Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 декабря 2008 г. N 33-2232/2008

 

Судья Аристова Н.В.

Докладчик Михалева О.В.

1 декабря 2008 года судебная коллегия по гражданским делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего Лепехина Н.В.

судей Михалевой О.В. и Аносовой Н.Г.

с участием прокурора Пучковой С.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Липецке дело по кассационной жалобе ГУ "Л" на решение Правобережного районного суда г. Липецка 14 октября 2008 года, которым постановлено:

Признать отказ ГУ "Л" в назначении Б. страховых выплат в возмещение вреда здоровью незаконным.

Взыскать с ГУ "Л" в пользу Б. ежемесячные страховые платежи в сумме 11387 руб. 77 коп., начиная с 01.10.2008 года до изменения обстоятельств, влияющих на данные выплаты; ежемесячные страховые платежи в сумме 11 3881 руб. 44 коп. за период с 27.11.2007 года по 30.09.2008 года, единовременную страховую сумму 30800 руб.

Взыскать с ГУ "Л" в пользу Б. пени в сумме 102 005 руб. 99 коп.

В иске ГУ "Л" к Б., ЗАО "Л", Г. в Липецкой области о признании незаконным акта по форме Н-1 от 25.01.2008 года недействительным отказать.

Взыскать с ГУ "Л" в доход государства государственную пошлину в сумме 3160 руб. 69 коп.

Заслушав доклад судьи Михалевой О.В., судебная коллегия

 

установила:

 

ГУ "Л" обратилось в суд с иском к ЗАО "Л", Б., Г. в Липецкой области о признании акта по форме Н-1 от 25.01.2008 г. N 1 недействительным и признании несчастного случая не страховым. Свои требования мотивировал тем, что 28.11.2005 г. на территории производственной базы Воронежского участка ЗАО "Л" с Б. произошел случай, который квалифицирован как несчастный случай на производстве, о чем был составлен соответствующий акт по форме Н-1 от 25.01.2008 г. В связи с тем, что Б. выполнял в тот день не входившую в его обязанности работу по сбору металлолома и его погрузке, он действовал не в интересах работодателя, а в своих личных целях, извлекая из этого материальную выгоду, считает, что случай, произошедший с Б. не является страховым и не может быть квалифицирован как связанный с производством.

Б. обратился со встречным иском о взыскании единовременной страховой выплаты, ежемесячных страховых выплат за период и пени, указывая, что в день несчастного случая он выполнял непосредственно задание начальника участка Т. - произвести уборку территории участка от скопившегося мусора и металла. При этом он получил травму. Просил с учетом уточнений признать отказ ответчика в назначении ему страховых выплат незаконным; обязать ответчика назначить ему единовременную страховую выплату и ежемесячные страховые выплаты с момента утраты им трудоспособности с 27.11.2007 г.; взыскать с ответчика единовременную страховую выплату в размере 30 800 рублей; взыскать с ответчика задолженность по ежемесячным страховым выплатам за период с 27.11.2007 г. по 30.09.2008 г. в сумме 113 244 рубля 45 копеек; взыскать с ответчика пени за период с 27.03.2008 г. по 06.10.2008 г. в сумме 102 005 рублей 99 копеек.

В судебном заседании представитель ГУ "Л" по доверенности Б-ва поддержала свои исковые требования, в обоснование которых ссылалась на доводы и обстоятельства, изложенные в исковом заявлении. Исковые требования Б. не признала, указывая, что Б. осуществлял работу не в интересах работодателя; пени взыскиваются в том случае, если страховщик назначил страховые выплаты, но своевременно их не выплатил.

Б. в судебном заседании поддержал исковые требования, указывая, что в день несчастного случая он выполнял непосредственно задание начальника участка по уборке мусора и металла. Исковые требования ГУ "Л" не признал.

Представитель ответчика Г. по Липецкой области в судебное заседание не явился. В письменном возражении на иск, указывая, что по результатам дополнительного расследования составлено заключение Государственного инспектора труда в Липецкой области от 23.01.08. Руководителю предприятия ЗАО "Л" вручено предписание 03/14-2 от 23.01.08 о составлении нового акта формы Н-1 в соответствии с вышеуказанным заключением. Акт по форме Н-1, составленный комиссией предприятия ЗАО "Л".

Представитель ответчика ЗАО "Л" исковые требования не признал, согласился со встречным иском, объяснил, что Б. в день несчастного случая выполнял работу по поручению работодателя и в интересах работодателя.

Суд постановил решение, резолютивная часть которого изложена выше.

В кассационной жалобе ГУ "Л" просит отменить решение суда, считая, что выводы суда не соответствуют установленным обстоятельствам дела. Указывает, что травма, полученная Б. не при исполнении им трудовых обязанностей, действия совершались им не в интересах работодателя, а для извлечения материальной выгоды. Вывод суда о взыскании пени не основан на законе.

Выслушав возражения против кассационной жалобы истца Б. и представителя ответчика ЗАО "Л", заключение прокурора Пучковой С.Л., полагавшей решение суда первой инстанции подлежащим отмене в части взыскания пени, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно ст. 1 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний является видом социального страхования и предусматривает: возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях, путем предоставления застрахованному в полном объеме всех необходимых видов обеспечения по страхованию, в том числе оплату расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию.

В соответствии с п. 3 "Положения о расследовании несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях", утвержденного постановлением Правительства N 73 от 24.10.2002 г., расследованию в порядке, установленном статьями 228 и 229 Кодекса и настоящим Положением (далее - установленный порядок расследования), подлежат события, в результате которых работниками или другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, были получены увечья или иные телесные повреждения (травмы), в том числе причиненные другими лицами, включая: тепловой удар; ожог; обморожение; утопление; поражение электрическим током (в том числе молнией); укусы и другие телесные повреждения, нанесенные животными и насекомыми; повреждения травматического характера, полученные в результате взрывов, аварий, разрушения зданий, сооружений и конструкций, стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций, и иные повреждения здоровья, обусловленные воздействием на пострадавшего опасных факторов, повлекшие за собой необходимость его перевода на другую работу, временную или стойкую утрату им трудоспособности либо его смерть (далее - несчастный случай), происшедшие: а) при непосредственном исполнении трудовых обязанностей или работ по заданию работодателя (его представителя), в том числе во время служебной командировки, а также при совершении иных правомерных действий в интересах работодателя, в том числе направленных на предотвращение несчастных случаев, аварий, катастроф и иных ситуаций чрезвычайного характера.

Судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждено, что Б. с 28.04.2004 г. работал на Воронежском участке ЗАО "Л" электромонтером по ремонту и обслуживанию электрооборудования. 26.11.2007 г. Б. уволен в соответствии с п. 5 ст. 83 ТК РФ, как работник, признанный полностью неспособным к трудовой деятельности в соответствии с медицинским заключением.

Суд также установил, что 28.11.2005 года на территории производственной базы Воронежского участка ЗАО "Л" с Б. произошел несчастный случай на производстве, о чем был составлен соответствующий акт от 25.01.2008 года. Несчастный случай произошел при следующих обстоятельствах: 28.11.2005 г. Б. и другие рабочие участка, получили задание от начальника участка Т. произвести уборку территории производственной базы Воронежского участка ЗАО "Л" от скопившегося металла, мусора, вырезать кустарники, погрузить все на автомобиль и вывезти с территории участка. Погрузку производили на автомобиль КРАЗ-256 г/н С 005 СА 48 автокраном КС-5473 г. н. С 006 ВУ 48. При этом, Б., стоя на "козырьке" над кабиной автомобиля, производил отцепление груза. В 10 часов во время очередного подъема груза произошел отцеп одного из крюков стропа и груз стал падать в сторону Б. Для того, чтобы избежать травмирования падающим грузом Б. спрыгнул с "козырька" с высоты около 3 метров. В момент приземления он упал и ударился о землю, после чего почувствовал сильную боль в области правого бедра. Б. был доставлен в травмпункт, а затем госпитализирован в МУЗ "Г".

Согласно медицинскому заключению о характере полученных повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести МУЗ "Г" от 28.12.2005 г. - Б. получил закрытый перелом шейки правого бедра. Степень тяжести травмы - легкая.

Из справки серии <...> следует, что Б. установлена вторая группа инвалидности на срок до 01.12.2008 г., причина инвалидности - трудовое увечье от 28.11.2005 г. Степень утраты профессиональной трудоспособности составляет 80% (л.д. 154).

В соответствии со ст. 7 п. 1, ст. 8 п. 1, ст. 3 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", право застрахованных на обеспечение по страхованию в виде единовременной и ежемесячных страховых выплат возникает со дня наступления страхового случая - подтвержденного в установленном порядке факта повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

В силу ст. 10 ч. 1 указанного ФЗ единовременные и ежемесячные страховые выплаты назначаются и выплачиваются застрахованному, если по заключению учреждения медико-социальной экспертизы результатом наступления страхового случая стала утрата им профессиональной трудоспособности.

Как усматривается из материалов дела, первоначально несчастный случай с Б. был скрыт, составлен акт от 29.11.2005 г. о том, что травма была получена в пути следования на работу (л.д. 13).

16.10.2007 г. Б. обратился к работодателю с просьбой о проведении расследования несчастного случая, произошедшего с ним.

После проведения расследования был составлен акт Н-1 от 14.11.2007 г. N 1, согласно которому причинами несчастного случая являлись: грубое нарушение техники безопасности при производстве грузо-разгрузочных работ Б., нарушение производственной инструкции и трудовой дисциплины со стороны Б. в части невыполнения своих должностных обязанностей, работу он выполнял по своей инициативе.

Б., не согласившись с выводами акта от 14.11.2007 года, обратился с заявлением о проведении проверки по данному факту в Г. в Липецкой области.

Государственным инспектором труда Б-вой в результате дополнительного расследования было признано, что несчастный случай подлежит квалификации как связанный с производством. Грубой неосторожности в действиях Б. не усматривается.

На основании представления государственного инспектора труда работодателем был переоформлен акт формы Н-1 и был составлен акт N 1 от 25.01.2008 г., согласно которому причинами несчастного случая являлись: неудовлетворительная организация производственных работ, а именно факт того, что Б. был допущен к погрузочно-разгрузочным работам, проводимых с помощью грузоподъемных машин, без соответствующего обучения, не имея удостоверения или других документов на право проведения этих работ. Нарушены требования ст. 212 Трудового кодекса РФ, пп. 9.5.18 Правил устройства и безопасной эксплуатации грузоподъемных кранов ПБ 10-382-00, пп. 1.14, 1.21.2 Правил по охране труда при погрузо-разгрузочных работах и размещении грузов ПОТ РМ 007-98. Лицами, допустившими нарушение требований охраны труда являются: Т. - начальник участка, Б., М. - работавший на момент несчастного случая главным инженером ЗАО "Л".

Как следует из материалов дела, истец обратился за назначением страховых выплат в ГУ "Л" 01.03.2008 г. (л.д. 152).

05.05.2008 г. ГУ "Л" признало, что несчастный случай с Б. не является страховым, в связи с чем ему было отказано в выплате страхового обеспечения (л.д. 151).

Признавая отказ ГУ "Л" незаконным, суд первой инстанции обоснованно сделал вывод о том, что Б. травма получена при исполнении трудовых обязанностей, что подтверждается как материалами проверки, проведенной государственным инспектором труда, так и показаниями допрошенного в судебном заседании свидетеля Т. - начальника Воронежского участка ЗАО "Л" о том, что 28.11.2005 г. Б. и другие рабочие выполняли его распоряжение по уборке территории, погрузке, вывозу мусора и металлолома. Он (Т.) распорядился сдать металлолом во Вторчермет (л.д. 173 - 174).

В силу изложенного, довод кассационной жалобы о том, что травма получена Б. не при исполнении трудовых обязанностей, поскольку действия совершались им не в интересах работодателя, а для извлечения материальной выгоды, является не обоснованным.

Ссылка кассатора на то, что в объяснениях от 2007 года свидетели, в том числе и Т., указывали на то, что деньги за собранный и сданный металлолом они поделили между собой, не свидетельствует о том, что несчастный случай не связан с производством, поскольку, как указывалось выше, Б. действовал по распоряжению уполномоченного представителя работодателя, своего непосредственного начальника. Доказательств того, что работодатель ЗАО "Л" признал действия своих работников не соответствующими интересам предприятия, либо принял какие-либо меры воздействия за допущенные нарушения, не имеется.

При таких обстоятельствах, суд сделал правильный вывод о том, что несчастный случай является страховым, и признал отказ ГУ "Л" в назначении Б. страховых выплат в возмещение вреда здоровью незаконным.

Судебная коллегия соглашается с расчетами ежемесячных страховых платежей и единовременной страховой суммы, произведенными судом первой инстанции и подлежащими выплате Б., поскольку они мотивированы, обоснованы и соответствуют действующему законодательству.

Вместе с тем, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в части о взыскании с ГУ "Л" в пользу Б. пени в сумме 102 005 рублей 99 копеек, поскольку данный вывод суда основан на неправильном толковании норм материального права.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований в этой части, суд первой инстанции указал, что Фонд несет ответственность за несвоевременную выплату страховых сумм и каких-либо ограничений в применении неустойки в зависимости от причин образования задолженности закон не содержит. Однако судебная коллегия находит данный вывод суда ошибочным.

В соответствии с абзацем 3 п. 4 ст. 15 Федерального закона N 125-ФЗ решение о назначении или об отказе в назначении страховых выплат принимается страховщиком не позднее 10 дней... со дня поступления заявления на получение обеспечения по страхованию и всех необходимых документов (их заверенных копий) по определенному им перечню.

Согласно абзацам 2 и 3 п. 7 ст. 15 Федерального закона N 125-ФЗ единовременные страховые выплаты выплачиваются застрахованным не позднее одного календарного месяца со дня назначения указанных выплат..., ежемесячные страховые выплаты производятся страховщиком не позднее истечения месяца, за который они начислены.

Согласно п. 8 ст. 15 вышеназванного Закона, при задержке страховых выплат в установленные сроки субъект страхования, который должен производить такие выплаты, обязан выплатить застрахованному и лицам, имеющим право на получение страховых выплат, пеню в размере 0,5 процента от невыплаченной суммы страховых выплат за каждый день просрочки.

Из смысла приведенной нормы следует, что законодатель предусмотрел ответственность в виде пени за несвоевременное осуществление страховых выплат. При этом для установления своевременности либо несвоевременности выплат необходимо определить момент, с которого у страховщика возникает обязанность страховых выплат.

Определение судом первой инстанции этого момента датой отказа ответчиком истцу в назначении страховых выплат не основано на законе.

В силу ст. 401 ГК РФ, лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Как видно из материалов дела, между сторонами имелся спор о праве на назначение страховых выплат Б., поскольку имелось несколько противоречащих друг другу актов о несчастном случае на производстве (л.д. 10 - 12, 13, 14 - 18), объяснений самого Б. и свидетелей, вследствие чего ГУ "Л" не признавало несчастный случай, происшедший с Б., страховым случаем, требовалась дополнительная проверка. ГУ "Л" было вправе обратиться за разрешением спора в суд. При таких обстоятельствах ответственность страховщика за своевременность страховых выплат возникает с момента вступления в законную силу решения суда от 14.10.2008 г., которым отказ ФСС в назначении страховых выплат признан незаконным.

С учетом изложенного, конкретных обстоятельств по делу, оснований для признания в действиях ответчика вины в неназначении страховых выплат с 1.04.2008 г., а соответственно и для взыскания пени с этой даты не имеется. В этой части в удовлетворении исковых требований Б. следует отказать.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 361 - 362 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Правобережного районного суда г. Липецка от 14 октября 2008 года отменить в части взыскания с ГУ "Л" в пользу Б. пени в сумме 102 005 руб. 99 коп., постановить в этой части новое решение, которым в удовлетворении исковых требований о взыскании пени отказать.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу ГУ "Л" - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь