Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 1 февраля 2008 г. по делу N 44-у-103

 

Президиум Пермского краевого суда рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденного Л. и его законного представителя Л.В. на приговор Чайковского городского суда Пермского края от 17 мая 2007 года, которым

Л., ранее не судимый,

осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 п. "а, б" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 2 года;

Д., ранее не судимый,

осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 2 п. "а, б" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, в силу ст. 73 УК РФ условно, с испытательным сроком на 2 года.

На осужденных Л. и Д. возложены обязанности: не реже одного раза в месяц проходить регистрацию в уголовно-исполнительной инспекции, без ее уведомления не менять место жительства, Д. - место работы, Л. - место учебы.

Дело в отношении осужденного Д. рассмотрено в соответствии со ст. 410 УПК РФ в ревизионном порядке.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 28 июня 2007 года приговор в отношении Л. оставлен без изменения.

В надзорных жалобах осужденным Л. и законным представителем Л. ставится вопрос об отмене судебных решений и прекращении производства по данному уголовному делу.

Заслушав доклад члена президиума краевого суда по материалам дела, изложившего доводы надзорных жалоб и мотивы вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выслушав мнение заместителя прокурора Пермского края об отмене приговора суда с прекращением уголовного дела в отношении обоих осужденных, президиум

 

установил:

 

обстоятельства совершения преступления в приговоре изложены следующим образом:

27 октября 2006 года около 16 часов Д. и Л., предварительно договорившись между собой на тайное хищение чужого имущества, пришли к дому по ул. К. г. Чайковского Пермского края. Убедившись, что за их действиями никто не наблюдает, действуя совместно и согласованно, Д. перелез через забор, таким образом незаконно проник во двор указанного дома, из которого тайно похитили находящиеся на улице около забора 1 уголок стоимостью 10 рублей, 1 швеллер стоимостью 30 рублей, 1 заслонку стоимостью 20 рублей, 2 трубы общей стоимостью 50 рублей, 1 колено стоимостью 50 рублей, которые передал Л., но с похищенным с места совершения преступления скрыться не смогли по независящим обстоятельствам, так как были задержаны сотрудниками милиции.

Л. и Д. вину признали полностью.

В надзорных жалобах осужденный Л. и его законный представитель Л.В. высказывают несогласие с судебными решениями, ставят вопрос об их отмене и прекращении производства по делу, в связи с примирением сторон. Кроме того, указывают, что в ходе предварительного расследования были нарушены их права, поскольку в ходе следствия несовершеннолетний Л. допрашивался без участия законного представителя.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорных жалоб, президиум находит, что состоявшиеся по делу судебные решения подлежат отмене по следующим основаниям.

Действия Л. и Д. судом квалифицированы как покушение на кражу чужого имущества, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в иное хранилище.

Мотивируя в действия осужденных наличие квалифицирующего признака "группой лиц по предварительному сговору", суд в приговоре указал на то, что осужденные действовали совместно и согласованно: Д. перелез через забор во двор дома, из которого, похитив металлические изделия, передал их Л., последний сложил похищенное на землю.

Данный вывод основан на предположениях, поскольку судом не приведены в приговоре доказательства, подтверждающие наличие у осужденных предварительной договоренности на совместное совершение хищения чужого имущества.

Между тем, в соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ, преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

При этом при квалификации хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, суду следовало выяснить, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления.

В то же время и материалов уголовного дела следует, что Л. и Д. как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании, отрицали наличие у них предварительного сговора на хищение имущества потерпевшей.

Так из их показаний следует, что 27 октября 2006 года Л. предложил Д. пойти собрать металлолом, на что последний согласился. Вместе они пошли на свалку, искали металл. Д., проходя мимо дома по ул. К., увидел за забором металлические трубы и, решив похитить их, не сказав об этом Л., перелез через забор. В какое время ушел Д. и как он перелез через забор, Л. не видел, до этого разговора о совершении кражи между ними не было. После чего к Д. подошел Л., который по просьбе Д. стал принимать от него через забор металлические изделия и складывать их на землю.

Кроме того, действия Л. и Д. по изъятию имущества потерпевшей со двора ее дома, квалифицированы как совершенные "с незаконным проникновением в иное хранилище".

В соответствии с примечанием 3 к ст. 158 УК РФ под "иным хранилищем" понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения.

При этом не всякая территория может быть признана "иным хранилищем", а лишь специально отведенная и оборудованная исключительно для цели хранения материальных ценностей.

Вместе с тем, описательная часть приговора не содержит указания о том, что незаконное проникновение Д. имело место в иное хранилище.

В то же время, суд указал в приговоре, что проникновение имело место во двор дома, который огорожен забором - металлической сеткой, вверху колючей проволокой, вход во двор осуществляется через калитку.

Из исследованных в судебном заседании доказательств, в частности протокола осмотра места происшествия (л.д. 4), показаний потерпевшей следует, что двор дома не крытый, что металлические изделия были похищены с приусадебного участка, находились у забора, в конце огорода.

Кроме того, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, в приговоре не приведены мотивы, по которым суд признал данный двор иным хранилищем.

В связи с изложенным, президиум полагает, что действия Л. и Д. следовало бы расценить как покушение на тайное хищение чужого имущества (без квалифицирующих признаков).

Однако они не могут быть привлечены к уголовной ответственности за данные действия.

На момент их совершения (27 октября 2006 г.) минимальный размер оплаты труда составлял 1100 рублей. И в соответствии с действующим на момент их совершения законом ответственность по ч. 1 ст. 158 УК РФ наступала, если размер причиненного кражей ущерба превышал данную сумму.

В связи с чем, действия по краже имущества на сумму 160 рублей, совершенные Л. и Д., образуют состав мелкого хищения - административного правонарушения.

Однако они не могут быть привлечены к административной ответственности, т.к. их действия по хищению были пресечены, распорядиться чужим имуществом они не имели возможности, в связи с чем имеет место покушение на мелкое хищение.

В то же время Кодекс РФ об административных правонарушениях не предусматривает ответственность за неоконченное правонарушение.

С учетом изложенного, судебные решения в отношении Л. и Д. подлежат отмене с прекращением производства по делу на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

надзорные жалобы осужденного Л. и его законного представителя Л.В. удовлетворить.

Приговор Чайковского городского суда Пермского края от 17 мая 2007 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 28 июня 2007 года в отношении Л. и Д. отменить.

Уголовное дело в отношении них прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в их действиях состава преступления.

Признать за Л. и Д. право на реабилитацию в соответствии со ст. 134 УПК РФ.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь