Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 12 августа 2008 г. по делу N 33-6362/2008

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                     Шварева В.И.,

    судей                                                       Чумак Г.Н.,

                                                               Орловой А.И.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 12 августа 2008 года гражданское дело по иску В. к Ю., Н., закрытому акционерному обществу (далее - ЗАО) "Управляющая компания "Новый Град", ЗАО "Сервисный центр металлопроката "Макси" о признании сделки недействительной и признании права собственности на жилое помещение, признании права пользования жилым помещением

по кассационным жалобам Ю., Н., ЗАО "Сервисный центр металлопроката "Макси" на решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 26 мая 2008 года.

Заслушав доклад судьи Орловой А.И., объяснения Ю. и его представителя И.С., объяснения представителя Н. К.С., объяснения представителя ЗАО "Сервисный центр металлопроката "Макси" Е.А., поддержавших доводы своих кассационных жалоб, объяснения В. и ее представителя Е.Л., согласных с решением суда и возражавших против доводов кассационных жалоб, судебная коллегия

 

установила:

 

В. обратилась в суд с иском к Ю., Н., ЗАО "Управляющая компания "Новый Град", ЗАО "Сервисный центр металлопроката "Макси" (далее - ЗАО "СЦМ "Макси") о признании сделки недействительной и признании права собственности на жилое помещение.

В обоснование иска указала, что состояла в браке с Ю., проживала с ним совместно до 08 октября 2007 года, осенью 2005 года он заключил договор долевого участия на строительство двухкомнатной квартиры. 15 декабря 2006 года В. вселилась в спорную квартиру совместно с ответчиком Ю. и детьми, в период их брака они сделали в квартире ремонт, ответчик производил выплаты по договору из своей заработной платы. Впоследствии истец узнала, что стороной договора является Н. и квартира оформлена на нее. Н. не могла приобрести спорную квартиру, поскольку не имеет денежных средств, злоупотребляет спиртными напитками. Договор уступки права требования от 12 июля 2006 года N 236, заключенный между ЗАО "Управляющая Компания "Новый Град", ЗАО "СЦМ "Макси" и Н., является притворной сделкой и заключен незаконно. Спорная квартира приобретена в период брака, и истец имеет право на 1/2 долю в праве собственности на указанную квартиру в силу ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации.

В. просила признать договор уступки права требования от 12 июля 2006 года N 236, заключенный между ЗАО "Управляющая Компания "Новый Град", ЗАО "СЦМ "Макси", Н., недействительным, признать свидетельство о государственной регистрации права собственности на спорную квартиру на имя Н. недействительным, признать за ней право собственности на 1/2 долю в квартире, признать право собственности Ю. на 1/2 долю в спорной квартире. Обязать Управление Федеральной регистрационной службу Российской Федерации по Свердловской области зарегистрировать право собственности В. на 1/2 долю, Ю. на 1/2 долю в квартире.

Впоследствии дополнила иск требованиями о признании договора поручительства от 12 июля 2006 года N 12/07-П, заключенного между Ю. и ЗАО "СЦМ "Макси", недействительным, просила признать право пользования спорной квартирой за Я. до совершеннолетия: до 08 октября 2022 года, указав, что между ЗАО "СЦМ "Макси" и Ю. был заключен договор поручительства, в соответствии с которым Ю. взял на себя обязательство при несвоевременном внесении денежных средств по договору уступки права требования от 12 июля 2006 года выплатить Н. неуплаченные суммы; данный договор также является ничтожным в силу ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации; выплаты по договору уступки права требования изначально производились Ю. В настоящее время истец с двумя детьми проживает в комнате площадью 11,6 кв. м в восьмикомнатной коммунальной квартире, право пользования данной комнатой имеют 4 человека, и жилищные интересы детей, в частности Я., будут защищены в случае признания за ними права пользования спорным жилым помещением.

В судебном заседании В. и ее представитель исковые требования поддержали.

Ю. в судебном заседании иск не признал и пояснил, что квартиру приобретала для себя его мать, а он только помогал оформлять документы и производил из заработной платы выплаты в счет исполнения договора уступки права требования, для обеспечения которого он с ЗАО "СЦМ "Макси" заключил договор поручения, где обязался как и Н. исполнять обязательства по договору уступки права требования. Истца он сразу известил, что квартира для его матери, истец дала согласие на оплату квартиры из денежных средств его заработной платы. От матери он получал на семейные нужды денежные средства в долг, который возвращал из своей заработной платы, погашая задолженность по кредиту на спорное жилое помещение.

Н. и ее представитель иск не признали, указав, что спорную квартиру Н. приобретала для себя. Она взаймы от своих родственников получала денежные средства, которые передавала сыну Ю., а он их тратил на семью, истца и детей, приобретая мебель и другое имущество. После заключения договора переуступки права требования спорного жилого помещения они с сыном договорились, что он будет отдавать ей долг, выплачивая из своей заработной платы стоимость квартиры. Истец никакого отношения к квартире не имеет, участия в ремонте квартиры истец не принимала.

Представитель ЗАО "СЦМ "Макси" иск не признал и пояснил, что спорная жилая площадь была построена по совместному договору с ЗАО "Управляющая компания "Новый Град". Между ними и Н. был заключен договор переуступки права требования, согласно которому право требования спорной жилой площади перешло к Н. Имело место удержание из заработной платы Ю. как работника ЗАО "СЦМ "Макси", являющегося поручителем Н. по исполнению договора переуступки прав.

Представитель ЗАО "Управляющая компания "Новый Град" в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, в ранее состоявшихся судебных заседаниях иск не признал и пояснил, что спорная квартира была построена на основании договора между ЗАО "СЦМ "Макси" и ЗАО "Управляющая компания "Новый Град". ЗАО "СЦМ "Макси" по договору рассчиталось за квартиру в полном объеме. Договор уступки права носит уведомительный характер, для них не имеет значения, кому ЗАО "СЦМ "Макси" переуступит права на квартиру.

Представитель органа опеки и попечительства Чкаловского района г. Екатеринбурга поддержала иск в части требования о признании за несовершеннолетним Я. права пользования жилым помещением.

Решением Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 26 мая 2008 года исковые требования В. удовлетворены частично. Признан недействительным ввиду его притворности договор уступки права требования спорной квартиры, заключенный 12 июля 2006 года между ЗАО "СЦМ "Макси", ЗАО "Управляющая Компания "Новый Град" и Н. К возникшим правоотношениям применены правила, относящиеся к той сделке, какую стороны действительно имели в виду: признано, что договор уступки права требования на квартиру, заключенный 12 июля 2006 года между ЗАО "СЦМ "Макси", ЗАО "Управляющая Компания "Новый Град" и Н., заключен в действительности между ЗАО "СЦМ "Макси", ЗАО "Управляющая Компания "Новый Град" и Ю. За В. признано право собственности на 1/2 долю в квартире. Доля Н. в праве собственности на квартиру уменьшена до 1/2. Указано, что настоящее решение является основанием для аннулирования регистрационной записи относительно собственности жилого помещения Н. на квартиру в целом и внесения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о праве собственности Н. на 1/2 доли в квартире и В. на 1/2 доли в квартире. За Я. признано право пользования квартирой. С Ю., Н. солидарно в пользу В. взыскано 18 368 руб. С В. в пользу Ю., Н. взыскано 5 000 руб. В остальной части исковые требования В. оставлены без удовлетворения.

В кассационных жалобах Ю., Н., ЗАО "СЦМ "Макси" просят решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия считает решение суда в части удовлетворения исковых требований подлежащим отмене по следующим основаниям.

Судом установлено и не оспорено сторонами, что 08 апреля 2004 года между ЗАО "Управляющая компания "Новый Град" и ЗАО "СЦМ "Макси" заключен инвестиционный договор с целью завершения строительства 10-этажного жилого дома в г. Екатеринбурге, согласно которому ЗАО "СЦМ "Макси" получило долю в виде спорной квартиры. 12 июля 2006 года ЗАО "Управляющая компания "Новый Град", ЗАО "СЦМ "Макси" и Н. заключили договор N 236 уступки права требования, в соответствии с которым права инвестора ЗАО "СЦМ "Макси" на спорную квартиру были переданы Н. Договором уступки права требования предусмотрено также, что новый инвестор выплачивает инвестору 1 329 200 руб. с рассрочкой в течение 3-х лет со дня подписания настоящего договора, в качестве обеспечения оплаты причитающейся инвестору суммы выступает договор поручительства от 12 июля 2006 года N 12/07-П (п. 4 договора). 12 июля 2006 года между ЗАО "СЦМ "Макси" и Ю. заключен договор поручительства N 12/07-П, в соответствии с которым последний взял на себя обязательства отвечать перед ЗАО "СЦМ "Макси" за исполнение обязательств Н. и обязался в течение трех дней с момента получения сообщения о просрочке долга выплатить неуплаченную Н. ЗАО "СЦМ "Макси" сумму, а также неустойку (пп. 2.1 - 2.3 данного договора). Выплата денежных средств по договору уступки права требования от 12 июля 2006 года производится непосредственно Ю., в настоящее время по договору выплачено 468 698 руб., долг составляет 860 502 руб. С 15 июля 2004 года по 28 января 2008 года Ю. состоял в браке с В., от брака стороны имеют сына Я., родившегося в 2004 году, у В. имеется также несовершеннолетняя дочь Е., родившаяся в 2001 году.

В. оспариваются договор уступки права требования от 12 июля 2006 года N 236 и договор поручительства от 12 июля 2006 года N 12/07-П в связи с притворностью данных сделок.

В соответствии с п. 2 ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Из смысла приведенной нормы права следует, что при совершении притворной сделки воля сторон направлена на возникновение иных последствий и на установление между сторонами сделки иных гражданско-правовых отношений, нежели предусмотренные совершаемой сделкой.

Как пояснили в ходе рассмотрения дела стороны договора уступки права требования и договора поручительства, волеизъявление сторон при заключении сделок было направлено на возникновение именно тех правовых последствий, которые имели место, а именно: на передачу спорной квартиры в собственность Н. и обеспечение исполнения обязательства по передаче денег за квартиру со стороны Н. поручительством Ю. Такие правовые последствия для сторон сделок и возникли в результате заключения вышеуказанных договоров.

При таких обстоятельствах у суда отсутствовали предусмотренные законом основания для признания договора уступки права требования от 12 июля 2006 года N 236, заключенного между ЗАО "Управляющая компания "Новый Град", ЗАО "СЦМ "Макси", Н., притворным, поскольку воля сторон сделки была направлена на возникновение именно данных правовых последствий.

То обстоятельство, что, по мнению В., волеизъявление сторон было направлено на возникновение каких-то иных последствий, в частности на передачу квартиры в собственность Ю., не может служить основанием для признания договора ничтожным, поскольку данные доводы при однозначно выраженном волеизъявлении всех сторон договора уступки права требования бездоказательны. Более того, сама В. стороной оспариваемой сделки не является, в связи с чем основания для выводов об истинном волеизъявлении участников сделки у нее вообще отсутствуют. Не является стороной договора уступки права требования от 12 июля 2006 года N 236 и Ю., в связи с чем ссылка истца на то, что она и Ю. имели намерение заключить договор долевого участия в строительстве на спорную квартиру и данный ответчик сообщал ей о заключении такого договора, правового значения для разрешения спора не имеет, поскольку такой договор заключен не был (доказательства иного суду не представлены). Для сторон заключенного договора волеизъявления Ю. и В. также значения не имеют, поскольку в данной сделке они реализуют собственную волю и представляют свои интересы.

Делая вывод о том, что оформление договора уступки права требования на Н. произведено с целью вывести спорную квартиру из-под раздела имущества с В. и на самом деле имел место договор уступки права требования, сторонами которого являются Ю. и ЗАО "СЦМ "Макси", суд не учел, что ни ЗАО "СЦМ "Макси", ни Н. не имеют общего совместного имущества с В., и их воля не может быть направлена на сокрытие имущества от раздела, такое волеизъявление может иметь только Ю., однако он стороной данного договора не являлся и его волеизъявление в данном случае значения не имеет.

Кроме того, говоря о волеизъявлении Ю., судебная коллегия обращает внимание на то, что из пояснений самой В. следует, что на момент заключения договора уступки права требования в июле 2006 года отношения между супругами еще были хорошими, о расторжении брака на тот момент речь не шла, в связи с чем доводы о сокрытии имущества от раздела Ю. уже в 2006 году не выглядят убедительными.

То обстоятельство, что Ю., В. с детьми вселялись и проживали в спорной квартире, также не свидетельствует о заключении договора уступки права требования с Ю., поскольку собственник жилого помещения в силу ст. ст. 209, 288 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 30 Жилищного кодекса Российской Федерации вправе пользоваться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению, в том числе вправе вселять иных лиц в принадлежащее ему жилое помещение.

Не подтверждает факт заключения договора с Ю. и осуществление им оплаты по договору уступки права требования, поскольку такая оплата производилась во исполнение договора поручительства от 12 июля 2006 года N 12/07-П, и волеизъявление Ю. при этом было направлено именно на погашение задолженности Н. по договору уступки права требования, а не на исполнение собственного обязательства и приобретение в свою собственность спорной квартиры. В силу свободы договора (ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации) ЗАО "СЦМ "Макси", Н., Ю. вправе были договориться об осуществлении оплаты по договору уступки права требования непосредственно Ю., с которым заключен договор поручительства, ссылка в исковом заявлении о ничтожности такой договоренности несостоятельна, стороны договора вправе сами определить удобную для них схему расчета, что и было ими сделано.

Отсутствие согласия В. на погашение Ю. задолженности Н. правового значения для решения вопроса о действительности или недействительности сделки, заключенной третьими лицами, не имеет. Вместе с тем при доказанности распоряжения супругом в период брака принадлежащими ей денежными средствами В. не лишена права взыскать данные денежные суммы с ответчиков.

Таким образом, волеизъявление сторон договора уступки права требования от 12 июля 2006 года N 236 и договора поручительства от 12 июля 2006 года N 12/07-П было направлено на возникновение правовых последствий, предусмотренных именно данными сделками, и иск в части признания указанных сделок недействительными ввиду ничтожности удовлетворению не подлежит.

Поскольку собственником спорной квартиры на основании договора уступки права требования от 12 июля 2006 года N 236 является Н., то отсутствуют основания для раздела данной квартиры как совместно нажитого в период брака имущества Ю. и В. в соответствии со ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации и для признания права собственности на данное имущество за В.

Как следует из пояснений В., в настоящее время несовершеннолетний Я. в спорной квартире не проживает, собственник квартиры Н. согласие на вселение и проживание в принадлежащей ей квартире Я. не выразила, на наличие договора, в силу которого сын истца приобрел право пользования спорной квартирой стороны не ссылались, в связи с чем основания для удовлетворения иска В. о признании права пользования спорным жилым помещением за несовершеннолетним Я. также отсутствуют.

С учетом приведенных обстоятельств исковые требования В. в части признания недействительным договора уступки права требования от 12 июля 2006 года N 236, заключенного между ЗАО "Управляющая компания "Новый Град", ЗАО "СЦМ "Макси" и Н., признания права собственности В. на 1/2 долю квартиры, признания права пользования спорным жилым помещением за несовершеннолетним Я. являются необоснованными и удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного решение суда в части удовлетворения иска подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме, поскольку все существенные обстоятельства по делу судом первой инстанции установлены.

Руководствуясь ст. ст. 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга Свердловской области от 26 мая 2008 года в части удовлетворения исковых требований В. к Ю., Н., ЗАО "Управляющая компания "Новый Град", ЗАО "Сервисный центр металлопроката "Макси" отменить, вынести в этой части новое решение об отказе в иске, в остальной части решение суда оставить без изменения.

 

Председательствующий

ШВАРЕВ В.И.

 

Судьи

ЧУМАК Г.Н.

ОРЛОВА А.И.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь