Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 11 августа 2008 г. по делу N 33-1446/2008

 

Судья Давыдова Н.Н.

Докладчик Букреев Д.Ю.

11 августа 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Лепехиной Н.В.,

судей Михалевой О.В., Букреева Д.Ю.,

с участием прокурора Ким И.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке гражданское дело по кассационной жалобе истца К. на решение Советского районного суда г. Липецка от 2 июля 2008 года, которым постановлено

В иске К. к ЗАО "Д" о восстановлении на работе отказать.

Заслушав доклад судьи Букреева Д.Ю., судебная коллегия

 

установила:

 

К. обратился в суд с иском к ЗАО "Д" о восстановлении на работе, взыскании заработка за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда, изменении записи об увольнении в трудовой книжке. В обоснование иска указал, что с 28 марта 2006 года работал в ЗАО "Д" в должности производителя работ строительного участка. Приказом от 29 февраля 2008 года он был уволен с занимаемой должности на основании подп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ (прогул). Фактически он прогулы не совершал, поскольку 18 февраля 2008 года подал заявление об увольнении по собственному желанию; 18 и 19 февраля 2008 года передавал подотчетные материальные ценности, а с 20 февраля 2008 года самостоятельно прекратил работу. При приеме заявления об увольнении он был уведомлен директором ЗАО "Д" о необходимости двухнедельной отработки, однако счел возможным прекратить трудовые отношения в одностороннем порядке без такой отработки, с целью самозащиты своих трудовых прав, поскольку более полугода ему не выплачивалась заработная плата.

По изложенным основаниям К. просил суд восстановить его на работе в должности производителя работ в ЗАО "Д", взыскать с ответчика заработную плату за время вынужденного прогула с 20 февраля 2008 года, денежную компенсацию морального вреда в сумме 7000 рублей, и внести соответствующие изменения в трудовую книжку.

В судебном заседании К. исковые требования поддержал.

Представитель ЗАО "Д" в судебное заседание по извещению суда не явился.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В кассационной жалобе истец К. просит решение суда отменить, как постановленного при несоответствии вывода о совершении им прогулов обстоятельствам дела и представленным доказательствам.

Выслушав К., поддержавшего кассационную жалобу, заключение прокурора о необходимости отмены решения суда, обсудив доводы кассатора, проверив законность судебного решения в пределах этих доводов, судебная коллегия оснований для его отмены не находит.

В силу ст. 192 ТК РФ основанием для применения дисциплинарного взыскания является неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей.

Согласно подпункту "а" пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае прогула (отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня).

С 28 марта 2006 года К. работал в ЗАО "Д" в должности производителя работ строительного участка, что видно из копии трудовой книжки.

Приказом генерального директора ЗАО "Д" N 3 от 29 февраля 2008 года К. уволен с указанной должности с 19 февраля 2008 года, на основании подп. "а" п. 6 ст. 81 ТК РФ, за совершение прогула.

Суд дал надлежащую правовую оценку установленным обстоятельствам дела, представленным доказательствам, правильно применил закон, и пришел к обоснованному выводу об отсутствии законных оснований к прекращению истцом трудовых отношений до истечения срока предупреждения об увольнении.

При этом, как видно из материалов дела, отсутствие истца на работе нельзя признать результатом самозащиты трудовых прав в том значении этого понятия, которое придается ему статьей 379 ТК РФ.

Так, согласно ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее, чем за две недели, если иной срок не установлен Трудовым кодексом РФ или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении (ч. 1).

По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении (ч. 2).

В случаях, когда заявление работника об увольнении по его инициативе (по собственному желанию) обусловлено невозможностью продолжения им работы (зачисление в образовательное учреждение, выход на пенсию и другие случаи), а также в случаях установленного нарушения работодателем трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, локальных нормативных актов, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника (ч. 3).

Таким образом, сокращение установленного законом срока предупреждения об увольнении по собственному желанию, возможно лишь при наличии причин, объективно свидетельствующих о невозможности продолжения работником трудовых отношений, и наличии у работника права на его досрочное расторжение.

Согласно ч. 2 ст. 379 ТК РФ в целях самозащиты трудовых прав работник имеет право отказаться от выполнения работы в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами.

Согласно ст. 142 ГК РФ в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней работник имеет право, известив работодателя в письменной форме, приостановить работу на весь период до выплаты задержанной суммы.

В период приостановления работы работник имеет право в свое рабочее время отсутствовать на рабочем месте.

Само по себе наличие между работником и работодателем трудового спора на день подачи заявления об увольнении (что имело место в данном случае) не является обстоятельством, обусловливающим возникновение у работника права на прекращение трудовых отношений до истечения срока предупреждения об увольнении.

Задержка выплаты заработной платы обусловливает возможность применения работником специального механизма защиты трудовых прав - приостановление работы, что неравнозначно одностороннему прекращению трудовых отношений.

При этом, исходя из содержания ст. 142, ч. 1 ст. 379 ТК РФ о применении самозащиты трудовых прав работник должен заявить в письменной форме.

Обязанность работодателя расторгнуть трудовой договор до истечения срока предупреждения об увольнении (ч. 3 ст. 80 ТК РФ) возникает, когда факт нарушения трудовых прав работника уже установлен компетентными органами, и существует как объективное обстоятельство, дающее основание для досрочного расторжения трудового договора.

Как видно из материалов дела, 18 февраля 2008 года К. обратился к генеральному директору ЗАО "Д" с заявлением об увольнении по собственному желанию, которое было принято с условием двухнедельной отработки. Мотивы увольнения в заявлении не указывались. О самозащите трудовых прав истец работодателю письменно не заявлял.

С 18 февраля по 29 февраля 2008 года К. отсутствовал на работе, и рабочие дни этого периода учитывались работодателем как прогулы. 19 февраля 2008 года К. отсутствовал на работе более четырех часов подряд, поскольку занимался передачей подотчетных материальных ценностей А. 1 - 2 часа.

Указанные обстоятельства подтверждены объяснениями самого К., комиссионным актом о его отсутствии на работе от 29 февраля 2008 года, табелем учета рабочего времени, показаниями свидетелей П., А.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается, как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Представленными доказательствами подтвержден факт отсутствия соглашения между К. и работодателем о расторжении трудового договора до истечения срока предупреждения об увольнении (ч. 3 ст. 80 ТК РФ), и иных оснований для его досрочного расторжения.

Поэтому именно истец был обязан доказать уважительность причин отсутствия на работе с 18 по 29 февраля 2008 года.

Такие доказательства суду представлены не были.

Отсутствие истца на работе по мотиву невыплаты заработной платы, как указано выше, не является основанием для досрочного прекращения трудовых отношений. На день подачи заявления об увольнении этот факт установлен не был.

Довод кассатора о нецелесообразности исполнения трудовых обязанностей после 18 февраля 2008 года в связи с фактическим прекращением хозяйственной деятельности ЗАО "Д", не может повлечь иной исход дела.

В деле имеется выписка из Единого государственного реестра юридических лиц по состоянию на 15 мая 2008 года, согласно которой ЗАО "Д" является действующим предприятием.

Это же относится к доводу о прекращении полномочий генерального директора ЗАО "Д", поскольку согласно данной выписке, генеральным директором предприятия является Д., то есть должностное лицо, которым издан и подписан приказ об увольнении.

Кроме того, согласно показаниям свидетелей П., А., и объяснениям К., после 18 февраля 2008 года он был обязан сдать товарно-материальные ценности.

Поскольку вопросы хозяйственной деятельности и кадровой политики предприятия относятся к компетенции его руководителя, при указанных обстоятельствах К. не имел права самовольно оставить работу до истечения срока предупреждения об увольнении.

Такие действия не являются способом самозащиты права, и противоречат принципу равенства сторон трудовых правоотношений.

Недопустимость злоупотребления правом является общеправовым принципом, и этот принцип должен соблюдаться, в том числе, работником, о чем указано в п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".

Установив, что в период с 18 по 29 февраля 2008 года К. отсутствовал на работе, не имея права на досрочное прекращение трудовых отношений, суд пришел к правильному выводу о совершении им в этот период прогулов.

При таких обстоятельствах, учитывая длительность периода прогулов, отсутствие оснований для самозащиты истцом трудовых прав указанным способом, суд обосновано отказал в удовлетворении иска.

Существенных нарушений предусмотренного ст. 193 ТК РФ порядка увольнения истца, дающих основание для его восстановления на работе, не допущено. Об отсутствии истца на работе без уважительных причин составлен комиссионный акт, подписывать который он отказался, что удостоверено надлежащим образом; соответствующие документы ему направлены почтой, а приказ об увольнении издан в течение месяца после обнаружения дисциплинарного проступка.

Доводы в кассационной жалобе, направленные на иную оценку установленных обстоятельств дела, представленных доказательств, и иное толкование закона, не могут повлечь отмену судебного решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Советского районного суда г. Липецка от 2 июля 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу К. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь