Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 февраля 2008 г. N 44г-72/08

 

Президиум Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председателя Епифановой В.Н.

и членов президиума Богословской И.И., Кудряшовой В.В., Пономарева А.А., Черкасовой Г.А., Яковлевой Т.И.

рассмотрел в судебном заседании 13 февраля 2008 года гражданское дело N 2-388/07 по иску К.Ю. к Н. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности ничтожной сделки на основании надзорной жалобы Н. и определения судьи Санкт-Петербургского городского суда от 24 января 2008 года о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции.

Заслушав доклад судьи Семеновой И.А., К.Ю., ее представителя К.А. (доверенность 78В N 938907 сроком на 2 года), представителя Н. Л. (доверенность 78 ВЖ 761354 сроком на 3 года),

Президиум

 

установил:

 

П., являвшийся собственником 2-комнатной квартиры <...> и умерший 25 сентября 2003 года, 30 ноября 2000 года заключил с Н. в нотариальной форме договор дарения принадлежащей ему квартиры.

Решением Московского районного суда от 24 ноября 2005 года К.Ю., дочери П. и его наследнице по закону, вступившей в дело в порядке ст. 44 ГПК РФ, отказано в иске о признании данного договора недействительным по основаниям ст. ст. 177, 179 ГК РФ.

Решение вступило в законную силу 22 марта 2006 года.

17 июля 2006 года К.Ю. обратилась в суд с новым иском об оспаривании данного договора как ничтожного по основанию ст. 170 ГК РФ, указывая, что договор не являлся безвозмездным, не соответствовал признакам договора дарения, установленным ст. 572 ГК РФ, поскольку условием передачи квартиры в собственность приобретателя являлось оказание П. материальной помощи; просила применить последствия недействительности ничтожной сделки, признав недействительной государственную регистрацию права собственности.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 12 сентября 2007 года иск удовлетворен.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе представитель ответчицы адвокат Линда А.М. просит решение суда отменить, считая его неправильным, вынести новое решение об отказе в иске.

В силу статьи 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

При рассмотрении дела судом допущены существенные нарушения норм материального права.

Удовлетворяя иск, суд на основании оценки представленных сторонами доказательств пришел к выводу, что оспариваемый договор носил возмездный характер, а потому не может быть признан безвозмездным договором дарения и является ничтожной сделкой.

Заявление ответчицы о применении срока исковой давности суд отклонил, признав, что его течение в силу ст. 203 ГК РФ прервалось предъявлением П. 31 марта 2003 года иска к Н. о признании договора недействительным.

Податель надзорной жалобы ссылается на неправильную оценку судом факта оказания материальной помощи П. и представленных доказательств. Указывает, что помощь со стороны матери ответчицы З. оказывалась П. из дружеских соображений, деньги предоставлялись в заем, ответчицей Н. никаких средств П. не передавалось; что судом неправильно оценены показания свидетеля Г., газетная статья, содержащая интервью с З., не дана оценка исковому заявлению П.

Данные доводы не могут служить основанием к отмене решения суда в порядке надзора, поскольку направлены на переоценку доказательств, исследованных и оцененных судом первой инстанции по правилам ст. 67 ГПК РФ, что не соответствует полномочиям суда надзорной инстанции, предусмотренным ст. 387 ГПК РФ.

Ссылка на жалобе на то, что аналогичный спор уже был разрешен судом в деле N 2-682/05 Московского районного суда и по нему состоялось решение от 24 ноября 2005 года, несостоятельна, поскольку названное решение вынесено по спору по другим основаниям.

Из материалов дела N 2-682/05 усматривается, что в обоснование своего иска о признании договора дарения недействительным П. ссылался на то, что подписал договор под предлогом оформления завещания, будучи введенным в заблуждение и обманутым З. и Н., по своему состоянию психического и физического здоровья не мог понимать значение своих действий, волеизъявления на отчуждение квартиры не имел.

К.Ю., вступив в деле в качестве истца, поддержала предъявленный П. иск по тем основаниям, что при заключении договора ее отец, который страдал алкогольной зависимостью, болезнями сердечно-сосудистой системы, находился в заблуждении, под влиянием алкоголя и не отдавал отчет своим действиям.

Как П., так и К.Ю. оспаривали договор как оспоримую сделку по основаниям ст. ст. 177, 179 ГК РФ.

В отличие от дела N 2-682 в настоящем деле К.Ю. предъявлены исковые требования о признании договора ничтожным по основанию, предусмотренному ст. 170 ГК РФ.

Вместе с тем, вывод суда об отсутствии оснований для применения исковой давности основан на ошибочном толковании норм материального права.

Как видно из решения, суд, исчисляя срок давности, признал его прерванным предъявлением в установленном порядке 31 марта 2003 года иска П.

С мнением суда о перерыве срока исковой давности согласиться нельзя.

Согласно ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке.

По смыслу указанной нормы, на течение срока исковой давности по заявленному иску влияет предъявление данного, но не другого иска, предъявленного по иному основанию. Иное толкование означало бы возможность оспаривания договора по различным основаниям без ограничения каким-либо сроком и не обеспечивало бы устойчивости гражданского оборота.

Обращение П. в суд с иском об оспаривании сделки по иным основаниям на течение срока давности по настоящему иску не влияет.

Обстоятельств, прерывающих исковую давность, по делу не установлено.

В силу п. 1 ст. 181 ГК РФ течение трехлетнего срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки начинается со дня, когда началось исполнение сделки.

Исполнение оспариваемой сделки началось после ее совершения. Право собственности Н. зарегистрировано в ГБР прав на недвижимость 7 декабря 2000 года (л.д. 16 в деле 2-682/05), что свидетельствует о переходе объекта недвижимости к новому собственнику и об исполнении сделки не позднее 7 декабря 2000 года.

К.Ю. обратилась в суд с настоящим иском 17 июля 2006 года.

Таким образом, к моменту ее обращения в суд срок исковой давности по данному требованию истек и не мог считаться прерванным.

Как разъяснено п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 года и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 ноября 2001 года N 15/18 перерыв срока исковой давности может иметь лишь в пределах срока давности, а не после его истечения.

С учетом изложенного вывод суда о перерыве срока исковой давности и о том, что он истицей не был пропущен, нельзя признать правильным.

Согласно ч. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Учитывая, что судом допущено неправильное толкование и применение норм материального права и по делу не требуется дополнительной проверки юридически значимых обстоятельств, Президиум, не направляя дело для нового рассмотрения в суд первой инстанции, принимает новое судебное постановление.

Руководствуясь ст. 390 ГПК РФ,

Президиум

 

постановил:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 12 сентября 2007 года отменить.

К.Ю. в иске к Н. о признании договора дарения недействительным и применении последствий недействительности ничтожной сделки отказать.

 

Председатель:

ЕПИФАНОВА В.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь