Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 августа 2008 г. по делу N 33-899

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу К. дело по иску Е. к О. о признании сделки недействительной,

 

установила:

 

18 сентября 2003 года между Е. (даритель) и О. (одаряемая) заключен договор дарения квартиры дома по ул. Никитской в г. Костроме. На основании указанного договора в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 13 октября 2003 года сделана запись регистрации N <...> о праве собственности О. на указанное жилое помещение, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права - серии <...> N <...>, выданным учреждением юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Костромской области.

В ноябре 2006 года Е. обратилась в суд с иском к О. о признании недействительным договора дарения квартиры, обосновывая свои требования тем, что сделку совершила под влиянием заблуждения. Дарение происходило в тот период, когда она находилась в болезненном состоянии из-за сильного обострения гипертонического заболевания. По устной договоренности ответчица должна была оплачивать коммунальные платежи, но этого не делает, не принимала она также участия в оплате работ по производству косметических ремонтов в квартире.

В ходе судебного разбирательства Е. неоднократно изменяла и уточняла исковые требования, окончательно мотивировав и сформулировав их следующим образом: в связи с тем, что ответчица ввела ее в заблуждение относительно природы сделки, представив заключение договора дарения как подтверждение составленного ранее завещания, а также в связи с тем, что она при заключении договора дарения не понимала значения своих действий, по основаниям, предусмотренным ст. 177, 178 ГК РФ, просила признать договор дарения от 18 сентября 2003 года недействительным и обязать О. возвратить полученную по сделке квартиру.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 4 июля 2008 года в удовлетворении иска Е. к О. о признании недействительным договора дарения квартиры отказано.

В кассационной жалобе Е. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей. Считает необоснованным вывод суда о пропуске ею срока исковой давности. Ссылаясь на то, что о характере договора она узнала лишь в 2006 году при передаче жилого фонда в ведение администрации г. Костромы, когда в извещениях о сумме коммунальных платежей в качестве собственника квартиры стала указываться О. Самого договора дарения у нее не имелось, т.к. ответчица ей его не передавала. Суд не учел, что она (истица) малограмотная, на момент заключения договора находилась на амбулаторном лечении в послеоперационном состоянии и не могла проявлять инициативу по дарению квартиры. Эти обстоятельства подтверждены показаниями в суде свидетелей В., Е.Е., С., И. При проведении судебно-психиатрической экспертизы она оплатила заключение специалиста-психолога, но в экспертизе участвовали только врачи-психиатры, ее ходатайство о даче заключения психологом необоснованно отклонено судом. Полагает, что имеющиеся в заключении экспертов суждения подтверждают факт введения ее в заблуждение, использования для этого ее состояния здоровья. Указывает, что О. путем обмана оформила договор дарения, т.к. при оформлении завещания нотариус разъяснил, что ее дочь, являющаяся инвалидом, имеет право на обязательную долю наследства. Жилищные условия дочери значительно хуже, чем у О., поэтому она не могла сознательно подарить О. квартиру. Суд не учел, что деньги, которые О. заплатила за проведенную ей операцию, она полностью вернула, а впоследствии передала О. в долг 10 тыс. руб., которые до настоящего времени не возвращены. Суд также не принял во внимание то обстоятельство, что в 2005 году она произвела в квартире дорогостоящий ремонт, а также не отнесся критически к показаниям свидетелей, выступивших на стороне ответчицы, хотя все они являются ее родственниками и подругами.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав Е. и адвоката С. в ее интересах, О. и ее представителя М.;, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки недействительной и пропуске истицей срока исковой давности.

Этот вывод судом мотивирован, соответствует требованиям закона, приведенного в мотивировочной части решения.

Судом проверены доводы истицы о совершении ею сделки дарения под влиянием заблуждения и в состоянии, когда истица в момент совершения сделки не могла отдавать отчет своим действиям или руководить ими.

Основания, указанные Е. для признания договора дарения недействительным, судом не установлены.

Согласно п. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Как видно из материалов дела, совершение сделки под влиянием заблуждения Е. обосновывала тем, что она не имела намерения передавать квартиру в собственность О., полагая, что в регистрационном органе зарегистрировано завещание на квартиру, а не договор дарения.

Проверяя данные доводы истицы, суд оценил представленные доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ и правильно сделал вывод о не подтверждении доводов Е.

Из текста искового заявления Е., показаний свидетелей К., М.Е., О., С.Г., действий Е. по переоформлению договора на оказание телефонных услуг следует, что истица осознавала, какой договор она заключает с О., ее волеизъявление соответствовало ее действительной воле.

Судом обоснованно отвергнуты доводы Е. в обоснование иска о признании сделки недействительной о том, что О. не несла расходы по содержанию квартиры и не оказывала материальной помощи, как не имеющие правового значения (п. 1 ст. 178 ГК РФ),

Не нашли подтверждения и судебном заседании также доводы Е. о заключении ею договора дарения в состоянии, когда она не способна была понимать значение своих действий или руководить ими.

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Приходя к выводу об отсутствии оснований для признания сделки недействительной по п. 1 ст. 177 ГК РФ, суд дал надлежащую оценку показаниям свидетелей относительно психического состояния истицы, заключению судебно-психиатрической экспертизы.

Так, из заключения комиссии экспертов следует, что в момент заключения договора дарения квартиры 18 сентября 2003 года по психическому состоянию Е. могла понимать значение своих действий и могла руководить ими.

Проанализировав заключение экспертизы в совокупности с другими доказательствами, суд правомерно пришел к выводу об отсутствии оснований не доверять данному заключению.

Применяя срок исковой давности по требованию о признании сделки недействительной, о чем было заявлено представителем ответчика в установленном порядке, суд обоснованно исходил из того, что срок исковой давности для истицы начал течь с момента государственной регистрации права собственности О. на квартиру, т.е. с 13 октября 2003 года, в суд истица обратилась спустя два года после истечения срока, уважительных причин пропуска исковой давности и оснований для его восстановления судом не установлено.

Доводы кассационной жалобы о том, что о договоре дарения Е. стало известно лишь в 2006 году, опровергаются материалами дела.

Учитывая, что суд обосновал свои выводы на тех доказательствах, которые представлены сторонами, давать иную оценку его выводам оснований не имеется, судебная коллегия считает кассационную жалобу подлежащей оставлению без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Свердловского районного суда г. Костромы от 4 июля 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу Е. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь