Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 января 2008 г. по делу N 44-У-81/2008

 

Президиум Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                         Дементьева А.А.,

    членов президиума                              Хрущелева В.В.,

                                                     Крутько Г.А.,

                                                   Кризского Г.И.,

                                                     Смагиной И.Л.

 

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Х. на кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 04 июля 2007 года и приговор Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 20 апреля 2007 года, которым

Х., 1963 года рождения, несудимый,

осужден по пункту "а" части 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должность дежурного в ОВД сроком на 1 год.

В соответствии со статьей 73 Уголовного кодекса Российской Федерации основное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года и возложением обязанностей.

Постановлено взыскать в пользу Т. в возмещение материального ущерба 5 тысяч рублей и компенсацию морального вреда в размере 5 тысяч рублей.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 04 июля 2007 года приговор в отношении Х. изменен: его действия переквалифицированы с пункта "а" части 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть 1 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой назначено наказание в виде штрафа в размере 10 тысяч рублей. В остальном приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденным Х. ставится вопрос об отмене судебных решений и о прекращении уголовного дела.

Заслушав доклад судьи Свердловского областного суда Поляковой Т.Н., доложившей материалы уголовного дела и изложенные в надзорной жалобе доводы, выслушав мнение заместителя прокурора Свердловской области Савчина М.М., полагавшего судебные решения подлежащими отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство, президиум

 

установил:

 

приговором суда Х. признан виновным в том, что он, с 19 августа 2004 года проходя службу в органах внутренних дел Российской Федерации в должности дежурного по разбору с доставленными и задержанными дежурной части Ленинского РОВД г. Нижнего Тагила, имея специальное воинское звание лейтенанта милиции и в силу этого являясь должностным лицом - представителем власти, совершил с применением насилия действия, явно выходящие за пределы его служебных полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан, при следующих обстоятельствах.

04 января 2006 года в 11:30 в дежурную часть Ленинского РОВД поступило сообщение о том, что по ул. Газетной ломают входную дверь. Х., исполняя обязанности по охране общественного порядка, находясь на суточном дежурстве в дежурной части Ленинского РОВД, прибыл к месту происшествия по вышеуказанному адресу, где установил, что владелец квартиры А. и его сын Б., взломав входные двери, предъявили находившимся в квартире Т. и ее дочери В., не имеющим регистрации в данной квартире, требование освободить данное жилое помещение. Около 13:00 того же дня, находясь на кухне той же квартиры в доме по ул. Газетной, Х., не представившись и не предъявив своего служебного удостоверения Т., проверил у нее паспорт и, убедившись, что Т. не имеет регистрации по указанному адресу по ул. Газетной, потребовал от нее покинуть данную квартиру. Т. отказалась выполнить требование Х., мотивируя свой отказ тем, что она сама и ее дочь длительное время проживают в данной квартире, где находятся их личные вещи и предметы обихода, и на данный момент у нее нет другого жилья с нормальными условиями проживания, а его требования незаконны, поскольку выселение из жилого помещения входит в исключительную компетенцию судебных органов. Однако Х., действуя незаконно, в нарушение статей 2, 21, 27, 40 Конституции Российской Федерации, статьи 35 Жилищного кодекса Российской Федерации, статей 2, 3, 5, 10, 13 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 года N 1026-1 "О милиции" (в редакции Закона от 09 мая 2005 года), статьи 1 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года N 5242-1 "О праве граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" (в редакции Закона от 02 ноября 2004 года), пунктов 1.5, 2.4 Должностной инструкции дежурного по разбору с доставленными и задержанными дежурной части Ленинского РОВД г. Нижнего Тагила, утвержденной начальником Ленинского РОВД г. Нижнего Тагила 13 мая 2005 года, применил к Т. насилие, а именно, взяв Т. за руку, начал выводить ее из квартиры при помощи мужа Т. - А., который взял последнюю за другую руку. Далее, находясь в прихожей квартиры, Х., взяв Т. руками за плечи, развернул ее в направлении входной двери и вытолкал на лестничную клетку, запретив находиться в данной квартире и приходить туда, ограничив тем самым свободу Т. на передвижение в пространстве. Дальнейшее проживание Т. в указанной квартире по ул. Газетной стало невозможным, поскольку А., взломав входные двери данной квартиры, заменил в них замки. Таким образом, Х., превысив свои должностные полномочия с применением насилия, которое выразилось в принудительном удалении Т. из места ее постоянного проживания, не имея судебного решения, фактически произвел ее выселение из квартиры по ул. Газетной, что входит в исключительную компетенцию судебных органов. Преступные действия Х. повлекли существенное нарушение прав и законных интересов Т., предусмотренных статьями 27 и 40 Конституции Российской Федерации, - права свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, а также права на жилище. В результате указанных действий Т. в зимний период была выдворена из квартиры, расположенной в доме по ул. Газетной в г. Нижнем Тагиле, где постоянно проживала с 1991 года.

В надзорной жалобе осужденный Х., указывая на свое несогласие с приговором, полагает выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела. Просит приговор отменить, а дело направить на новое рассмотрение либо прекратить уголовное дело в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Свою просьбу мотивирует тем, что преступление он не совершал, а, выехав по поступившему в ОВД вторичному сообщению, действовал в рамках закона, преследуя цель обеспечить безопасность граждан, погасить конфликтную ситуацию и предотвратить преступление, угроза совершения которого существовала, так как вызовы милиции жильцами дома и самой Т. были неоднократными; нахождение Т. в квартире на тот момент было опасным: могло произойти преступление, поскольку собственники квартиры - отец и сын - и сама Т. были настроены очень агрессивно по отношению друг к другу. Т. сама приняла решение покинуть квартиру и выносила свое имущество, а он по просьбе последней присутствовал при этом. По мнению осужденного, суд односторонне исследовал доказательства и дал им неверную оценку. Считает, что в основу приговора судом положены противоречивые показания потерпевшей и свидетелей стороны защиты. Указывает, что в ходе следствия была проведена служебная проверка, и в его действиях не было обнаружено нарушений законности при выполнении им своих профессиональных обязанностей. Также указывает на свое несогласие с удовлетворением исковых требований потерпевшей.

 

Проверив материалы уголовного дела и обсудив изложенные в надзорной жалобе доводы, президиум находит приговор и кассационное определение подлежащими отмене по следующим основаниям.

Согласно статье 297 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с настоящим Кодексом и основан на правильном применении уголовного закона.

Этим требованиям закона настоящий приговор не соответствует.

Правильно установив фактические обстоятельства дела, суд вместе с тем дал им неверную правовую оценку, необоснованно пришел к выводу о совершении Х. действий, явно выходящих за пределы его полномочий, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Как следует из установленных по делу фактических обстоятельств, принудительное выдворение Т. из квартиры было осуществлено собственником квартиры А. и его сыном Б., что и послужило поводом для обращению Т. в милицию, в связи с чем Х. был направлен на место происшествия.

Из показаний потерпевшей Т. усматривается, что ее муж и свекор взломали входную дверь и ворвались в квартиру, после чего муж, взяв ее за руки, вытащил ее на лестничную площадку в домашней одежде.

При этом потерпевшая не указывала на то, что вместе с ее мужем и свекром был работник милиции Х.

Показания свидетеля В. согласуются с показаниями осужденного Х. относительно момента и обстоятельств появления его на месте происшествия. Из этих показаний усматривается, что, когда ее отец Б., взломав входную дверь, вместе с дедом ворвался в квартиру, милиционера с ними не было. Отец, взяв мать за руки, вытолкал ее на лестничную площадку в домашней одежде. Милиционер появился после их очередного звонка в милицию и стал выяснять у них, что произошло. Потом позвонил в квартиру и просил открыть дверь с тем, чтобы проверить документы. Только после этого в сопровождении милиционера они с матерью смогли войти в квартиру.

Свидетель Е. показал, что поступившее от дежурного УВД сообщение о взломе входной двери квартиры он передал дежурному отдела вневедомственной охраны, сотрудники которого выезжали на место происшествия. По возвращении они сообщили о происходящих семейных "разборках": находящаяся в квартире женщина, не имеющая прав на квартиру, не открывает входную дверь хозяину, который ломает дверь. Только по вновь поступившему сообщению дежурного УВД о том, что конфликт не разрешен, в связи с отсутствием работников службы участковых уполномоченных на место происшествия по адресу был направлен дежурный по разбору с доставленными и задержанными дежурной части Х.

Из показаний свидетелей Б. и А. также усматривается, что в момент, когда отец и сын взламывали входную дверь квартиры, на место происшествия приезжали трое работников милиции, которым А. предъявлял свой паспорт с регистрацией его по данному адресу.

В соответствии с показаниями свидетеля Б. милиционер вошел в квартиру в тот момент, когда его жена Т. и дочь В. находились в квартире. Он с отцом не выгонял их. Когда Х. проверял документы у Т., дочь вместе с ним находилась на площадке. Далее Т. вышла на лестничную площадку, а затем пыталась вновь попасть в квартиру, но он, взяв ее за руки, снова выставил ее на лестничную площадку.

Приведенные в приговоре в качестве доказательств показания свидетелей не свидетельствуют о том, что Х. произвел выселение Т.

Ссылка в приговоре на акт судебно-медицинского исследования трупа Л. и экспертное заключение БЭТ "Тагилэкспертиза" по вопросу исследования технического состояния другой квартиры дома по ул. Газетной, в которой проживала умершая и где зарегистрирована Т., как на доказательство виновности Х. несостоятельна.

Указанные документы не являются доказательством, с бесспорностью подтверждающим превышение Х. своих должностных полномочий.

В судебном заседании не опровергнуты доводы защиты о том, что Х. действовал в рамках закона, преследуя цель обеспечить безопасность граждан, погасить конфликтную ситуацию и предотвратить преступление, угроза совершения которого существовала, поскольку вызовы милиции жильцами дома и самой Т. были неоднократными, а нахождение Т. в квартире на тот момент было опасным, могло произойти преступление, так как собственник квартиры, его сын Б. и сама Т. были настроены очень агрессивно по отношению друг к другу.

Сама потерпевшая Т. указывала, что в связи с действиями ее мужа и свекра она неоднократно звонила в милицию. Ей сообщали, что сотрудник уже направлен на место происшествия.

Помимо этого, Т. показывала, что она, уже находясь вместе с дочерью в подъезде дома, не менее двух раз звонила в милицию с тем, чтобы узнать, где сотрудники милиции, а поднявшись на лестничную площадку 5-го этажа, увидела направлявшегося к ним милиционера Х.

Эти показания потерпевшей и вышеприведенные обстоятельства свидетельствуют о том, что к моменту прибытия Х. на место происшествия Т. с применением силы уже была принудительно выдворена из квартиры ее мужем и свекром.

Факт существования криминальной ситуации объективно подтверждается и приобщенным к материалам дела приговором мирового судьи в отношении Б., в соответствии с которым последний осужден за нанесение Т. побоев, имевших место 04 января 2005 года и 05 января 2005 года.

В частности, в соответствии с установленными данным приговором фактическими обстоятельствами по эпизоду от 04 января 2005 года Б. нанес побои Т. до появления на месте происшествия работника милиции Х.

Более того, необходимость удаления Т. из квартиры была вызвана и тем, что после сообщения о взламывании дверей квартиры в милицию от жильцов дома поступила информация о возможности совершения убийства.

Прибывший на место происшествия Х. слышал, как находившаяся на лестничной площадке в подъезде дома Т. кричала: "Убивают!".

При таких обстоятельствах Х., как представитель власти, призванный обеспечивать общественный порядок и общественную безопасность, безопасность личности, а также предупреждать и пресекать преступления и правонарушения, в соответствии с Законом "О милиции" обязан был совершить действия по предупреждению и пресечению преступления.

Вывод суда о том, что Х. осуществил выселение Т. из занимаемого ею жилого помещения, противоречит установленным по делу фактическим обстоятельствам, в соответствии с которыми к моменту прибытия Х. на место происшествия Т. с дочерью уже были выдворены из квартиры ее собственником А.

Не осуществлял Х. и каких-либо действий в отношении имущества Т., которая в связи со сложившейся ситуацией сама решила вынести из квартиры свои вещи и сама же убедительно просила Х. присутствовать при этом, что тот и исполнил в целях предотвращения возможности совершения в отношении потерпевшей противоправных действий со стороны собственника жилья и ее бывшего мужа.

Согласно результатам проведенной по делу служебной проверки, в действиях Х. не было обнаружено нарушений законности при выполнении им своих профессиональных обязанностей.

Суд кассационной инстанции, проверяя законность, обоснованность и справедливость приговор, и исключив из обвинения указание о применении осужденным насилия при превышении должностных полномочий на том основании, что "взятие" потерпевшей за руки и плечи и выталкивание ее из квартиры не могут считаться признаками применения насилия или угрозы применения насилия, предусмотренных пунктом "а" части 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации, так как какой-либо вред здоровью потерпевшей причинен не был и осужденный не высказывал потерпевшей угрозы применения насилия, от которого мог бы быть причинен такой вред, переквалифицировал действия осужденного с пункта "а" части 3 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации на часть 1 статьи 286 Уголовного кодекса Российской Федерации, однако, как и суд первой инстанции, не привел каких-либо мотивов в подтверждение вывода о том, что действия Х. явно выходили за пределы его полномочий, и не указал, в чем выразилось превышение осужденным должностных полномочий.

При таких обстоятельствах следует признать, что в действиях Х. отсутствует состав превышения должностных полномочий. Поэтому приговор суда в отношении Х. подлежит отмене, а дело - прекращению по основанию пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Ввиду отсутствия в действиях Х. состава уголовно наказуемого деяния необоснованным является и удовлетворение гражданских исков Т. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

В связи с прекращением уголовного дела ввиду отсутствия в действиях осужденного состава уголовно наказуемого деяния Х. имеет право на реабилитацию в соответствии со статьей 133 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу изложенного, руководствуясь статьями 407 и 408 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, президиум

 

постановил:

 

приговор Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила Свердловской области от 20 апреля 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 04 июля 2007 года в отношении Х. отменить и уголовное дело производством прекратить по основанию пункта 2 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

Признать за Х. право на реабилитацию.

Надзорную жалобу осужденного Х. удовлетворить.

 

Председательствующий

ДЕМЕНТЬЕВ А.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь