Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 11 августа 2008 г. N 01-19/484

 

СПРАВКА О ПРИЧИНАХ ОТМЕНЫ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА В 1-М ПОЛУГОДИИ

2008 ГОДА СУДЕБНЫХ ПОСТАНОВЛЕНИЙ МИРОВЫХ СУДЕЙ СУДЕБНЫХ

УЧАСТКОВ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

 

В 1 полугодии 2008 года судьями Кемеровского областного суда всего рассмотрено 196 жалоб и представлений на судебные решения мировых судей.

Из числа рассмотренных жалоб и представлений, с передачей в суд надзорной инстанции (с истребованием дела) всего рассмотрено 74 жалобы.

Президиумом Кемеровского областного суда в 1-м полугодии 2008 года с удовлетворением требований надзорных жалоб всего рассмотрено 36 гражданских дел.

Отметим, что общее количество поступающих в Кемеровский областной суд надзорных жалоб и представлений на судебные решения мировых судей, по сравнению с аналогичными периодами предыдущих лет, существенно снизилось.

Во-первых, это связано с изменениями, внесенными в гражданское процессуальное законодательство Федеральным законом от 04.12.2007 N 330-ФЗ, в соответствии с которыми сократился вдвое срок для подачи надзорной жалобы и представления; установлено дополнительное условие для лица, обладающего правом обжалования решения в надзорном порядке об обязательном исчерпании им иных установленных ГПК РФ способов обжалования судебного постановления до дня его вступления в законную силу. Во-вторых, нельзя не отметить, что повысилось и качество судебных решений мировых судей и судей апелляционных судов.

Статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предусмотрен перечень оснований для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора.

Такими основаниями являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Пленум Верховного Суда РФ в пункте 6 постановления от 12.02.2008 N 2 "О применении норм гражданского процессуального законодательства в суде надзорной инстанции в связи с принятием и введением в действие Федерального закона от 4 декабря 2007 г. N 330-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" дал следующие разъяснения:

"По смыслу статьи 387 ГПК РФ во взаимосвязи с положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод, существенным нарушением, являющимся основанием для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, в отличие от оснований отмены судебных постановлений в кассационном порядке, может быть признано не всякое нарушение норм материального и процессуального права из числа указанных в статьях 363 и 364 ГПК РФ.

Отмена или изменение судебного постановления в порядке надзора допустимы лишь в случае, если без устранения судебной ошибки, имевшей место в ходе предшествующего разбирательства и повлиявшей на исход дела, невозможно восстановление и защита существенно нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защищаемых законом публичных интересов".

В настоящей справке отражены наиболее важные вопросы, возникающие у мировых судей при рассмотрении гражданских дел и наиболее часто встречающиеся нарушения действующего законодательства, допущенные мировыми судьями при рассмотрении и разрешении гражданско-правовых споров, послужившие причиной для отмены судебных постановлений в порядке надзора:

Раздел 1. Ошибки, допускаемые мировыми судьями при применении норм материального права (с. 2);

Раздел 2. Ошибки, допускаемые мировыми судьями при применении норм гражданского процессуального законодательства (с. 18).

Обращаем также внимание судей районных судов и мировых судей судебных участков области на то, что в 1 полугодии 2008 года судебной коллегией по гражданским делам Кемеровского областного суда подготовлен Обзор о практике применения судами Кемеровской области Семейного Кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и дел, вытекающих из алиментных обязательств. Обзор опубликован в справочных системах "Консультант Плюс" и "Гарант" за номером 01-19/260 от 07.05.2008.

 

Раздел 1. ОШИБКИ, ДОПУСКАЕМЫЕ МИРОВЫМИ СУДЬЯМИ

ПРИ ПРИМЕНЕНИИ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Как следует из анализа статьи 199 ГК РФ, основаниями для отказа в удовлетворении исковых требований истца в связи с пропуском им срока исковой давности, являются:

- заявление стороны в споре о применении исковой давности, сделанное до вынесения судом решения;

- истечение срока исковой давности.

По общему правилу пункта 1 статьи 200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила могут быть установлены только законом.

При рассмотрении гражданских дел, связанных с применением норм о сроке исковой давности судьям следует учитывать разъяснения, данные в постановлении Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного суда РФ от 12/15 ноября 2001 года N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности".

Мировым судьей судебного участка N 1 Мариинского района рассмотрено дело по иску Ф.В.А. к Ф.Н.Н., Р.С.В. о признании 1/3 доли в праве собственности на квартиру, признании права собственности на сумму 15000 рублей в АК Сберегательном банке РФ в Мариинском отделении N 7388/0088.

Отказывая в иске Ф.В.А. в связи с пропуском срока исковой давности, мировой судья мотивировал решение тем, что истец узнал о нарушении его прав на спорную квартиру и денежные средства осенью 2003 года, когда его мать Ф.Н.Н. - ответчица по делу, зарегистрировала на себя спорную квартиру и был наложен арест на ее лицевой счет в АК Сберегательном банке РФ, тогда как с иском Ф.В.А. обратился лишь в июне 2007 года.

Апелляционной инстанцией решение мирового судьи оставлено без изменения.

Отменяя судебные постановления в порядке надзора, Президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 14.01.2008 указал, что течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, соответственно, в данном случае регистрация права собственности на спорную квартиру Ф.Н.Н. - матерью истца не нарушило его прав, поскольку истец является единственным наследником по закону после ее смерти. Право истца было нарушено в связи с обращением в суд Р.С.В. с иском к Ф.Н.Н. о разделе имущества, и вынесением мировым судьей решения от 07.06.2007 о разделе совместно нажитого имущества между Ф.Н.Н. и Р.С.В.

Таким образом, в данном случае течение срока исковой давности начинается с момента, когда истец узнал, что принадлежащая ему доля в праве собственности на спорное имущество в судебном порядке перешла к другому лицу, которое не участвовало в его приобретении или создании.

Кроме того, мировой судья не учел положений пункта 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12/15 ноября 2001 года N 15/18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности", согласно которому "заявление о применении исковой давности, сделанное одним из соответчиков, не распространяется на других соответчиков, в том числе и при солидарной обязанности (ответственности). Однако суд вправе отказать в удовлетворении иска при наличии заявления о пропуске срока исковой давности только от одного из соответчиков при условии, что в силу закона или договора, либо исходя из характера спорного правоотношения, требования истца не могут быть удовлетворены (полностью или в части) за счет других".

Как следует из материалов дела, исковые требования Ф.В.А. предъявлены к Ф.Н.Н. и Р.С.В., заявление о применении исковой давности сделано одним из соответчиком - Р.С.В., а Ф.Н.Н. с таким заявлением не обращалась.

Более того, мировой судья, рассматривая иск о признании 1/3 долей в праве собственности на квартиру, не установил рыночную стоимость спорной квартиры на момент рассмотрения дела, что не позволяет решить вопрос о подсудности дела мировому судье. При таком положении вынесенные по делу судебные постановления нельзя признать законными и обоснованными.

 

2. В предмет доказывания по делу о возмещении вреда входят: факт причинения вреда; противоправность действий (бездействия) ответчика, а также наличие причинно-следственной связи между действиями (бездействием) ответчика и наступившими последствиями; размер причиненного ущерба.

При этом, как следует из анализа статьи 1064 ГК РФ, вина причинителя вреда резюмируется, соответственно, бремя доказывания своей невиновности лежит на причинителе вреда (ответчике).

Согласно статье 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

В силу пункта 1 статьи 401 ГК РФ, лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Приведенные положения гражданского законодательства не были учтены мировым судьей судебного участка N 2 Центрального района г. Новокузнецка дело по иску А.И.А. к Д.Т.И. и А.В.И. о возмещении ущерба.

Как следует из материалов дела, истица является собственником квартиры N 41. 21.02.2006 и 20.04.2006 произошло затопление ее квартиры жильцами квартиры N 44 горячей водой из прибора отопления, вследствие чего ее имуществу был причинен материальный ущерб на сумму 43533 рубля. Поскольку, по мнению истицы, затопление произошло по вине ответчика, то просила суд взыскать в ее пользу стоимость материального ущерба, причиненного затоплением, компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей, стоимость оплаты услуг специалиста по оценке ущерба в размере 2000 рублей.

Решением мирового судьи в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционной инстанцией решение мирового судьи оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции исходили из того, что ответчиком Д.Т.И. было доказано отсутствие ее вины в причинении вреда имуществу истца, поскольку в результате осмотра экспертом был сделан предположительный вывод о том, что причиной затопления как квартиры истца, так и квартиры N 44 является аварийная ситуация на инженерном оборудовании в квартире N 47. Однако достоверно установить источник затопления квартир N 41 и N 44 не представляется возможным в виду отсутствия доступа в квартиру N 47.

Отменяя судебные постановления, Президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 24.03.2008 указал, что судебные инстанции при разрешении исковых требований не учли, что указанные обстоятельства имели место только в отношении затопления, произошедшего 21.02.2006.

Вместе с тем, как усматривается из судебных постановлений, судебными инстанциями установлено, что затопления в квартире истца происходили дважды - 21.02.2006 и 20.04.2006. Указанные обстоятельства сторонами не оспаривались. Как не оспаривалось сторонами и то обстоятельство, что имуществу истца А.И.А. в результате затоплений причинен вред, который должен быть возмещен в силу пункта 1 статьи 1064 ГК РФ.

Более того, из пояснений ответчика Д.Т.И., данных в судебном заседании 23.11.2006, следует, что последняя признала часть обстоятельств, на которых истец основала свои требования, а именно, в отношении затопления, произошедшего 20.04.2006, указав, что ущерб причинен незначительный, и что она готова его возместить. Одновременно с этим, в отношении затопления от 21.02.2006, ответчик Д.Т.И. пояснила, что она не имеет отношения к этому затоплению, поскольку сама пострадала.

Таким образом, судебными инстанциями не были установлены обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела. Достоверно не установлены: причина затопления, лица виновные в затоплении квартиры истца, размер причиненного ущерба, поскольку выводы, содержащиеся в заключении эксперта, носят предположительный характер. При таких обстоятельствах решение вопроса о наступлении либо не наступлении гражданско-правовой ответственности ответчика не представляется возможным.

Более того, определением мирового судьи от 07.11.2006 по ходатайству истицы А.И.А. к участию в деле в качестве соответчика привлечен А.В.И. - владелец квартиры N 47. Однако ни мировой судья, ни суд апелляционной инстанции в нарушение частей 4, 5 статьи 198 ГПК РФ не разрешили исковые требования, заявленные к ответчику А.В.И., и не исследовали обстоятельства в указанной части.

 

3. Пунктом 1 статьи 1079 ГК РФ предусмотрено, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

В силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ, в качестве обстоятельств непреодолимой силы расцениваются чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства.

Таким образом, при принятии судом решения об освобождении от ответственности владельца источника повышенной опасности за причинение вреда вследствие непреодолимой силы, суду необходимо установить:

а) наличие обстоятельства;

б) его чрезвычайность, т.е. крайне редкий характер и неожиданный характер;

в) невозможность его предотвращения в данных обстоятельствах, в частности имеющимися в наличии средствами или в виду состояния ответчика;

г) причинную связь между этими обстоятельствами и причинением вреда.

Под чрезвычайностью обстоятельств следует понимать невозможность предвидения их наступления при данных условиях, а под непредотвратимостью - невозможность их предотвращения имеющимися в распоряжении данного юридического лица (гражданина) техническими и иными средствами.

К обстоятельствам непреодолимой силы относятся природные явления (землетрясения, наводнения и т.п.), а также действия и события общественного характера (война, крупномасштабные забастовки, массовые волнения, запретительные меры, принимаемые государственными органами, международными организациями, и т.д.).

Приведенные нормы действующего законодательства не были приняты во внимание мировым судьей судебного участка N 5 Ленинского района г. Кемерово по делу по иску ООО "Элерон" к Н.М.Ю. о возмещении ущерба.

Требования истца мотивированы тем, что в результате ДТП, произошедшего 30.12.2006, с участием автомобиля "Хонда Аккорд" под управлением Н.М.Ю. и автомобиля ГАЗ-3110, принадлежащего ООО "Элерон", под управлением Е.Д.Ю., автомобиль истца получил повреждения на сумму 31342 рубля 50 копеек. Согласно протоколу об административном правонарушении, виновным в ДТП признан водитель автомобиля "Хонда Аккорд" Н.М.Ю. В связи с чем, истец просил взыскать с ответчика сумму материального ущерба в размере 31342 рубля 50 копеек.

Решением мирового судьи ООО "Элерон" в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционной инстанцией решение мирового судьи оставлено без изменения.

Разрешая исковые требования и отказывая в иске, судебные инстанции пришли к выводу, что ущерб автомобилю истца был причинен ответчиком в результате действия обстоятельств непреодолимой силы. К указанным обстоятельствам судебные инстанции отнесли совершение ДТП в результате заноса автомобиля ответчика на полосу встречного движения вследствие попадания колеса автомобиля в "бровку".

Как указал Президиум Кемеровского областного суда, отменяя судебные постановления в порядке надзора, указанные выводы судебных инстанций основаны на неверном толковании закона, поскольку по смыслу пункта 3 статьи 401 ГК РФ, занос автомобиля ответчика на полосу встречного движения вследствие попадания колеса в "бровку" (с учетом зимнего времени года) не обладает признаками чрезвычайности и непредотвратимости. Таким образом, основания для освобождения ответчика от ответственности за причинение вреда имуществу истца отсутствовали.

Более того, в нарушение части 4 статьи 198 ГПК РФ, выводы судебных инстанций о том, что вред имуществу истца причинен в результате действия обстоятельств непреодолимой силы, ничем не мотивированы.

Судебные инстанции также не дали правовой оценки действиям ответчика Н.М.Ю. на предмет их соответствия п. 10.1 Правил дорожного движения, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 N 1090 (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 03.03.2008).

По данному делу судебными инстанциями были допущены и иные нарушения норм материального права, которые освещены в разделе "Ошибки, допускаемые мировыми судьями при применении положений Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

 

4. К требованиям разведенных супругов о разделе имущества, нажитого ими в период брака, применяется в соответствии с пунктом 7 статьи 38 СК РФ трехлетний срок исковой давности.

При этом течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента расторжения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге актов гражданского состояния при расторжении брака в органах загса, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда разведенный супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество (пункт 2 статьи 9 СК РФ; пункт 1 статьи 200 ГК РФ; пункт 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака").

Из приведенного разъяснения Пленума Верховного Суда РФ следует, что если после расторжения брака бывшие супруги продолжают сообща пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности начинает течь с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу в осуществлении его прав в отношении этого имущества.

Соответственно, начало течения срока исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов также не может быть связано с моментом приобретения имущества во время брака по возмездной сделке.

Данные нормы действующего законодательства не были приняты во внимание мировым судьей судебного участка N 3 Центрального района г. Кемерово по делу по иску М.А.А. к М.Э.В. об определении долей в общем имуществе супругов и установлении долевой собственности <*>.

--------------------------------

<*> Обращаем внимание мировых судей и судей апелляционных судов на то, что Федеральным законом от 22.07.2008 N 147-ФЗ "О внесении изменений в статью 3 Федерального закона "О мировых судьях в РФ" и статью 23 ГПК РФ" внесены изменения в вопрос подсудности. В частности, мировым судьям стали подсудны:

- дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей ста тысяч рублей;

- дела по имущественным спорам, за исключением дел о наследовании имущества и дел, возникающих из отношений по созданию и использованию результатов интеллектуальной деятельности, при цене иска, не превышающей ста тысяч рублей.

При этом, признан утратившим силу пункт 6 статьи 23 ГПК РФ, устанавливающий, что к подсудности мировых судей относятся дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров.

Судьям следует учитывать, что гражданские дела, находящиеся в производстве мировых судей на день вступления в силу указанного Федерального закона и отнесенные пунктами 3 и 5 части первой статьи 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 22.07.2008 N 147-ФЗ) к подсудности районных судов, рассматриваются мировыми судьями (ст. 4 Федерального закона от 22.07.2008 N 147-ФЗ).

Данный документ вступил в силу с 30 июля 2008 года (со дня официального опубликования в "Российской Газете").

 

Из материалов дела следует, что с 08.05.1982 по 08.02.2002 М.А.А. и М.Э.В. состояли в браке, в период которого ими по договору купли-продажи от 05.06.1995 был приобретен жилой дом, однако право собственности было оформлено на М.Э.В. С 1996 года по 2003 год по тому же адресу истцом и ответчиком совместно был построен новый дом, а старый снесен. Строительство дома осуществлялось без оформления необходимой документации, в связи с чем, М.Э.В. обратилась в суд с иском о признании права собственности на самовольную постройку, и решением Центрального районного суда г. Кемерово от 19.07.2005 за ней признано право собственности на данный жилой дом. В связи с изложенным, М.А.А. просил суд признать за ним права собственности на 1/2 доли в праве собственности на жилой дом.

Решением мирового судьи М.А.А. отказано в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском срока исковой давности.

Апелляционной инстанцией решение мирового судьи оставлено без изменения.

Отказывая в удовлетворении требований, мировой судья исходил из того, что М.А.А. пропустил срок исковой давности, поскольку о приобретении жилого дома на имя ответчицы М.Э.В. ему было известно с 1995 года, соответственно, по мнению мирового судьи, с указанного момента он вправе был обратиться с иском в суд, но пропустил срок исковой давности без уважительной причины.

Суд апелляционной инстанции, согласившись с выводами суда первой инстанции, дополнительно сослался на тот факт, что истцу было известно о расторжении брака.

Таким образом, судебные инстанции, не указывая с какого конкретно момента, по их мнению, началось течение срока исковой давности, фактически связали начало его течения с моментом приобретения спорного имущества и с расторжением брака между сторонами.

Судебными инстанциями не учтено, что оформление имущества, приобретенного в период брака на имя одного из супругов, само по себе не свидетельствует о нарушении прав другого супруга, поскольку согласно статьи 34 СК РФ, имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Общим имуществом супругов являются приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ... любое другое нажитое супругами в период брака имущество, независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено.

В материалах дела отсутствуют доказательства того, что М.Э.В. совершались какие-либо действия, препятствующие М.А.А. в осуществлении его прав в отношении спорного имущества, например, сделки по его отчуждению и т.п. Напротив, как следует из материалов дела, М.А.А после расторжения брака и до момента рассмотрения дела судом продолжал проживать в жилом доме, являющемся предметом спора, совместно с ответчицей М.Э.В. производил отделку дома, что подтверждает факт пользования им спорным имуществом, чему ответчик не препятствовал. Указанное не опровергалось и ответчиком М.Э.В. в ходе судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах выводы мирового судьи о пропуске трехлетнего срока исковой давности не могут быть признаны законными и обоснованными. В связи с допущенными существенными нарушениями норм материального права состоявшиеся по делу судебные постановления отменены в порядке надзора (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 24.03.2008).

 

5. При разрешении споров, связанных с защитой прав потребителей, мировым судьям следует учитывать разъяснения, данные Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении от 29.09.1994 N 7 "О практике рассмотрения дел о защите прав потребителей".

Согласно требованиям, закрепленным в статье 15 названного Закона, моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

Из изложенного следует, что обязанность по возмещению морального вреда по делам о защите прав потребителя может быть возложена на ответчика только в том случае, если судом будет установлено, что имело место нарушение прав потребителя, и что указанное нарушение является виновным.

При решении вопроса о компенсации морального вреда судьям следует иметь в виду, что: "В силу статьи 15 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) на основании договора с ним, его прав, предусмотренных федеральными законами и нормативными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, возмещается причинителем вреда только при наличии вины.

Поскольку моральный вред определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки, а должен основываться на характере и объеме причиненных потребителю нравственных и физических страданий в каждом конкретном случае" (пункт 25 постановления N 7 Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.1994).

Мировым судьей судебного участка N 5 Центрального района г. Кемерово рассмотрено дело по иску Ч.М.В. к ООО "Мебельвилль" о защите прав потребителя.

Как следует из материалов дела, 07 августа 2006 года истец приобрел в магазине ответчика "Мебельвилль" спальный гарнитур стоимостью 33957 рублей 50 копеек, оплатил купленный товар в тот же день, а ответчик, в свою очередь, обязался доставить данный товар 15 августа 2006 года, а 22 августа 2006 года произвести его сборку. Однако ответчик перенес дату доставки мебели на 25 августа 2006 года, а дату сборки на 26 августа 2006 года.

25 августа 2006 года ответчик доставил лишь часть приобретенной мебели, а остальные предметы обязался доставить 02 сентября 2006 года и 03 сентября 2006 года произвести их сборку.

В ходе сборки 26 августа 20006 года было обнаружено, что к угловому шкафу доставлены другие составляющие мебели, а матрас имеет дефект. В магазине истца заверили, что данные недостатки будут устранены 02 сентября 2006 года. Однако 02 сентября ответчик не выполнил своих обязательств и перенес дату доставки на 10 сентября 2006 года. В этот день, т.е. 10 сентября 2006 года доставили только кровать и комод, а вопрос с угловым шкафом и матрасом не был решен. В связи с чем, истец просил суд обязать ответчика заменить матрас, доставить недостающие части (места) к угловому шкафу и произвести его сборку; взыскать с ответчика неустойку за нарушение сроков исполнения обязательства в размере 30561 рубль 75 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 15000 рублей.

Определением мирового судьи от 10.11.2006 производство по делу в части обязанности ответчика заменить матрас, доставить недостающие части (места) к угловому шкафу и произвести его сборку, прекращено в связи с отказом истца от иска.

Решением мирового судьи от 29.11.2006 требования Ч.М.В. удовлетворены частично, постановлено взыскать с ответчика в пользу Ч.М.В. компенсацию морального вреда в размере 2000 рублей. В остальной части иска отказано.

Апелляционным определением Центрального районного суда г. Кемерово решение мирового судьи оставлено без изменения.

Отказывая Ч.М.В. в удовлетворении требований в части взыскания неустойки за несвоевременно доставленный товар, судебные инстанции пришли к выводу, что ответчиком не нарушен срок доставки мебели потребителю Ч.М.В., поскольку приобретенную мебель потребитель получил 28 августа 2006 года, о чем он расписался в накладной.

Однако указанный вывод судебных постановлений не соответствует обстоятельствам дела.

Из материалов дела усматривается, а также установлено судебными инстанциями, что доставка приобретенного по договору купли-продажи товара производилась Ч.М.В. еще 10 сентября 2006 года. Однако, суд, в нарушение требований статьи 67 ГПК РФ, не дал надлежащей оценки указанным доказательствам

Разрешая спор, мировой судья пришел к выводу, что права потребителя не нарушены, соответственно, основания для взыскания неустойки за нарушение сроков исполнения обязательства отсутствуют, вместе с тем, компенсировал ответчику моральный вред, не учитывая, что основанием его компенсации является наличие вины.

Существенные нарушения норм материального права послужили основанием для отмены принятых по делу судебных постановлений в порядке надзора (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 04.02.2008).

 

6. Статья 23 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" предусматривает ответственность продавца (изготовителя, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за просрочку выполнения требований потребителя.

Пунктом 1 указанной статьи предусмотрено, что за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 Закона "О защите прав потребителей" сроков, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

Цена товара определяется, исходя из его цены, существовавшей в том месте, в котором требование потребителя должно было быть удовлетворено продавцом (изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), в день добровольного удовлетворения такого требования или в день вынесения судебного решения, если требование добровольно удовлетворено не было.

Из пункта 2 статьи 23 данного Закона следует, что в случае невыполнения требований потребителя в сроки, предусмотренные статьями 20 - 22 Закона "О защите прав потребителей", потребитель вправе по своему выбору предъявить иные требования, установленные статьей 18 данного Закона.

При рассмотрении требований потребителей о взыскании неустойки, предусмотренной Законом РФ "О защите прав потребителей", судьям необходимо учитывать разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, данные в пункте 11 постановления N 7 от 29.09.1994 "О практике рассмотрения дел о защите прав потребителей".

Так, неустойка (пеня) в размере, установленном ст. 23 Закона, взыскивается за каждый день просрочки указанных в ст. ст. 20, 21, 22 Закона сроков устранения недостатков товара и замены товара с недостатками, соразмерного уменьшения покупной цены товара, возмещения расходов на исправление недостатков товара потребителем, возврата уплаченной за товар денежной суммы, возмещения причиненных потребителю убытков вследствие продажи товара ненадлежащего качества, а также за каждый день задержки выполнения требования потребителя о предоставлении на время ремонта либо до замены товара с недостатками аналогичного товара длительного пользования впредь до выдачи потребителю товара из ремонта или его замены либо до предоставления во временное пользование аналогичного товара без ограничения какой-либо суммой.

При этом судам надлежит учитывать, что если срок устранения недостатков не был определен письменным соглашением сторон, то в соответствии с п. 1 ст. 20 Закона недостатки должны быть устранены незамедлительно, то есть в минимальный срок, объективно необходимый для устранения данных недостатков товара с учетом обычно применяемого способа их устранения.

При разрешении требования потребителя о предоставлении во временное пользование аналогичного товара следует учитывать, что в соответствии с п. 2 ст. 20 Закона Правительством Российской Федерации установлен Перечень товаров длительного пользования, на которые указанное требование не распространяется.

Если потребитель в связи с нарушением продавцом, изготовителем (уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) предусмотренных ст. ст. 20, 21, 22 Закона сроков предъявил иное требование, вытекающее из продажи товара с недостатками, неустойка (пеня) за нарушение названных сроков взыскивается до предъявления потребителем нового требования, из числа предусмотренных ст. 18 Закона. При этом следует иметь в виду, что в случае просрочки выполнения нового требования также взыскивается неустойка (пеня), предусмотренная п. 1 ст. 23 Закона.

В случае, когда продавцом, изготовителем (уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) нарушены сроки устранения недостатков товара или сроки замены товара с недостатками, сроки соразмерного уменьшения покупной цены товара, сроки возмещения расходов на исправление недостатков товара потребителем, сроки возврата уплаченной за товар денежной суммы, сроки возмещения убытков, причиненных потребителю вследствие продажи товара ненадлежащего качества, а также не выполнено либо несвоевременно выполнено требование потребителя о предоставлении во временное пользование аналогичного товара длительного пользования, неустойка (пеня) взыскивается за каждое допущенное этими лицами нарушение.

Положения Закона РФ "О защите прав потребителей" не были учтены мировым судьей судебного участка N 2 г. Мариинска при рассмотрении дела по иску Ф.Е.Н. к ООО "Евросеть-Новосибирск" о защите прав потребителя в связи с продажей товара ненадлежащего качества.

Как следует из материалов дела, 22.12.2005 истец приобрел в магазине ответчика сотовый телефон Simens СХ за 4960 рублей, что подтверждается кассовым и товарным чеком. Гарантийный срок на товар, установленный продавцом, составляет 1 год. Однако после приобретения телефона истец обнаружил в нем неисправность и 30.01.2006 обратился к продавцу с требованием о замене телефона. Ответчик принял телефон для проверки качества и устранения недостатков, что подтверждено квитанцией от 30.01.2006.

После неоднократных обращений, истцу 07.02.2006 года на замену выдали телефон Motorola С 115 с неисправным зарядным устройством, в связи с чем, телефон был возвращен продавцу. Не дождавшись результата проверки, Ф.Е.Н. 21.02.2006 обратился к ответчику с требованием о расторжении договора купли-продажи и выплаты ему суммы, уплаченной за телефон.

По истечении 10-дневного срока, установленного законом для рассмотрения претензии, 02.03.2006 истец обратился к ответчику, однако в возврате стоимости приобретенного телефона ему было отказано со ссылкой на то, что поломка телефона произошла по его вине, поскольку в телефоне обнаружены следы влаги и коррозии.

Не согласившись с результатами проверки, истец обратился в ГУ "Центральная Томская лаборатория судебной экспертизы Минюста России", которой было установлено, что причиной неисправности сотового телефона является производственный дефект дисплея.

На основании изложенного, просил суд взыскать с ответчика в его пользу стоимость телефона в размере 4960 рублей; сумму, уплаченную за аксессуары к телефону в размере 439 рублей; неустойку за непредоставление ему замены на период с 04.02.2006 по 10.04.2006 (на день предъявления иска) в размере 3273 рублей 60 копеек; неустойку за нарушение сроков замены товара ненадлежащего качества и расторжения договора купли-продажи с возвратом уплаченной суммы за период с 11.02.2006 по день исполнения решения суда, убытки в сумме 1849 рублей 75 копеек; штраф в федеральный бюджет в размере 50% от суммы, присужденной в его пользу.

Решением мирового судьи требования истца удовлетворены в полном объеме.

Разрешая заявленные требования истца о расторжении договора купли-продажи и о возврате уплаченной за товар суммы в размере 4960 рублей и суммы, уплаченной за аксессуары в размере 439 рублей, судья правильно руководствовался пунктом 1 статьи 18 Закона РФ "О защите прав потребителей", предусматривающей, что потребитель, которому продан товар ненадлежащего качества, если оно не было оговорено продавцом, вправе по своему выбору потребовать: безвозмездного устранения недостатков товара или возмещения расходов на их исправление потребителем или третьим лицом; соразмерного уменьшения покупной цены; замены на товар аналогичной марки (модели, артикула); замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены.

Потребитель вместо предъявления этих требований вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

Выводы суда в данной части мотивированы, основаны на правильном применении норм материального права.

Вместе с тем, решение суда в части взыскания размера неустойки, штрафа, судебных расходов Президиум Кемеровского областного суда постановлением от 11.02.2008 отменил по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 30.01.2006 истцом было заявлено требование об устранении недостатков телефона (ремонта). На период ремонта ему была предоставлена замена 07.02.2006.

08.02.2006 истец вернул аппарат, при возврате которого на накладной N 0000009845 от 30.01.2006 была сделана запись: "от подмены отказался". Аппарат был проверен и принят продавцом, которым была сделана запись о том, что подмена получена исправной.

Никаких претензий по поводу качества телефона, предоставленного на замену, истец не предъявлял, и лишь при составлении новой претензии указал, что предоставленная замена не могла использоваться по назначению по причине неисправности зарядного устройства.

Судья не принял во внимание указанный факт и не учел, что в момент возврата замены истцом никаких претензий относительно ее качества заявлено не было.

21.02.2006 истцом была подана новая претензия, в которой он требовал расторжения договора купли-продажи и возвращения стоимости телефона.

Рассчитывая неустойку за непредоставление аналогичного товара (замены), судья указал, что данная неустойка должна взыскиваться за период с 04.02.2006 и по день исполнения решения. Однако судья не учел того, что в соответствии с требованиями вышеуказанного закона, данная неустойка должна взыскиваться по день предъявления нового требования. Новое же требование было предъявлено истцом 21.02.2006.

Кроме того, суд не принял во внимание положения статьи 22 Закона РФ "О защите прав потребителей", устанавливающей сроки удовлетворения отдельных требований потребителя, в том числе для требования о расторжении договора купли-продажи - 10 дней со дня предъявлении указанного требования.

Неправильное применение положений Закона РФ "О защите прав потребителей" при разрешении указанного спора послужило основанием для отмены судебного решения в порядке надзора (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 11.02.2008).

 

7. В соответствии со статьей 7 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела), страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) возместить потерпевшим причиненный вред, составляет 400 тысяч рублей, а именно: в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью нескольких потерпевших, - 240 тысяч рублей и не более 160 тысяч рублей при причинении вреда жизни или здоровью одного потерпевшего; в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, - 160 тысяч рублей и не более 120 тысяч рублей при причинении вреда имуществу одного потерпевшего.

В силу пункта 4 статьи 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Согласно статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Приведенные нормы законодательства не были учтены мировым судьей судебного участка N 5 Центрального района г. Кемерово при рассмотрении дела по иску С.А.А. к ООО "Губернская страховая компания Кузбасса", Б.Э.Г. о взыскании суммы.

Как следует из материалов дела, С.А.А. просил суд взыскать с ответчика разницу между выплаченным страховым возмещением и реально понесенными расходами для восстановления поврежденного автомобиля в размере 24830 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 844 рубля 90 копеек и расходы по оплате услуг представителя в сумме 5000 рублей.

Требования мотивировал тем, что 22.06.2006 на пересечении ул. Шахтеров и ул. Цимлянского в г. Кемерово произошло ДТП с участием автомобиля ВАЗ-21213 г/н Е 363 КУ 42 под управлением С.А.А. и автомобиля ВАЗ-2108 г/н О 061 ОУ 42 под управлением Б.Э.Г. Виновным в ДТП признан водитель Б.Э.Г., гражданская ответственность которого застрахована ООО "Губернская страховая компания Кузбасса". По наступившему страховому случаю истцу страховщиком в добровольном порядке выплачено страховое возмещение в размере 31632 рубля, тогда как фактически размер ущерба, причиненного автомобилю истца, составил 56462 рубля.

Решением мирового судьи с Б.Э.Г. в пользу С.А.А. взыскана сумма ущерба в размере 24830 рублей, расходы по оплате государственной пошлины в сумме 844 руля 90 копеек, расходы по оплате услуг представителя в сумме 5000 рублей. В удовлетворении исковых требований к ООО "Губернская страховая компания Кузбасса" отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований С.А.А. к ООО "Губернская страховая компания Кузбасса" и взыскивая требуемую сумму с водителя Б.Э.Г. - участника ДТП, судья руководствовался п. п. 60, 63, 64 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. В обоснование своих выводов, мировой судья указал, что страховщик ООО "Губернская страховая компания Кузбасса" несет ответственность только в рамках, определенных договором страхования, заключенным с виновником ДТП - Б.Э.Г. и законодательством, регулирующим отношения по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в связи с чем сумма страховой выплаты, произведенная в пользу С.А.А., не равна сумме фактически понесенных им расходов. В связи с изложенным, убытки в сумме 24830 рублей надлежит взыскать с причинителя вреда - ответчика Б.Э.Г.

Приведенные выводы мирового судьи противоречат обстоятельствам дела и статье 7 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", пункту 4 статьи 931 ГК РФ и пунктам 1, 2 статьи 15 ГК РФ ввиду их неправильного толкования.

Проанализировав положения статьи 6 во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела, можно сделать вывод, что при причинении вреда имуществу потерпевшего, возмещению страховщиком подлежит реальный ущерб, но в пределах страховой суммы.

Такое же условие закреплено в подпункте "а" пункта 60 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263.

Как следует из материалов дела, реальный ущерб, причиненный С.А.А., составляет 56462 рубля, тогда как страховщиком выплачена сумма в размере 31 632 рубля, что значительно меньше предусмотренной Законом страховой суммы, в пределах которой страховщик обязуется возместить потерпевшим причиненный вред (120 000 рублей). В связи с изложенным, ущерб в размере 24830 рублей подлежит взысканию со страховщика и основания для возложения ответственности непосредственно на причинителя вреда Б.Э.Г. отсутствуют.

Указанные существенные нарушения норм материального права повлекли отмену судебных постановлений в порядке надзора (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 28.01.2008).

 

8. Пунктом 4 статьи 931 ГК РФ предусмотрено, что в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

В силу закона (глава 59 ГК РФ) потерпевший вправе предъявить требование о возмещении вреда непосредственно его причинителю.

При этом согласно пункта 2 статьи 11 Федерального закона от 25 апреля 2002 года N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", страхователь, к которому потерпевшим предъявлен иск, должен привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда.

По смыслу приведенных правовых норм, вопрос о возмещении вреда самим лицом, чья ответственность застрахована по договору ОСАГО, решается в зависимости от наличия выраженного им согласия на такое возмещение либо его отсутствия. В последнем случае к участию в деле должен быть привлечен страховщик. В том же случае, когда страхователь (причинитель вреда) выразил намерение возместить причиненный в результате дорожно-транспортного происшествия вред лично, не требуя привлечения к участию в деле страховщика, такой вред может быть возмещен в полном объеме непосредственно его причинителем, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования на основании общих правил о возмещении вреда (статьи 1064, 1079 ГК РФ).

Указанные положения действующего законодательства не были учтены мировым судьей судебного участка N 5 Ленинского района г. Кемерово по делу по иску ООО "Элерон" к Н.М.Ю. о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП.

Требования истца мотивированы тем, что в результате ДТП, произошедшего 30.12.2006, с участием автомобиля "Хонда Аккорд" под управлением Н.М.Ю. и автомобиля ГАЗ-3110, принадлежащего ООО "Элерон" под управлением Е.Д.Ю., автомобиль истца получил повреждения. Согласно протоколу об административном правонарушении 42 ЕА N 114515, виновным в ДТП признан водитель автомобиля "Хонда Аккорд" Н.М.Ю. В связи с чем, истец просил взыскать с ответчика сумму материального ущерба в размере 31342 рубля 50 копеек.

Решением мирового судьи ООО "Элерон" в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционной инстанцией решение мирового судьи оставлено без изменения.

При разрешении указанного спора, судьей установлено, что гражданская ответственность Н.М.Ю. застрахована в порядке, установленном Федеральным законом "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств". Ответчик иск не признал, согласие на возмещение вреда не выразил.

Однако суд, в нарушение вышеприведенных правовых норм, не обсудил вопрос о привлечении страховщика к участию в деле.

Допущенное нарушение норм действующего законодательства явилось одной из причин отмены судебного решения в порядке надзора (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 03.03.2008).

 

9. В случае причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего лицом, управлявшем транспортным средством на законном основании, но не указанным в договоре обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре водителями), страховщик не освобождается от обязанности выплаты страхового возмещения.

В соответствии с частью 2 статьи 15 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" в редакции, действовавшей на момент рассмотрения дела, по договору обязательного страхования является застрахованным риск гражданской ответственности самого страхователя, иного названного в договоре обязательного страхования владельца транспортного средства, а также других использующих транспортное средство на законном основании владельцев.

В соответствии со статьей 14 названного Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ, страховщик имеет право предъявить регрессное требование к причинившему вред лицу в размере произведенной страховщиком страховой выплаты, если указанное лицо не включено в договор обязательного страхования в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством (при заключении договора обязательного страхования с условием использования транспортного средства только указанными в договоре обязательного страхования водителями).

Из анализа приведенных норм права следует, что по договору обязательного страхования застрахованной является гражданская ответственность не только страхователя и лиц, непосредственно указанных в договоре страхования, но и всех иных законных владельцев соответствующего транспортного средства. При этом главным в данном случае является не факт упоминания лица в страховом полисе, а факт использования им транспортного средства на законном основании.

Таким образом, судьям следует устанавливать, на каком основании виновное лицо использовало транспортное средство, принимая во внимание положения абзаца 2 пункта 1 статьи 1079 ГК РФ о том, что "обязанность по возмещению вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют транспортных средством на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством и пр.)".

При рассмотрении гражданских дел указанной категории судьям также следует учитывать разъяснения, содержащиеся в Определении Конституционного Суда РФ от 12 июля 2006 г. N 377-О "По жалобе гражданина Кузнецова Евгения Анатольевича на нарушение его конституционных прав абзацем 11 статьи 1, пунктом 2 статьи 15 и статьей 16 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" согласно которому: "Взаимосвязанные положения абз. 11 ст. 1, п. 2 ст. 15 и ст. 16 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" не исключают владельцев, использующих транспортное средство на законном основании, но не указанных в страховом полисе, из числа лиц, чей риск гражданской ответственности является застрахованным по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, и не предполагают право страховщика отказать в осуществлении страховой выплаты при причинении такими владельцами транспортных средств вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших".

Указанные нормы права не были приняты во внимание мировым судьей судебного участка N 4 Рудничного района г. Прокопьевска по делу по иску М.Г.Х. к Щ.В.И., ОАО "Страховая компания "БАСК", М.О.С. о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

Решением мирового судьи требования истца удовлетворены в части, постановлено взыскать в пользу истца с М.О.С. материальный ущерб, причиненный дорожно-транспортным происшествием, расходы по оплате экспертизы, расходы на оказание юридической помощи и оплате государственной пошлины. В удовлетворении требований к Щ.В.И., ОАО "Страховая компания "БАСК" отказано.

Апелляционной инстанцией решение мирового судьи оставлено без изменения.

Из материалов дела следует, что 27.10.2005 произошло ДТП по вине М.О.С., который, управляя автомобилем ГАЗ 31029, принадлежащим Щ.В.И., совершил столкновение с принадлежащим истцу автомобилем Toyota RAV4. Гражданская ответственность Щ.В.И. застрахована ОАО "Страховая компания "БАСК". М.О.С. управлял автомобилем на основании доверенности, однако на момент ДТП в число лиц, чья гражданская ответственность застрахована по договору страхования, включен не был.

Отказывая в удовлетворении требований истца к ОАО "Страховая компания "БАСК", Щ.В.И., судебные инстанции исходили из того, что виновник ДТП М.О.С. не был включен в договор обязательного страхования.

Отменяя судебные постановления, Президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 02.06.2008 указал, что независимо от того, на каких условиях заключен договор обязательного страхования, страховая сумма подлежит выплате потерпевшему, автомобилю которого причинен вред по вине лица, не включенного в договор обязательного страхования, в случае, если такое лицо управляло автомобилем на законных основаниях.

Допущенные нарушения норм материального права повлекли отмену вынесенных судебных постановлений в порядке надзора.

 

Раздел 2. ОШИБКИ, ДОПУСКАЕМЫЕ МИРОВЫМИ СУДЬЯМИ ПРИ

ПРИМЕНЕНИИ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

1. В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 23 ГПК РФ (в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 22.07.2008 N 147-ФЗ "О внесении изменений в статью 3 Федерального закона "О мировых судьях в РФ" и статью 23 ГПК РФ"), мировой судья рассматривает в качестве суда первой инстанции дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей пятисот минимальных размеров оплаты труда, установленных федеральным законом на день подачи заявления.

В соответствии с частью 3 статьи 23 ГПК РФ, при объединении нескольких связанных между собой требований, изменении предмета иска или предъявлении встречного иска, если новые требования становятся подсудными районному суду, а другие остаются подсудными мировому судье, все требования подлежат рассмотрению в районном суде. В этом случае, если подсудность дела изменилась в ходе его рассмотрения у мирового судьи, мировой судья выносит определение о передаче дела в районный суд и передает дело на рассмотрение в районный суд.

Как следует из смысла приведенной нормы права, если исковое заявление содержит несколько связанных между собой требований, одно из которых подсудно районному суду, другое - мировому судье, то все требования подлежат рассмотрению в районном суде.

При этом судьям следует учитывать, что моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной форме, соответственно, требования о компенсации морального вреда, являясь по своей природе неимущественными, подсудны районному суду в соответствии с требованиями статьи 24 ГПК РФ.

Данные нормы процессуального права не были учтены мировым судьей судебного участка N 3 г. Анжеро-Судженска по делу по иску А.В.С. к ООО "Росгосстрах-Сибирь", К.В.И. о возмещении материального ущерба, компенсации морального вреда.

Как указал Президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 18.02.2008, принимая дело к производству, судья не принял во внимание, что истцом были заявлены исковые требования о взыскании с ответчика материального ущерба в размере 46168 рублей, подсудные мировому судье, а также требования о компенсации морального вреда в сумме 60000 рублей, подсудные районному суду в силу их неимущественного характера.

Таким образом, дело было принято мировым судьей к производству с нарушением правил подсудности. При таких обстоятельствах мировому судье следовало передать дело на рассмотрение районного суда в порядке, предусмотренном статьей 33 ГПК РФ

Допущенное мировым судьей нарушение норм процессуального права повлекло отмену судебного решения в порядке надзора

 

2. Анализ надзорной практики за 1 полугодие 2008 года показал, что некоторые затруднения у мировых судей вызывали вопросы подсудности и подведомственности дел, вытекающих из трудовых правоотношений.

Суды рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из трудовых правоотношений (пункт 1 часть 1 статьи 22 ГПК РФ).

Согласно пункту 6 части 1 статьи 23 ГПК РФ (в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 22.07.2008 N 147-ФЗ "О внесении изменений в статью 3 Федерального закона "О мировых судьях в РФ" и статью 23 ГПК РФ"), мировому судье подсудны все дела, возникающие из трудовых отношений, за исключением дел о восстановлении на работе и дел о разрешении коллективных трудовых споров.

К таким делам относятся дела:

- об оспаривании отказа в заключении трудового договора (ч. 6 ст. 64 ТК РФ);

- о признании незаконными дисциплинарных взысканий (кроме увольнения);

- о взыскании заработной платы (если она не может быть взыскана по судебному приказу);

- о признании незаконными переводов на другую работу;

- о возмещении материального ущерба, причиненного работнику работодателем;

- о возмещении материального ущерба, причиненного работодателю работником (в обоих случаях - независимо от цены иска), и т.п.

Привести перечень всех дел по спорам, возникающим из трудовых правоотношений, подсудных мировым судьям, практически невозможно, поскольку суды являются органами, разрешающими все индивидуальные трудовые споры (статья 382 ТК РФ), а они могут быть самыми разнообразными.

Решая вопрос о подведомственности дел, возникающих из трудовых отношений, следует иметь в виду, что поскольку отношения по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев на производстве регулируются нормами трудового права (статями 227 - 231 ТК РФ), то данная категория дел подлежит рассмотрению судами общей юрисдикции, а именно, мировыми судьями.

Указанные положения не были приняты во внимание мировым судьей судебного участка N 4 г. Ленинск-Кузнецкого по делу по иску ГУ КРОФСС РФ к ТОО "Восток-М", М.С.Б. о признании недействительным акта N 1 от 25.05.2004 о несчастном случае на производстве.

Своим определением мировой судья прекратил производство по делу ввиду неподведомственности данного спора суду общей юрисдикции, указав, что признание акта формы Н-1 от 25.05.2004 действительным повлечет для ГУ КРОФСС убытки, а значит, в соответствии со статьей 27 АПК РФ данный спор подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Апелляционной инстанцией определение мирового судьи оставлено без изменения.

Данные выводы судебных инстанций противоречат положениям приведенных норм гражданского процессуального законодательства и положениям статьи 27 АПК РФ, в соответствии с которой в компетенцию арбитражного суда входит рассмотрение и разрешение дел по экономическим спорам и дел, связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

Постановлением Президиума Кемеровского областного суда от 11.02.2008 состоявшиеся судебные постановления по данному делу отменены.

 

3. Согласно пункта 3 части 2 статьи 33 ГПК РФ, суд передает дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выяснилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности.

Таким образом, условием применения данной нормы является неподсудность иска данному суду в момент возбуждения производства по делу.

Частью 7 статьи 29 ГПК РФ установлена альтернативная подсудность для исков о защите прав потребителей. Данные иски должны вытекать из отношений с участием потребителей.

Судьям следует учитывать, что иски о защите прав потребителей могут подаваться как самим потребителем в защиту своих прав и интересов, так и иными лицами в защиту интересов неопределенного круга потребителей. Круг лиц, которые вправе обратиться в суд с иском в защиту неопределенного круга потребителей, определен в статье 46 Закона РФ от 07 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей".

Статьей 29 ГПК РФ установлены пять вариантов подсудности названных исков:

1) общее правило территориальной подсудности (статья 28 ГПК РФ);

2) в суд по месту жительства истца;

3) в суд по месту пребывания истца. Место пребывания следует отличать от места жительства. Место пребывания - это место, где лицо временно находится;

4) в суд по месту заключении договора с потребителем. Место заключения договора может быть указано сторонами в нем самом. Согласно статье 444 ГК РФ, если в договоре не указано место его заключения, то договор признается заключенным в месте жительства гражданина или месте нахождения юридического лица, направившего оферту (предложение о заключении договора);

5) в суд по месту исполнения договора с потребителем. По общему правилу статьи 316 ГК РФ, место исполнения указывается в договоре или явствует из обычаев делового оборота или существа обязательств, а также может быть указано в законе или ином правовом акте. В случае, если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение должно быть произведено:

а) по обязательству передать земельный участок, здание, сооружение или другое недвижимое имущество - в месте нахождения имущества;

б) по обязательству передать товар или иное имущество, предусматривающему его перевозку, - в месте сдачи имущества первому перевозчику для доставки его кредитору;

в) по другим обязательствам предпринимателя передать товар или иное имущество - в месте изготовления или хранения имущества, если это место было известно кредитору в момент возникновения обязательства;

г) по денежному обязательству - в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо - в месте его нахождения в момент возникновения обязательства; если кредитор к моменту исполнения обязательства изменил место жительства или место нахождения и известил об этом должника - в новом месте жительства или нахождения кредитора с отнесением на счет кредитора расходов, связанных с переменой места исполнения;

д) по всем другим обязательствам - в месте жительства должника, а если должником является юридическое лицо - в месте его нахождения.

Требования части 7 статьи 29 ГПК РФ не были приняты во внимание мировым судьей судебного участка N 1 Центрального района г. Новокузнецка по делу по иску А.Ю.А. к индивидуальному предпринимателю К.Д.В. о защите прав потребителей.

Из материалов дела усматривается, что истец обратился в суд с иском к ответчику о защите прав потребителей по месту жительства. Дело по исковому заявлению А.Ю.А. было принято к производству мировым судьей судебного участка N 1 Центрального района г. Новокузнецка. На основании пункта 3 части 2 статьи 33 ГПК РФ судья вынес определение о передаче данного дела для рассмотрения по подсудности мировому судье судебного участка N 4 Центрального района г. Новокузнецка, как принятое к производству с нарушением правил подсудности.

Апелляционным определением Центрального районного суда г. Новокузнецка определение мирового судьи оставлено без изменения.

Из определения мирового судьи и апелляционного определения усматривается, что основанием для передачи дела для рассмотрения по подсудности мировому судье судебного участка N 4 Центрального района г. Новокузнецка явился вывод судебных инстанций о том, что дело принято к производству с нарушением правил подсудности.

При этом судебные инстанции исходили из следующего.

Исковое заявление А.Ю.А. было принято к производству мировым судьей судебного участка N 1 Центрального района г. Новокузнецка, поскольку на его территории находится помещение, указанное истицей в исковом заявлении в качестве ее места жительства (г. Новокузнецк, ул. ДОЗ, 6 - 1). Однако, впоследствии выяснилось, что фактически А.Ю.А. зарегистрирована по месту жительства по адресу: г. Новокузнецк, ул. Володарского, 68, что относится к территориальной подсудности мирового судьи судебного участка N 4 Центрального района г. Новокузнецка. При этом доказательств, подтверждающих проживание по указанному в исковом заявлении адресу, А.Ю.А. не представила.

Отменяя судебные постановления в порядке надзора, Президиум Кемеровского областного суда указал в постановлении от 24.03.2008 указал, что принятие дела к производству тем судьей по тому месту жительства, которое указано истицей в заявлении, фактически свидетельствует о соблюдении правил подсудности, установленных частью 7 статьи 29 ГПК РФ. Ссылка в судебных постановлениях на то, что заявление должно подаваться по месту регистрации А.Ю.А. является несостоятельной, поскольку действующим законодательством предусмотрено право гражданина на обращение в суд с иском о защите прав потребителей именно по месту его жительства.

В соответствии с пунктом 1 статьи 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Несовпадение места фактического проживания и места регистрации гражданина, несоблюдение им правил регистрации не является основанием для ограничения права на обращение в суд за защитой.

В материалах гражданского дела имеется акт, подписанный соседями, проживающими в доме N 6 по ул. ДОЗ г. Новокузнецка, согласно которому А.Ю.А. с 2005 года постоянно проживает по адресу, указанному в исковом заявлении.

Мировой судья не принял во внимание данный документ, указав, что он не заверен компетентным органом. Однако данное обстоятельство само по себе не свидетельствует о том, что в акте указаны неверные сведения о месте проживания истца, и что А.Ю.А. действовала недобросовестно, указывая в исковом заявлении свое место жительства.

Требования судебных инстанций о предоставлении доказательств, подтверждающих достоверность сведений о месте жительства, указанных истцом в исковом заявлении, а именно: договора найма (поднайма), договора аренды и т.п., нельзя признать обоснованными, учитывая, что законодатель, давая определение места жительства гражданина, указывает только на один признак - проживание гражданина (постоянное или преимущественное), не связывая возможность проживания с обязательным его оформлением путем заключения договоров или регистрации.

Кроме того, судебные инстанции исходили из того, что А.Ю.А. должна представить доказательства, подтверждающие сведения о месте жительства, в то время как частью 7 статьи 29 ГПК РФ предусмотрено право гражданина на обращение в суд с иском о защите прав потребителей не только по месту жительства, но и по месту пребывания.

Таким образом, вывод мирового судьи и суда апелляционной инстанции о подсудности данного спора мировому судье судебного участка N 1 Центрального района г. Новокузнецка не основан на приведенных нормах права и не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

 

4. Неоднократно Президиум Кемеровского областного суда обращал внимание судей и на необходимость соблюдения требований действующего законодательства в части невозможности вынесения судебного приказа при наличии спора о праве, однако некоторые судьи по-прежнему продолжают необоснованно выносить судебные приказы.

Судьям следует помнить, что приказное производство представляет собой судопроизводство, в котором бесспорный вопрос разрешается на основе документов.

Из анализа пункта 4 части 1 статьи 125 ГПК РФ следует, что приказное производство применяется только при отсутствии спора о праве. Таким образом, непредставление необходимых документов, как и представление документов, свидетельствующих о наличии спора о праве, влекут невозможность вынесение судебного приказа.

К примеру, постановлением Президиума Кемеровского областного суда от 28.04.2008 в порядке надзора отменен судебный приказ, вынесенный мировым судьей судебного участка N 1 Центрального района г. Кемерово по делу по заявлению акционерного коммерческого банка "Банк Москвы" в лице Кемеровского филиала о взыскании с К.Р.В. задолженности по кредитному договору.

Удовлетворяя требования взыскателя и взыскивая с должника К.Р.В. неустойку за нарушение сроков уплаты по кредиту в сумме 11600 рублей, мировой судья исходил из расчетов, представленных взыскателем. Между тем, мировой судья не учел, что итоговая неустойка за нарушение сроков уплаты по кредиту не соответствует произведенным самим же взыскателем расчетам. Из надзорной жалобы следует, что К.Р.В. возражает против размера неустойки за нарушение сроков уплаты очередного платежа и процентов за пользование кредитом. Указанные обстоятельства свидетельствуют о наличии спора о праве, соответственно, заявление АКБ "Банк Москвы" подлежит рассмотрению в порядке искового производства.

Аналогичные ошибки допущены мировым судьей судебного участка N 2 Центрального района г. Новокузнецка по заявлению ОАО "УРСА Банк" о взыскании с М.С.А. задолженности по кредитному договору.

При вынесении судебного приказа мировой судья не учел, что представленные документы должны свидетельствовать о бесспорности требований кредитора. Из представленных в суд надзорной инстанции материалов усматривается наличие спора о праве, поскольку М.С.А. утверждает, что она кредитный договор с взыскателем не заключала. Таким образом, при вынесении судебного приказа, мировой судья, не принял во внимание положения пункта 4 части 1 статьи 125 ГПК РФ о том, что данный спор подлежит рассмотрению в порядке искового производства (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 14.01.2008).

 

5. Несмотря на неоднократные указания на допускаемые мировыми судьями ошибки при рассмотрении гражданских дел в порядке приказного судопроизводства, судьями по-прежнему не соблюдаются требования статьи 128 ГПК РФ, согласно которой судья высылает копию судебного приказа должнику, который в течение десяти дней со дня получения приказа имеет право представить возражения относительно его исполнения.

Следовательно, после вынесения и составления судебного приказа судья обязан направить его копию должнику (должникам), против которого (которых) он вынесен. Именно на данной стадии должник вступает в приказное производство, получив возможность ознакомиться с заявленными против него требованиями.

Закон предоставляет должнику десятидневный срок для заявления возражений в суд. Данный срок начинает течь с момента получения должником копии судебного приказа. При этом копию судебного приказа должник должен получить лично либо, если это юридическое лицо, копия судебного приказа должна быть вручена его органу или работнику. Для того чтобы суд был информирован о сроке получения должником копии судебного приказа, ее необходимо посылать должнику заказным письмом с уведомлением о вручении.

Данная норма не содержит указания на срок, в течение которого судья должен направить копию судебного приказа должнику. В этой ситуации будет действовать общее правило рассылки копий решения, закрепленное в статье 214 ГПК РФ - не позднее 5-ти дней со дня вынесения судебного приказа.

Это грубая и наиболее часто встречаемая ошибка, допускаемая мировыми судьями при рассмотрении заявлений о выдаче судебного приказа, поскольку не извещение должника является нарушением его конституционного права на судебную защиту.

Несоблюдение требований статьи 128 ГПК РФ повлекло отмену судебно приказа, вынесенного мировым судьей судебного участка N 2 Центрального района г. Новокузнецка по делу по заявлению ОАО "УРСА Банк" о взыскании с М.С.А. задолженности по кредитному договору.

Так в материалах дела отсутствуют сведения о том, что направленная должнику М.С.А. копия судебного приказа была ею получена. При этом из надзорной жалобы следует, что М.С.А. копию судебного приказа не получала, в связи с чем, была лишена возможности предоставления возражений относительно заявленных к ней требований.

Допущенные мировым судьей нарушения норм процессуального права послужили одной из причин для отмены судебного постановлении в порядке надзора (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 14.01.2008). Иные нарушения норм процессуального права, допущенные судьей при рассмотрении данного дела, изложены далее.

 

6. Анализ надзорной практики показывает, что зачастую судьи рассматривают дела в порядке заочного производства, не имея сведений об извещении ответчика по правилам, установленным статьями 113, 115 - 119 ГПК РФ, о времени и месте судебного заседания.

В соответствии с частью 1 статьи 113 ГПК РФ лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

В случае неявки в судебное заседание ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, не сообщившего об уважительных причинах неявки и не просившего о рассмотрении дела в его отсутствие, дело может быть рассмотрено в порядке заочного производства (часть 1 статьи 233 ГПК РФ).

Таким образом, к условиям, при наличии которых возможно рассмотрение дела в порядке заочного производства, относится: извещение ответчика о времени и месте судебного заседания; неявка ответчика в судебное заседание; непредставление ответчиком сведений об уважительности причин неявки; отсутствие просьбы ответчика о рассмотрении дела в его отсутствие.

В нарушение указанных норм процессуального закона мировой судья судебного участка N 4 Заводского района г. Кемерово по делу по иску С.И.А. к ПБОЮЛ Н.И.М. о защите прав потребителя рассмотрел дело в отсутствие ответчицы, которая не была извещена надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства.

Так, в материалах дела отсутствуют данные, на основании которых можно констатировать соблюдение судьей требований приведенных процессуальных норм, касающихся извещения ответчика.

При таких обстоятельствах вывод судьи о том, что ответчик, будучи надлежащим образом извещенным о времени и месте судебного заседания, не явился в суд, не может быть признан законным и обоснованным, поскольку опровергается материалами гражданского дела, и законные основания для рассмотрения дела в порядке заочного производства отсутствовали (постановление Президиума Кемеровского областного суда 14.01.2008).

Аналогичные нарушения норм процессуального права были допущены мировым судьей судебного участка N 4 Центрального района г. Новокузнецка по делу по иску Т.Т.И. к предпринимателю без образования юридического лица К.О.П. о защите прав потребителя (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 26.05.2008).

По данному делу мировым судьей были допущены и иные нарушения норм процессуального права, которые будут приведены далее.

Судьям следует помнить, что рассмотрение дела без участия ответчика при отсутствии данных о его надлежащем извещении о времени и месте рассмотрения дела, влечет безусловную отмену заочного решения.

 

7. Основанием к отмене судебных постановлений в 1 полугодии 2008 года также являлось рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания.

Приступая к судебному разбирательству, мировым судьям необходимо установить, извещены ли неявившиеся лица о времени и месте судебного заседания с соблюдением требований процессуального закона о судебных извещениях и вызовах, вручены ли копии искового заявления ответчику и извещений всем участвующим в деле лицам, представителям в срок, достаточный для своевременной их явки в суд и подготовки к делу. При этом данный срок должен определяться в каждом случае с учетом характера дела, осведомленности участвующих в нем лиц об обстоятельствах дела, а также их возможности подготовиться к судебному разбирательству.

Частью 2 статьи 167 ГПК РФ предусмотрено, что в случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается. В случае если лица, участвующие в деле, извещены о времени и месте судебного заседания, суд откладывает разбирательство дела в случае признания причин их неявки уважительными.

Согласно части 3 выше приведенной статьи суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины их неявки неуважительными.

Не извещение лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания является существенным нарушением норм процессуального права согласно пункту 2 части 2 статьи 364 ГПК РФ, и в силу части 2 настоящей статьи влечет отмену решения суда первой инстанции независимо от доводов кассационных жалобы, представления.

В связи с нарушением указанных норм процессуального права, в частности, отменено судебное решение мирового судьи судебного участка N 1 Ленинского района г. Кемерово по делу по иску Муниципального предприятия г. Кемерово "Производственный жилищный ремонтно-эксплуатационный трест Ленинского района г. Кемерово" к К.В.В. о взыскании долга по квартплате (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 11.02.2008).

 

8. Часть 1 статьи 56 ГПК РФ закрепляет общий принцип распределения обязанности по доказыванию, устанавливая, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Таким образом, ГПК РФ подчеркивает, что обязанность по определению предмета доказывания как совокупности обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, лежит на суде.

В случае неправильного (неполного) определения обстоятельств, имеющих значение для дела, решение суда подлежит отмене.

Так, мировой судья судебного участка N 2 г. Ленинск-Кузнецкого рассмотрел дело по иску ОАО "Банк Уралсиб" к С.Л.К., К.О.В., П.С.Н. о взыскании задолженности по кредиту.

Разрешая спор, мировой судья пришел к выводу, что обязанность по выплате основного долга и процентов, предусмотренных договорами займа и поручительства, следует возложить на ответчиков в полном объеме.

Из материалов дела следует, что К.О.В. и П.С.Н. являются поручителями по кредитному договору N 0024-973/00058 от 17.05.2005 заемщика С.Л.К., которая умерла 06.06 2006.

Согласно пункта 2 статьи 367 ГК РФ, поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель не дал кредитору согласия отвечать за нового должника.

Как отражено в протоколе судебного заседания, П.С.Н. настаивал на том, что после смерти С.Л.К. осталось имущество в виде жилого дома. Наследниками данного имущества являются ее дети, которые фактически приняли наследство после смерти С.Л.К., хотя в нотариальном порядке этого не оформили.

Из договоров поручительства N 0024-973/00058П1 и N 0024-973/00058П2 от 17.05.2005 усматривается, что после смерти ответчика С.Л.К., ответчики К.О.В. и П.С.Н. не давали согласия отвечать за выполнение обязательства по кредитному договору N 0024-973/00058 от 17.05.2005 с новым должником.

Таким образом, в нарушение приведенных норм права, судьей неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела: не установлено наличие наследственного имущества и наследников после смерти заемщика С.Л.К., не установлен круг наследников, принявших наследство в установленный законом срок, соответственно, не определено, кто из наследников принял на себя долги наследодателя, поскольку из материалов дела следует, что последний платеж по кредитному обязательству был произведен 14.07.2006, то есть после смерти заемщика. Также суд не дал оценки тому обстоятельству, что отвечать перед кредитором должника при отсутствии самого должника ответчики согласия не давали (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 11.02.2008).

Судьям также следует помнить, что нормами Гражданского кодекса РФ о поручительстве не предусмотрен переход к поручителю в порядке правопреемства обязанностей по исполнению обязательств должника в случае его смерти.

В соответствии со статьями 361, 363 ГК РФ, по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Согласно статье 1175 ГК РФ, наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к ним наследственного имущества. Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам.

Таким образом, наследник должника при условии принятия им наследства становится должником перед кредитором в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Если в договоре поручительства содержится условие о согласии поручителя отвечать за любого нового должника, поручитель становится ответственным за исполнение наследником обязательства (п. 2 ст. 367 ГК РФ).

В соответствии с ч. 1 ст. 416 ГК РФ, обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Учитывая, что в силу закона наследник отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества (ст. 1175 ГК РФ), то при отсутствии или недостаточности наследственного имущества, кредитное обязательство прекращается невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества (п. 1 ст. 416 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 367 ГК РФ, поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства, а также в случае изменения этого обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, без согласия последнего.

Исходя из приведенных норм права, поручительство прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство, и поручитель должен сам нести ответственность перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества.

Таким образом, в случае смерти должника и при наличии наследников и наследственного имущества, взыскание кредиторской задолженности с поручителя возможно только в пределах стоимости наследственного имущества (если в договоре поручителя с кредитной организацией поручитель дал кредитору согласие отвечать за нового должника).

 

Нарушения норм процессуального права при определении обстоятельств, имеющих значение для дела, также были допущены мировым судьей судебного участка N 2 Заводского района г. Кемерово по делу по иску П.Д.В. к К.А.В., ОАО "Кемвод", ЗАО "СГ Спасские ворота" о возмещении ущерба.

Как следует из материалов дела, 21.12.2005 на внутренней территории ОАО "Кемвод" произошло дорожно-транспортное происшествие по вине ответчика К.А.В., управлявшего автомобилем "Ока", который, осуществляя движение задним ходом, произвел столкновение с автомобилем "Тойота-Корона", принадлежащем истцу. В связи с изложенным, П.Д.В. обратился в суд и после уточнения требований просил взыскать солидарно с К.А.В., ОАО "Кемвод", ЗАО "СГ Спасские ворота" стоимость материального ущерба в размере 16080 рублей, компенсацию морального вреда в размере 3000 рублей, а также судебные расходы (по оплате государственной пошлины - 635,31 рублей, по оплате услуг эксперта - 850 рублей, по уведомлению ответчика - 73,45 рублей).

Решением мирового судьи исковые требования удовлетворены частично. Постановлено: взыскать с ОАО "Кемвод" в пользу истца возмещение ущерба в размере 16080 рублей, судебные расходы (по оплате государственной пошлины - 582,40 рулей, по оплате услуг эксперта - 850 рублей), в пользу ГУ "КЛСЭ" - 1586 рублей за проведение экспертизы.

В удовлетворении требований истца о компенсации морального вреда и взыскании расходов по уведомлению ответчика в размере 73,45 рублей - отказать.

В удовлетворении требований истца к К.А.В., ЗАО "СГ Спасские ворота" - отказать.

Апелляционной инстанцией решение мирового судьи оставлено без изменения.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, Президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 26.05.2008 указал, что мировой судья при разрешении дела обоснованно освободил от ответственности ЗАО "СГ Спасские ворота", поскольку в силу подпункта "и" пункта 2 статьи 6 Закона РФ от 25.04.2002 N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", наступление гражданской ответственности при движение транспортного средства по внутренней территории организации не относится к страховому риску.

Вместе с тем, удовлетворяя требования истца, суд необоснованно без учета требований статей 1064, 1079 ГК РФ возложил ответственность за причинение ущерба на ОАО "Кемвод", указав, что им не обеспечена надлежащая безопасность движения транспортных средств на внутренней территории. При этом судом не установлена вина ответчика, не выяснено, принимались ли ОАО "Кемвод" меры по обеспечению безопасности. В нарушение части 4 статьи 198 ГПК РФ, суд в мотивировочной части решения не привел доказательства, на которых основаны выводы суда об ответственности ОАО "Кемвод".

Указанные существенные нарушения норм материального и процессуального права послужили основанием для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

 

9. Статьей 67 ГПК РФ предусмотрено, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Таким образом, часть 4 статьи 67 ГПК РФ содержит требование о закреплении в решении суда мотивов принятия тех или иных доказательств в качестве основы для вынесения судебного решения: мотивы принятия или отказа в принятии того или иного доказательства, объяснение, почему отдано предпочтение одному доказательству перед другим, основанное на оценке доказательств, исследованных в суде.

В соответствии с частью 4 статьи 198 ГПК РФ, в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства; законы, которыми руководствовался суд.

Положения указанных норм процессуального права не были приняты во внимание мировым судьей судебного участка N 1 Заводского района г. Кемерово по делу по иску К.Н.И. к Н.М.Ю. и К.Д.Г. о возмещении расходов и компенсации морального вреда.

Как видно из обжалуемого судебного постановления, мировой судья пришел к выводу, что истцом не представлено доказательств наличия недостатков в произведенных ответчиком строительных работах.

Однако далее в решении мировой судья приводит доказательства подтверждающие наличие недостатков произведенных ответчиками строительных работ, устранение этих недостатков и выполнение повторных работ иными исполнителями (У.А.Ф. и Г.Л.Н.), но при этом, в нарушение приведенных выше норм процессуального права, а также в нарушение положений части 4 статьи 198 ГПК РФ, оценки им не дает.

Допущенное существенное нарушение норм процессуального повлекло отмену судебного постановления в порядке надзора (постановление Президиума Кемеровского областного суда от 11.02.2008).

 

10. Согласно статье 220 ГПК РФ, суд прекращает производство по делу в случае, если стороны заключили мировое соглашение и оно утверждено судом.

В соответствии со статьей 39 ГПК РФ, стороны могут окончить дело мировым соглашением. Суд не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Приведенные нормы процессуального права не были учтены мировым судьей судебного участка N 2 г. Полысаево по делу по иску Т.И.Ю. к Т.П.Н. о разделе совместно нажитого имущества.

Из материалов дела следует, что суд, утверждая мировое соглашение, установил стоимость квартиры в размере 908000 рублей и определил, что 1/2 доли в праве собственности на нее принадлежит Т.И.Ю., 1/2 доли - Т.П.Н. Кроме того, по условиям мирового соглашения, Т.П.Н. обязан в срок до 01 ноября 2007 года приобрести Т.И.Ю. двухкомнатную квартиру.

Отменяя определение мирового судьи, Президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 17.03.2008 указал, что условие утвержденного мирового соглашения об обязанности Т.П.Н. приобрести Т.И.Ю. двухкомнатную квартиру нарушает его права, поскольку помимо 1/2 доли в праве собственности на спорную квартиру, истица получила также двухкомнатную квартиру.

Утвержденное судебным постановлением мировое соглашение является незаконным и потому, что оно не исполнимо, так как в определении не указано, где Т.П.Н. должен приобрести квартиру, каким требованиям она должна соответствовать. Кроме того, стоимость квартир не остается на одном уровне и на момент исполнения определения, по мнению Т.П.Н., она равна стоимости его трехкомнатной квартиры. Указанные недостатки делают невозможным принудительное исполнение определения об утверждении мирового соглашения.

В связи с допущенными существенными нарушениями норм процессуального права определение мирового судьи отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

 

11. Согласно части 3 статьи 196 ГПК РФ, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

В соответствии с частью 5 статьи 198 ГПК РФ, резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части, указание на распределение судебных расходов, срок и порядок обжалования решения суда.

Таким образом, поскольку решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (статья 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Судом должны быть разрешены и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении

На данные обстоятельства обратил внимание Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении".

Приведенные нормы процессуального права не были учтены мировым судьей судебного участка N 4 Центрального района г. Новокузнецка по делу по иску Т.Т.И. к предпринимателю без образования юридического лица К.О.П. о защите прав потребителя.

Как следует из материалов дела, 14.08.2006 в салоне "ELITE" (ПБОЮЛ К.О.П.) истцом была приобретена шуба стоимостью 35000 рублей. Однако, проносив ее 20 дней, истица обнаружила, что на рукаве шубы лопнул мех, при визуальном осмотре также обнаружилось, что некоторые швы разошлись. 22.12.2006 истица обратилась непосредственно к ответчику с требованием о расторжении договора и возврате уплаченных денежных средств, на что получила отказ. Истица обратилась к мировому судье и после уточнения требований просила суд расторгнуть договор купли-продажи от 14.08.2006, взыскать стоимость шубы в размере 35000 рублей, взыскать неустойку (1% стоимости товара за каждый день просрочки выполнения ее требования) за период с 02.01.2007 по день подачи искового заявления в размере 4900 рублей, компенсировать причиненный моральный вред в размере 9500 рублей, взыскать расходы на составление искового заявления в размере 413 рублей, а также взыскать с ответчика неустойку (1% стоимости товара за каждый день просрочки выполнения ее требования) за период с 22.01.2007 по день вынесения решения суда.

Заочным решением мирового судьи судебного участка N 4 Центрального района г. Новокузнецка требования истцы удовлетворены, постановлено: взыскать с ответчика в пользу истца стоимость шубы в размере 35000 рублей, неустойку в размере 7000 рублей, компенсировать причиненный моральный вред в размере 2000 рублей, взыскать судебные расходы в размере 2065 рублей. С ответчика в доход местного бюджета взыскан штраф в размере 22000 рублей, а также в доход федерального бюджета государственная пошлина в размере 1520 рублей. Истица обязана вернуть ответчику приобретенное 14.08.2006 меховое пальто.

Апелляционной инстанцией решение мирового судьи оставлено без изменения.

Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления в порядке надзора, Президиум Кемеровского областного суда в постановлении от 26.05.2008 указал, что судебными инстанциями не учтено, что истицей были заявлены требования о расторжении договора купли-продажи. Однако указанный вопрос по существу разрешен не был. Допущенные нарушения норм процессуального права являются существенными, и влекут безусловную отмену судебных постановлений в порядке надзора.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь