Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 августа 2008 г. по делу N 33-897

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу К. дело по иску В. к В.Т. об оспаривании актовой записи об отцовстве,

 

установила:

 

В. обратился в суд с иском к В.Т. об оспаривании актовой записи об отцовстве, просил суд установить, что он не является отцом ребенка - В.Д., родившейся 22.10.2003 у ответчицы, и аннулировать сведения о нем как об отце, из акта записи о рождении ребенка. Свои требования мотивировал тем, что 17.03.2001 он вступил в брак с ответчицей, которая 22.10.2003 родила дочь Д. Совместная жизнь не удалась, но до определенного времени он считал, что является отцом ребенка. 31.10.2006 он уличил супругу в неверности, что послужило причиной прекращения совместной семейной жизни, и у него появились основания полагать, что он не является отцом ребенка.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 14 июля 2008 года В. в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе представитель В. по доверенности В.Т.Н. просит отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей, считая, что установленные судом обстоятельства, имеющие значение для дела, не доказаны. Указывает, что обстоятельства рождения ребенка в период брака не может служить доказательством его биологического родства с истцом, поэтому обращение в суд преследовало цель установить истину с помощью научных достижений в области генетики. Вместе с тем, заключение проведенной по делу генетической экспертизы, в соответствии с выводами которой В. может являться биологическим отцом ребенка с вероятностью 99,99%, вызывает сомнение в подлинности, т.к. ее исследовательская часть не содержит подробное описание полученных при исследовании фактических данных, их развернутые объяснения и иллюстрации, а выводы сделаны на основании неподтвержденных данных. Из второй исследовательской части экспертного заключения следует, что исследования проведены с использованием 8 тест-систем, тогда как в соответствии со сложившейся практикой для дачи заключения с вероятностью 99,99% должно использоваться не менее 12 тест-систем. Имеются противоречия в датах проведения экспертизы и направления ее результатов в суд, нумерации листов. Во вводной части отсутствуют сведения о правовых основаниях деятельности лаборатории и врача, проводящего исследование. В суд было заявлено ходатайство об истребовании лицензии, сертификата специалиста, подробных результатов исследований, допросе эксперта, направлении запроса в ФГУ "Российский центр судебно-медицинской экспертизы Росздрава" о соответствии заключения экспертизы предъявляемым к нему требованиям, но последний пункт ходатайства необоснованно отклонен судом. Также необоснованно суд поручил проведение повторной генетической экспертизы ГУ Ярославская лаборатория судебной экспертизы МЮ РФ, поскольку данное учреждение не проводит экспертизы указанной категории. Допрошенная в судебном заседании эксперт Ц. на все вопросы дала уклончивые и неубедительные ответы. Учитывая изложенное, в суде сделано заявление об отказе в проведении повторной экспертизы в вышеуказанном экспертном учреждении г. Ярославля и заявлено ходатайство о проведении повторной экспертизы в головном учреждении г. Москвы, в чем судом также необоснованно отказано. Кроме того, в результате назначения повторной экспертизы в экспертное учреждение, не проводящее подобные экспертизы, при наличии в г. Ярославле отделения биологии бюро СМЭ, истец лишен возможности проведения квалифицированной экспертизы не только в г. Москве, но и в г. Ярославле.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав В. и его представителя В.Т., судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и пришел к обоснованному выводу об отсутствии доказательств, опровергающих отцовство истца в отношении ребенка В.Д.

Этот вывод судом мотивирован, соответствует требованиям закона, оснований для признания его неправильным не имеется.

В соответствии с п. 2 ст. 48 Семейного кодекса РФ если ребенок родился от лиц, состоящих в браке между собой, а также в течение трехсот дней с момента расторжения брака, признания его недействительным или с момента смерти супруга матери ребенка, отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери, если не доказано иное (статья 52 настоящего Кодекса). Отцовство супруга матери ребенка удостоверяется записью об их браке.

В силу п. 1 ст. 51 Семейного кодекса РФ отец и мать, состоящие в браке между собой, записываются родителями ребенка в книге записей рождений по заявлению любого из них.

Согласно ст. 52 Семейного кодекса РФ запись родителей в книге записей рождений, приведенная в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 51 настоящего Кодекса, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

Как видно из материалов дела и установлено судом, отцом В.Д., родившейся 22 октября 2003 года у В.(В.)Т., состоявшей в браке с В. с 17 марта 2001 года, в актовой записи о рождении записан В.

Проанализировав нормы семейного законодательства, регламентирующие установление происхождения детей, суд правильно пришел к выводу о том, что в актовой записи о рождении ребенка В.Д. отцом истец записан в соответствии с действующим законодательством.

Проверяя доводы истца о том, что он не является отцом ребенка, суд по ходатайству В. назначил судебно-генетическую экспертизу.

Согласно заключению экспертизы, выводы которой подтверждены в судебном заседании экспертом Ц., проводившей исследование образцов ДНК сторон и ребенка В.Д., В. может являться биологическим отцом ребенка В.Д., родившейся у В.Т. 22 октября 2003 года, с вероятностью 99,99%.

Данное заключение экспертизы оценено судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, вывод об отсутствии оснований не доверять заключению экспертизы судом в решении мотивирован.

Доводы кассационной жалобы о сомнительности выводов экспертизы на доказательствах не основаны.

Ссылка на необоснованный отказ в назначении повторной экспертизы является несостоятельной. Отказывая в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы, суд правомерно исходил из требований ч. 2 ст. 87 ГПК РФ, не усмотрев оснований для признания заключения экспертизы неправильным и необоснованным.

Отказывая в иске, суд правильно учел то обстоятельство, что требования В. основаны лишь на его сомнениях относительно своего отцовства, допустимых доказательств, опровергающих отцовство, им не представлено.

Доводы кассационной жалобы, направленные к иной оценке доказательств, неосновательны. Суд основал решение на доказательствах, исследованных в судебном заседании, давать иную оценку доказательствам не имеется.

При таких обстоятельствах кассационная жалоба удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 14 июля 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителя В. по доверенности В.Т.Н. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь