Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕНЗЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 августа 2008 г. по делу N 33-1532

 

Судья: Жигалова М.А.

 

"19" августа 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Пензенского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                    Прошиной Л.П.

    и судей                                 Фроловой Т.А. и Смирновой Л.А.

 

заслушали в открытом судебном заседании по докладу Смирновой Л.А. дело по кассационной жалобе З.О. на решение Зареченского городского суда Пензенской области от 17 июня 2008 года, которым постановлено:

В удовлетворении иска З.О. к З.И., А.Н. о признании недействительным предварительного договора купли-продажи - отказать.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения представителя З.О. - П.Ю. (доверенность N 1187 от 12.05.2008 г. (л.д. 33), А.Н. и ее представителя адвоката Орловой С.П. (ордер в деле), судебная коллегия

 

установила:

 

З.И. и З.О. состоят в браке с 27 августа 1994 года. От брака имеют троих детей.

В период брака З.О. и З.И. между МУ "Управление капитального строительства" и З.И. 29 декабря 2000 года был заключен договор долевого участия в строительстве жилья <...>, согласно которому МУ "УКС" приняло на себя обязательство перед З.И. построить четырехкомнатную квартиру <...>.

10 июня 2002 года учреждением юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним Пензенской областной регистрационной палатой было зарегистрировано право собственности З.И. на квартиру <...>, о чем в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сделана запись регистрации за 358-01/34-2/2002-726.

27 февраля 2004 года между З.И. и А.Н. был заключен предварительный договор купли-продажи квартиры <...>.

Решением Зареченского городского суда Пензенской области от 31 марта 2008 года на З.И. была возложена обязанность заключить с А.Н. договор купли-продажи квартиры <...> на условиях, изложенных в предварительном договоре от 27 февраля 2004 года. Решение суда вступило в законную силу.

З.О. обратился в суд с иском о признании предварительного договора недействительным. В обоснование исковых требований указал, что предварительный договор от 27.02.2004 года является сделкой, влекущей отчуждение недвижимого имущества, которое согласно положениям Семейного кодекса РФ относится к совместной собственности супругов. Вместе с тем, он своего согласия на совершение сделок по распоряжению данной квартирой не давал.

Данная сделка нарушает его имущественные права и права их троих детей и не соответствует действующему законодательству.

Просил признать предварительный договор купли-продажи квартиры <...> от 27.02.2004 года недействительным.

В дальнейшем З.О. выступая в интересах своих троих несовершеннолетних детей, дополнил свои исковые требования, указывая, что при совершении предварительного договора купли-продажи законные права и интересы несовершеннолетних детей были нарушены. У его детей жилое помещение, которое являлось предметом предварительного договора между А.Н. и З.И., фактически и юридически - единственное жилое помещение.

При совершении предварительного договора купли-продажи квартиры орган опеки и попечительства при администрации г. Заречного письменного разрешения не представлял.

Согласно правил, предусмотренных пп. 2 и 3 ст. 37 ГК РФ, родители не вправе без предварительного разрешения органов опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению имущества.

Пункт 4 ст. 292 ГК РФ предусматривает, что отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние, допускается с согласия органов опеки и попечительства.

Оформление такого предварительного разрешения в соответствии с абзацем 9 Письма Минобразования РФ от 9 июня 1999 года N 244/26-5 "О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних" производится в форме постановления (распоряжения) органа местного самоуправления.

При рассмотрении дела 17 июня 2008 года истец З.О. вновь дополнил свой иск и указал в своем исковом заявлении о том, что брачного договора либо иного соглашения с ответчицей З.И. у него не имеется, то он как супруг ответчицы З.И. имеет право на 1/2 часть совместно нажитого имущества в период брака с ответчицей - его законной супругой.

Кроме того, сделка предварительного договора купли-продажи З.И. и А.Н. изначально не могла состояться без нарушений действующего законодательства. Так, в УФРС по Пензенской области потребовали бы согласие супруга З.И., то есть его - З.О. Однако, его соответствующего согласия на отчуждение недвижимости ни на момент заключения предварительного договора, ни после - не было, и исполнения самого договора не было.

То обстоятельство, что ответчица А.Н. прекрасно знала о наличии у его жены З.И. мужа, т.е. его, подтверждает тот факт, что в "предварительном договоре" имеются паспортные данные ответчицы З.И. В силу того, что А.Н. неоднократно приобретала в собственность недвижимость она не могла не знать, что при отчуждении недвижимости, нажитой в период брака, необходимо согласие супруга. А поскольку А.Н. изучала паспорт ответчицы З.И., то штамп о заключении брака и наличии трех несовершеннолетних детей не видеть не могла. Тем более, что она подтверждала в судебном заседании по данному иску о том, что знала и о детях, и о наличии супруга у З.И., но, несмотря на это, к нему с просьбой о даче согласия на отчуждение в соответствии со ст. 35 Семейного кодекса РФ не обращалась.

З.И. скрывала от него - З.О. наличие предварительного договора купли-продажи квартиры, о чем свидетельствует и тот момент, что в личных делах их детей по месту их учебы и посещения детского сада значится адрес: <...>, т.е. адрес спорной квартиры.

Предварительный договор купли-продажи жилого помещения - это своего рода намерение на отчуждение недвижимости в будущем, исходя из условий данного договора, который, впрочем, нельзя назвать именно таковым. Намерение на отчуждение квартиры имеется только у ответчицы З.И., а у него его не было и не имеется в настоящее время, о таком договоре он узнал только после вынесения решения суда, в марте 2008 года, где являлся третьим лицом по делу по иску А.Н. к З.И. Извещения о привлечении его третьим лицом по делу он не получал и не мог воспользоваться своими правами в соответствии с нормами процессуального и гражданского законодательства.

Так, не были учтены права несовершеннолетних детей, причем троих, один из которых инвалид детства, согласия на отчуждение в установленном законом порядке он не давал. Согласия органа опеки и попечительства не было.

Кроме того, следует учитывать и тот факт, что исполнение договора не имело места, поскольку не был заключен основной договор, подлежащий регистрации в УФРС. Заключая договор, З.И. фактически нарушила права детей, лишив их единственного жилого помещения на проживание.

Поскольку о предварительном договоре купли-продажи он узнал только в марте 2008 года, считает, что срок исковой давности для обращения в суд с настоящим иском не истек. Однако, в связи с тем, что предварительный договор имел место 27 февраля 2004 года, то на основании ст. 1112 ГПК РФ просил восстановить ему срок исковой давности для подачи в суд исков. Полагал, что незнание о данном договоре позволяет сделать вывод, что срок для обращения в суд им пропущен по уважительной причине.

Он не мог знать об указанном выше договоре, поскольку постоянно находился в командировках, имевших длительный характер, а З.И. делала все, что ей угодно.

Просил в данном заявлении восстановить ему срок исковой давности для обращения в суд с настоящими исками; признать предварительный договор купли-продажи квартиры <...> от 27.02.2004 года недействительным, применив последствия ничтожности сделки; признать за ним - З.О. право на 1/2 часть квартиры <...>.

В судебном заседании истец З.О. и его представитель П.Ю., вступающая на основании доверенности, иск поддержали и настаивали на его удовлетворении.

Зареченский городской суд Пензенской области постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе З.О. просит отменить решение суда, считая его незаконным, постановленным с нарушением нормы материального и процессуального права, ссылаясь при этом на доводы, изложенные в исковом заявлении и в судебном заседании.

Решение суда построено только на показаниях ответчицы А.Н. и свидетелей, приглашенных по ее ходатайству. Так, суд принимает во внимание тот факт, что якобы З.О. истец по делу пересчитывал в присутствии А.Н. и З.И. передаваемые за квартиру деньги. Этот факт не соответствует действительности. Кроме того, в судебном заседании заявлялось ходатайство о передопросе допрошенных в отсутствии истца З.И. указанных выше свидетелей, однако, в нарушении норм ГПК РФ суд данное ходатайство отклонил, ничем не мотивируя.

Представителем З.И. заявлялись ходатайства об истребовании из Департамента образования г. Заречный сведений о том, выдавалось ли разрешение на отчуждение спорной квартиры и обращался ли кто-либо за таким постановлением. Данное ходатайство также было отклонено и суд никак не мотивировал свое решение.

Суд неверно оценил представленные по делу доказательства, лишил истца установленных законом процессуальных прав, отказав в повторном допросе свидетелей, отказав немотивированно в удовлетворении заявленных ходатайств. Кроме того, судом неверно применены сроки исковой давности к возникшим правоотношениям.

В решении судом не дана оценка показаниям свидетелей с его стороны: З.Д и З.М., которые подтвердили, что З.О. не знал о данной сделке до марта 2008 года.

В своих письменных возражениях А.Н. просит решение суда оставить без изменения, считая его законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда и удовлетворения жалобы.

В соответствии со ст. 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях предусмотренных предварительным договором.

Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора, а если форма основного договора не установлена, то в письменной форме. Несоблюдение правил о форме предварительного договора влечет его ничтожность.

Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет, а также другие существенные условия основного договора.

Проанализировав нормы действующего законодательства, доводы сторон, представленные ими доказательства и установленные фактические обстоятельства по делу в их совокупности, городской суд обоснованно отказал З.О. в удовлетворении исковых требований, в связи с отсутствием к этому законных оснований.

При постановлении решения суд признал установленным и исходил из того, что исходя из положений действующего гражданского законодательства, к предварительному договору применяются только правила о форме основного договора. Только не соблюдение правил о форме предварительного договора влечет его ничтожность.

Решением суда от 31.03.2008 года было признано, что форма предварительного договора соблюдена и соответствует форме основного договора - договора купли-продажи. Данное решение суда в соответствии со ст. 61 ч. 2 ГПК имеет преюдициальное значение для разрешения данного спора по существу.

Условия о нотариальном согласии другого супруга на продажу недвижимости и наличии согласия органа опеки и попечительства не являются элементами формы этого договора. Предварительный договор, по которому стороны обязались заключить договор купли-продажи недвижимости, не является сделкой с недвижимостью. Предметом предварительного договора является обязательство сторон по поводу заключения будущего договора, а не обязательства сторон по поводу недвижимого имущества.

В связи с чем, предварительный договор не может быть оспорен и признан недействительным по основаниям отсутствия согласия одного из супруга на отчуждение недвижимости, приобретенной в период брака, а также отсутствия согласия органа опеки и попечительства на продажу спорной квартиры.

Является правильным и вывод суда о пропуске З.О. срока исковой давности, что является самостоятельным основанием об отказе в иске, по основаниям подробно изложенным в решении суда с выводами которого судебная коллегия соглашается в полном объеме.

Судом бесспорно установлено, что З.О. знал о заключенном предварительном договоре З.И. и А.Н. с февраля 2004 года и именно с этого времени подлежит исчислению срок исковой давности, который истек в феврале 2007 года, а не с марта 2008 года и не с 17.07.2005 года, как указано в кассационной жалобе.

З.О. обратился в суд с данным иском только в мае 2008 года, значительно пропустив срок исковой давности. В течение установленного законом срока исковой давности он в суд за защитой своего нарушенного права собственности не обращался. Других причин, свидетельствующих об уважительности пропуска исковой давности, в судебном заседании не установлено.

Суждение суда основано на объяснениях сторон, представленных доказательствах, правильно оцененных судом показаниях допрошенных по делу свидетелей.

В решении приведено законодательство, которым руководствовался суд и установленные по делу обстоятельства.

Все юридически значимые обстоятельства определены судом правильно, исследованы, оценка доказательств произведена в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, материальный закон применен и истолкован судом правильно, нормы процессуального права соблюдены.

При таких обстоятельствах решение суда является законным и обоснованным, а доводы кассационной жалобы - несостоятельными, они не основаны на доказательствах, установленных фактических обстоятельствах по делу и на требованиях действующего законодательства. Более того, они были предметом судебного разбирательства и им дана надлежащая правовая оценка, которая признается судебной коллегией правильной. В целом доводы жалобы направлены на переоценку установленного судом в связи с неправильным толкованием норм материального права, определением юридически значимых обстоятельств и оценкой имеющихся в деле доказательств.

Довод жалобы о том, что суд неправомерно отклонил ходатайство о повторном допросе свидетелей З., О., А., М., допрошенных в судебном заседании 7 июня 2008 года в отсутствие истца З.О., не может свидетельствовать о незаконности решения и влечь его отмену.

Как следует из протокола судебного заседания от 7 июня 2008 года, истец З.О. в судебное заседание не явился, и не представил доказательств, свидетельствующих об уважительности неявки. При этом его представитель П.Ю. присутствовала в суде и принимала участие в допросе вышеуказанных свидетелей. З.О. имел возможность ознакомиться с их показаниями, изложенными в протоколе судебного заседания. Заявляя ходатайство о передопросе свидетелей в другом судебном заседании, им не были изложены новые вопросы и те обстоятельства, которые он хотел бы выяснить, но они не были выяснены при первоначальном допросе, которые могли бы повлиять на законность принятого судом решения.

В соответствии со ст. 170 ГПК РФ при отложении разбирательства дела суд вправе допросить явившихся свидетелей, если в судебном заседании присутствуют стороны. Вторичный вызов этих свидетелей в новое судебное заседание допускается только в случае необходимости.

З.О. и его представитель П.Ю. не привели доводов о необходимости вызова этих свидетелей в новое судебное заседание.

Протокол судебного заседания от 7 июня 2008 года был оглашен в судебном заседании.

В соответствии со ст. ст. 56 и 57 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление дополнительных доказательств для эти лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

З.О. и его представитель П.Ю., заявляя ходатайства об истребовании дополнительных доказательств (сведения из Департамента образования г. Заречный о том, выдавалось ли разрешение на отчуждение спорной квартиры и, обращался ли кто-либо за таким постановлением, справки с места регистрации детей, и т.д., о чем указано в кассационной жалобе) не привели суду доводы, которые препятствовали получить им самостоятельно эти доказательства. В связи с чем, суд правильно оставил эти ходатайства без удовлетворения. Более того, судебная коллегия также считает, что наличие, либо отсутствие таких доказательств в материалах дела, с учетом доводов, изложенных в решении, не могут свидетельствовать о его незаконности по основанию неисследованности юридически значимых обстоятельств.

Других доводов, свидетельствующих о незаконности оспариваемого решения, кассационная жалоба не содержит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 360 - 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Зареченского городского суда Пензенской области от 17 июня 2008 года оставить без изменения, кассационную жалобу З.О. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь