потерпевшей ходатайства, т.е. стороны фактически были согласны примириться.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 07.08.07 указанное постановление суда отменено, дело возвращено в суд для выполнения подготовительных действий к судебному заседанию.

Судебная коллегия указала, что в соответствии с положениями ст. 237 УПК РФ уголовное дело возвращается прокурору в случаях, если допущенное в досудебном производстве существенное нарушение закона является препятствием к рассмотрению уголовного дела и суд не может устранить такое нарушение самостоятельно.

В соответствии с положениями ст. 239 УПК РФ судья в ходе предварительного слушания может по ходатайству одной из сторон прекратить уголовное дело при наличии оснований, предусмотренных ст. 25 УПК РФ.

Возвратив дело прокурору, судья в постановлении не указал, почему суд без возвращения дела прокурору не может разрешить вопрос о возможности прекращения уголовного дела в отношении Л. по предусмотренным ст. 25 УПК РФ основаниям, если стороны согласны примириться.

После отмены кассационной инстанцией указанного постановления суда и по итогам предварительного слушания постановлением Яшкинского районного суда от 27.08.07 уголовное дело в отношении Л. по ч. 2 ст. 264 УК РФ прекращено в связи с примирением с потерпевшим.

В ходе обобщения судебной практики выявлен один случай вынесения судом частного определения по фактам допущенных в ходе предварительного следствия нарушений.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Зотова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, судьей Беловского городского суда 14.05.07 вынесено частное определение в адрес прокурора г. Белово и начальника СУ при УВД г. Белово.

Судом установлено, что потерпевшим Н. в ходе предварительного расследования к обвиняемому З. были заявлены исковые требования о возмещении морального и материального вреда, соответствующее исковое заявление имеется в материалах дела (л. д. 100). Потерпевшим к исковому заявлению прилагались документы, подтверждающие понесенные им материальные расходы.

В судебном заседании установлено, что в материалах дела отсутствуют приложенные к исковому заявлению чеки и квитанции, представленные потерпевшим, в том числе квитанции об оплате услуг представителя.

Суд в частном определении указал, что в соответствии с ч. 3 ст. 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением, а также расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя. Обеспечение выполнения требований указанной нормы закона в ходе предварительного расследования возлагается на следователя.

В соответствии с ч. 2 ст. 54 УПК РФ гражданский ответчик, каковым в данном случае является подсудимый, вправе знать сущность исковых требований и обстоятельства, на которых они основаны, возражать против предъявленного иска.

По настоящему делу подсудимый был лишен возможности знать обстоятельства, на которых основаны исковые требования потерпевшего материального характера.

В связи с тем, что документы, подтверждающие расходы потерпевшего, в уголовном деле отсутствовали, суд вынужден был дело слушанием отложить, для обеспечения подсудимому и его защитнику возможности ознакомления с требованиями потерпевшего материального характера и предоставлении времени для добровольного удовлетворения указанных требований, что и было сделано подсудимым.

Суд счел, что указанные действия следователя привели к необоснованной волоките при рассмотрении дела в суде, чем нарушены установленные законом права подсудимого, а также потерпевшего.

 

Практика назначения наказания за совершение преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ.

Статистика показывает, что за исключением 1 лица, все лица, привлеченные к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, осуждены к лишению свободы.

В одном случае приговором Яшкинского районного суда от 28.02.07 Д. осужден по ч. 1 ст. 264 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 6000 рублей.

Как следует из приговора, при определении вида и размера наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, а также личность виновного. Д. по месту жительства характеризуется положительно, на учете у психиатра и нарколога не состоит. Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено. К смягчающим наказание обстоятельствам суд отнес признание вины и раскаяние, то, что ранее к уголовной ответственности не привлекался, оказание иной помощи потерпевшей после совершения преступления, добровольное частичное возмещение имущественного ущерба и морального вреда.

Указанную совокупность смягчающих наказание обстоятельств суд признал исключительными, позволяющими применить ст. 64 УК РФ и назначить Д. более мягкий вид наказания, чем предусмотрен санкцией ч. 1 ст. 264 УК РФ, т.е. в виде штрафа.

Часть 1 ст. 264 УК РФ помимо основного наказания предусматривает дополнительное факультативное наказание в виде лишения права управления транспортным средством. В 30% случаев назначения наказания суд счел возможным применить дополнительное факультативное наказание, предусмотренное санкцией статьи.

Изучение уголовных дел показало, что не во всех случаях судьи надлежащим образом мотивируют принятое решение о применении дополнительного факультативного наказания.

Как правило, в приговорах судьи ограничиваются общими фразами, к примеру, о том, что дополнительное наказание назначается в целях наиболее полной реализации цели наказания. При решении вопроса о назначении наказания в виде лишения права управления транспортным средством судьями также учитываются обстоятельства совершенного деяния. Например, в приговоре Юргинского городского суда от 22.06.07 в отношении С. суд указал о грубом нарушении С. требований ПДД РФ в состоянии алкогольного опьянения, что явилось основанием для применения указанной дополнительной меры наказания.

Части 2 и 3 рассматриваемой статьи предусматривают назначение наказания в виде лишения права управления транспортным средством в качестве обязательного дополнительного наказания. Однако изучение уголовных дел показало, что 9 лицам из 67 суд счел возможным такое наказание не назначать, применив правила ст. 64 УК РФ.

Так, например, как видно из приговора Заводского районного суда г. Кемерово от 13.02.07, которым Д. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, решая вопрос о виде и размере наказания, суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, личность виновного, характеризующегося по месту работы положительно, по месту жительства удовлетворительно, обстоятельства, смягчающие наказание: признание вины, раскаяние в содеянном, совершение преступления впервые. Суд счел указанные обстоятельства исключительными, дающими суду право не назначать Д. обязательное дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством. Кроме того, данное решение суд принял с учетом того, что управление автомобилем входит в трудовые обязанности осужденного и назначение данного вида наказания может повлечь для Д. увольнение. Кроме того, в связи с вышеизложенным суд счел возможным и целесообразным назначить Д. наказание с применением ст. 73 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 02.08.07 изменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка от 23.05.07 в отношении О.

Судебная коллегия указала, что судом при назначении дополнительного наказания не учтены положения п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.01.07 N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания".

В частности, Верховный Суд РФ рекомендовал судам при назначении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами при наличии к тому оснований и с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, обсуждать вопрос о целесообразности его применения в отношении лица, для которого управление транспортным средством является профессией.

Как следует из материалов дела, О. длительное время работает водителем, характеризуется только положительно.

С учетом того, что судом не обсуждался вопрос о целесообразности лишения О. права управлять транспортными средствами, с учетом отсутствия отягчающих обстоятельств, а также указанных судом в приговоре смягчающих обстоятельств (фактическое признание вины, положительные характеристики с места работы, наличие на иждивении престарелой матери-инвалида), совокупность которых при указанном характере совершенного преступления дает основания признать их исключительными, коллегия определила: с применением ст. 64 УК РФ исключить из приговора назначение дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортными средствами.

К аналогичному решению пришла и судебная коллегия Кемеровского областного суда, пересматривая 24.04.07 приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 20.02.07, которым Т. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на срок 1 год 6 месяцев, условно с испытательным сроком 3 года.

Судебная коллегия сочла совокупность смягчающих наказание обстоятельств, установленных судом: наличие на иждивении трех малолетних детей, положительную характеристику, а также то, что работа Т. в качестве водителя является основным источником доходов его семьи исключительными, позволяющими на основании ст. 64 УК РФ не применять обязательное дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством.

Как усматривается из приговора Яшкинского районного суда от 15.01.07, в отношении К. суд при назначении наказания по ч. 2 ст. 264 УК РФ помимо прочего учел смягчающие наказание обстоятельства, к которым отнес признание вины, раскаяние, оказание иной помощи потерпевшей непосредственно после совершения преступления. Совокупность указанных смягчающих обстоятельств суд признал исключительными, дающими основание применить правила ст. 64 УК РФ к дополнительному обязательному наказанию, предусмотренному санкцией статьи. Также суд указал, что принимает во внимание влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Вместе с тем, судьи не всегда обосновывали свои решения относительно обязательного дополнительного вида наказания. К примеру, приговором Ленинск-Кузнецкого районного суда от 16.10.07 М. и Ш. осуждены за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, каждый к 3 годам лишения свободы без лишения права управления транспортным средством, с применением ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком 2 года.

Решая вопрос о виде наказания, суд не указал, по каким причинам счел возможным не применить к осужденным обязательное дополнительное наказание, предусмотренное санкцией статьи.

Изучение уголовных дел показало, что в 85,6% случаев лишение свободы, назначенное лицам за совершение преступления, предусмотренного ст. 264 УК РФ, признавалось условным.

Как правило, применение ст. 73 УК РФ суды мотивируют тем, что осужденные по месту жительства и работы характеризуются положительно, имеют постоянное место жительства, регистрации и работы, ранее не судимы. Кроме того, суды учитывают конкретные обстоятельства дела, наличие смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих. Также учитывают влияние наказания на исправление виновного и условия жизни его семьи, а в ряде случаев, и мнение потерпевших, просивших назначить виновному наказание, не связанное с лишением свободы, что в свою очередь, вызвано возмещением морального и материального вреда, а в некоторых случаях, обещанием осужденных и впредь оказывать материальную помощь потерпевшему, что невозможно в условиях изоляции от общества.

В 3 случаях из 6 суд счел возможным считать назначенное осужденным наказание в виде лишения свободы условным и за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ.

Так, например, при назначении наказания М. за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, судья Киселевского городского суда в приговоре от 20.06.07 указал, что "действует в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений". Суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначаемого наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

По данному делу установлено, что в результате нарушения М. ПДД пострадало шесть человек, трое из которых погибли, а троим причинен тяжкий вред здоровью.

Обстоятельств, отягчающих наказание, судом не установлено. В качестве смягчающих вину М. обстоятельств суд учел, что к уголовной ответственности он привлекается впервые, положительно характеризуется по месту жительства и работы. В деле имеются доказательства тому, что всем потерпевшим полностью возмещен материальный ущерб, компенсирован моральный вред, каких-либо претензий никто из потерпевших не имеет (в возмещение ущерба пострадавшим и их семьям виновным выплачено около миллиона рублей). Суд также учел, что все потерпевшие не настаивают на строгом наказании.

По мнению суда, указанная совокупность смягчающих обстоятельств свидетельствует о возможности и целесообразности назначения М. наказания без реального лишения свободы, т.е. с применением ст. 73 УК РФ.

 

Основания отмены и изменения приговоров в кассационном и надзорном порядке.

В 2007 году судебной коллегией Кемеровского областного суда всего рассмотрено по ст. 264 УК РФ 50 дел (с обвинительным приговором).

Результат кассационного рассмотрения дел по ст. 264 УК РФ:

- оставлены без изменения - 27 обвинительных приговоров в отношении 27 лиц;

- изменено - 12 обвинительных приговоров в отношении 12 лиц;

- отменено на новое судебное рассмотрение - 10 обвинительных приговоров в отношении 10 лиц, из них 2 - ввиду мягкости назначенного наказания.

Кроме того, 1 обвинительный приговор в отношении 1 лица отменен с прекращением производства по делу в связи со смертью осужденного.

Президиумом Кемеровского областного суда в 2007 году рассмотрено 1 уголовное дело по ст. 264 УК РФ в отношении Ш. Приговор и кассационное определение оставлены без изменения.

В 3 случаях судебная коллегия отменила приговоры в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также за нарушением судом требований ст. 307 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 26.07.07 отменен приговор Прокопьевского районного суда от 24.05.07 в отношении А. Дело возвращено в суд на новое судебное рассмотрение.

Основанием для такого решения явилось то, что суд не привел всесторонний анализ представленных доказательств, должным образом не исследовал и не устранил имеющиеся противоречия в представленных доказательствах и не привел мотивы, по которым признал за основу обвинения одни доказательства и отверг другие.

В частности, судебная коллегия указала, что в соответствии со ст. 307 УПК РФ, описательно - мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Анализ материалов дела свидетельствует о том, что описательно-мотивировочная часть приговора не соответствует требованиям указанного закона.

Так, суд признал А.Д. виновным в том, что он 27.11.04 в нарушение требований п. п. 2.7, 10.1 ПДД РФ управлял автомобилем марки "ВАЗ 2105" в состоянии алкогольного опьянения, при этом избрал скорость, не обеспечивающую безопасность движения и дающую возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, не справился с рулевым управлением, в связи с чем его автомобиль занесло на встречную полосу движения, в результате чего А.Д совершил наезд на двигавшийся во встречном направлении по своей полосе движения автомобиль марки "Нисан-Примьера" под управлением А.Н., повлекший по неосторожности смерть Г., а также причинение тяжкого вреда здоровью Антошкину.

В основу приговора суд положил в качестве одного из доказательств, определяющего место столкновения автомобиля А.Д с автомобилем А.Н., заключение автотехнической экспертизы (т. 2 - л. д. 159 - 161).

В то время как указанная экспертиза не содержит в себе данных, указывающих на действительное место столкновения автомобилей А.Д. и А.Н., а лишь в общем порядке приводит обстоятельства, по которым определяется место столкновения, в частности, по осыпавшейся грязи и мелким осколкам стекол автомобиля.

Кроме того, исходными данными для изготовления данной экспертизы послужила схема дорожно-транспортного происшествия (т. 1 - л. д. 7), в которой указано и отображено лишь наличие осколков кузовных частей автомобилей, и отсутствует указание на то, имелись ли на месте ДТП отмеченные в заключении автотехнической экспертизы осыпь грязи и мелкие осколки стекла, бесспорно определяющие, согласно этой экспертизе, место столкновения автомобилей.

Таким образом, судом фактически не было установлено место столкновения автомобилей А.Д. и потерпевшего, а методика проведения автотехнической экспертизы и схема ДТП не соответствуют друг другу.

Кроме того, суд, признав А.Д. виновным в нарушении требований п. 2.7 ПДД, сослался на показания допрошенных в качестве свидетелей сотрудников скорой помощи Р. и К., утверждавших, что при осмотре на месте ДТП Андриясова от него имелся запах алкоголя, о чем ими была сделана отметка в медицинских документах.

В то же время суд оставил без внимания и не дал должной оценки имеющимся противоречиям в заключении судебно-медицинской экспертизы (т. 1 - л. д. 201 - 207), из описательной части которого следует, что у А.Д. имелось алкогольное опьянение тяжелой степени, а в резолютивной части указано, что судить о наличии алкогольного опьянения в отношении последнего не представляется возможным. В то время как в отношении потерпевшего А.Н. судом тщательно исследовано данное обстоятельство, хотя это и не вызывалось необходимостью в данном случае.

10.07.07 судебной коллегией по уголовным делам Кемеровского областного суда отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение приговор Мысковского городского суда от 02.05.07 в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 264 УК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 307 УПК РФ, описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

Описывая преступное деяние, признанное доказанным, суд указал, что С., не убедившись в безопасности движения, в нарушение требований п. п. 1.5 и 10.1 ПДД РФ, согласно которым "он должен был действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда", а "при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости, вплоть до остановки транспортного средства", совершил наезд на лежащего пешехода - потерпевшего М.

Однако, мотивируя свой вывод о том, что между нарушением С. ПДД РФ и наступившими последствиями имеется прямая причинно-следственная связь, суд сослался на то, что С., "не убедившись в безопасности своего движения, не выбрал безопасной скорости, не учел требований п. 10.1 ПДД РФ, в результате совершил наезд на потерпевшего М., что повлекло по неосторожности тяжкий вред здоровью потерпевшего".

Таким образом, описывая преступное деяние, признанное доказанным, суд в одном случае сослался на нарушение С. требований ч. 2 п. 10.1 ПДД РФ, а в другом - по существу на нарушение ч. 1 п. 10.1 ПДД, что является нарушением требований п. 1 ст. 307 УПК РФ, поскольку из приговора не видно, какое именно нарушение ПДД РФ повлекло по неосторожности тяжкий вред здоровью потерпевшего.

Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Из приговора видно, что суд, принимая в целом первоначальные показания С., данные в ходе предварительного следствия, отверг эти показания в той части, что наезд на потерпевшего произошел при движении автомобиля со стороны областной трассы в сторону магазина "Уран", и принял показания потерпевшего, данные в судебном заседании, что наезд на потерпевшего имел место при движении автомобиля в сторону областной трассы.

В то же время суд принял в качестве доказательств протокол проверки показаний С. на месте со схемой к нему (л. д. 26 - 29, 30) и протокол следственного эксперимента с участием С. (л. д. 31 - 32), которые основаны именно на первоначальных показаниях С. При этом суд не привел мотивы, по которым принял данные протоколы в качестве доказательств вины С., и не указал в приговоре, принимает ли их в качестве доказательств в полном объеме либо в какой-то части, и по каким основаниям.

По аналогичному основанию отменен приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 03.10.07 в отношении А., осужденного по ч. 1 ст. 264 УК РФ (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.11.07).

Так, описательная часть приговора суда противоречит постановлению о привлечении в качестве обвиняемого А. в части направления движения автомобилей и места ДТП. Как следует из постановления, А. двигался со стороны Кузнецкого моста в направлении проспекта Октябрьского. Судом же установлено, что автомобиль А. двигался со стороны Левого берега в направлении Комсомольской площадки.

В 1 случае (уголовное дело в отношении Ш., рассмотренное Промышленновским районным судом 21.12.06) судебная коллегия приговор изменила, исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание на нарушение Ш. п. 10.2 ПДД РФ, поскольку превышение скорости 70 - 80 км/ч суд признал на основании субъективного восприятия очевидцев ДТП, свидетельских показаний. Других доказательств превышения скорости ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не добыто (кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 20.03.07).

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 05.04.07 приговор Центрального районного суда г. Новокузнецка от 09.02.07 в отношении Б. отменен ввиду мягкости назначенного наказания.

Указанным приговором Б. осужден по ч. 3 ст. 264 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права управления транспортным средством на 3 года.

В кассационной жалобе потерпевшая указывала на то, что за время предварительного следствия и суда Б. ни разу не предложил своей помощи, не пытался загладить причиненный вред. По мнению потерпевшей, суд недостаточно полно учел данные о личности Б. при назначении наказания, в частности, он шесть раз лишался права управления транспортным средством за управление в состоянии алкогольного опьянения (л. д. 174), несмотря на это, продолжал садиться за руль, пока не совершил данное преступление. Согласно заключению наркологической экспертизы Б. страдает опийной наркоманией и нуждается в лечении (л. д. 188).

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что при назначении наказания Б. суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, а также данные о личности виновного, вследствие чего назначил Б. чрезмерно мягкое наказание, не соответствующее характеру и степени общественной опасности совершенного им преступления и данным о его личности.

В ходе обобщения кассационной практики по делам указанной категории выявлены также иные ошибки, допущенные судами при назначении наказания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 19.07.07 отменен приговор Рудничного районного суда г. Прокопьевска от 21.05.07, которым Я. осужден по ч. 1 ст. 166 УК РФ к штрафу в сумме 5000 рублей, по ч. 1 ст. 264 УК РФ к 1 году лишения свободы с лишением права управлять транспортным средством сроком до 1 года.

Отменяя данный приговор, судебная коллегия указала, что при назначении дополнительного наказания суд неправильно применил уголовный закон и не указал конкретно, на какой срок назначено дополнительное наказание в виде лишения права управления транспортным средством, т.к. формулировка суда сроком "до 1 года" исключает возможность однозначного толкования и исполнения приговора суда.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 23.08.07 изменен приговор Березовского городского суда от 18.06.07, которым Ф. осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ.

Коллегия указала, что составом данного преступления охватываются наступившие последствия, однако суд необоснованно принял во внимание при назначении наказания тяжесть последствий совершенного преступления.

Кроме того, суд надлежаще мотивировал в приговоре возможность не назначения дополнительного наказания осужденному, указав, что он работает водителем большегрузного автомобиля, не имеет другой специальности. Однако при этом не сослался на ст. 64 УК РФ, не установил исключительных обстоятельств, чем нарушил требования закона.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 03.05.07 отменен приговор Новокузнецкого районного суда от 19.02.07 в отношении Л.

Суд в приговоре предположил различные варианты движения встречного транспорта, участвующего в ДТП по данному делу. Коллегия указала, что предположительные выводы суда о причинно-следственной связи между действиями подсудимого и наступившими последствиями недопустимы.

Кроме того, как видно из приговора, наказание Л.у судом назначено с применением ст. 73 УК РФ условно, как в части основного, так и дополнительного наказания, предусмотренного санкцией ч. 1 ст. 264 УК РФ, что противоречит требованиям ст. 73 УК РФ, поскольку условное осуждение законом предусмотрено лишь в отношении основной меры наказания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда от 29.07.07 отменен приговор Рудничного районного суда г. Кемерово от 08.08.07 в отношении Ш.

Мотивируя свое решение о применении дополнительного наказания в виде лишения права управлять транспортным средством, суд указал, что данный вид наказания применять к Ш. нецелесообразно, поскольку водительское удостоверение осужденному не выдавалось.

Коллегия указала, что при назначении наказания суд должен в силу ст. 60 УК РФ учитывать характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, а не целесообразность.

Отсутствие у Ш. водительского удостоверения само по себе не является основанием для освобождения подсудимого от дополнительного обязательного наказания.

 

Обобщение судебной практики показало, что особых затруднений при рассмотрении уголовных дел, предусмотренных ст. ст. 166, 264, 125 УК РФ, у судей области не возникает. Ошибки, допускаемые судьями, носят, как правило, общий характер - это нарушения требований ст. 307 УПК РФ; несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела; ошибки, допускаемые при назначении наказания.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь