Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 8 августа 2008 г. по делу N 22-7960/2008

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                   Назаровой М.Н.,

    судей                                                   Нагорнова В.Ю.,

                                                           Василевской И.В.

 

рассмотрела в судебном заседании 08 августа 2008 года уголовное дело по кассационному представлению исполняющего обязанности Верхнесалдинского городского прокурора Смеянова Е.С., кассационной жалобе адвоката Барчанинова Н.Б. в интересах осужденного П. на приговор Верхнесалдинского городского суда Свердловской области от 30 июня 2008 года, которым

У., родившийся в 1983 году, судимый, содержащийся под стражей,

осужден по пункту "д" части 2 статьи 112 Уголовного кодекса Российской Федерации к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании части 5 статьи 74 Уголовного кодекса Российской Федерации судом отменены условное осуждение по приговору мирового судьи судебного участка N 1 Верхнесалдинского района Свердловской области от 15 августа 2007 года и условное осуждение по приговору Верхнесалдинского городского суда Свердловской области от 03 октября 2007 года. Назначенные указанными приговорами наказания частично присоединены к наказанию, назначенному настоящим приговором, и по совокупности приговоров назначено окончательное наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;

П., родившийся в 1981 году, несудимый, содержащийся под стражей,

осужден по пункту "а" части 2 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Заслушав доклад судьи Нагорнова В.Ю., выступление прокурора отдела прокуратуры Свердловской области Коптеловой Н.Н., поддержавшей доводы, изложенные в кассационном представлении, судебная коллегия

 

установила:

 

приговором суда У. признан виновным в том, что 02 марта 2008 года из хулиганских побуждений умышленно причинил средней тяжести вред здоровью К., а П. - в том, что одновременно с У. из хулиганских побуждений нанес К. побои, не причинившие вреда здоровью. Преступления совершены в г. Верхней Салде Свердловской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании У. вину признал частично, П. вину признал полностью.

В кассационном представлении исполняющий обязанности Верхнесалдинского городского прокурора Смеянов Е.С. просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, установленным обстоятельствам дела и чрезмерной мягкостью назначенного осужденным наказания. В обоснование своей просьбы прокурор указал, что суд необоснованно исключил из обвинения У. квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц, а действия П. переквалифицировал на пункт "а" части 2 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации. Представленными доказательствами, которым прокурор дает свою оценку в представлении, подтверждается, что средней тяжести вред здоровью потерпевшего причинен совместными действиями осужденных. Прокурор указывает, что осужденные наносили потерпевшему удары одновременно, умышленно; П. оказывал содействие У. в преодолении сопротивления потерпевшего, уронив его на землю и удерживая за ноги. Иной вывод суда, по мнению прокурора, противоречит установленным обстоятельствам дела. Назначенное П. и У. наказание прокурор считает чрезмерно мягким, указывая, что осужденные вину в совершении преступлений не признали, извинений потерпевшему не принесли, П. лишь частично загладил причиненный вред, У. ранее судим за аналогичные преступления и совершил деяние в период испытательного срока, назначенного приговором суда.

В кассационной жалобе в интересах осужденного П. адвокат Барчанинов Н.Б. просит изменить приговор, квалифицировать деяние подзащитного по части 1 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации и назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы. В обоснование своей просьбы адвокат указал следующее. Суд необоснованно признал, что преступление совершено П. в состоянии опьянения, поскольку доказательств этому обстоятельству представлено не было. Побои потерпевшему П. нанес не по малозначительному поводу, как указал в приговоре суд, а из внезапно возникших личных неприязненных отношений, вызванных нанесением потерпевшим ударов осужденному. При этом П. пренебрежительного отношения и агрессии не проявлял и, напротив, предлагал потерпевшему свой телефон, чтобы тот смог позвонить. Из изложенного адвокат делает вывод об отсутствии хулиганского мотива в деянии П. и о необходимости переквалификации его деяния. Также в кассационной жалобе указано на несправедливость назначенного П. наказания, поскольку при назначении наказания У. суд проявил большую гуманность, но не учел, что заключение П. под стражу негативно отразится на уровне материального обеспечения его малолетнего ребенка.

 

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, приведенные в кассационном представлении и кассационной жалобе, судебная коллегия находит кассационное представление обоснованным, а приговор суда подлежащим отмене в связи с неправильным применением уголовного закона и чрезмерной мягкостью назначенного осужденным наказания.

Суд признал доказанным, что У., используя малозначительный повод, нанес потерпевшему три удара кулаком в лицо, после чего П. нанес потерпевшему три удара по телу, схватил его за ноги и повалил на землю; затем У. нанес лежащему на земле К. не менее пяти ударов ногой в область головы и лица, причинив телесные повреждения, квалифицированные экспертом как средней тяжести вред здоровью, а П. нанес не менее пяти ударов ногой по туловищу.

Давая юридическую оценку преступлению, суд, указав, что П. не наносил потерпевшему ударов по голове и не мог осознавать, что У. будет наносить потерпевшему удары ногами по голове, квалифицировал деяние П. по пункту "а" части 2 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Изменяя квалификацию преступления, суд оставил без юридической оценки действия П., повалившего потерпевшего на землю. Между тем эти действия не составляют объективную сторону нанесения побоев и требуют дополнительной квалификации.

Исключая из обвинения, предъявленного обоим осужденным, квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц, суд не учел, что по этому признаку следует квалифицировать деяние, совершенное двумя и более лицами, при условии, что все они желали или сознательно допускали наступление общественно опасных последствий.

В соответствии с частью 1 статьи 35 Уголовного кодекса Российской Федерации преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Установленные судом обстоятельства дела свидетельствуют о том, что П., осознавая намерение У. причинить телесные повреждения потерпевшему, не только сам участвовал в нанесении ударов, но и оказывал помощь У., повалив потерпевшего на землю, что позволило соучастнику нанести потерпевшему удары по голове ногами и причинить травму в виде перелома передней стенки лобной пазухи справа и ушиба головного мозга I степени.

Оснований для вывода о том, что П. уронил потерпевшего, преследуя собственную цель нанесения ему побоев, не имеется, поскольку у П. не было поводов для неприязни к потерпевшему и причин для участия в драке. П. видел, что У. наносил удары потерпевшему по голове, и у него не было оснований полагать, что падение потерпевшего станет для соучастника поводом к прекращению противоправных действий. Суд правильно отверг показания П., утверждавшего, что его действия были направлены на прекращение драки, поскольку он не только не пытался остановить знакомого ему У., но и удерживал потерпевшего, а после падения последнего сам нанес ему удары по телу. Потерпевший в судебном заседании пояснил, что после того, как он упал на землю, П. стал его удерживать, а У. наносил ему удары ногами. Эти показания судом не отвергнуты и приведены в приговоре, однако должной оценки не получили.

Таким образом, описанные в приговоре суда обстоятельства свидетельствуют о том, что оба осужденных являлись исполнителями преступления, действовали с общей целью и неопределенным умыслом, сознательно допуская причинение потерпевшему вреда здоровью любой степени тяжести. Следовательно, они должны нести ответственность за совершенное группой лиц преступление, которое должно квалифицироваться в зависимости от степени тяжести вреда, реально причиненного здоровью потерпевшего.

Учитывая изложенное, судебная коллегия считает правильным мнение прокурора о необоснованном исключении из обвинения осужденных квалифицирующего признака совершения преступления группой лиц и, как следствие, о необоснованном изменении квалификации деяния П. с пунктов "г", "д" части 2 статьи 112 Уголовного кодекса Российской Федерации на пункт "а" части 2 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Неверная квалификация деяний, совершенных обоими осужденными, свидетельствует о неправильном применении уголовного закона, влекущем отмену приговора и направление уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Судебная коллегия согласна с доводами прокурора о том, что вследствие неправильной квалификации преступления осужденным назначено чрезмерно мягкое наказание, не соответствующее характеру и степени общественной опасности совершенного ими преступления.

Кроме того, судом нарушены требования статьи 307 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку в тексте приговора допущены существенные противоречия. Признавая, что вина осужденных в инкриминируемых им преступлениях нашла полное подтверждение и сомнений у суда не вызывает, суд исключил из обвинения осужденных квалифицирующий признак и переквалифицировал деяние П. на закон, предусматривающий ответственность за менее тяжкое преступление. Таким образом, выводы суда первой инстанции, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, повлиявшие в данном случае на правильность применения уголовного закона.

Доводы кассационной жалобы адвоката о нанесении П. ударов потерпевшему по мотиву личной неприязни судебная коллегия находит несостоятельными. Суд правильно признал, что преступление совершено обоими осужденными из хулиганских побуждений, и привел в приговоре мотивы такого решения, обоснованность которых сомнений не вызывает.

Обстоятельства, смягчающие наказание, приведенные в кассационной жалобе защитника, должны учитываться судом первой инстанции при вынесении приговора. Отменяя приговор вследствие неправильного применения уголовного закона, судебная коллегия не может давать оценку этим обстоятельствам.

Учитывая характер и степень общественной опасности преступления, в совершении которого обвиняются осужденные, и сведения об их личности, приведенные в приговоре суда, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения избранной судом в отношении У. и П. меры пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 373, пунктом 3 части 1 статьи 378 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

кассационное представление исполняющего обязанности Верхнесалдинского городского прокурора Смеянова Е.С. удовлетворить, приговор Верхнесалдинского городского суда Свердловской области от 30 июня 2008 года в отношении У. и П. отменить.

Уголовное дело в отношении У. и П. направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

Меру пресечения в отношении У. и П. оставить без изменения - заключение под стражу.

Подлинник определения изготовлен в печатном виде.

 

Председательствующий

НАЗАРОВА М.Н.

 

Судьи

НАГОРНОВ В.Ю.

ВАСИЛЕВСКАЯ И.В.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь