Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 августа 2008 г. N 22-3808

 

Судья Трегубов А.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда в составе

Председательствующего Фроловичева В.А.

Судей Ларина А.Б. и Скворцовой А.И.

Рассмотрела осужденных З.А.Е., С.А.А., адвокатов Шведко А.В., Мальцева Ю.В., защитника Бутаева Д.Р. и представление государственного обвинителя Нариной Н.Н. на приговор Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 23 мая 2008 года, которым

С.А.А., <...>, несудимый; осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 291 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание считается условным с испытательным сроком 3 года.

З.А.Е., <...>, несудимый; осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы; по ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 291 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание считается условным с испытательным сроком 3 года.

Судьба вещественных доказательств по делу решена.

Заслушав доклад судьи Фроловичева В.А., доводы осужденных С.А.А., З.А.Е., адвокатов, мнение прокурора Дмитриевой М.И., поддержавшей представление, и в то же время просившей о переквалификации действий З.А.Е. на ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ со смягчением осужденным наказания, судебная коллегия

 

установила:

 

З.А.Е., С.А.А. признаны виновными и осуждены за покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное с использованием своего служебного положения, группой лиц по предварительному сговору и за подстрекательство к даче взятки должностному лицу через посредника.

Обстоятельства совершения преступлений подробно изложены в приговоре суда.

Адвокат Шведко А.В. в кассационной жалобе, поданной в защиту осужденного С.А.А. просит приговор суда в отношении последнего отменить с направлением материалов дела на новое судебное разбирательство. В обоснование просьбы в жалобе указывается, что в судебном заседании потерпевший З.С.Е. заявил, что он из мести оговорил своего брата З.А.Е. и его друга С.А.А., так как полагал, что требования старшего брата в возврате долга не справедливы. Однако суд, отвергая эти показания и показания свидетеля З.Е. - матери осужденного З.А.Е., в нарушении требований ст. 307 УПК РФ, мотивов принятого решения не привел. Вопреки положениям ч. 2 ст. 14 УПК РФ суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о приобщении к материалам дела расписки, выданной потерпевшим З.С.А., в которой он признал долг перед братом осужденным З.А.Е. в сумме 470 000 руб., надлежащих мер к вызову потерпевшего о происхождении данной расписки не предпринял. Не дано судом оценки показаниям свидетеля С.А.П., обнаруженным в ходе осмотра автомобиля С.А.А. листов бумаги с реквизитами коммерческих организаций, привел доказательства в обоснование вины осужденных, которые по своему содержанию обвинительными по отношению осужденных не являются.

В кассационной жалобе осужденный С.А.А. просит приговор суда отменить, а дело производством прекратить, поскольку он постановлен на предположениях и на не соответствующих действительности доказательствах.

Адвокат Мальцев Ю.В. в кассационной жалобе, поданной в защиту осужденного З.А.Е. просит приговор суда в отношении последнего отменить, дело производством прекратить за отсутствием состава преступления. В обоснование просьбы в жалобе указывается, что судом не дано оценки показаниям свидетелей К.К.Н. и С.А.П., из которых следовала невиновность З.А.Е., показаниям свидетеля П.Я.С. - начальника С.А.А., из которых следует, последний общался с потерпевшим З.С.Е. с его ведома, показаниям свидетеля Б.В.Г., из которых следует, что признательные показания С.А.А. на предварительном следствии не соответствовали действительности и являлись самооговором, показаниям свидетеля З.А.Е., не учел полного содержания звукозаписи разговоров между потерпевшим и осужденным С.А.А., не дано оценки полному содержанию показаний С.А.А. на следствии, выводы суда, изложенные в приговоре противоречивы. Кроме того, в жалобе указывается на нарушение норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении ходатайства о признании недопустимыми доказательствами, которое судом рассмотрено без удаления в совещательную комнату и без мотивировки принятого решения. При постановлении приговора судом не было выполнено требование ст. 240 УПК РФ.

В кассационной жалобе осужденный З.А.Е. просит об отмене приговора с прекращением дела производством, вследствие несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. При этом автором жалобы, дается собственная оценка исследованным доказательствам и делается вывод о незаконности приговора.

Защитник Бутаев Д.Р. в кассационной жалобе, поданной в защиту осужденных З.А.Е. и С.А.А. просит приговор суда в отношении последних отменить, а дело производством прекратить, вследствие его незаконности, так как приговор постановлен на предположениях и противоречиях, не устраненных в ходе суда и на не соответствующих действительности доказательствах. При этом автором жалобы указывается на нарушения норм уголовно-процессуального закона при постановлении приговора.

В кассационном представлении государственный обвинитель Нарина Н.Н. просит об отмене приговора, вследствие мягкости назначенного осужденным наказания, а также вследствие нарушения требований ст. 307 УПК РФ. Помимо этого, в представлении указывается, что суд при назначении С.А.А. наказания не учел как обстоятельство, смягчающее его наказание наличие у него на иждивении малолетнего ребенка.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы жалоб и представления, судебная коллегия находит выводы суда о доказанности вины С.А.А. и З.А.Е. в покушении на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, с использованием служебного положения, группой лиц по предварительному сговору и в подстрекательстве к даче взятки основаны на совокупности исследованных в судебном заседании доказательствах, изложенных в приговоре.

Доводы осужденных С.А.А. и З.А.Е. о том, что инкриминируемых преступлений не совершали судом проверялись и обоснованно были признаны несостоятельными.

Их виновность в содеянном подтверждается показаниями потерпевшего З.С.Е., данными им в ходе предварительного следствия, в которых он подробно изложил обстоятельства совершения в отношении него его братом З.А.Е. и С.А.А. покушения на хищение у него крупной суммы денег и подстрекательства к даче взятки.

Помимо этих показаний потерпевшего З.С.Е. суд в основу обвинительного приговора обоснованно положил показания осужденного С.А.А., данные им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого (т. 3 л. д. 13 - 18, 24 - 28), из которых следует, что он в июне 2007 года, согласился с предложением З.А.Е. путем обмана его брата З.С.Е. завладеть деньгами последнего и подробно изложил обстоятельства совершения преступления.

При этом С.А.А. были разъяснены положения п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, в соответствии с которыми он был предупрежден, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе при его последующем отказе от этих показаний.

В связи с тем, что эти признательные показания С.А.А. получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, доводы жалоб о том, что суд не дал оценки его последующим показаниям в ходе предварительного следствия, в которых он отказался от этих показаний и не признал совершения инкриминируемого преступления, судебная коллегия считает неубедительными.

В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ, суд каждое доказательство, в том числе показания свидетелей стороны защиты, оценил с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела, выяснив причины имеющихся противоречий, проверив все версии в защиту осужденных и отвергнув их, суд пришел к обоснованному выводу о виновности С.А.А. и З.А.Е. в инкриминируемом преступлении.

Действия С.А.А. по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 и ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 291 УК РФ, а З.А.Е. по ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 291 УК РФ квалифицированы правильно.

В то же время судебная коллегия действия З.А.Е. как покушение на мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное с использованием своего служебного положения, переквалифицировала на ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ, то есть на пособничество в хищении чужого имущества, совершенное с использованием своего служебного положения, поскольку в приговоре обстоятельств, свидетельствующих о том, что З.А.Е. является должностным лицом, не приведено.

Доводы жалоб о том, что судом не дано оценки показаниям свидетелей, не приобщена к материалам дела расписка потерпевшего З.С.Е. о долге брату З.А.Е. в сумме 470 000 рублей, не было принято мер к его допросу по данному обстоятельству, разрешение ходатайств о недопустимости доказательств без удаления в совещательную комнату, не соблюдение судом требований ст. 240 УПК РФ, что привело к постановлению незаконного, необоснованного и несправедливого приговора также являются несостоятельными.

Существенных (фундаментальных) нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих обязательную отмену приговора по делу не допущено.

Оснований для отмены приговора, по мотивам изложенным в жалобах, судебная коллегия не находит.

Не находит судебная коллегия оснований для отмены приговора и, по мотивам изложенным в представлении государственного обвинителя, поскольку наказание осужденным судом назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера совершенного преступления, степени его общественной опасности, а также данных о личности.

Учитывая, что З.А.Е. и С.А.А. ранее не судимы, положительно характеризуются суд обоснованно счел возможным назначить им условное осуждение.

В то же время судебная коллегия соглашается с доводами представления, что при назначении С.А.А. наказания суд не учел наличие у него на иждивении малолетнего ребенка как обстоятельство, смягчающее его наказание.

Руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

представление государственного обвинителя удовлетворить частично.

Приговор Московского районного суда г. Нижнего Новгорода от 23 мая 2008 года в отношении С.А.А. изменить: признать обстоятельством, смягчающим его наказание наличие на иждивении малолетнего ребенка.

Назначенное С.А.А. наказание по ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ смягчить до 2 лет 9 месяцев лишения свободы; по ч. 4 ст. 33 и ч. 1 ст. 291 УК РФ до 1 года 3 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 3 года 3 месяца лишения свободы.

Этот же приговор в отношении З.А.Е. изменить: переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 на ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ по которой назначить 2 года 9 месяцев лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить 3 года 3 месяца лишения свободы.

В остальном приговор в отношении С.А.А. и З.А.Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь