Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 27 февраля 2008 г. по делу N 44-Г-25/2008

 

I инст. Судья Пичугина О.Л.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Вяткина Ф.М.

членов президиума Кашириной Е.П., Козловой Н.В.,

Балакиной Н.В.

рассмотрел в заседании гражданское дело по надзорной жалобе К., поступившей в Челябинский областной суд 20 декабря 2007 года, на решение Катав-Ивановского городского суда Челябинской области от 30 октября 2007 года по иску К. к Государственной инспекции труда в Челябинской области, ООО "Страховая компания <...>" о признании заключения госинспектора по охране труда недействительным в части; о признании действий (бездействия) ООО "<...>", его должностных лиц незаконными; об установлении факта трудовых отношений; о взыскании с Государственной инспекции труда в Челябинской области материального ущерба и судебных расходов; о взыскании денежной компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Карнауховой Т.А., выслушав объяснения представителя К. - М., поддержавшего доводы надзорной жалобы, представителя ООО "Страховая компания <...>" - П., полагавшего судебные постановления законными и обоснованными, президиум

 

установил:

 

К. обратился в суд с иском, просил признать заключение государственного инспектора по охране труда Д. недействительным в части, признать действия (бездействие) ООО "Страховая компания <...>" (далее по тексту Страховая компания) и его должностных лиц незаконными, установить факт трудовых отношений, взыскать с Д. денежную компенсацию морального вреда в размере 100000 руб., взыскать со Страховой компании компенсацию морального вреда в размере 150000 руб.

В обоснование заявленных требований К. сослался на то, что 29 ноября 2006 года между Страховой компанией и им был заключен договор на выполнение работы по сопровождению груза - двух трамвайных вагонов производства Усть-Катавского вагоностроительного завода - от станции Усть-Катав до передачи груза грузополучателю на станции Кемерово. Он приступил к исполнению своих обязанностей и, находясь в неотапливаемом трамвайном вагоне, получил отморожение обеих стоп 2 - 3 степени, в результате чего ему были ампутированы обе голени. В настоящее время является инвалидом 1 группы. Считает, что несчастный случай произошел на работе и поэтому должен быть учтен как несчастный случай на производстве с составлением акта по форме Н-1. Однако Страховая компания от составления такого акта уклонилась. Государственная инспекция труда в Челябинской области, куда он обратился с жалобой, также отказала ему в оформлении заключения по факту несчастного случая, происшедшего с ним на производстве.

В судебном заседании К. и его представитель М. исковые требования поддержали, указав, что, по их мнению, между К. и Страховой компанией возникли трудовые отношения, о чем свидетельствует командировочное удостоверение, товарно-транспортная накладная, а также полученные деньги, поэтому происшедший с истцом несчастный случай подлежит расследованию и учету как несчастный случай на производстве.

Ответчики и представитель Государственной инспекции труда в Челябинской области Д. иск не признали, пояснив, что несчастный случай, имевший место с заявителем, не может рассматриваться как несчастный случай на производстве и поэтому расследованию в соответствии с Положением о расследовании несчастных случаев на производстве не подлежит.

Решением Катав-Ивановского городского суда Челябинской области от 30 октября 2007 года в иске К. отказано.

В кассационном порядке законность решения не проверялась.

В надзорной жалобе К. просит отменить решение суда по причине существенного нарушения при разрешении спора норм материального и процессуального права.

Определением судьи Челябинского областного суда Карнауховой Т.А. от 8 февраля 2008 г. дело передано в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 4 декабря 2007 года N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" надзорные жалобы, не рассмотренные на день вступления в силу Федерального закона N 330-ФЗ, рассматриваются по правилам, действовавшим на день их подачи в суд надзорной инстанции.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ в редакции, действовавшей на день подачи надзорной жалобы в суд надзорной инстанции, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Обсудив доводы надзорной жалобы и определения о передаче дела в суд надзорной инстанции, проверив материалы дела, президиум считает необходимым решение суда отменить.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что поскольку между истцом К. и Страховой компанией возникли гражданско-правовые отношения, вытекающие из договора подряда, то оснований для расследования несчастного случая, происшедшего с истцом 29 ноября 2006 года, в соответствии с нормами трудового законодательства не имеется, так как случай не может рассматриваться как несчастный случай на производстве.

При этом сослался на то, что из копии доверенности N 200 от 17 января 2006 года видно, что С. - директор Усть-Катавского ООО "СК <...>" - уполномочен только на заключение договоров гражданско-правового характера (л.д. 61). Поскольку на заключение трудовых договоров директор не уполномочен, то договор между сторонами нельзя признать трудовым.

Однако указанный вывод суда основан на неправильном применении и толковании норм материального права, сделан с существенным нарушением норм процессуального права и противоречит фактическим обстоятельствам и материалам дела.

В силу ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Эти нормы процессуального права судом нарушены.

Из п. 2.2 должностной инструкции директора филиала (представительства) (л.д. 166) следует, что наряду с гражданско-правовыми договорами для обеспечения бесперебойной работы учреждения он имеет право заключать и иные договоры для обеспечения деятельности представительства. Между тем работа по сопровождению груза - двух трамвайных вагонов производства Усть-Катавского вагоностроительного завода от станции Усть-Катав до передачи груза грузополучателю на станции Кемерово обеспечивала бесперебойную работу представительства и выполнение обязанностей, вытекающих из договора страхования. Так как в генеральном договоре N 268Г от 20 мая 2002 года (л.д. 35 - 36), подписанном генеральным директором Страховой компании Л., предусмотрено, что груз сопровождается проводником (л.д. 5.4.2).

Вывод суда о том, что ни Представительство страховой компании в г. Усть-Катаве, ни С. не имеют права заключать трудовые договоры, мотивирован ссылкой на п. 6.2 Положения о представительстве Страховой компании в г. Усть-Катаве, в котором указано, что директор организует работу Представительства и руководит всей его деятельностью в пределах предоставленных ему полномочий.

Однако вывод суда о том, что ни Представительство страховой компании в г. Усть-Катаве, ни С. не имеют права заключать трудовые договоры, а директор Страховой компании Л. не заключал с К. трудового договора, сделан без учета письменных доказательств, имеющихся в материалах дела.

Так как в генеральном договоре N 268Г от 20 мая 2002 года (л.д. 35 - 36), подписанном генеральным директором Страховой компании Л., предусмотрено, что груз сопровождается проводником (л.д. 5.4.2), то для сопровождения трамвайного вагона истцу на его имя были выданы: деньги, командировочное удостоверение, удостоверения проводника и товарно-транспортные накладные.

Исходя из указанных выше письменных доказательств, следует, что, заключая с К. договор на сопровождение вагона, директор представительства действовал, в том числе и с ведома генерального директора. Однако судом они во внимание не приняты и не учтено, что приведенные выше доказательства свидетельствовали о том, что не исключалась возможность заключения С. трудовых договоров для выполнения определенной работы, каковой являлась работа по сопровождению трамвайных вагонов.

В соответствии с п. 1 ст. 1068 ГК РФ, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Подпунктом "д" пункта 2 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного Постановлением Минтруда Российской Федерации от 24 октября 2002 года N 73 "Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве", предусмотрено, что действия Положения распространяются на других лиц, участвующих с ведома работодателя (его представителя) в его производственной деятельности своим личным трудом, правоотношения, которых не предполагают заключения трудовых договоров.

Таким образом, расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие на производстве как с работниками, выполняющими работу по трудовому договору, так и с гражданами, выполняющими работу по гражданско-правовому договору, а также с гражданами, участвующими с ведома работодателя (его представителя) в его производственной деятельности своим личным трудом.

Пунктом 10 Положения предусмотрена обязанность работодателя обеспечить расследование несчастного случая на производстве комиссией, формируемой и возглавляемой работодателем (его представителем), производящим работу, с обязательным участием представителя организации, на территории которой производилась эта работа.

П. 16 Положения предусмотрено, что тяжелые несчастные случаи и несчастные случаи со смертельным исходом, происшедшие с лицами, выполнявшими работу на основе договора гражданско-правового характера, расследуются в установленном порядке государственными инспекторами труда на основании заявления пострадавшего, членов его семьи, а также иных лиц, уполномоченных пострадавшим (членами его семьи) представлять его интересы в ходе расследования несчастного случая, полномочия которых подтверждены в установленном порядке. При необходимости к расследованию таких несчастных случаев могут привлекаться представители соответствующего исполнительного органа Фонда социального страхования Российской Федерации и других заинтересованных органов.

Пункт 23 Положения предусматривает, что на основании собранных материалов расследования комиссия устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая, а также лиц, допустивших нарушения государственных нормативных требований охраны труда, вырабатывает мероприятия по устранению причин и предупреждению подобных несчастных случаев, определяет, были ли действия пострадавшего в момент несчастного случая обусловлены трудовыми отношениями с работодателем либо участием в его производственной деятельности, в необходимых случаях решает вопрос об учете несчастного случая и, руководствуясь требованиями пунктов 2 и 3 настоящего Положения, квалифицирует несчастный случай как несчастный случай на производстве или как несчастный случай, не связанный с производством.

Этими нормами материального права суд не руководствовался и не принял во внимание, что названное Положение не предусматривает каких-либо оснований для отказа работодателя от составления акта по форме Н-1, в то же время в п. 23 Положения предусмотрен исчерпывающий перечень случаев, при которых составляется акт произвольной формы.

Расследуются в установленном порядке и по решению комиссии могут квалифицироваться как не связанные с производством (п. 23 Положения):

- смерть вследствие общего заболевания или самоубийства, подтвержденная в установленном порядке учреждением здравоохранения и следственными органами;

- смерть или иное повреждение здоровья, единственной причиной которых явилось алкогольное, наркотическое или иное токсическое опьянение (отравление) работника (по заключению учреждения здравоохранения), не связанное с нарушениями технологического процесса, где используются технические спирты, ароматические, наркотические и другие токсические вещества;

- несчастный случай, происшедший при совершении пострадавшим действий, квалифицированных правоохранительными органами как уголовное правонарушение (преступление).

Из материалов дела видно, что по факту несчастного случая, происшедшего с истцом К., акт не составлялся, а Государственным инспектором охраны труда в Челябинской области был составлен акт произвольной формы (л.д. 9), хотя несчастный случай с ним не подпадает под перечень случаев, указанных в п. 23 Положения.

Поэтому у Страховой компании не имелось законных оснований для отказа К. в составлении акта формы Н-1 по факту несчастного случая с ним 29 ноября 2006 года, а у Государственной инспекции охраны труда в Челябинской области - для отказа заявителю в составлении заключения по форме 5, предусмотренной приложением N 1 к Постановлению, и выдаче предписания, являющегося обязательным для исполнения работодателем (его представителем) в соответствии с п. 25 Положения, что не было учтено судом.

Допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, приведшими к неправильному разрешению спора и служат основанием для отмены судебного постановления в порядке надзора, поскольку без отмены судебного постановления невозможно восстановление прав истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 387, 390 ГПК РФ, Президиум

 

постановил:

 

решение Катав-Ивановского городского суда Челябинской области от 30 октября 2007 года отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Председательствующий

Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь