Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА ДЕКАБРЬ 2008 ГОДА

 

Вопросы применения норм материального права

 

Договор ренты должен быть нотариально удостоверен, а договор, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты, подлежит также государственной регистрации

 

Решением Губкинского городского суда, оставленным без изменения кассационным определением, истцам в удовлетворении заявленных требований о признании недействительными договора пожизненного содержания с иждивением, завещания отказано.

Судебные постановления отменены в порядке надзора по следующим основаниям.

Как установлено судом, В. и К. 28 марта 2008 г. заключен и нотариально удостоверен договор пожизненного содержания с иждивением, где содержание обусловлено передачей в собственность квартиры.

Разрешая спор и отказывая в признании упомянутого договора недействительным, суд пришел к выводу о его заключении в надлежащей форме, о соответствии договора требованиям статей 584, 599, 605 ГК РФ и об отсутствии, исходя из доводов истицы, предусмотренных ст. 168 ГК РФ оснований для признания договора недействительным.

При этом не учтено, что в соответствии с требованиями ст. 584 ГК РФ договор ренты подлежит нотариальному удостоверению, а договор, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты, подлежит также государственной регистрации.

Договор, устанавливающий ренту в пользу гражданина, умершего к моменту заключения договора, ничтожен (п. 3 ст. 596 ГК РФ). Это правило согласно положениям п. 2 ст. 601 ГК РФ применяется к договору пожизненного содержания с иждивением.

Исходя из анализа приведенных норм, оспариваемый договор подлежит государственной регистрации, а права и обязанности по нему возникают у сторон именно с этого момента (статья 433 ГК РФ). В случае несоблюдения обязательного требования закона о государственной регистрации договор нельзя считать заключенным, он не имеет юридической силы и не порождает никаких юридических последствий.

В пункте 14 оспоренного договора прямо указано на приобретение плательщиком ренты права собственности на квартиру с момента государственной регистрации договора, а также на то, что договор считается заключенным с момента такой регистрации.

В нарушение требований ст. 56 ГПК РФ вытекающие из приведенных норм права юридически значимые обстоятельства, связанные с наличием государственной регистрации упомянутого договора, с моментом его заключения на обсуждение сторон не выносились.

Признав необходимым и истребовав при подготовке дела к судебному разбирательству из УФРС по Белгородской области (Губкинское отделение) материал по заявлению В. о государственной регистрации сделки, установив отсутствие государственной регистрации договора и приостановив в порядке обеспечения иска государственную регистрацию, суд при разрешении спора по существу оставил эти обстоятельства без внимания и оценки.

Между тем, их выяснение имело существенное значение для правильного разрешения спора с учетом положений п. 2 ст. 166 ГК РФ, устанавливающей право суда по своей инициативе применить последствия недействительности ничтожной сделки.

По смыслу приведенной нормы права суд вправе признать сделку ничтожной и применить последствия ее недействительности как при отсутствии предъявленных к ответчику исковых требований, так и по другим, нежели заявленным истцом основаниям, если установит наличие обстоятельств, свидетельствующих о ничтожности сделки.

 

Страховщик не освобождается от обязанности произвести страховую выплату в случае просрочки уплаты страховой премии по договору страхователем не более чем на 30 календарных дней

 

Решением мирового суда в пользу З. с ЗАО взыскана сумма материального ущерба, судебные расходы. В удовлетворении заявленного требования к С. о возмещении ущерба, причиненного ДТП, отказано. Апелляционным решением в удовлетворении заявленных требований отказано полностью.

Решение суда апелляционной инстанции отменено в порядке надзора.

Как установлено судом, произошло ДТП с участием водителей С. и З. Виновным признан С., чья гражданская ответственность застрахована в ЗАО.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что С. в течение 30 дней после истечения срока действия договора не оплатил страховую премию ответчику, в связи с чем указанный договор не был продлен и обязанность по выплате истцу страхового возмещения у ЗАО отсутствует. В силу ст. 10 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" N 40-ФЗ срок действия договора обязательного страхования составляет один год, за исключением случаев, для которых настоящей статьей предусмотрены иные сроки действия такого договора.

Договор обязательного страхования продлевается на следующий год, если страхователь не позднее чем за два месяца до истечения срока действия договора не уведомил страховщика об отказе от его продления. Действие продленного договора обязательного страхования не прекращается в случае просрочки уплаты страхователем страховой премии на следующий год не более чем на 30 дней.

Пунктом 31 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 предусмотрено, что страховщик не освобождается от обязанности произвести страховую выплату в случае просрочки уплаты страховой премии по договору страхователем не более чем на 30 календарных дней.

Страховой случай наступил в пределах 30-дневного срока, на который независимо от уплаты страхового взноса в силу закона продлилось действие договора, С. с заявлением об отказе от продления действия договора в ЗАО не обращался.

 

Самим по себе установлением предельного размера пособия по беременности и родам конституционные права граждан не нарушаются

 

Решением суда постановлено исковое заявление Г. о взыскании суммы недоплаченного пособия по беременности и родам удовлетворить частично и взыскать в ее пользу с ООО за счет средств Фонда социального страхования РФ недоплаченную сумму пособия по беременности и родам.

Решение отменено в кассационном порядке по следующим основаниям.

С 15 июля 2008 г. по 24 января 2009 г. Г. находится в отпуске по беременности и родам. Работодателем на счет истца пособие по беременности и родам перечислено в сумме 147948 руб. 39 коп.

Норма, устанавливающая максимальный размер пособия, содержащаяся в ч. 1 ст. 15 Федерального закона "О бюджете Фонда социального страхования РФ на 2002 год" N 17-ФЗ от 11.02.2002, признана не соответствующей Конституции РФ Постановлением Конституционного суда РФ N 4-П от 22.03.2007.

При этом Конституционным Судом РФ установлено, что самим по себе установлением максимального размера пособия по беременности и родам конституционные права граждан не нарушаются.

Удовлетворяя частично требования истицы, суд первой инстанции руководствовался Конвенцией МОТ от 28 июня 1952 года N 103 "Относительно охраны материнства". Согласно указанной Конвенции сумма денежного пособия, выплачиваемого в связи с предоставлением отпуска по беременности и родам и рассчитываемого на основе предшествующего заработка женщины, не должна составлять менее двух его третей, однако допускается и установление максимальных пределов для размера заработка, учитываемого с этой целью.

Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ и внесенным в Федеральный закон "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2007 год" изменениям с 01.09.2007 минимальный размер пособия по беременности и родам составляет 23400 рублей.

В соответствии с вышеуказанными нормами права истица получила в полном объеме положенные выплаты.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене с вынесением нового - об отказе в иске.

 

Вопрос о сохранении жилого помещения в переустроенном и (или) перепланированном состоянии может быть решен судом при рассмотрении иска органа, осуществляющего согласование о продаже жилого помещения с публичных торгов или о расторжении договора социального найма (при наличии заявления гражданина о сохранении жилого помещения в существующем виде)

 

Постановлением суда признано незаконным решение администрации в лице МУ "Городской жилищный фонд" об отказе в согласовании перепланировки квартиры, квартира сохранена в перепланированном состоянии.

Решение суда отменено в кассационном порядке.

Из заключения, выполненного экспертом, следует, что перепланировка выполнена с соблюдением требований СНиП 31.01.2003, что не создает угрозу жизни и здоровью для проживающих граждан.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что перепланировка не создает угрозу жизни и здоровью для проживающих и не нарушает охраняемые законом интересы других лиц. Однако данные выводы не могут служить основанием для сохранения жилья в перепланированном состоянии.

Отказ органа, уполномоченного принимать такие решения, может быть признан судом неправомерным, если гражданином были представлены указанные в ч. 2 ст. 26 ЖК документы, а произведенные им переустройство и (или) перепланировка соответствуют требованиям законодательства.

В исковом порядке вопрос о сохранении жилого помещения в переустроенном и (или) перепланированном состоянии может быть решен судом только при рассмотрении иска органа, осуществляющего согласование о продаже жилого помещения с публичных торгов или о расторжении договора социального найма (при наличии заявления гражданина о сохранении жилого помещения в существующем виде).

Отказ в согласовании перепланировки объясняется также тем, что градостроительное заключение и заключение специалиста Л. указывают лишь на соответствие произведенной перепланировки требованиям СНиП 31.01.2003 N 170, не ссылаясь на "Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда", утвержденные постановлением Госстроя от 29.09.2003 N 170, ГОСТ.

Ч. (собственник квартиры) не передавал необходимые документы в орган местного самоуправления для разрешения вопроса о согласовании перепланировки, не представил доказательств, подтверждающих отказ администрации в сохранении жилого помещения в перепланированном состоянии, не нарушающем соответствующие нормы, что является основанием для отказа в удовлетворении требований.

 

При прекращении трудового договора работодатель обязан выдать трудовую книжку работнику в день увольнения (последний день работы)

 

Г. обратился с иском к ИП В. о возложении обязанности по выдаче трудовой книжки, выплате заработной платы, взыскании компенсации за отпуск и компенсации морального вреда. Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Решение отменено в кассационном порядке по следующим основаниям.

Между ИП В. и Г. заключен трудовой договор. 24.03.2008 работодателем вынесен приказ о расторжении указанного договора на основании заявления работника об увольнении по собственному желанию. Трудовая книжка Г. содержит записи N 6 от 24.03.2008 об увольнении с занимаемой должности и N 7 от 25.03.2008 о приеме его на работу к ИП Т.

Приходя к выводу о получении Г. трудовой книжки 24.03.2008, районный суд сослался на копию заявления истца на имя ИП Т. от 28.07.2008 о выдаче трудовой книжки. В решении установлен также факт предъявления трудовой книжки работником 25.03.2008 новому работодателю.

Заявление Г. на имя ИП Т. от 28.07.2008 о выдаче трудовой книжки само по себе не свидетельствует о получении им данной книжки 24.03.2008. Оставлены без внимания и надлежащей проверки доводы истца об обстоятельствах его увольнения 24.03.2008 и принятия на работу к ИП Т., передачи ИП В. его трудовой книжки новому работодателю, минуя работника.

Между тем, в судебных заседаниях представитель истца пояснял, что Г. с момента принятия на работу к ИП В. до рассмотрения спора в суде трудовую книжку не получал. Совокупность имеющихся в деле доказательств не позволяет сделать вывод об обратном; разрешение спора судом на основании предположительных суждений недопустимо.

Согласно ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки.

 

Процессуальные вопросы

 

Нахождение лица в местах лишения свободы не может иметь значения при определении территориальной подсудности заявляемых им исковых требований о возмещении вреда

 

Суд первой инстанции возвратил исковое заявление Д. к Казне РФ о возмещении ущерба ввиду его неподсудности данному суду.

Определение отменено в кассационном порядке.

Д. обратился в суд с иском о возмещении убытков (упущенной выгоды), причиненных незаконным уголовным преследованием и применением в качестве меры пресечения содержание под стражей.

В качестве своего адреса для получения корреспонденции указал г. Алексеевку ФБУ ИК-4.

При возвращении искового материала, ввиду неподсудности Старооскольскому городскому суду, в определении приведена ссылка на то, что согласно ч. 6 ст. 29 ГПК РФ иск может быть подан по месту жительства истца, т.е. в Алексеевский районный суд.

Местом жительства гражданина признается место, где он постоянно или преимущественно проживает (п. 1 ст. 20 ГК РФ).

Оснований для признания местом жительства Д. места его содержания не имеется.

Из материалов дела усматривается, что местом жительства Д. до осуждения являлся г. Старый Оскол

Судом не учтено также и то, что право на выбор альтернативной подсудности принадлежит истцу.

Таким правом истец не воспользовался, предъявив иск по месту нахождения органа, представляющего интересы Министерства финансов РФ.

При таких обстоятельствах определение суда о возврате искового заявления подлежит отмене.

 

Судья отказывает в принятии заявления или прекращает производство по делу, возникшему из публичных правоотношений, только в том случае, если имеется решение суда, принятое по заявлению о том же предмете и вступившее в законную силу

 

Определением суда отказано в принятии жалобы Б. на бездействие судебного пристава-исполнителя.

Определение отменено в кассационном порядке по следующим основаниям.

Отказывая в принятии к производству жалобы Б., суд исходил из того, что заявитель уже обращался с жалобой на бездействие судебного пристава-исполнителя и решением суда ему отказано в удовлетворении данной жалобы.

При этом судом не учтено, что заявитель просил признать незаконным бездействие судебного пристава, имевшее, по его мнению, место в период после вступления в силу вышеуказанного судебного решения. Следовательно, обжалуемое в данном случае бездействие судебного пристава-исполнителя не могло быть предметом судебного рассмотрения по делу по предыдущей жалобе Б.

При таких обстоятельствах обжалуемое определение суда подлежит отмене с направлением вопроса о принятии жалобы к производству на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Надлежащим ответчиком по требованию о восстановлении на работе выступает юридическое лицо, а не его структурное подразделение

 

Решением суда постановлено восстановить Ч. на работу, взыскать с ОАО в пользу Ч. компенсацию морального вреда, расходы на представителя.

Решение в части восстановления на работе приведено к немедленному исполнению.

Решение отменено в кассационном порядке по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, судом к своему производству принят иск, ответчиком по которому является Белгородский филиал ОАО.

В соответствии с положениями ст. 49 ГК РФ гражданские права, соответствующие целям деятельности, предусмотренным в его учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности может только юридическое лицо.

Филиал не являются юридическим лицом. Он наделяется имуществом создавшим его юридическим лицом и действуют на основании утвержденного им положения.

Работодателем согласно ст. 20 Трудового кодекса РФ является юридическое лицо.

Гражданская процессуальная правоспособность также признается за юридическим лицом (ст. 36 ГПК РФ).

С учетом изложенного, надлежащим ответчиком по делу должно являться юридическое лицо.

В нарушение положений ст.ст. 41, 148, 150 ГПК РФ судом при подготовке дела, равно как и во время его разбирательства, замена ненадлежащего ответчика надлежащим не произведена, на обсуждение сторон данный вопрос не выносился.

С учетом изложенного, решение суда нельзя признать законным и обоснованным, поскольку суд разрешил вопрос о правах и об обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

Примечание: Белгородским областным судом неоднократно разъяснялось данное положение закона (см. информационные бюллетени Белгородского областного суда NN 1, 4 за 2006 год, NN 2, 5, 7, 10 за 2007 год).

 

Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств

 

Решением суда Б. в удовлетворении исковых требований к О. о прекращении права пользования жилым помещением в общежитии, расторжении договора найма отказано.

Решение отменено в кассационном порядке.

Суд считал доказанным и исходил из тех обстоятельств, что ответчица по делу, несмотря на непроживание в комнате, не отказалась от такого права, а сохранила его за собой и своим ребенком.

Вместе с тем в материалах дела не имеется доказательств вселения ответчицы по делу в спорную комнату. Согласно протоколу судебного заседания Б. не подтверждала предоставление ответчице по делу койко-места в спорной комнаты, равно как и факта вселения.

Согласно выписке из домовой книги, выписке из лицевого счета, справке по оказанию адресной социальной помощи О. зарегистрирована по указанному адресу на койка-место без указания конкретного помещения.

Не подтверждаются выводы суда и договором найма жилого помещения на 1 койка-место, квитанциями по оплате за жилое помещение.

Не является таким доказательством и акт проверки жилищных условий, по которому О. в комнате не проживает с момента регистрации в общежитии.

Согласно каким документам О. предоставлялась спорная либо иная комната из материалов дела не усматривается.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

Примечание: аналогичная ошибка суда рассматривалась в информационном бюллетене Белгородского областного суда N 12 за 2008 год.

 

Апелляционное решение изменено, поскольку, в нарушение принципа диспозитивности гражданского судопроизводства, выводы в его мотивировочной части сделаны судом с выходом за пределы заявленных требований

 

Решением мирового суда судебного участка N 7 Восточного округа г. Белгорода между Е. и Л. в равных долях произведен раздел приобретенной в период брака квартиры, общей площадью 61,3 кв. м.

Апелляционным решением Свердловского районного суда г. Белгорода решение в части раздела квартиры отменено и принято новое. За В. признано право собственности на 3/38 доли упомянутой квартиры, за Л. - на 35/38 доли.

Апелляционное определение президиумом областного суда изменено, из мотивировочной его части исключены выводы относительно долга по кредитному договору и отсутствия оснований для его распределения между сторонами.

Возражая против иска о разделе квартиры, Л. указывала на приобретение 23 декабря 2004 г. спорной квартиры за счет своих личных средств, в том числе заемных средств в сумме 147000 руб., полученных ею по кредитному договору в период брака 6 декабря 2004 года. Одновременно просила в случае удовлетворения требований истца решить вопрос о распределении между ними общего долга по указанному кредитному договору. Истец в свою очередь ссылался на недоказанность ответчицей использования кредитных средств на приобретение квартиры.

Разрешая спор, суд пришел к выводу об отсутствии оснований для применения по делу ч. 3 ст. 39 СК РФ, предусматривающей распределение общих долгов между супругами при разделе имущества, поскольку ответчицей не доказано получение кредита и его использование в интересах семьи, в том числе на приобретение спорной квартиры.

Между тем, по смыслу статей 34, 39 СК РФ общие долги входят в состав общего имущества супругов, законным режимом которого согласно ст.ст. 33, 34 СК РФ является режим их совместной собственности.

Из этого следует, что факт получения и использование ответчицей заемных средств не в интересах семьи подлежал доказыванию истцом, оспаривающим общность долга. Вывод о недоказанности ответчицей наличия общего долга сделан без учета этого обстоятельства.

Судом также не учтено, что согласно положениям статьи 38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен по требованию любого из них.

В порядке, предусмотренном статьей 131 ГПК РФ, требований о распределении долга между супругами Л.А. не заявила. В резолютивной части апелляционного решения не содержится вывода об отказе в удовлетворении требований о разделе долга между сторонами, и у заявительницы сохраняется право на обращение в суд с самостоятельным иском.

В этой связи выводы в мотивировочной части решения относительно долга по упомянутому кредитному договору сделаны судом с выходом за пределы заявленных требований в нарушение принципа диспозитивности гражданского судопроизводства и положений статей 4, 196 ГПК РФ.

Поскольку в указанной части без разрешения спора по существу судом сделаны выводы, имеющие преюдициальное значение для заявительницы, приведенные нарушения норм процессуального права следует признать существенными, без устранения которых невозможно восстановление ее нарушенного права на судебную защиту, гарантированного ч. 1 ст. 46 Конституции РФ и п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

При таких обстоятельствах имеются основания для исключения из мотивировочной части апелляционного решения выводов относительно долга по кредитному договору и отсутствия оснований для его распределения между сторонами по делу.

 

Производство по делу прекращается в случае, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда

 

Определением суда прекращено производство по делу по заявлению Л. в связи с тем, что имеется вступившее в законную силу решение, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Определение отменено в кассационном порядке по следующим основаниям.

Решением районного суда по иску Л. к ГУ БРО Фонда социального страхования РФ о признании неправомерными действий отделения Фонда по назначению и выплате страхового обеспечения по второму страховому случаю и об обязании производить соответствующее обеспечение исковые требования удовлетворены. Определением судебной коллегии данное судебное решение изменено в части срока начала осуществления страховых выплат.

Вместе с тем, судом не учтено, что по ранее рассмотренным делам заявитель оспаривал правомерность действий регионального отделения Фонда по отказу в назначении страховых выплат, а теперь оспаривает правомерность отказа в установлении самого факта страхового случая. При этом он ссылается на свои обращения в отделение Фонда социального страхования в 2006 году, и, как следует из текста вышеуказанных судебных постановлений, данные обстоятельства не являлись предметом судебной проверки.

 

Административное производство

 

Дело об административном правонарушении рассматривается с участием потерпевшего. В отсутствие потерпевшего дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении потерпевшего о месте и времени рассмотрения дела и если от потерпевшего не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения

 

Постановлением по делу об административном правонарушении Л. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.14 КоАП РФ, и подвергнут административному взысканию в виде штрафа.

Решением районного суда постановление должностного лица по делу об административном правонарушении отменено и дело возвращено на новое рассмотрение в ОГАИ.

Ч. (второй участник ДТП) обжаловал данное решение. Суд кассационной инстанции решение отменил.

В силу ст. 25.2 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием потерпевшего. В отсутствие потерпевшего дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении потерпевшего о месте и времени рассмотрения дела и если от потерпевшего не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

В материалах дела нет данных, свидетельствующих о надлежащем извещении Ч. о времени и месте судебного заседания.

Данное обстоятельство является безусловным основанием для отмены судебного постановления, так как данное нарушение препятствует лицу защищать свои права в судебном заседании.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь