Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 августа 2008 г. по делу N 33-888

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу К. дело по жалобе С. на неправомерные действия сотрудников ОДПС ГИБДД УВД Костромской области Е, С.А.,

 

установила:

 

С. обратился в суд с жалобой на неправомерные действия должностных лиц - инспекторов ДПС, указав, что 30.03.2008 управляемая им автомашина была остановлена сотрудниками ДПС Е. и С.А., которые, надлежащим образом не представившись, необоснованно предположили, что он находится в состоянии алкогольного опьянения. Злоупотребляя служебными полномочиями, они внесли в протокол об административном правонарушении и другие документы заведомо ложные сведения о запахе алкоголя из полости рта, дрожании пальцев рук, управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения. При составлении протокола об отстранении от управления транспортным средством не обеспечено обязательное участие понятых. Протокол о направлении на медицинское освидетельствование составлен необоснованно, т.к. не было достаточных оснований полагать, что он находился в состоянии алкогольного опьянения. Прямо предусмотренных ст. 27.13 КоАП РФ оснований для задержания транспортного средства, помещения его на стоянку и запрещения эксплуатации инспектор ДПС С. не имел. Задержанное транспортное средство доставлено на стоянку без сотрудника ДПС и его присутствия, опись транспортного средства и имущества не составлялась, конструктивно предусмотренные места доступа в машину не опечатаны, государственные регистрационные знаки не снимались. Из протокола усматривается, что местом нарушения является ул. Ткачей, тогда как он управлял машиной на ул. Советской, также протокол не содержит записей о применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении. Считая, что нарушены его права, свободы и законные интересы, просил признать неправомерными действия сотрудников ДПС по остановке транспортного средства вне стационарного поста без достаточных на то оснований; несоблюдению норм и правил, установленных для ИДПС при обращении к участникам дорожного движения; внесению в официальные документы заведомо ложных сведений; незаконному ограничению прав на управление транспортным средством и его эксплуатацию; воспрепятствование законной деятельности по управлению и эксплуатации транспортных средств; непринятию мер для обеспечения условий сохранности задержанного транспортного средства.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 2 июля 2008 года жалоба С. на неправомерные действия сотрудников ИДПС Е. и С.А. оставлена без удовлетворения.

В кассационной жалобе С. просит отменить решение суда, направить дело на новое рассмотрение либо принять по делу новое решение. Полагает, что ст. 13.7 Наставления по работе ДПС ГИБДД МВД РФ установлен закрытый перечень законных оснований для остановки транспортных средств, останавливать их без необходимости запрещается. Доказательств о совершении им административного правонарушения, что явилось основанием для остановки машины сотрудниками ДПС, суду представлено не было. Фактических данных, свидетельствующих о наличии достаточных оснований для подозрения, что он управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, суду также представлено не было. Поскольку ни по одному из административных правонарушений, указанных в ст. 27.13 КоАП РФ, его вина не установлена, то законных оснований для задержания транспортного средства не имелось. Задержание транспортного средства произведено в нарушение порядка, установленного Постановлением Правительства РФ, о чем он указывал в заявлении об изменении требований жалобы, оставленном без удовлетворения судом. Суд не признал неправомерности его административного задержания и доставления в медицинское учреждение, хотя такие факты имели место, соответствующих протоколов не составлялось, что является нарушением ст. 27.2, 27.3 КоАП РФ. Суд счел достаточным доказательством наличия запаха алкоголя из полости рта запись врача в акте освидетельствования о "запахе перегара алкоголя", тогда как данный акт составлен с грубейшими нарушениями, а его ходатайство о привлечении для разрешения данной проблемы эксперта суд не удовлетворил.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав С., Е., С.А., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно ст. 255 ГПК РФ к решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, оспариваемых в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные и единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых:

нарушены права и свободы гражданина;

созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод;

на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность или он незаконно привлечен к ответственности.

В соответствии с ч. 4 ст. 258 ГПК РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены.

Принимая решение об отказе в удовлетворении требований заявителя, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и пришел к обоснованному выводу о соответствии оспариваемых действий сотрудников ИДПС, нормативным правовым актам, регулирующим деятельность дорожно-патрульной службы ГИБДД.

Этот вывод судом мотивирован, соответствует требованиям закона, приведенного в мотивировочной части решения, основания для признания его неправильным отсутствуют.

Судом установлено, что 30 марта 2008 года сотрудниками ДПС Е. и С.А. было остановлено транспортное средство под управлением водителя С., нарушившего Правила дорожного движения. Доводы С. об отсутствии оснований к остановке его транспортного средства вне стационарного поста проверялись судом и не нашли своего подтверждения.

Право сотрудника ДПС при несении службы останавливать транспортные средства, водители которых нарушили Правила дорожного движения, предусмотрено ст. 6 Наставления по работе ДПС ГИБДД МВД РФ, утвержденного Приказом МВД РФ от 20 апреля 2007 года N 297.

Доводы заявителя о несоблюдении сотрудниками ДПС правил, установленных для инспекторов ДПС, при обращении к участникам дорожного движения в судебном заседании надлежащими доказательствами не подтверждены.

Действия сотрудников ДПС Е. и С.А. по отстранению С. от управления транспортным средством, направлению на медицинское освидетельствование, задержанию транспортного средства соответствовали требованиям ст. 27.1, 27.12, 27.13 КоАП РФ.

Судом установлено, что сотрудники ДПС Е. и С.А. при беседе со С. выявили у него признаки алкогольного опьянения, в связи с чем было возбуждено административное производство, составлены протоколы об административном правонарушении, отстранении от управления транспортным средством, направлении на медицинское освидетельствование, о задержании транспортного средства.

Поскольку при медицинском освидетельствовании С. врачом-наркологом так же был выявлен запах алкоголя изо рта освидетельствуемого, окончательное заключение о неустановлении состояния опьянения было дано лишь после получения результатов лабораторного исследования биологических сред, оснований считать, что сотрудниками ДПС в протоколы были внесены заведомо ложные сведения, у суда не имелось.

Судом установлено также, что Е. и С.А. не производили каких-либо действий, связанных с эвакуацией автомашины С. на стоянку, в связи с чем вывод суда об отсутствии оснований для признания неправомерными действий данных сотрудников по сохранности задержанного транспортного средства является верным.

Вместе с тем, подлежит исключению из мотивировочной части решения суда вывод о том, что сотрудником дежурной части УГИБДД М. в нарушение существующего между УГИБДД и ООО СРК "Легион" договора был осуществлен вызов ненадлежащего эвакуатора, поскольку М. к участию в деле в качестве заинтересованного лица не привлекался, пояснений по существу не давал. Данный вывод судом сделан лишь на основании заключения служебной проверки ОБДПС ГИБДД н/п УВД по Костромской области без выяснения обстоятельств в судебном заседании.

Доводы кассационной жалобы аналогичные доводам, приводимым заявителем в судебном заседании, выводов суда не опровергают, направлены на иную оценку доказательств, которые проанализированы судом по правилам ст. 67 ГПК РФ.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 2 июля 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

Исключить из мотивировочной части решения вывод о том, что сотрудником дежурной части УГИБДД М. в нарушение существующего между УГИБДД и ООО СРК "Легион" договора был осуществлен вызов ненадлежащего эвакуатора.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь