Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 августа 2008 г. по делу N 33-5787/2008

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                   Колесовой Л.А.,

    судей                                                   Суханкина А.Н.,

                                                              Савчиной С.В.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 07.08.2008 гражданское дело

по иску Ц. к Государственному учреждению Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Новоуральске о включении спорных периодов с специальный стаж работы, назначении досрочной трудовой пенсии по старости

по кассационной жалобе представителя ответчика на решение Новоуральского городского суда Свердловской области от 09.06.2008.

Заслушав доклад судьи Савчиной С.В., пояснения истца Ц. и ее представителя Ш., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Ц. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Новоуральске (далее - УПФР) о признании незаконным решения УПФР от 10.04.2006, о включении спорных периодов с специальный стаж работы, о назначении досрочной трудовой пенсии по старости. В обоснование заявленных требований истец указала, что 28.02.2006 обратилась в УПФР с заявлением о досрочном назначении трудовой пенсии по старости. Решением УПФР от 10.04.2006 Ц. было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости ввиду отсутствия специального стажа 30 лет. В специальный стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости, засчитан период ее медицинской деятельности в общей сложности 18 лет 05 месяцев, но УПФР не включило в специальный медицинский стаж следующие периоды работы: с 07.02.1974 по 14.04.1975, с 08.01.1976 по 31.01.1976 (за вычетом 20-ти дней без содержания), с 01.02.1976 по 28.02.1977, с 01.03.1977 по 31.03.1977 (за вычетом 4-х дней без содержания), с 01.04.1977 по 30.04.1978, с 01.05.1978 по 31.05.1978 (за вычетом 9-ти дней без содержания), с 01.06.1978 по 11.04.1979 - периоды замещения должности медицинской сестры в детских яслях Федерального государственного унитарного предприятия "Уральский электрохимический комбинат"; с 15.04.1975 по 07.01.1976 - период отпуска по уходу за ребенком до достижения им полутора лет; с 15.03.1993 по 09.11.1993, с 20.11.1993 по 13.03.1994, с 24.03.1994 по 28.08.1994, с 03.09.1994 по 29.08.1995, с 02.09.1995 по 31.03.1996, с 06.04.1996 по 16.03.1998, с 21.03.1998 по 07.10.1999, с 09.10.1999 по 26.03.2000, с 01.04.2000 по 18.09.2000 - периоды замещения должностей заведующей молочной кухней, медицинской сестры в ЦМСЧ N 31 ЦГБ; с 13.07.1985 по 19.10.1986 - период отпуска по уходу за ребенком до достижения им полутора лет; с 01.04.1996 по 05.04.1996 и с 17.03.1998 по 20.03.1998 - периоды обучения на курсах повышения квалификации. Истец просит обязать УПФР включить в специальный трудовой стаж указанные периоды работы и обязать ответчика назначить досрочную трудовую пенсию с момента обращения в УПФР, то есть с 28.02.2006.

В судебном заседании истец Ц. поддержала заявленные требования и пояснила, что во время работы в детских яслях она занималась именно лечебной деятельностью: осуществляла прием и осмотр детей, измеряла температуру, по назначению врача проводила процедуры, осуществляла дезинфекцию помещений, оказывала детям первичную медицинскую помощь, брала биологические пробы, осуществляла противоэпидемические мероприятия и санпросветработу. Во время отпусков по уходу за своими детьми до достижения ими возраста полутора лет за ней сохранялось рабочее место и должность, производились необходимые отчисления в Пенсионный фонд. В период работы в должности заведующей молочной кухней она занималась медицинской деятельностью, поскольку молочная кухня относилась к детской поликлинике. На должность заведующей назначалось лицо только с медицинским образованием, все работники молочной кухни также были только с медицинским образованием, они изготавливали для детей лечебное питание. Она контролировала работу всех работников, следила за соблюдением медицинских стандартов, проведением лабораторных исследований, за санитарным состоянием помещений. Кроме того, она еженедельно присутствовала на медицинских линейках, проводимых для медработников в детской поликлинике, и на занятиях для медицинских сестер. Курсы повышения квалификации тоже подлежат зачету для назначения досрочной трудовой пенсии, поскольку повышение квалификации производилось для подтверждения квалификационной категории, работодателем ей выплачивались командировочные расходы, трудовой договор с ней не расторгался, за ней сохранялось ее рабочее место и должность, средний заработок, производились необходимые отчисления в Пенсионный фонд.

Представитель ответчика Ф. исковые требования не признала, пояснив суду, что период работы истца в должности медицинской сестры в детских яслях не включен в ее специальный трудовой стаж, так как указанное учреждение не предусмотрено разделом "Наименование учреждений" Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.10.2002 N 781. Период работы в должности заведующей молочной кухней не включен в специальный трудовой стаж истца, так как не выполнено условие - осуществление врачебной деятельности, предусмотренное для руководителей лечебных учреждений или их структурных подразделений согласно Списку. Отпуск по уходу за детьми и курсы повышения квалификации с отрывом от производства не включены в специальный стаж истца, так как в данные периоды у нее не было начисления заработной платы.

Представитель третьего лица Федерального государственного учреждения здравоохранения ЦМСЧ N 31 Федерального медико-биологического агентства России С. полагает, что требования Ц. подлежат удовлетворению в полном объеме.

Представитель третьего лица Федерального государственного унитарного предприятия "Уральский электрохимический комбинат" уведомлен о месте и времени судебного разбирательства, в судебное заседание не явился.

Решением Новоуральского городского суда Свердловской области от 09.06.2008 исковые требования Ц. удовлетворены в полном объеме. Суд возложил на УПФР обязанность зачесть в специальный стаж работы Ц. вышеназванные периоды, назначить и выплачивать Ц. досрочную трудовую пенсию с 28.02.2006.

В кассационной жалобе представитель ответчика УПФР Б. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное.

 

Проверив материалы дела и обжалуемое решение, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене в части включения в стаж истца периодов работы в должности заведующей детской молочной кухней, нахождения в указанный период на курсах повышения квалификации и назначении пенсии с даты обращения в УПФР. В остальной части решение суда первой инстанции является законным и обоснованным.

Как следует из материалов дела, с 07.02.1974 истец была принята на работу на должность медицинской сестры в детские ясли Среднеуральского машиностроительного завода, затем 01.01.1975 переведена на ту же должность в детские ясли Уральского электрохимического комбината, где работала по 11.04.1979. Поскольку наименование должности позволяет сделать вывод о трудовой функции работника, выполнявшего лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, конкретизировать характер выполняемых работ, то суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о необходимости включения данного спорного периода в стаж работы истца, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. В данном случае спорный период может быть зачтен в специальный стаж на том основании, что истец осуществляла лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, независимо от того, что ныне действующим законодательством детские ясли не отнесены к учреждениям здравоохранения, и на том основании, что ранее действовавшим законодательством, распространяемым на указанный спорный период, детские ясли были включены в номенклатуру учреждений здравоохранения.

Так, согласно ст. 58 Закона СССР от 14.07.1956 "О государственных пенсиях" пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения назначались при соблюдении условий, установленных Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 N 1397 "О пенсиях за выслугу лет работникам просвещения, здравоохранения и сельского хозяйства". Должность медицинской сестры в детских яслях, садах, яслях-садах содержалась в Перечне учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет. Эта работа характеризовалась как работа медицинских работников в лечебно-профилактических учреждениях, учреждениях материнства и детства. Детские ясли были исключены из номенклатуры учреждений здравоохранения только Приказом Минздрава СССР от 29.08.1984 N 1003 "Об исключении из номенклатуры учреждений здравоохранения детских яслей".

Кроме того, в соответствии с п. 20 Временного положения о дошкольном детском учреждении - ясли-сад, утвержденном Постановлением Совета Министров РСФСР от 08.03.1960 N 327, на должности медицинских сестер первой и второй ясельных групп принимаются лица, окончившие медицинские школы, и в силу п. 22 данного Положения указанные лица относятся к среднему медицинскому персоналу. Довод истца об осуществлении в период работы в детском дошкольном учреждении именно лечебной деятельности подтверждается и методическим письмом "Организация медицинского обслуживания детей в яслях-саду", утвержденным Министерством здравоохранения РСФСР 21.10.1961, в котором подробно описаны функциональные обязанности среднего медицинского персонала. Это письмо носило обязательный характер исполнения на исследуемый период работы истца в должности медсестры детских яслей.

Суд первой инстанции правильно применил нормы материального права и включил в специальный стаж работы истца периоды нахождения в отпусках по уходу за детьми в возрасте до полутора лет. Как следует из материалов дела, Ц. является матерью Н., родившейся в 1975 году, и А., родившейся в 1985 году. В периоды с 15.04.1975 по 07.01.1976 и с 13.07.1985 по 19.10.1986 истец занимала должности медсестры в детских яслях и соответственно старшей акушерки в акушерском отделении N 2 медсанотдела N 31 ЦМСЧ N 31 и находилась в отпусках по уходу за детьми в возрасте до полутора лет. Действующее в период до 06.10.1992 трудовое и пенсионное законодательство не содержало запрета на включение периода отпуска по уходу за ребенком в специальный стаж работы, дающей право на досрочную пенсию за выслугу лет в связи с осуществлением медицинской деятельности. Согласно ст. 167 Кодекса законов о труде РСФСР и п. 2 Разъяснений Государственного комитета Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы и Секретариата ВЦСПС от 30.03.1970 N 4/11, время дополнительного отпуска без сохранения заработной платы, предоставляемого женщинам, имеющим грудных детей, засчитывалось как в общий, так и в непрерывный стаж, и в стаж работы по специальности, в том числе при назначении государственных пенсий, включая пенсии на льготных условиях и в льготных размерах. Запрет на включение отпусков по уходу за ребенком (как частично оплачиваемого отпуска с выплатой в этот период пособия по государственному социальному страхованию до достижения ребенком возраста полутора лет, так и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет) в стаж для случаев назначения пенсии на льготных условиях предусмотрен ст. 167 Кодекса законов о труде РСФСР только после вступления в действие с 06.10.1992 Закона Российской Федерации от 25.09.1992 N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР". Таким образом, на момент предоставления истцу отпусков по уходу за детьми, в соответствии с действовавшим на тот момент законодательством, оба указанных периода подлежат включению в специальный стаж.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и согласованности, судебная коллегия считает обоснованными выводы суда о включении вышеуказанных периодов работы Ц. в стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, и критически оценивает доводы кассационной жалобы в данной части.

В то же время, удовлетворяя заявленные Ц. требования о включении в специальный медицинский стаж периода работы в должности заведующей детской молочной кухней, суд первой инстанции принял за основу решения недоказанные обстоятельства.

Из материалов дела следует, что 15.03.1995 истец переведена на должность заведующей детской молочной кухней ЦМСЧ N 31. ЦМСЧ N 31 впоследствии реорганизована в Центральную городскую больницу, затем - в Муниципальное учреждение "Городская больница", наименование замещаемой истцом должности изменения не претерпело. 18.09.2000 Ц. уволена по собственному желанию с должности заведующей детской молочной кухней. Замещая указанную должность, в периоды с 01.04.1996 по 05.04.1996 и с 17.03.1998 по 20.03.1998 Ц. находилась на курсах повышения квалификации.

Из системного анализа пенсионного законодательства следует, что возникновение права на досрочное пенсионное обеспечение поставлено в обязательную зависимость от выполнения работы, сопряженной с регулярным неблагоприятным воздействием различного рода факторов: повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными исполняемыми функциональными обязанностями по занимаемой должности, спецификой и характером труда. Из указанного следует, что законодатель выделил в особую категорию работников, чья трудовая деятельность протекала в неблагоприятных условиях труда.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.10.2002 N 781 утвержден Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Указанным Списком предусмотрено обязательное условие для руководителей лечебных учреждений или их структурных подразделений - осуществление врачебной деятельности.

Вопреки требованиям ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации истцом не представлено каких-либо доказательств осуществления лечебной деятельности или иной деятельности по охране здоровья населения при выполнении обязанностей заведующей детской молочной кухней. Не может быть признан обоснованным вывод суда о том, что факт лечебной деятельности Ц. в данный период подтверждается наличием у истца медицинского образования и отсутствием какого-либо иного образования, присутствием истца на медицинских линейках, а также о том, что молочная кухня отнесена к детской поликлинике. Суд не создал надлежащих условий для установления фактических обстоятельств дела, всестороннего и полного исследования доказательств наличия неблагоприятных условий труда в период работы истца в должности заведующей детской молочной кухней.

Поскольку допущенные судом первой инстанции нарушения не могут быть исправлены судом кассационной инстанции, то дело в указанной части необходимо направить на новое рассмотрение в тот же суд. При новом рассмотрении дела суду следует истребовать сведения о цели и специфике деятельности детской молочной кухни, виде выполняемой истцом работы. В качестве доказательств могут быть исследованы: Положение о детской молочной кухне либо иные локальные акты, регламентирующие деятельность данного структурного подразделения, должностная инструкция заведующей молочной кухней, показания свидетелей, работавших вместе с истцом и обладающих сведениями о содержании трудовой функции Ц. в спорный период.

Руководствуясь абз. 3 ст. 361, пп. 2 п. 1 ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Новоуральского городского суда Свердловской области от 09.06.2008 оставить без изменения в части удовлетворения требований Ц. о включении в специальный стаж периодов работы в должности медицинской сестры в детских яслях Федерального государственного унитарного предприятия "Уральский электрохимический комбинат" и периодов отпусков по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет.

В остальной части решение суда отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в Новоуральский городской суд Свердловской области в части включения в стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии, периодов работы Ц. в должности заведующей детской молочной кухней, периодов нахождения на курсах повышения квалификации и возложения на Государственное учреждение Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Новоуральске обязанности назначить пенсию с 28.02.2006.

 

Председательствующий

КОЛЕСОВА Л.А.

 

Судьи

СУХАНКИН А.Н.

САВЧИНА С.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь