Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 6 августа 2008 г. N 33-1395

 

 

6 августа 2008 года судебная коллегия рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе С.Е.П. на решение Московского районного суда г. Рязани от 2 июня 2008 года, которым постановлено:

Исковые требования К.Т.В. удовлетворить.

Признать недействительным договор дарения от 28 апреля 2005 года, заключенный между К.Т.В. и С.Е.П.

Признать недействительным свидетельство о государственной регистрации права <...> N <...> от 5 мая 2005 года, выданное С.Е.П. на долю квартиры по адресу: г. Рязань.

Погасить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права N <...> от 5 мая 2005 года на 1/4 долю квартиры г. Рязани.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи, объяснения С.Е.П., поддержавшей кассационную жалобу, объяснения представителя К.Т.В. - Ф.Н.В., возражавшей против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

К.Т.В. обратилась в суд с иском к С.Е.П. о признании договора дарения недействительным. В обоснование иска указала, что ей на праве собственности принадлежала 1/2 доля квартиры по адресу: г. Рязань, которую она 28 апреля 2005 года подарила С.Е.П. Основанием для заключения сделки послужило то, что она является инвалидом первой группы, по состоянию здоровья не может заниматься домашним хозяйством, и племянница ее умершего мужа предложила подарить долю квартиры ее дочери С.Е.П., пообещав помогать по хозяйству и осуществлять уход за ней. Договор дарения был составлен без ее участия, подписан ею в Регистрационной палате, в его содержание она не вникала, поскольку доверяла С.Е.П. и ее матери. 5 мая 2005 года С.Е.П. выдали свидетельство о государственной регистрации права собственности. С апреля 2005 года один раз в неделю к ней приходила мать С.Е.П. - Д.Г.Е., покупала продукты, убирала квартиру, мыла ее. Когда в октябре 2005 года она сломала ногу, Д.Г.Е. также ухаживала за ней. За период с апреля 2005 года по апрель 2007 года ответчица посетила ее дважды, периодически приходила ее мать. Однако с апреля 2007 года перестала приходить и она. По состоянию здоровья она нуждается в постороннем уходе, ей помогают другие люди, ответчица не намерена оказывать помощь. Когда она обратилась за юридической консультацией, ей разъяснили, что заключенный договор является безвозмездной сделкой. Она осознала, что составила неправильное мнение о природе заключенного с ответчицей договора, осталась в неведении относительно его условий и под влиянием заблуждения совершила эту сделку. Считает договор дарения недействительным. Просила суд признать недействительными договор дарения, выданное ответчице свидетельство о государственной регистрации права и погасить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о государственной регистрации права на 1/2 долю квартиры за ответчицей.

В судебном заседании истица уточнила заявленные требования, пояснив, что была введена в заблуждение ответчицей, ошибочно полагала, что заключает с ней договор пожизненного содержания с иждивением.

Ответчица иск не признала.

Суд удовлетворил исковые требования, постановив указанное решение.

В кассационной жалобе С.Е.П. просит об отмене решения суда и направлении дела на новое рассмотрение. Полагает, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда не соответствуют установленным обстоятельствам, установленные судом обстоятельства, имеющие значение для дела, не доказаны.

Проверив законность и обоснованность постановленного решения, Судебная коллегия полагает, что оснований для его отмены не имеется.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, 28 апреля 2005 года истица подарила ответчице принадлежавшую ей на праве собственности 1/2 долю квартиры, расположенной по адресу: г. Рязань.

5 мая 2005 года ответчице выдано свидетельство о государственной долю указанной квартиры и регистрации права собственности на зарегистрированное право собственности в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним за номером <...>.

При разрешении спора суд правильно руководствовался нормами ст. 178 ГК РФ, согласно которой сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Удовлетворяя исковые требования, суд правомерно исходил из того, что договор дарения доли квартиры совершен истицей под влиянием заблуждения относительно природы заключаемой сделки. Исходя из совокупности представленных суду доказательств, суд сделал правильный вывод о том, что истица имела намерение заключить сделку пожизненного содержания с иждивением, а фактически была заключена сделка дарения доли квартиры. Обязательным условием заключения ею сделки было предоставление пожизненного содержания со стороны ответчицы. Наличие у истицы волеизъявления на заключение сделки пожизненного содержания с иждивением подтверждается показаниями свидетелей Н.Л.А., Ч.А.М., Н.Н.А., справкой городской клинической больницы N 10 о том, что К.Т.В. является инвалидом 1 группы с ноября 2004 года, с апреля 2005 года наблюдается на дому с диагнозом церебровоскулярная болезнь, 13 марта 2004 года она перенесла клинический инсульт, по поводу которого наблюдается и лечится на дому, нуждается в постороннем уходе. Указанные доказательства исследованы судом и им дана надлежащая правовая оценка.

В решении дана оценка и обстоятельствам, при которых был заключен и подписан договор дарения, приведены доказательства, на которых основаны выводы суда, которым дана оценка в соответствии с правилами, установленными ст. 67 ГПК РФ, и оснований для признания этих выводов неправильными не установлено.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал договор дарения доли квартиры недействительной сделкой и применил последствия недействительности сделки.

Рассматривая доводы ответчицы относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности, суд сделал правильный вывод о том, что этот срок истцом не пропущен, поскольку о заключении договора дарения, а не сделки пожизненного содержания с иждивением ей стало известно только в мае 2007 года, когда она обратилась за юридической помощью. Поэтому судом правильно указано, что срок исковой давности начинает течь с этого времени. 29 октября 2007 года, то есть в течение года со дня, когда узнала об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной, она обратилась с иском в суд.

Таким образом, решение суда постановлено в полном соответствии с нормами материального права и при точном соблюдении норм процессуального права, поэтому является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

Доводы кассационной жалобы сводятся к необходимости переоценки исследованных судом первой инстанции доказательств. Однако оснований для иной оценки имеющихся в деле доказательств не имеется, поскольку выводы суда соответствуют установленным обстоятельствам и нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Довод кассатора о том, что судом не принято во внимание заключение комплексной психолого-психиатрической экспертизы и показания врача-психиатра, не могут повлечь отмену решения, поскольку сделка оспаривалась на основании ст. 178 ГК РФ, как совершенная под влиянием заблуждения. Поэтому психическое состояние истца, способность правильно понимать и оценивать совершаемую сделку, не являются юридически значимыми обстоятельствами по настоящему делу.

Предусмотренных ст. 362 ГПК РФ оснований для отмены решения не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда г. Рязани от 2 июня 2008 года оставить без изменения, а кассационную жалобу С.Е.П. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь