Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 марта 2008 г. по делу N 22-2440/2008

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                     Силиной И.А.,

    судей                                                       Репич Н.М.,

                                                          Белеванцевой О.А.

 

рассмотрела в судебном заседании 05 марта 2008 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя на постановление Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29 января 2008 года, которым оставлено без изменения постановление мирового судьи судебного участка N 4 Ленинского района г. Екатеринбурга от 01 ноября 2007 года в отношении

С., 1987 года рождения, несудимой,

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 Уголовного кодекса Российской Федерации,

о возвращении прокурору уголовного дела для устранения препятствий рассмотрения дела судом.

Заслушав доклад судьи Репич Н.М., мнение помощника прокурора Ленинского района г. Екатеринбурга Маньковой Я.С., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

С. обвиняется органами следствия в использовании заведомо подложного документа.

Постановлением мирового судьи от 01 ноября 2007 года уголовное дело в отношении С. возвращено прокурору для устранения препятствий в рассмотрении дела судом, которые, по мнению суда, выразились в нарушении в ходе дознания права С. на защиту, поскольку обвиняемая, плохо владеющая русским языком и не понимающая значение юридических терминов и процедуру уголовного производства, не была обеспечена переводчиком.

Постановлением суда апелляционной инстанции вышеуказанное постановление мирового судьи оставлено без изменения, апелляционное представление прокурора - без удовлетворения.

В кассационном представлении прокурор ставит вопрос об отмене постановления апелляционного суда и о направлении уголовного дела на новое апелляционное рассмотрение, мотивируя тем, что оснований для возвращения уголовного дела прокурору у суда не имелось. С. в необходимой мере владеет русским языком, что подтверждается ее собственноручной записью в протоколе допроса подозреваемой, написанной на русском языке. О том, что С. не нуждается в услугах переводчика, указано и в протоколе разъяснения ей прав.

 

Проверив материалы дела, выслушав выступление помощника прокурора Ленинского района г. Екатеринбурга Маньковой Я.С., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия находит апелляционное постановление подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 361 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции проверяет по апелляционным жалобам и представлениям законность, обоснованность и справедливость приговора или постановления мирового судьи.

Однако это требование закона судом апелляционной инстанции не выполнено.

Делая вывод о законности и обоснованности постановления мирового судьи, суд апелляционной инстанции доказательств в его обоснование не привел. Протокол разъяснения прав подозреваемой С., протокол ее допроса в качестве подозреваемой, протокол разъяснения обвиняемой С. ее прав и других процессуальных документов, согласно которым С. разъяснялось право на участие переводчика, судом не исследованы и оценки не получили. Данные процессуальные документы судом первой инстанции исследованы не были, однако это обстоятельство судом апелляционной инстанции оставлено без внимания.

Между тем указанные следственные действия были выполнены с участием защитника, в них имеется запись на русском языке об ознакомлении с документами С., о предоставлении ей защитника. Судом не выяснено, кем сделана эта запись: С., дознавателем либо иным лицом. Не выяснено судом, на каком языке С. проходила обучение в школе, изучала ли русский язык.

При таких обстоятельствах выводы суда первой и апелляционной инстанций о нарушении права на защиту С. являются преждевременными, в должной мере вопрос о нуждаемости С. в услугах переводчика не выяснен. Непонимание С. значения юридических терминов и процедуры уголовного производства никоим образом не подтверждает факт нуждаемости ее в услугах переводчика, а лишь свидетельствует об отсутствии у нее знаний в области юриспруденции, в связи с чем она пользуется услугами адвоката.

Поэтому следует согласиться с доводами представления прокурора и признать незаконными и необоснованными постановления мирового судьи и суда апелляционной инстанции о возвращении прокурору уголовного дела в отношении С. в порядке ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Указанные процессуальные документы подлежат отмене с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство мировому судье, при котором необходимо устранить указанные недостатки и принять законное и обоснованное решение.

Руководствуясь ст. 373, п. 3 ч. 1 ст. 378, ст. 388 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

постановление Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 29 января 2008 года и постановление мирового судьи судебного участка N 4 Ленинского района г. Екатеринбурга от 01 ноября 2007 года в отношении С. о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий рассмотрения дела судом отменить, дело направить мировому судье на новое судебное разбирательство.

Меру пресечения С. оставить прежнюю - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

 

Председательствующий

СИЛИНА И.А.

 

Судьи

РЕПИЧ Н.М.

БЕЛЕВАНЦЕВА О.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь