Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 августа 2008 г. по делу N 33-6434/2008

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                   Ковалевой Т.И.,

    судей                                                      Прасол Е.В.,

                                                             Дмитриева В.А.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 августа 2008 года кассационную жалобу П. на решение Сысертского районного суда Свердловской области от 17 июня 2008 года по гражданскому делу по иску К. к П. о признании завещания недействительным.

Заслушав доклад судьи Прасол Е.В., пояснения П. и ее представителя Я., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения К., полагавшей, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению, судебная коллегия

 

установила:

 

К. обратилась в суд с иском к П. о признании завещания, составленного И. 05 октября 2006 года, недействительным. В обоснование иска указала, что она является внучатой племянницей И., за которой ухаживала с 2001 года до 25 сентября 2006 года. Затем у И. стала проживать П. 05 октября 2006 года И. составила завещание, удостоверенное нотариусом И.А., которым завещала все свое имущество ответчику. И. умерла 05 апреля 2007 года на девяностом году жизни. Последнее время страдала рядом заболеваний, с 2006 года состояла на учете у психиатра. Ее психическое состояние в последние годы ухудшилось, она не понимала значение своих действий и не могла ими руководить, постоянно путала время, дни недели, не могла самостоятельно осуществлять покупки, за ней был закреплен социальный работник. В момент составления завещания в октябре 2006 года И. также не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

В судебном заседании истец К. и ее представитель И.В. исковые требования поддержали.

Ответчик П. и ее представитель Я. иск не признали, в судебном заседании пояснили, что И. является родной сестрой ее мамы. Первоначально И. оформила завещание на истца, но затем у них сложились неприязненные отношения, и И. обратилась к ней с просьбой осуществлять уход. Поведение И. было адекватное, она читала газеты, слушала радио, смотрела телевизор, общалась с родственниками. Экспертное заключение о признании И. не способной понимать значение своих действий и руководить ими в период составления завещания противоречит показаниям свидетелей, длительное время знавших И., проживавших с ней в одном городе, тесно общавшихся с ней: нотариуса И.А., удостоверявшей завещание; врачей, посещавших при жизни И. по месту жительства.

Третье лицо нотариус Сысертского района И.А. в судебном заседании 23 октября 2007 года суду пояснила, что в 2006 году ее пригласили на дом к И., которая с пониманием отнеслась к совершению с ее стороны действий при составлении завещания. На все вопросы И. отвечала адекватно, грамотно. Разговаривали они без посторонних лиц. Учитывая возраст И., она больше времени уделила разговору. Второй раз она приходила к И. для удостоверения доверенности на право получения пенсии. Сомнений в дееспособности И. не было, завещатель понимала значение совершаемых ею действий при подписании документов, подробно интересовалась происходящими событиями, речь была нормальная.

Судом постановлено решение, которым исковые требования К. к П. о признании недействительным завещания, составленного И. 05 октября 2006 года, удовлетворены.

Признано недействительным завещание N 66 АБ 625263, составленное И. 05 октября 2006 года, удостоверенное нотариусом города Сысерти и Сысертского района Свердловской области И.А., зарегистрированное в реестре под N 4434.

В кассационной жалобе П. просила решение суда отменить, ссылаясь на то, что суд в нарушение требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации принял во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении состояния здоровья И., не дал правовой оценки многочисленным показаниям свидетелей, врачей, допрошенных при рассмотрении иска по существу предъявленных требований, которые не подтвердили наличие каких-либо психических отклонений в поведении И. при жизни. Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, в кассационной жалобе указала на неправильное определение судом обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и неправильное применение норм материального права, повлекшие вынесение незаконного решения.

 

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене.

В соответствии с пп. 1, 4 части 1 статьи 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела, существенное нарушение норм материального или процессуального права.

Исходя из требований статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о законности и обоснованности решения, необходимо иметь в виду, что решение является законным в том случае, когда оно вынесено при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению. Обоснованным решение следует признать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или общеизвестными обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Постановленное судом решение не отвечает требованиям законности и обоснованности.

В соответствии со статьей 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Материалами дела установлено, что И. 31 мая 2001 года завещала все свое имущество К. Завещание удостоверено нотариусом Сысертского района Свердловской области И.А.

Завещатель вправе отменить или изменить составленное им завещание в любое время после его совершения, не указывая при этом причины его отмены или изменения. Для отмены или изменения завещания не требуется чье-либо согласие, в том числе лиц, назначенных наследниками в отменяемом или изменяемом завещании. Завещатель вправе посредством нового завещания отменить прежнее завещание в целом либо изменить его посредством отмены или изменения отдельных содержащихся в нем завещательных распоряжений. Последующее завещание, не содержащее прямых указаний об отмене прежнего завещания или отдельных содержащихся в нем завещательных распоряжений, отменяет это прежнее завещание полностью или в части, в которой оно противоречит последующему завещанию. В случае недействительности последующего завещания наследование осуществляется в соответствии с прежним завещанием (статья 1130 Гражданского кодекса Российской Федерации).

И. 05 октября 2006 года составила новое завещание, которым все свое имущество, в том числе квартиру, завещала П. Завещание удостоверено нотариусом Сысертского района Свердловской области И.А.

И. умерла 05 апреля 2007 года.

Как следует из статьи 1131 Гражданского кодекса Российской Федерации, при нарушении положений настоящего Кодекса, влекущем за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Удовлетворяя исковые требования К. о признании завещания, составленного И. 05 октября 2006 года, недействительным, суд первой инстанции принял во внимание только заключение судебно-психиатрической экспертизы областного государственного учреждения здравоохранения "Свердловская областная клиническая психиатрическая больница" от 29 декабря 2007 года N 453, согласно которому в момент оформления завещания 05 октября 2006 года И. не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Разрешая спор, суд пришел к выводу о том, что решение вопроса о степени изменения психики у И. и способности ее во время составления завещания понимать значение своих действий и руководить ими требует специальных медицинских знаний в области судебной психиатрии, в связи с чем указанные выводы не могут быть основаны на показаниях свидетелей, в том числе и медицинских работников А.Н., Ю.А., О.И., не являющихся специалистами в данной области.

Судебная коллегия не может согласиться с таким выводом суда, поскольку судом не принято во внимание требование части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, согласно которой заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса.

Ответчик П. в своих доводах в отношении психического состояния И. ссылается на показания свидетелей, не заинтересованных в рассмотрении дела, которые длительное время общались с И. при ее жизни, давали в судебных заседаниях последовательные объяснения, указывали на отсутствие странностей в поведении завещателя, что не противоречит свидетельским показаниям Л.В. - участкового врача, Ю.А. - врача-хирурга, О.И. - врача невролога, Е.Л. - врача-психиатра. Все специалисты работают в Сысертской Центральной районной больнице, некоторые были опрошены судом после получения экспертизы областного государственного учреждения здравоохранения "Свердловская областная клиническая психиатрическая больница". Однако суд во внимание эти доводы не принял. С целью устранения противоречий не допросил в судебном заседании судебно-медицинских экспертов, проводивших экспертизу, не обсудил со сторонами вопрос о возможности назначения повторной посмертной судебно-медицинской экспертизы.

Вышеуказанные обстоятельства подлежат проверке, поскольку имеют важное значение для правильного разрешения спора и прежде всего для определения состояния здоровья И. при составлении оспариваемого истцом завещания.

Так как эти обстоятельства судом не проверялись и не устанавливались, решение суда не может быть признано убедительным, оно подлежит отмене.

Судебное решение не может быть признано законным и обоснованным, в связи с чем подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку допущенные в нем нарушения существенны, а имеющиеся недостатки не могут быть устранены в рамках кассационного судопроизводства. При новом рассмотрении дела суду необходимо установить правоотношения, возникшие между сторонами, дать надлежащую оценку установленным обстоятельствам и представленным доказательствам, обсудить вопрос о назначении повторной судебно-медицинской экспертизы, допросить экспертов, проводивших судебно-медицинскую экспертизу, вынести законное и обоснованное решение в соответствии с установленными обстоятельствами дела и требованиями закона.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 360, абз. 3 статьи 361, п. 1 части 1 статьи 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Сысертского районного суда Свердловской области от 17 июня 2008 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

Председательствующий

КОВАЛЕВА Т.И.

 

Судьи

ПРАСОЛ Е.В.

ДМИТРИЕВ В.А.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь