Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА МАРТ 2008 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

При рассмотрении требований о признании сделки недействительной суд должен ставить на обсуждение сторон вопросы о первоначальных намерениях сторон, их реализации в ходе совершения сделки и влиянии на наступление желаемых правовых последствий

 

Решением Волоконовского районного суда, оставленным без изменения кассационным определением, в удовлетворении иска о признании недействительным договора дарения отказано.

Судебные постановления отменены в порядке надзора с указанием на следующее.

Вопреки ст. 196 ГПК РФ при принятии решения суд не определил, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, какие - не установлены, какой закон подлежит применению по настоящему делу.

Отказывая в удовлетворении требований о признании договора дарения домовладения от 1 декабря 1995 года между М. и В. (сыном истицы) недействительным, суд, ссылаясь на ст. 168 ГК РФ (возможность признания недействительной сделки, не соответствующей требованиям закона), указал на его правильное оформление, соответствие ГК РФ и регистрацию в БТИ.

Между тем, ссылаясь в иске на отсутствие намерения дарить свой дом ответчику и неподписание упомянутого договора, истица не приводила предусмотренные ст. 168 ГК РФ основания недействительности сделки.

При этом вопросы о первоначальных намерениях участников сделки, их влиянии на наступление желаемых правовых последствий судом на обсуждение сторон не ставились, что также не учтено при рассмотрении кассационной жалобы М.

В этой связи доводы М. о заблуждении относительно последствий оформления упомянутой сделки, вызванного болезненным состоянием (церебосклероз, гипертония, тугоухость), в результате чего истица лишилась принадлежащего ей дома, признаны заслуживающими внимания.

 

Ответственность за ненадлежащее качество работы возлагается на подрядчика и не распространяется на третьих лиц

 

Решением районного суда ГУ "Фонд развития жилищного строительства и социальных инвестиций", ООО "Белгородстройкров" обязаны в безвозмездном порядке солидарно устранить недостатки выполненных кровельных работ на жилом доме путем капитального ремонта кровли, выполненным ОАО "КМАпроектжилстрой", возместить судебные расходы.

Отменяя решение, судебная коллегия указала следующее.

Д. приобрел право собственности на квартиру в доме на основании договора долевого участия в строительстве. Заказчиком строительства дома выступал ГУ "Фонд развития жилищного строительства и социальных инвестиций", которым заключены договоры строительного подряда с генеральным подрядчиком ООО "Корунддарстрой" и субподрядчиками, осуществлявшими отдельные виды строительно-монтажных работ. Проектные работы выполнялись ОАО "КМАпроектжилстрой", которым также выполнены работы по возведению основания кровли. Кровельные работы выполнены ООО "Белгородстройкров". В процессе эксплуатации дома выявлены недостатки, связанные с протеканием крыши.

Суд, в нарушение ст. 56 ГПК РФ, неправильно установил значимые для дела обстоятельства и подлежащие применению нормы материального права. При разрешении спора не принято во внимание то, что на основании договора уступки права требования и договора долевого участия в строительстве у истца возникли обязательственные отношения с ГУ "Фонд развития жилищного строительства и социальных инвестиций". Предметом возникшего обязательства была 3-х комнатная квартира на 3 этаже 9-этажного жилого дома.

Спорные правоотношения регулируются нормами о бытовом подряде, содержащимися в ст. ст. 730 - 739 ГК РФ, и главой 3 Закона "О защите прав потребителей", а также общими нормами строительного подряда, содержащимися в параграфе 1 главы 37 ГК РФ. Ст. ст. 720, 730 ГК РФ обязывают исполнителя передать предмет договора потребителю, а заказчика - осмотреть с участием исполнителя выполненную работу и принять ее по качеству. Данных о том, что предметом возникших между ГУ "Фонд развития жилищного строительства и социальных инвестиций" и Д. было общее имущество в многоквартирном жилом доме, что оно передавалось ему и принималось им по качеству, в материалах дела не имеется. Не учтено также то, что в соответствии со ст. 308 ГК РФ обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц). Д. не состоял в договорных отношениях с организациями, которые выполняли проектирование и строительство жилого дома. Ссылка на ст. ст. 744, 748 ГК РФ как на основание ответственности по заключенному с Д. договору сделана в решении неправильно, поскольку указанные нормы регулируют отношения, возникшие между ГУ "Фонд развития жилищного строительства и социальных инвестиций" и подрядчиками, в которых Д. не участвовал в качестве стороны.

Ссылка на ст. 723 ГК РФ и ст. 29 Закона "О защите прав потребителей" как на основание ответственности приведена без учета того, что такая ответственность возлагается на сторону по заключенному с потребителем договору и не может служить основанием для ответственности лиц, не участвующих в качестве стороны по договору. Работы по устройству основания кровли ни ГУ "Фонд развития жилищного строительства и социальных инвестиций", ни ООО "Белгородстройкров" не выполнялись.

 

Работодатель не вправе уволить работника до истечения двух недель после подачи им заявления о расторжении трудового договора, если в заявлении не указана конкретная дата увольнения.

В случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями

 

Решением Волоконовского районного суда исковые требования К. к ЗАО "Волоконовский молочно-консервный комбинат" о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула, судебных расходов и о компенсации морального вреда оставлены без удовлетворения.

Решение отменено в кассационном порядке с указанием на следующее.

К. обратилась с заявлением об увольнении по собственному желанию 26.11.2007, с чем согласилась администрация предприятия. Приказом от 26.11.2007 истица уволена по п. 3 ст. 77 ТК РФ по собственному желанию.

Оспаривая законность увольнения, истица ссылалась на нарушение работодателем процедуры увольнения, предусмотренной ст. 80 ТК РФ. Вывод в решении относительно соблюдения ответчиком при увольнении истицы вышеприведенной нормы закона основан на неправильном толковании положений закона.

В соответствии со ст. 80 ТК РФ течение двухнедельного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

По смыслу закона, работодатель не вправе уволить работника до истечения 2 недель после подачи им заявления о расторжении трудового договора, если в заявлении не указана конкретная дата увольнения. В течение всего срока предупреждения за работником сохраняется его рабочее место (должность).

Истица обратилась с заявлением об увольнении 26.11.2007. В тексте заявления истица дату увольнения не определяла. При таких обстоятельствах, согласно действующему законодательству, она должна была отработать в данной организации еще 14 дней с момента подачи заявления. Администрацией работодателя издан приказ в день поступления заявления 26.11.2007, на основании которого истица уволена. Следовательно, по мнению судебной коллегии, администрация предприятия нарушила процедуру увольнения, предусмотренную трудовым законодательством, требования истицы являются законными и обоснованными.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд может по требованию работника вынести решение о взыскании в пользу работника денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями. Размер этой компенсации определяется судом.

Согласно п. 63 Постановления Пленума Верховного суда РФ "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ" размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера, причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Истица ставила вопрос о взыскании компенсации морального вреда в размере 20000 руб., однако с учетом изложенного, а также конкретных обстоятельств дела, судебная коллегия считает возможным удовлетворить требование истицы о компенсации морального вреда в размере 500 руб.

 

В случае увольнения работника по п. 2 ст. 81 ТК РФ работодатель обязан предложить работнику работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы - иную, имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья

 

Решением суда частично удовлетворены исковые требования П. к организации о восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда и задолженности за вынужденный прогул.

Судебная коллегия отменила решение со ссылкой на следующее.

Из материалов дела усматривается, что 03.06.1982 П. принята на работу кладовщиком, 01.01.1991 переведена на должность диспетчера-таксировщика. Приказом директора от 25.07.2007 штатная единица диспетчер-таксировщик упразднена в связи с ухудшением производственно-экономической ситуации в организации. На основании приказа N 67-ЛС от 18.10.2007 истица уволена с занимаемой должности по п. 2 ст. 81 Трудового кодекса РФ (по сокращению численности или штата работников организации).

Признав увольнение истицы по указанному основанию незаконным, ввиду несоблюдения работодателем установленного ТК РФ порядка увольнения, суд частично удовлетворил исковые требования П.

Вывод в решении об обязанности работодателя при увольнении в связи с сокращением численности или штата работников предложить истице все имеющиеся в организации вакантные должности, в том числе и не соответствующие ее квалификации, знаниям, опыту и т.д., нельзя признать законным, поскольку он основан на неправильном толковании и применении положений ст. 180 ТК РФ, ст. 19 Конституции РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 81 ТК РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу. Исходя из конституционного принципа о равенстве всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ), учитывая положения ч. 1 ст. 180 и ч. 3 ст. 73 ТК РФ, работодатель в указанном случае обязан предложить работнику работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы - иную, имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

 

Во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению интересов ребенка.

Индексация алиментов направлена на защиту от инфляции и непосредственно является способом защиты имущественных интересов ребенка

 

Апелляционным решением Новооскольского районного суда отменено решение мирового судьи судебного участка N 1 Новооскольского района и принято новое решение об удовлетворении заявленных требований А. Увеличен размер алиментов, взыскиваемых с В. на содержание Д., с 200 руб. до 4400 руб. в месяц, начиная со 02.10.2007 и до совершеннолетия ребенка.

Апелляционное определение отменено в порядке надзора с указанием на следующее.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Вступившим в законную силу решением мирового судьи судебного участка N 1 Новооскольского района 12.05.2005 с В. в пользу А. взысканы алименты в размере 4 МРОТ на содержание двух детей.

В связи с достижением совершеннолетнего возраста дочерью и изменением материального положения ответчика, истица поставила вопрос об увеличении размера взыскиваемой суммы алиментов с В. на содержание несовершеннолетнего сына до 4 минимальных размеров оплаты труда с учетом дохода ответчика, его участия в составе нескольких юридических фирм, сдачи в аренду магазина и однокомнатной квартиры.

Суд апелляционной инстанции, увеличивая размер взыскиваемых алиментов на содержание несовершеннолетнего Д. с 200 до 4400 руб., в нарушение ч. 2 ст. 117 СК РФ, п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 "О применении судами Семейного кодекса РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов" не указал, какому определенному числу минимальных размеров оплаты труда соответствует взыскиваемая сумма.

Кроме того, суд определил размер алиментов в пользу несовершеннолетнего ребенка без учета оценки имущественного положения ответчика, являющегося учредителем ряда фирм и владеющего недвижимостью, сдаваемой им в аренду.

В этой связи признаны заслуживающими внимания доводы жалобы о том, что увеличенный судом апелляционной инстанции размер алиментов в сумме 4400 руб., значительно ниже взысканных ранее по предыдущему решению суда от 12.05.2005 двух МРОТ, сумма которых с 01.09.2007 составляет 4600 руб., чем грубо нарушены интересы ребенка.

Предусмотренная ст. 117 СК РФ индексация алиментов направлена на защиту от инфляции и непосредственно является способом защиты имущественных интересов ребенка. Отсутствие указания в решении на последующую индексацию взыскиваемой суммы алиментов пропорционально увеличению установленного законом минимального размера оплаты труда затрудняет исполнение решения суда.

Статья 3 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генеральной Ассамблеей ООН от 20.11.1989, гласит, что во всех действиях в отношении детей первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению интересов ребенка.

 

Процессуальные вопросы

 

Извещение лиц, участвующих в деле, должно производиться способом, обеспечивающим фиксирование судебного извещения и его вручение адресату

 

Решением мирового суда судебного участка N 1 Новооскольского района года расторгнут брак между Г. и В.

В апелляционном порядке дело не рассматривалось.

Решение отменено в порядке надзора с указанием на следующее.

В силу ст. 113 ГПК РФ извещение лиц, участвующих в деле, должно производиться способом, обеспечивающим фиксирование судебного извещения и его вручение адресату. В деле имеется расписка о получении В. повестки о вызове его в судебное заседание в качестве ответчика на 30 июля 2007 года.

Между тем, из данных Новооскольского почтамта усматривается факт вручения упомянутого судебного извещения истице с ошибочным указанием в повестке о ее получении лично ответчиком.

При таких обстоятельствах признан заслуживающим внимания довод жалобы о том, что 30 июля 2007 года в результате неизвещения В. о месте и времени слушания дела он был лишен возможности участвовать в судебном заседании, давать объяснения по делу, представлять доказательства, что свидетельствует о нарушении его права на судебную защиту.

 

Преюдициального значения для суда, рассматривающего дело о последствиях административного правонарушения, вступившее в законную силу постановление органов ГИБДД не имеет

 

Решением суда с ОАО "Кинотехсервис" в пользу Т. взысканы денежные средства в счет возмещения материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, возмещение расходов по уплате государственной пошлины.

Решение отменено в кассационном порядке с указанием на следующее.

Т. в обоснование своего требования о возмещении ущерба указал, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 2 октября 2007 года с участием автомобилей ГАЗ 31105 под управлением К., ГАЗ 3307 под управлением Ч. и Ш., автомобилю истца причинены повреждения.

В обоснование вывода о взыскании с ответчика причиненного ущерба в решении приводится довод о виновности К., состоящего с ответчиком в трудовых отношениях и управлявшего его автомобилем, в дорожно-транспортном происшествии.

Между тем вывод решения о виновности в ДТП водителя К. материалами дела не подтверждается.

Недоказанность установленного судом обстоятельства, имеющего значение для дела и являющегося в силу ст. 362 ГПК РФ основанием к отмене решения суда в кассационном порядке, стала возможной вследствие формального проведения подготовки дела к судебному разбирательству.

Отказывая представителю ответчика в удовлетворении ходатайства об истребовании административного материала по факту ДТП, суд первой инстанции не принял во внимание положения ст. 57 ГПК РФ. В нарушение ст. 166 ГПК РФ ходатайства о вызове в судебное заседание свидетеля отклонено без приведения мотивов.

Ссылка решения на постановление по делу об административном правонарушении, которым К. признан виновным в дорожно-транспортном происшествии, противоречит положениям ст. 56 ГПК РФ, в соответствии с которой каждая сторона обязана представлять доказательства в обоснование своих требований и возражений. Из объяснений представителя ответчика и третьего лица К. следует, что они высказывали свое несогласие с выводами постановления, а истец иных доказательств о виновности К. в дорожно-транспортном происшествии, кроме постановления органов ГИБДД, не представил.

Из положений ст. 61 ГПК РФ также следует, что постановление органов ГИБДД, вступившее в законную силу, не имеет для суда, рассматривающего дело о последствиях административного правонарушения, преюдициального значения.

 

Суд обязан принять решение, содержащее выводы по всем заявленным требованиям, отразив их в резолютивной части

 

Решением мирового суда судебного участка N 5 Западного округа г. Белгорода произведен раздел совместно нажитого в браке сторонами имущества, в том числе выделены в собственность истцу Д. 1/4 доля домовладения <...>, автомобиль "Ауди" и 1/4 доля в уставном капитале ООО "Белэнергокомплект".

Ответчице Т. в собственность выделены 3/4 доли в упомянутом домовладении и уставном капитале, а также другое движимое имущество.

Апелляционным решением Октябрьского районного суда г. Белгорода приведенное решение частично отменено и частично изменено с признанием права собственности на нажитое в период брака имущество в размере 1/3 доли за Д. и 2/3 - за Т.

За Т. признано право собственности на автомобиль "Ауди", 2/6 доли в уставном капитале ООО "Белэнергокомплект". За Д. признано право собственности на 1/6 долю в уставном капитале названного общества.

Иным образом произведен раздел движимого имущества.

В остальной части решение оставлено без изменения.

Судебные постановления отменены в порядке надзора с указанием на следующее.

Статья 198 ГПК РФ, Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебном решении" обязывают суд принять решение, содержащее выводы по всем заявленным требованиям, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

Судебные постановления не отвечают приведенным нормам.

Определяя доли в совместно нажитом имуществе супругов в приведенных размерах, мировой суд не привел доказательств в обоснование таких выводов, сославшись лишь на частичное строительство дома за счет личных средств ответчицы, а денежные переводы, поступившие на ее имя от отца в размере 43000 евро и 10000 долларов США, во внимание не принял.

При этом, в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ, на обсуждение сторон не поставлен вопрос об установлении обстоятельств строительства жилого дома и расходовании на его строительство конкретных сумм и источника их получения.

В зависимости от представленных доказательств, оцененных судом с позиции ст. 67 ГПК РФ, выводы об определении вышеуказанных долей в жилом доме именно в таких размерах в судебном постановлении не приведены.

Апелляционная инстанция, установив иные обстоятельства окончания строительства дома, оценки всем доказательствам, в том числе и упомянутым денежным переводам, в судебном постановлении не привела, при этом в мотивировочной части, указав на необходимость оставления размеров долей в домовладении, определенных мировым судом.

В резолютивной же части решения доли сторон в общем имуществе, нажитом ими в период брака, определены в другом соотношении - 1/3 и 2/3. Мотивов такого решения судебное постановление апелляционной инстанции не содержит.

Президиум признал убедительными доводы надзорной жалобы Т. о нарушении требований ст. 198 ГПК РФ, поскольку в судебных постановлениях не дано правовой оценки представленным ею доказательствам: договорам купли-продажи двух квартир, нажитых до брака с истцом, а также денежным переводам, предназначенным для строительства дома, предоставленным ее отцом. Между тем она ссылалась на достаточность этих средств для строительства спорного домовладения без участия истца.

 

Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если это возможно по состоянию здоровья гражданина

 

Решением Октябрьского районного суда г. Белгорода постановлено удовлетворить заявление К., Н. о признании недееспособным А.

Решение отменено в кассационном порядке с указанием на следующее.

При решении вопроса о признании А. недееспособным не учтены требования положений статьи 284 ГПК РФ, согласно которым заявление о признании гражданина недееспособным рассматривается с участием самого гражданина. Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если это возможно по состоянию здоровья гражданина.

Процессуальное законодательство обязывает разрешать вопрос об участии в судебном заседании гражданина, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Как видно из определения о подготовке дела к судебному разбирательству и определения о назначении судебного разбирательства, суд посчитал необходимым рассмотреть дело с участием А. с вызовом его в судебное заседание. Однако в материалах дела отсутствуют доказательства о его надлежащем извещении как в суд первой инстанции, так и в кассационную инстанцию. Сославшись на нецелесообразность участия А. в судебном заседании, суд признал недееспособным. Доказательств, на которых основан вывод суда о нецелесообразности участия А. в судебном заседании, решение суда не содержит. Заключение эксперта не содержит выводов о том, что А. по состоянию здоровья не может быть вызван в суд и не может давать объяснения по делу. Суду следовало выяснить у экспертов, в чем заключается нецелесообразность присутствия А. в судебном заседании.

Согласно ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе равноправия сторон. Как видно из материалов дела, суд не предоставил гражданину, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, равные с заявителями процессуальные возможности по защите своих прав и охраняемых законом интересов в суде.

Доводы жалобы о том, что А. лично распоряжается денежным вкладом с посещением в учреждение банка, расписывается и получает пенсию, по его личному заявлению производятся отчисления из пенсии на содержание несовершеннолетнего ребенка в пользу З., в августе 2007 года с посещением нотариуса выдал доверенность сыну А. на представление его интересов во всех государственных органах не проверены, и им не дана надлежащая оценка.

 

Производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений как дополнительный способ обеспечения правосудности судебных постановлений предполагает возможность его использования только в случае, если заинтересованным лицом были исчерпаны все обычные способы обжалования судебного постановления до его вступления в законную силу

 

Истец просил проиндексировать присужденные решением Старооскольского городского суда от 13.02.2001 суммы возмещения вреда, причиненного гибелью его отца, начиная с 11.02.2001.

Решением Старооскольского городского суда Белгородской области от 27.06.2006 с ОАО "РИТМ" взыскано в пользу А. 254752 руб. 93 коп., а также госпошлина в размере 4147 руб. 52 коп.

Ответчиком в надзорной жалобе ставился вопрос об отмене решения ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права, выразившихся в неправильном применении закона (ст. 318 ГК РФ, ФЗ "О минимальном размере оплаты труда").

Между тем оснований для передачи дела в суд надзорной инстанции не установлено.

Действительно, разрешая спор, суд сослался на ст. 318 ГК РФ, редакция которой до 29.11.2002 предусматривала индексацию сумм в возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина пропорционально МРОТ.

Но при этом следует учитывать, что действие указанной статьи приходится на начало индексируемого периода.

Исходя из того, что ответчик добровольно не увеличивал суммы возмещения вреда, суд пришел к необходимости использования механизмов компенсации обесценившихся денежных сумм в возмещение вреда, используя Федеральный закон от 19.06.2000 N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда" с последующими изменениями и дополнениями, взяв за основу расчет, представленный истцом и его представителем. Ответчик своих возражений и расчета сумм возмещения вреда суду не представил, в судебное заседание не явился, несмотря на надлежащее извещение о месте и времени разбирательства дела.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены судебных постановлений в порядке надзора являются лишь существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлекшие вынесение незаконного решения и фундаментальное нарушение охраняемых законом прав и свобод.

При вышеуказанных обстоятельствах признать решение суда постановленным с существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлекшим фундаментальное нарушение охраняемых законом прав и свобод ОАО "Ритм", не усматривается.

Кроме того, судебное решение в ординарном порядке ответчиком также не обжаловано, вступило в законную силу.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 05.02.2007 N 2-П, производство по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений как дополнительный способ обеспечения правосудности судебных постановлений предполагает возможность его использования только в случае, если заинтересованным лицом были исчерпаны все обычные способы обжалования судебного постановления до его вступления в законную силу. Отказ от использования указанных способов должен являться, по мнению Европейского Суда по правам человека, препятствием для обжалования судебного акта в порядке надзора.

При этом принимается во внимание и то, что решение реально исполнено, а по делам, связанным с возмещением вреда по случаю потери кормильца, поворот исполнения решения в случае его отмены допускается только, если оно было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах (ст. 445 ГПК РФ).

 

С учетом принципа правовой определенности, являющегося одним из основополагающих аспектов верховенства права, предполагающего стабильность судебных актов, вступивших в законную силу, и имеющего первостепенное значение при разрешении вопросов, вытекающих из правоотношений по возмещению вреда здоровью, нельзя признать допустимым пересмотр вступивших в законную силу и обязательных для исполнения судебных постановлений, которыми ранее установлена выплата в возмещение вреда здоровью

 

Решением Корочанского районного суда с Федеральной службы по труду и занятости за счет средств федерального бюджета, выделяемых на эти цели, в пользу Ш. взыскана задолженность по выплатам ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью граждан в связи с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС за период с 31.06.1996 по 30.04.2007 единовременно 718323 руб. 46 коп. и ежемесячно, начиная с 01.04.2007, - 15589 руб. 98 коп. до изменения обстоятельств, с возложением на отдел социальной защиты населения администрации Корочанского района и Управление социальной защиты населения Белгородской области обязанности по включению Ш. в списки граждан, имеющих право на получение ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного решение отменено с вынесением нового, которым в удовлетворении иска отказано. В связи с подачей надзорной жалобы на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности, дело истребовано и после изучения передано определением судьи в президиум Белгородского областного суда. Проверив материалы дела, президиум признал доводы надзорной жалобы неубедительными и не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судом, Ш. является участником ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. 13.06.1996 ему установлена 2 группа инвалидности в связи с заболеванием, полученным вследствие работ на Чернобыльской АЭС, с утратой 80% профессиональной трудоспособности, 01.12.2004 при очередном переосвидетельствовании - 1 группа инвалидности с утратой 100% профессиональной трудоспособности бессрочно. Первоначально органом соцзащиты размер выплаты в возмещение вреда здоровью истца исчислен из его среднего заработка за период работы в зоне аварии на ЧАЭС (30.10.1987 - 16.02.1987) и с 01.08.2000 составил 1047 руб. 55 коп.

В связи со вступлением в силу с 15.02.2001 Федерального закона от 12.02.2001 N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" истцу с 1 мая 2001 года выплачивалась денежная компенсация как инвалиду 2 группы вследствие аварии на ЧАЭС в сумме 2500 руб., что улучшало его положение.

Оспаривая размер выплаты в возмещение вреда здоровью, Ш. сослался на необходимость ее исчисления исходя из заработка за последние 12 месяцев работы, предшествующих получению увечья.

Отменяя решение, судебная коллегия исходила из установления истцу фиксированной суммы в возмещение вреда здоровью в размере 2500 руб. Длительное время Ш. получал выплаты в возмещение вреда в указанном размере и был согласен с ними. По его требованию данные выплаты проиндексированы судебными постановлениями Корочанского районного суда от 14.01.2004 и от 12.09.2005. По мнению кассационной инстанции, определение размера возмещения вреда здоровью Ш. исходя из 12 месяцев, предшествующих получению увечья, является нарушением принципа правовой определенности.

Такой вывод кассационной инстанции следует признать законным. С учетом принципа правовой определенности, являющегося одним из основополагающих аспектов верховенства права, предполагающего стабильность судебных актов, вступивших в законную силу, и имеющего первостепенное значение при разрешении вопросов, вытекающих из правоотношений по возмещению вреда здоровью, нельзя признать допустимым пересмотр вступивших в законную силу и обязательных для исполнения судебных постановлений, которыми установлена выплата в возмещение вреда здоровью истца в указанном размере.

В связи с изложенным, не приняты во внимание доводы жалобы о необходимости применения ст. 14 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей.

 

Административное производство

 

Судебные постановления по делу об административном правонарушении отменены ввиду их незаконности и необоснованности

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 1 г. Губкин Л. признан виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год 9 месяцев - за невыполнение водителем требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Решением судьи Губкинского городского суда постановление мирового судьи оставлено без изменения.

Судебные постановления отменены в порядке надзора по следующим основаниям.

Л. признан виновным в том, что 27 октября 2007 года в 6 часу утра отказался выполнить требование сотрудников ДПС о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Как утверждал Л. в судебных заседаниях, при составлении протокола об административном правонарушении - в момент, когда сотрудники ДПС К., Щ. потребовали пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, он не управлял транспортным средством, а сидел в салоне с Н. на стоянке автомашин у своего дома.

Вывод суда о соответствии действительности содержаний рапортов сотрудников ДПС К., Щ. о том, что они увидели Л. на ул. Фрунзе г. Губкин в момент управления им своим транспортным средством, преследовали его до стоянки, где он остановился, не является бесспорным.

Согласно проверке Губкинской городской прокуратуры сотрудники ДПС К., Щ. превысили полномочия при предъявлении Л. требований о прохождении медицинского освидетельствования.

Вывод прокуратуры в этой части никем не оспорен, тем более что свидетели Д., П. подтвердили в суде, что видели автомобиль Л. на стоянке у дома в течение 30 минут до появления наряда милиции.

Не основан на материалах дела вывод судов первой и второй инстанций об отказе Л. пройти медицинское освидетельствование.

Будучи доставленным на медицинское освидетельствование Л. не отказывался от его прохождения, но ставил вопрос об освидетельствовании не по предложенной врачом, а иной методике, в чем ему было отказано.

Л. имел право предлагать иную методику освидетельствования, но не отказывался от него.

При таких обстоятельствах постановления судов первой и второй инстанций о совершении Л. правонарушения, предусмотренного ст. 12.26 КоАП РФ, и о наказании его в административном порядке являются необоснованными, незаконными и подлежат отмене с прекращением производства по делу за истечением двухмесячного срока давности привлечения к ответственности.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь