Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 4 марта 2008 г. по делу N 33-413

 

Судья: Горланова М.А.

 

4 марта 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего судьи Смирновой Л.А.

и судей Елагиной Т.В., Кузнецовой Т.А.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу Кузнецовой Т.А. гражданское дело по кассационной жалобе А.В.И. на решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 5 февраля 2008 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований А.В.И. к Администрации г. Пензы, К.М.Ф. об установлении юридического факта принятия наследства, признании права собственности на пристрой, определении долей на праве собственности на домовладение отказать.

Встречные исковые требования К.М.Ф. к А.В.И. о сносе самовольно возведенных построек оставить без удовлетворения,

 

установила:

 

А.В.И. обратился в суд с настоящим иском, указав, что по договору о предоставлении в бессрочное пользование земельного участка под строительство индивидуального жилого дома от 12.09.1956 г. К.А.М. предоставлен земельный участок в <...>, на котором она возвела индивидуальный жилой дом.

По договору купли-продажи от 22.06.1970 г. его мать Б.М.Н. купила у К.А.М. индивидуальный жилой дом в <...>.

К основному строению под литером "А" его мать возвела пристрой под литером "А-1" площадью 21,7 кв. м.

21.12.1973 г. Б.М.Н. продала С. (К.) М.Ф. домовладение в <...>, состоящее из одного одноэтажного деревянного жилого дома общеполезной и жилой площадью 19,2 кв. м (литер "А") за 8000 руб., а сама осталась проживать в возведенном пристрое под литером "А-1".

Письмом Управления коммунального хозяйства Пензенского облисполкома от 15.07.1975 г. N 929 установлено, что Б.М.Н. продала К. (С.) М.Ф. лишь квартиру N 1 площадью 19,2 кв. м, а сама осталась проживать в самовольно выстроенном пристрое. Из письма также следует, что К.М.Ф. признавала тот факт, что пристрой она не покупала, денег за него не платила и просила записать указанный пристрой и половину приусадебного земельного участка за Б.М.Н.

Управлением коммунального хозяйства предложено записать владельцем самовольного пристроя (кв. N 2) и 1/2 части приусадебного участка на Б.М.Н., что и было сделано БТИ Пензенского Горупркомхоза.

В указанный период между квартирой его матери (N 2) и квартирой К. (С.) М.Ф. был возведен забор, земельный участок при доме разделен поровну и с тех пор спора о порядке пользования земельным участком при доме не возникало. Он с рождения проживает в квартире N 2 указанного домовладения, то есть, в возведенном его матерью пристрое. Решением Железнодорожного суда г. Пензы от 16.05.1977 г. удовлетворена жалоба К.М.Ф. на действия нотариуса - исполнительная надпись о взыскании с нее в пользу Б.М.Н. 3000 руб. аннулирована. Указанное решение также мотивировано тем, что 15.07.1975 г. БТИ Пензенского Горупркомхоза квартиру N 2 литер "А-1" записало как самовольную застройку за Б.М.Н. стоимостью 3000 руб. При этом действия нотариуса признаны неправильными, так как за приобретенную квартиру без учета пристроя К.М.Ф. деньги выплатила полностью в сумме 5000 руб.

04.10.1982 г. в квартире его матери произошел пожар, в результате которого уничтожены сени, входная дверь, стены обуглились. Согласно заключению Железнодорожного райисполкома от 10.02.1983 г. квартира подлежит восстановлению. При этом указано, что данная квартира принадлежит Б.М.Н. на праве собственности.

Впоследствии пристрой под литером "А-1" был восстановлен, в результате чего его площадь стала составлять 22,2 кв. м, также к своей квартире его матерью были возведены пристрой под литером "Л-6" площадью 23,9 кв. м, холодные пристройки под литером "А-1" площадью 8,7 кв. м, "А-5" площадью 5,2 кв. м.

С рождения и по настоящее время он проживает в этих строениях, пользуется выделенным в пользование матери и прилегающим к этим пристройкам земельным участком. 29.01.1990 г. его мать Б.М.Н. умерла, и он вступил во владение наследственным имуществом, стал пользоваться мебелью и вещами матери, находящимися в пристрое, поддерживать пристрой в надлежащем техническом состоянии, обрабатывать выделенный ей земельный участок. Также на момент смерти матери он был вместе с ней зарегистрирован в доме по то есть, фактически принял наследство. Других наследников кроме него у его матери нет. В настоящее время он не может оформить свои права собственности на домовладение, что создает неопределенность в его правовом положении в доме, в связи с чем он был вынужден обратиться в суд. Оформить права на земельный участок он также не может, так как за ним не зарегистрировано никакой доли в праве собственности на дом.

При покупке спорного домовладения у К.А.М. к Б.М.Н. перешло право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком в <...>.

Так, в соответствии со ст. 84 ЗК РСФСР (1970 года) земельный участки в городах предоставляется в бессрочное или временное пользование.

Согласно ст. 87 ЗК РСФСР на землях городов при переходе права собственности на строение переходит также и право пользования земельным участком или его частью.

Вышеперечисленные документы - письмо Управления коммунального хозяйства от 15.07.1975 г., решение Железнодорожного суда г. Пензы от 16.05.1977 г. и другие подтверждают наличие договоренности между Б.М.Н. и новым собственником дома - К.М.Ф. о возникновении общей собственности на дом и земельный участок при нем, регистрации пристроя и 1/2 части земельного участка за его (истца) матерью.

Заключение Железнодорожного райисполкома подтверждает наличие разрешения на восстановление квартиры после пожара.

Таким образом, вышеуказанные пристрои были возведены с согласия собственника дома и местного органа исполнительной власти, на принадлежащем Б.М.Н. земельном участке, в связи с чем, на них может быть признано право собственности за А.В.И., как за наследником Б.М.Н.

Указанные постройки соответствуют градостроительным и строительным нормам и правилам, что подтверждается заключением ФГУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Пензенской области" от 25.07.2005 г. N 1353, заключением УГПН ГУ МЧС России по Пензенской области от 20.07.2005 г., заключением Управления Росприроднадзора по Пензенской области от 03.11.2005 г., техническим заключением о состоянии несущих и ограждающих конструкций ОАО "Горинвестстрой" от 10.03.2005 г.

В связи с признанием за ним права собственности на пристрой общая площадь дома будет составлять 65,7 кв. м (19,6 кв. м (лит. "А") + 22,2 кв. м (лит. "А-1") + 23,9 кв. м (лит. "А-6"), из которых на его долю приходится 46,1 кв. м (22,2 кв. м + 23,9 кв. м).

Таким образом, его доля составит 70/100 (46,1 кв. м x 100%: 65,7 кв. м), а доля К.М.Ф. - 30/100 долей в праве собственности на домовладение.

Просил суд установить юридический факт принятия им наследства после смерти его матери Б.М.Н., признать за ним право собственности на пристрой под литером "А-1" площадью 22,2 кв. м, "А-6" площадью 23,9 кв. м, холодные пристройки под литером "А-1" площадью 8,7 кв. м, "А-5" площадью 5,2 кв. м в составе домовладения в <...>, определить его долю в указанном домовладении в размере 70/100 долей, а долю К.М.Ф. в размере 30/100.

Ответчица К.М.Ф. предъявила встречный иск к А.В.И., указав 21.12.1973 г. она заключила с Б.М.Н. договор купли-продажи, согласно которому Б.М.Н. продала, а она купила у нее домовладение, состоящее из одного одноэтажного деревянного жилого дома, общеполезной и жилой площадью девятнадцать целых два десятых кв. м, со служебными строениями и сооружениями, находящееся по адресу: <...>. На основании данного договора купли-продажи в Пензенском БТИ она была зарегистрирована как собственница домовладения <...>. У основного строения под литером "А" имелся самовольно возведенный пристрой под литером "А-1" прямоугольной формы, размерами 4,87 x 4,55 м, площадью 21,7 кв. м. Данный пристрой был возведен Б.М.Н. в 1971 г. Б.М.Н. попросила, чтобы она не сносила пристрой и позволила ей в нем немного пожить, до того момента как она найдет себе новое жилье. Воспользовавшись тем, что она позволила Б.М.Н. немного пожить в пристрое, Б.М.Н. начала собирать документы на узаконение данного пристроя. Как она узнала позже, Б.М.Н. неоднократно обращалась в БТИ для того, чтобы узаконить самовольную постройку.

Согласно письму от 13.06.1979 г. БТИ Горкомхоза г. Пензы, и письму N 1150 от 24.03.1980 г. Исполкома Пензенского городского Совета народных депутатов Б.М.Н. в узаконении самовольно возведенного пристроя к дому отказали в связи с тем, что по Договору купли-продажи N 4-3275 от 21.12.1973 г. законное домовладение Б.М.Н. продала С.М.Ф., то есть К.М.Ф., и по закону самовольное строение полностью переходит домовладельцу, купившему законный жилой дом. По поводу самовольно строения Б.М.Н. лишена всех юридических прав.

Сослалась при этом на ст. 109 ГК РСФСР (1964 года с изменениями на 1966 г., 1969 г., 1970 г., 1972 г., 1973 г., 1974 г., 1976 г., 1977 г., 1985 г., согласно которой: Гражданин, построивший жилой дом (дачу) или часть дома (дачи) без установленного разрешения или без надлежаще утвержденного проекта, либо с существенными отступлениями от проекта или с грубым нарушением основных строительных норм и правил, не вправе распоряжаться этим домом (дачей) или частью дома (дачи) - продавать, дарить, сдавать внаем и т.п. По решению исполнительного комитета районного, городского, районного в городе Совета народных депутатов такой дом (дача) или часть дома (дачи) сносятся гражданином, осуществившим самовольное строительство, или за его счет, либо по решению суда могут быть безвозмездно изъяты и зачислены в фонд местного Совета народных депутатов. В 1982 г. данный самовольный пристрой сгорел. Согласно справке от 21.10.1983 г. БТИ г. Пензы Б.М.Н. было запрещено восстанавливать этот самовольный построй.

Однако, в 1984 г. Б.М.Н. опять-таки самовольно, без разрешения К.М.Ф. и без разрешения Исполкома, ЖКХ, восстановила самовольно возведенный пристрой под литерами "А1" и "а1". Поскольку собственником основного домовладения является она, а не Б.М.Н., восстановление пристроя было самовольным, незаконным, ей это делать было запрещено, соответственно данный пристрой и после его восстановления Б.М.Н. не был узаконен и зарегистрирован. 29.01.1990 г. Б.М.Н. умерла. В пристрое под литером "А1" и "а1" стал проживать ответчик А.В.И. С 1995 г. он пристроил к ее дому еще один жилой пристрой под литером "А6" прямоугольной формы с габаритными размерами 9,55 x 2,76 м, и пристройку под литером "а5" прямоугольной формы с габаритными размерами 2,18 x 3,5 м. Против этого она, как владелица законного дома, возражала, на что А.В.И. угрожал ей физической расправой. Возведя самовольный пристрой под литером "А6", А.В.И. поставил под угрозу ее жизнь и жизнь членов ее семьи. Пристрой под литером "А6" возведен непосредственно к одной из несущих стен ее дома. Согласно техническому паспорту дома под литером "А" он 1934 года постройки и на 2004 год имел износ на 59%. Для обеспечения безопасности проживания в нем, необходимо постоянно контролировать состояние несущих конструкций, в том числе и той стены, к которой А.В.И. возвел пристрой. Пристрой к домовладению г. Пензы под литером "А1", "А6", "а1", "а5" возведены ответчиком без получения документов на указанные пристрой, а именно, без согласовательной и утвердительной проектной документации, без оформления разрешения на строительство, без правоустанавливающих документов на земельный участок на имя ответчика.

Кроме этого, А.В.И. обращался в Главное управление градостроительства и архитектуры г. Пензы с заявкой на узаконение самовольно возведенных пристроек (литер А1, А6, а1, а5) к жилому дому в г. Пензе, которое изучив предоставленные документы, пришло к выводу в заключении N 08-06 от 10.01.2006 г. о том, что размещение строений не соответствует градостроительной документации.

Сохранение пристроек к домовладению <...> под литером "А1", "А6", "а1", "а5" нарушает ее права и охраняемые законом интересы, как собственника домовладения, а именно: право на безопасность жилища, и создает угрозу ее жизни и здоровью. Указанные нарушения выражаются в установлении со стороны ответчика препятствий по безопасной эксплуатации принадлежащего ей жилого дома и хозяйственных построек. Нарушенные ее права подлежат восстановлению путем возложения на А.В.И. согласно ст. ст. 222, 304 ГК РФ обязанности по сносу самовольно возведенных им построек под литером "А1", "А6", "а1", "а5" к домовладению <...>. Просил обязать А.В.И. снести самовольно возведенные пристрой (литер А1, А6, а1, а5) к домовладению г. Пензы.

Железнодорожный районный суд г. Пензы постановил вышеуказанное решение, отказав в удовлетворении исков.

В кассационной жалобе А.В.И. просит об отмене решения в части отказа ему в удовлетворении его требований, ссылаясь на те обстоятельства, что выводы суда об отсутствии у него правоустанавливающих документов на земельный участок, что он не представил доказательств тому, что земельный участок под постройками будет предоставлен ему на законных основаниях и собственник земельного участка К.М.Ф. возражает относительно признания законными спорных пристроев, противоречат нормам материального права и сделаны без учета фактических обстоятельства дела, в нарушение норм процессуального права. При этом сослался на доводы своего искового заявления, а также доводы его представителей в судебном заседании.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителей А.В.И. - А.Т.М. по доверенности (в деле) и адвоката Мироновой Т.М. по ордеру (в деле), просивших об отмене решения в части по доводам кассационной жалобы, К.М.Ф. и ее представителя по доверенности (в деле) К.Н.В., просивших в удовлетворении жалобы отказать, представителя третьего лица Ж.М.Н. - П.М.Н. по доверенности (в деле), также не согласной с жалобой, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения.

Отказывая в удовлетворении исков А.В.И. и К.М.Ф., суд признал установленным и исходил из того, что они не основаны на законе и фактических обстоятельствах дела, исследованных судом.

Судебная коллегия находит данный вывод суда правильным.

Так, в силу ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных пунктом 3 настоящей статьи.

Право собственности на самовольную постройку может быть признано судом, а в предусмотренных законом случаях в ином установленном законом порядке, за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании которого находится земельный участок, где осуществлена постройка. В этом случае лицо, за которым признано право собственности на постройку, возмещает осуществившему ее лицу расходы на постройку в размере, определенном судом.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано за указанным лицом, если сохранение постройки нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Как установлено материалами дела, 21.12.1973 г. К.М.Ф. (бывшая С.) заключила с Б.М.Н. договор купли-продажи, согласно которому Б.М.Н. продала, а К.М.Ф. купила у нее домовладение, состоящее из одного одноэтажного деревянного жилого дома, общеполезной и жилой площадью 19,2 кв. м, со служебными строениями и сооружениями, находящееся по адресу: <...>, и была зарегистрирована как его собственница. У основного строения под литером "А" имелся самовольно возведенный пристрой под литером "А 1" прямоугольной формы, размерами 4,87 x 4,55 м, площадью 21,7 кв. м. Данный пристрой был возведен Б.М.Н. в 1971 г.

А.В.И. является сыном Б.М.Н., что подтверждается имеющимися в деле документами.

Согласно свидетельству о государственной регистрации от 24.01.2008 г. земельный участок общей площадью 883 кв. м, расположенный в <...>, Железнодорожный район, принадлежит на праве собственности К.М.Ф.

Исходя из данных технического паспорта, составленному специалистами ПФ ФГУП "Ростехинвентаризация" по состоянию на 24.11.2004 г., домовладение в <...> включает в себя: жилой дом (лит. А) с самовольно возведенными жилыми пристроями и пристройками (А2, А3, а2, а3, а4, А1, а, а1, а5, А3, А4, А5). При этом истец А.В.И. просит признать право собственности на самовольные пристрой А1 (1971 года), А6 (1995 года), а-1, а-5.

По техническому заключению от 10.03.2005 г. о состоянии несущих и ограждающих конструкций, выданному ОАО "Горинвестстрой", проведенное обследование показало, что основные несущие и ограждающие конструкции строений Лит. А1, Лит. А6, Лит, а1 и Лит. а 5 жилого дома в <...> находятся в удовлетворительном техническом, работоспособном состоянии. Дефекты и повреждения, позволяющие сомневаться в недостаточной несущей способности конструкций отсутствуют, что свидетельствует о том, что несущие конструкции имеют достаточный запас прочности и способны обеспечить безопасную эксплуатацию строений.

ФГУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Пензенской области" не возражает против признания законным самовольно возведенных жилых пристроев (Лит. А1, А6, а5, а1) по адресу: <...>, о чем дано письменное согласие N 1353 от 25.07.2005 г.

Согласно письму N 1-02-836 от 20.07.2005 г. УГПН ГУ МЧС России по Пензенской области также не возражает против узаконивания самовольно возведенных строений (Литер А1, А6, а1, а5) жилого дома расположенного по адресу: <...>. Строение соответствует требованиям пожарной безопасности.

Однако ГУГиА г. Пензы дано заключение N 08-06 от 10.01.2006 г., из которого следует, что представленная документация рассмотрена и сообщается, что не представлено согласие С.М.Ф., собственника жилого дома, не представлено согласие собственников сопредельного земельного участка, не представлены правоустанавливающие документы на земельный участок. Согласно пункту 1.1 распоряжения Главы администрации г. Пензы от 13.07.2005 г. N 241р постановлено "не осуществлять подготовку разрешительной документации по узакониванию самовольных строений, попадающих на территории, намеченные под перспективную застройку и под полосы расширения городских магистралей".

Между тем, в настоящее время не получено согласие собственников сопредельного земельного участка Ж.Н.Н. и согласие К.М.Ф. (бывшей С.).

Кроме того, А.В.И. не предоставлено каких-либо доказательств в подтверждение того, что земельный участок под самовольно возведенным пристроем, будет предоставлен в пользование на законных основаниях.

Оценив изложенные обстоятельства, суд сделал правильный вывод о том, что в силу ст. 222 ГК РФ в редакции до 01.09.2006 г. и в ныне действующей редакции, они исключают возможность признания права собственности на самовольно возведенные строения, и собственник земельного участка К.М.Ф., на котором возведены самовольные постройки, возражает против признания права собственности на указанные постройки, а потому, по мнению судебной коллегии, обоснованно отказал А.В.И. в удовлетворении иска о признании права собственности на самовольно возведенные постройки и определении долей на праве собственности на домовладение. По этим же основаниям не могут быть приняты во внимание и доводы кассатора в части несогласия с выводами суда.

Правильная оценка дана судом и требованиям А.В.И. об установлении факта принятия наследства. Отказывая в их удовлетворении, суд обоснованно руководствовался нормами ГК РФ о наследовании, в частности, п. 1, 2 ст. 1152 ГК РФ, п. 2 ст. 1153, п. 1 ст. 1154, 1155 ГК РФ, приведенными в решении, а также п. 1, п. 2 п.п. 9 ст. 264 ГПК РФ.

Б.М.Н. умерла 30.01.1990 г., что подтверждается свидетельством о смерти.

Как установлено по делу, ко дню смерти Б.М.Н., домовладение в <...> принадлежало К.М.Ф., у умершей Б.М.Н. собственности в данном домовладении не было. Соответственно, как обоснованно признал суд, не было у Б.М.Н. имущественных прав и обязанностей в данном домовладении. Таким образом, суд обоснованно не согласился и с доводами А.В.И. о факте принятия им наследственного имущества в виде пристроев и земельного участка. Наследственным имуществом, в части недвижимости, является только то, что узаконено и имеет правоустанавливающие документы. Между тем, таковые суду представлены не были. Самовольные строения в силу положений статей 92, 105, 106, 109 ГК РСФСР и в силу ст. ст. 218, 222 ГК РФ не наделены статусом собственности и, соответственно, не являются наследственным имуществом. Тогда как, факт принятия наследства, прежде всего, предусматривает законное правовое положение имущества.

Согласно ст. 18 ЗК РСФСР право пользования земельным участком удостоверяется государственными актами на пользование землей, выдаваемыми Исполкомами районных, городских Советом народных депутатов.

В соответствии со ст. 21 Земельного кодекса РСФСР, ст. ст. 5, 15, 20, 21, 22, 25, 26, 28 Земельного кодекса РФ - только землепользователи, кому предоставлен земельный участок на законных основаниях, на основании правоустанавливающих документов органами местного самоуправления, вправе возводить постройки.

Доказательств наличия правоустанавливающих документов на землю у Б.М.Н. суду не представлено.

Обоснованно отказано судом и в удовлетворении встречных требований К.М.Ф., поскольку по делу установлено, что на момент приобретения К.М.Ф. у Б.М.Н. домовладения в <...> 21.12.1973 г., самовольный пристрой литер А-1 уже существовал. То есть, о наличии данного пристроя ей было известно и никаких претензий до 2007 г. она не предъявляла. Самовольные пристрой под литером А-6, а-1, а-5 были возведены до 1995 г., однако К.М.Ф. также не предъявляла никаких требований к А.В.И. Ее доводам о том, что в момент возведения пристроя А-6, она и ее супруг находились в больнице, вследствие чего они не могли возражать против возведения пристроя, суд дал правильную оценку, не приняв их во внимание, поскольку они не лишали ее права впоследствии обратиться в суд с указанными требованиями. В подтверждение доводов о том, что А.В.И. угрожал ей физической расправой, доказательств суду не представлено.

Что касается доводов К.М.Ф. и представителя третьего лица П.М.Н. о том, что спорные постройки на территории домовладения в г. Пензе создают угрозу эксплуатационной безопасности жилых помещений, то суд правильно признал, что они опровергаются техническим заключением о состоянии несущих и ограждающих конструкций строений Лит. А1, Лит. А6, Лит. а1, Лит. а5 жилого дома в <...>, письмом ФГУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии в Пензенской области", письмом N 1-02-836 от 20.07.2005 г. УГПН ГУ МЧС России по Пензенской области.

Кроме того, спорные постройки используются истцом А.В.И. для постоянного проживания и он зарегистрирован в квартире N 2 дома в <...> с 1977 года, что подтверждается выпиской из домовой книги и показаниями свидетелей П.Б.А. и Е.Г.А.

Между тем, в силу ст. ст. 195, 196 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Общий срок исковой давности устанавливается в три года.

При этом суд учел, что согласно данным технического паспорта, работы по строительству самовольных построек завершены в 1995 г.

Вместе с тем, на момент рассмотрения дела сведения о том, что К.М.Ф. обращалась в суд по вопросу нарушения ее прав и законных интересов в связи с возведением Б.М.Н. и А.В.И. самовольных строений, отсутствуют, суду не представлены. С учетом этого, а также принимая во внимание, что представителем А.В.И. - А.М.Н. в судебном заседании было заявлено о применении срока исковой давности, суд обоснованно отказал в удовлетворении исковых требований о сносе самовольных построек.

Материальный закон судом применен и истолкован правильно, нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, не установлено.

Что касается доводов кассационной жалобы о том, что суд не дал оценки доказательствам по делу, указывающим на согласие К.М.Ф. о нахождении дома в общей собственности с Б.М.Н., что судом безмотивно отклонено ходатайство об отложении дела, то они не являются основанием к отмене решения суда, поскольку в силу ч. 2 ст. 56, ст. 59 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, и принимает только те доказательства, которые имеют значение для дела. При рассмотрении данного дела судом правильно установлены факты, имеющие значение для дела, которые подтверждены исследованными судом доказательствами, решение суда содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов. Необоснованна и ссылка кассатора на п. 4 постановления Пленума Верховного Суда СССР N 4 "О судебной практике по разрешению споров, связанных с правом собственности на жилой дом", поскольку К.М.Ф. застройщиком дома не была, а приобрела его по договору купли-продажи.

Не усматривая оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы, руководствуясь ст. ст. 360 - 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Железнодорожного районного суда г. Пензы от 5 февраля 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу А.В.И. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь