Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 февраля 2008 г. N 33-658/2008

 

Судья Кондратьев И.Ю.

 

12 февраля 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего судьи Железновой Н.Д., судей Давыдова А.П. и Гаврилова В.С., заслушав в открытом судебном заседании по докладу Гаврилова В.С.

дело по кассационной жалобе Д.В.В. и Д.Е.В.

с участием Д.Е.В., Ф.Е.Е. (по довер.), Б.В.Н. (по довер.), Г.Т.В. (по довер.)

на решение Кстовского районного суда от 20 декабря 2007 года

по иску Д.В.В., Д.Е.В. к Муниципальному образованию - Кстовский район, МУ "Кстовская центральная районная больница" о взыскании морального вреда

 

установила:

 

Д.В.В. и Д.Е.В. обратились в суд с настоящим иском, ссылаясь на то, что в результате врачебной ошибки, совершенной врачами филиала МУ "Кстовская ЦРБ" Районная больница N 1, 17 марта 2007 г. умерла Д.И.С., в результате чего им - супругу и дочери умершей причинен моральный вред.

Истцы просили взыскать в их пользу с МУ "Кстовская ЦРБ" компенсацию морального вреда по 50 000 рублей каждому, а также привлечь муниципальное образование - Кстовский муниципальный район к субсидиарной ответственности, как учредителя учреждения.

Представители ответчика - МУ "Кстовская ЦРБ"- Б.В.Н., Г.Т.В., Ф.Е.Е., с иском не согласились, считая действия работников больницы по лечению больной Д.И.С. правильными.

Представитель Администрации Кстовского муниципального района Ш.Ю.А. с иском не согласилась, ссылаясь на то, что на основании ст. 56 ГК РФ учредитель не может нести ответственность по обязательствам юридического лица.

В судебное заседание не явился прокурор, надлежащим образом уведомленный о рассмотрении дела. Суд счел возможным рассмотрение дела в его отсутствие в силу ч. 3 ст. 45 ГПК РФ.

В суд не явился и представитель третьего лица - ГУ "Нижегородская областная клиническая больница им. Семашко".

Решением Кстовского районного суда от 20 декабря 2007 года исковые требования Д.В.В. и Д.Е.В. оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе Д.В.В. и Д.Е.В. просят отменить решение суда как незаконное, указывая на то, что судом при вынесении решения не была дана надлежащая оценка юридически значимым обстоятельствам дела, судом неправильно применены нормы материального права, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения явившихся по делу лиц, судебная коллегия находит, что решение суда подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

На основании ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Из дела видно, что истцы по делу - Д.В.В. и Д.Е.В. являются соответственно мужем и дочерью Д.И.С.

26.02.2007 г. Д.И.С. поступила в Кстовскую районную больницу N 1 с обострением хронического панкреатита, ее лечение в больнице проводилось до 15.03.2007 г. По направлению больницы от 15.03.2007 г. больная была направлена на госпитализацию в ОКБ им. Семашко к гастроэнтерологу, куда поступила 16.03.2007 г. в 14 час. 39 мин. В 18 час. 20 мин. этого же дня была проведена экстренная операция - грыжесечение, устранение непроходимости, декомпрессия тонкого кишечника. 17.03.2007 г. в 23 час. 05 мин. состояние больной резко ухудшилось, реанимационные мероприятия не дали эффекта и в 23 час. 40 мин. зафиксирована смерть Д.И.С.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы от 26.10.2007 г.:

Непосредственной причиной смерти Д.И.С. явилась острая сердечно-сосудистая недостаточность.

Острая кишечная непроходимость у Д.И.С. была диагностирована в день поступления в ОКБ им. Н.А. Семашко - 16.03.07 г.

Точно установить время развития непроходимости по имеющимся данным не представляется возможным, т.к. со 02-го по 14.03.07 г. в ЦРБ состояние больной оценивалось как удовлетворительное, а с 15.03.07 г. и 16.03.07 г. - до поступления в ОКБ - сведения о состоянии больной отсутствуют.

Кишечная непроходимость, имевшая место у Д.И.С., не явилась причиной ее смерти.

Неопределенность точного времени развития кишечной непроходимости, не позволяет судить о возможности ее выявления у Д.И.С. в период лечения в Кстовской ЦРБ N 1 с 26.02.07 г. по 15.03.07 г.

Однако длительная неэффективность консервативного лечения могла указывать на необходимость дополнительного обследования, в том числе можно было выполнить УЗИ органов брюшной полости, а также пригласить хирурга для консультации.

Лечение Д.И.С. в Кстовской ЦРБ N 1 проводилось в соответствии с установленными диагнозами.

Наличие кишечной непроходимости в этот период установлено не было, поэтому объективного обоснования внесения коррекции в назначенное лечение не имелось.

В представленной истории болезни Кстовской ЦРБ N 1 каких-либо сведений о состоянии Д.И.С. 15.03.07 г. не имеется.

Состояние больной при поступлении в ОКБ им. Семашко расценено как тяжелое, однако судить о причине и давности ухудшения состояния по имеющимся данным невозможно. Первая отметка о крайней тяжести состояния имеется на момент перевода больной в ОРИТ после операции по поводу кишечной непроходимости.

По имеющимся данным, точное время возникновения у Д.И.С. кишечной непроходимости неизвестно, в связи с чем невозможно судить о своевременности установления этого диагноза и назначения лечения в связи с выявленной патологией.

Установленные Д.И.С. в Кстовской ЦРБ N 1 диагнозы были обоснованы объективными данными.

Ответить на вопрос о причине невыявления в ЦРБ кишечной непроходимости не представляется возможным, т.к. по имеющимся данным медицинской документации нельзя точно установить время ее возникновения (л.д. 49 - 57).

Согласно показаниям лечащего врача ЦРБ Г.Т.В. состояние больной 14.03.2007 г. не вызывало опасений, утром 15.03.2007 г. ее в стационаре уже не было, со слов больных в палате узнала, что ее вечером 14-го забрали родственники. Поэтому в истории болезни Д.И.С. отсутствуют сведения о состоянии здоровья и проводимом лечении.

Таким образом установлено, что больная Д.И.С. более полутора суток находилась вне медицинских учреждений.

Именно исходя из приведенных выше доказательствах судом и сделан вывод об отказе истцам в удовлетворении их требований, указав, что анализ собранных по делу доказательств не дает оснований для признания действий лечащих врачей Кстовской ЦРБ N 1 виновными в причинении смерти Д.И.С., что убедительных доказательств, достоверно подтверждающих их вину суду не представлено и не добыто, показания истцов носят голословный характер.

При этом судом отвергнута ссылка истицы на письмо, адресованное ей Департаментом здравоохранения Нижегородской области от 19.09.2007 г., т.к. виновность в допущенной диагностической ошибке при оказании медицинской помощи в Кстовской ЦРБ носит предположительный характер, опровергается заключением судебно-медицинской экспертизы, проведенной после указанного письма, не доверять которой у суда нет оснований, т.к. она проведена в специализированном учреждении, врачами-экспертами с многолетним стажем работы. К тому же, в письме также указано, что летальному исходу способствовала сопутствующая патология, имевшаяся у больной: ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия, ожирение.

Несогласие истицы и ее представителя с выводами экспертизы оценено судом как голословное, доводы - ничем не обоснованными, обстоятельств для возникновения сомнений в ее правильности истцами не представлено, у суда не было оснований для производства повторной или дополнительной судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, в основание для своих выводов судом положено фактически только заключение судебно-медицинской экспертизы. Лечащий врач Громова Т.В. является заинтересованным лицом, должна была судом привлечена к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований. Вместо этого она представляла интересы ответчика по доверенности.

Судом не учтено положение ч. 3 ст. 86 ГПК РФ о том, что заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса, согласно которой никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

По данному делу суд отверг приведенное истцами в качестве доказательства письмо Департамента здравоохранения Нижегородской области от 19.09.2007 года, из которого следует, что при комиссионной проверке установлен факт допущения врачами МУ "Кстовская районная больница N 1" диагностической ошибки, в результате которой у больной Д.И.С. не были выявлены послеоперационная вентральная грыжа и острая тонкокишечная непроходимость, что привело к несвоевременному выполнению (на 18-е сутки от начала заболевания) оперативного лечения и явилось одной из основных причин неблагоприятного исхода (л.д. 67), не приняв при этом каких-либо мер по проверке названного доказательства, отказав истцам в удовлетворении их ходатайства об истребовании из Департамента здравоохранения области материалов проверки комиссии, пришедшей к указанным выше выводам (л.д. 66, 69), чем лишил истцов представления ими доказательств по делу.

Между тем задачами подготовки дела к судебному разбирательству является разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, представление необходимых доказательств сторонами, последние могут заявлять перед судьей ходатайства об истребовании доказательств, которые они не могут получить самостоятельно без помощи суда (ст. 148, 149 ГПК), а суд обязан по ходатайству сторон от организаций или граждан истребовать доказательства, которые стороны или их представители не могут получить самостоятельно (ст. 150 ГПК). Эти требования процессуального закона судом проигнорированы.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может сделать вывод об установлении всех обстоятельств по делу, о законности и обоснованности судебного постановления, а поэтому оно подлежит отмене.

При новом рассмотрении дела суду следует определить состав лиц, участвующих в деле, рассмотреть ходатайства сторон об истребовании дополнительных доказательств и, установив на их основании все юридически значимые обстоятельства, вынести решение в соответствии с ними и законом.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ судебная коллегия,

 

определила:

 

решение Кстовского районного суда от 20 декабря 2007 года отменить, а дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь