Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2008 г. по делу N 22-2399/2008

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                    Громовой И.Ю.,

    судей                                                   Лебедевой Г.А.,

                                                            Боровковой С.В.

 

рассмотрела в судебном заседании 05 марта 2008 года

кассационное представление прокурора Ленинского района г. Екатеринбурга Дружинина М.В., кассационные жалобы осужденной Б., адвокатов Колосовского С.В., Рыбальченко А.В. и Доброчасова В.П. на приговор Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 11 января 2008 года, которым

Б., 1981 года рождения, несудимая,

осуждена по ч. 1 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении.

Заслушав доклад судьи Лебедевой Г.А., объяснения адвокатов Рыбальченко А.В., Доброчасова В.П. и Колосовского С.В., поддержавших доводы своих жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. признана виновной в получении 26 апреля 2007 года в г. Екатеринбурге должностным лицом лично взятки в виде денег за действия в пользу взяткодателя, которому она могла способствовать в силу своего должностного положения.

В кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора по тем основаниям, что суд незаконно допросил по ходатайству защиты свидетеля К., которая перед этим присутствовала в зале судебного заседания и слышала показания свидетелей по делу. На предварительном следствии ходатайство о ее допросе не заявлялось, ее показания являются недопустимым доказательством. Кроме того, судом необоснованно учтено смягчающее обстоятельство - явка с повинной, в то время как подсудимая отказалась от нее, заявив, что написала явку с повинной под психологическим давлением. В приговоре отсутствует ссылка на ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В кассационных жалобах осужденной и ее защитников указывается:

Б. не являлась должностным лицом, которое могло повлиять на количество и размер штрафов; оперативные действия, проведенные сотрудниками собственной безопасности, являются незаконными;

исследованные доказательства не подтверждают вину Б., так как меченых денег ни у нее, ни у взяткодателя П. не обнаружено; запись их разговора на радиомикрофоне не подтвердила факт передачи взятки; отсутствует протокол наблюдения за проведением эксперимента; Б. составила административные протоколы, отражающие все правонарушения, выявленные в деятельности индивидуального предпринимателя П., и вручила ей копии, то есть не совершила никаких действий, которые можно истолковать как совершение действий в пользу взяткодателя;

суд не принял во внимание тот факт, что у П. имеется мотив для оговора Б. - месть за неуменьшение размера штрафа, закрытие трейлера на два дня и, как следствие, убытки;

суд исследовал протокол возврата радиомикрофона и заключение эксперта, согласно которому признаков монтажа не выявлено, однако в нарушение ст. 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не указал в приговоре, по каким причинам отверг указанные доказательства;

никто из свидетелей не наблюдал факт передачи денег от П. Б. Они утверждают, что видели, как П. передала конверт. Сама П. показала, что передала деньги без конверта. Свидетель О. на предварительном следствии показал, что не видел передачи чего-либо, так как находился далеко, однако в судебном заседании утверждал обратное. Суд не указал в приговоре, по каким основаниям принял показания О., данные в ходе в судебного заседания, и отверг другие;

в описательной части приговора содержатся выводы, которые не только не основаны на доказательствах, но и противоречат им. Так, вывод о том, что у Б. возник умысел на получение взятки при проверке киоска, опровергается показаниями П., из которых следует, что Б. ничего не просила, П. сама предложила отблагодарить Б. во время составления протокола. Вывод о том, что Б. пообещала П. снизить размер штрафа, также опровергается показаниями П. Кроме того, П. утверждала, что Б. не называла сумму штрафа 4 000 руб., она сама предположила, о какой сумме идет речь. Выводы суда основаны на предположениях;

суд необоснованно положил в основу приговора явку с повинной Б., поскольку она написана в отсутствие адвоката и в судебном заседании подсудимая от нее отказалась. Материалы оперативно-розыскной деятельности сфальсифицированы, подписи понятых от одного имени в разных протоколах, как признано экспертом, выполнены разными лицами. Суд необоснованно отказал защите в вызове в судебное заседание и допросе понятых;

суд не установил круг должностных полномочий подсудимой, что повлекло неправильную квалификацию ее действий. Фактически в обязанности Б. входила лишь техническая работа по регистрации поступивших протоколов. Обязанность по выявлению административных правонарушений и составлению протоколов была возложена на Б. временно;

суд не установил, за какие именно действия Б. якобы получила вознаграждение;

не установлено, имела ли Б. реальную возможность совершить действия в интересах взяткодателя.

Суд дал заведомо неверную уголовно-правовую квалификацию обстоятельствам, описанным в приговоре, в связи с чем приговор подлежит отмене - считают осужденная и ее защитники.

 

Проверив материалы дела, доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия считает, что приговор суда подлежит изменению по следующим основаниям.

Суд установил фактические обстоятельства дела, однако дал исследованным доказательствам неверную оценку, что повлекло неправильную квалификацию содеянного.

Несмотря на то, что Б. свою вину в судебном заседании не признала, ее виновность подтверждается, прежде всего, протоколом ее явки с повинной, а также показаниями потерпевшей П., свидетелей и данными оперативно-розыскной деятельности.

Однако суд не учел, что должностное лицо несет ответственность за мошенничество при наличии умысла на приобретение денег либо других ценностей за действия, которые оно не может осуществить ввиду отсутствия служебных полномочий. Из исследованных материалов видно, что Б. не могла повлиять на размер штрафов, подлежащих взысканию с П.

Состав ее преступления является неоконченным, поскольку передача денег проводилось в рамках оперативно-розыскной деятельности.

Таким образом, действия Б. следует переквалифицировать с ч. 1 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Назначенное осужденной наказание также подлежит снижению в пределах санкции ч. 1 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационного представления судебная коллегия считает несостоятельными. Доказательств того, что явка с повинной дана Б. под психологическим давлением, не добыто. Показания свидетеля К. существенного значения для дела не имеют.

Доводы кассационных жалоб судебная коллегия учитывает частично.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, п. 4 ч. 1 ст. 378 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 11 января 2008 года в отношении Б. изменить:

переквалифицировать ее действия с ч. 1 ст. 290 Уголовного кодекса Российской Федерации на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 159 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить наказание в виде штрафа в доход государства в размере 20 000 (двадцать тысяч) руб.

Меру пресечения в отношении Б. отменить, освободить ее из-под стражи.

Кассационные жалобы удовлетворить частично, кассационное представление оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

ГРОМОВА И.Ю.

 

Судьи

ЛЕБЕДЕВА Г.А.

БОРОВКОВА С.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь