Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА

ЗА 6 МЕСЯЦЕВ 2008 ГОДА

 

За 6 месяцев 2008 года судебной коллегией по уголовным делам Красноярского краевого суда в кассационном порядке рассмотрено 3496 уголовных дел и материалов, из них 1848 уголовных дел, по которым принесены кассационные жалобы и представления.

По кассационным жалобам и представлениям на приговоры рассмотрено 1848 уголовных дел в отношении 2195 лиц.

В порядке надзора краевым судом рассмотрено 3651 жалоб и представлений по уголовным делам, а также 1010 уголовных дел, Президиумом краевого суда рассмотрено 566 уголовных дел в отношении 599 лиц.

Без изменения в кассационном порядке оставлено приговоров в отношении 1650 лиц, что составляет 75,2%, отменено приговоров в отношении 195 лиц, или 8,9%, изменено в отношении 339 лиц (15,4%), отменено с прекращением производства по делу в отношении 11 лиц (0,5%). В отношении 46 лиц постановления о возвращении дел прокурору оставлены без изменения, и отменено таких постановлений в отношении 39 лиц.

В порядке надзора в отношении 3 лиц приговоры отменены с прекращением производства по делу, в отношении 16 лиц отменены с направлением дел на новое судебное рассмотрение, и в отношении 299 осужденных приговоры изменены.

За 6 месяцев 2008 г. в кассационном и надзорном порядке большинство дел было рассмотрено о преступлениях против личности; против собственности, преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотических средств; связанных с умышленным причинением тяжкого либо средней тяжести вреда здоровью; по делам об умышленных убийствах.

В соответствии со ст. 227 УПК РФ по поступившему уголовному делу судья принимает одно из следующих решений: о направлении уголовного дела по подсудности, о назначении предварительного слушания, о назначении судебного заседания. Решение судьи оформляется постановлением.

В соответствии с ч. 4 ст. 231 УПК РФ стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала.

По итогам предварительного слушания, состоявшегося 17 декабря 2007 г., судебное заседание по уголовному делу в отношении Н. по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ, в нарушение требований ч. 4 ст. 231 УПК РФ об извещении сторон о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток, назначено на следующий день, на 18 декабря 2007 г., и в этот же день был вынесен обвинительный приговор.

В связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона приговор районного суда судебной коллегией отменен, дело направлено на новое рассмотрение со стадии назначения судебного заседания.

Принимая решение по поступившему уголовному делу, судья в соответствии со ст. 228 УПК РФ должен выяснить, имеются ли основания для проведения предварительного слушания, результатом которого может быть возвращение уголовного дела прокурору в случаях, предусмотренных ст. 237 УПК РФ.

Как показало обобщение, большинство постановлений о возвращении уголовных дел прокурору отменяются кассационной и надзорной инстанциями.

Так, Большемуртинский районный суд по результатам предварительного слушания вернул прокурору уголовное дело в отношении А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом, свое решение суд мотивировал тем, что в деле неполно представлены сведения о судимостях А., не представлен приговор Шегарского районного суда Томской области и данный пробел не был устранен в ходе предварительного следствия, в связи с чем суд не может рассмотреть данное уголовное дело и назначить наказание.

Однако статья 237 УПК РФ не предусматривает таких оснований для возвращения уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. Кроме того, в материалах дела имеются данные о судимостях А., справка о его освобождении из мест лишения свободы, копия приговора от 07.10.1997 г., в котором указана судимость и от 13.11.1996 г.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия посчитала, что оснований для возвращения прокурору уголовного дела в отношении А. не имелось, постановление судьи Большемуртинского районного суда отменила, дело направила на новое рассмотрение.

Судебной коллегией отменено постановление судьи Боготольского районного суда о возвращении прокурору уголовного дела в отношении К., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Свое решение судья мотивировал тем, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, а именно: постановление о привлечении в качестве обвиняемой и обвинительное заключение К. предъявлены в отсутствие защитника.

Однако, как следует из материалов дела, К. в ходе следствия неоднократно разъяснялось право воспользоваться услугами защитника, но такого ходатайства она не заявляла, кроме того, в деле имеется собственноручное заявление К. о том, что в услугах защитника она не нуждается. Более того, суд не лишен возможности назначить защитника в судебном заседании.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия посчитала выводы суда о возвращении уголовного дела в отношении К. прокурору необоснованными.

В соответствии со ст. 8 УПК РФ и ст. 47 Конституции РФ подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено Уголовно-процессуальным кодексом.

Согласно ст. 31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 327 УК РФ, относятся к подсудности мирового судьи. В нарушение требования о подсудности судья Иланского районного суда приняла уголовное дело в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 327 УК РФ, к своему производству, назначила судебное заседание и вынесла обвинительный приговор, лишив тем самым М. права на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого дело относится и на обжалование судебного решения в апелляционном порядке.

Приговор Иланского районного суда судебной коллегией по кассационному представлению прокурора отменен, дело направлено на новое рассмотрение со стадии подготовки к судебному заседанию.

Президиумом Красноярского краевого суда отменены: приговор Байкитского районного суда Эвенкийского автономного округа и определение судебной коллегии суда Эвенкийского автономного округа в отношении С., осужденного по ч. 2 ст. 303 УК РФ, за фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание. Дело возвращено прокурору Красноярского края для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В соответствии с ч. 3 ст. 31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 2 ст. 303 УК РФ, по которой обвинялся и осужден С., подсудны окружному суду Эвенкийского автономного округа, а не Байкитскому районному суду Эвенкийского автономного округа, который рассмотрел дело по существу.

Мало того, что была нарушена подсудность уголовного дела, обвинительное заключение по данному делу не отвечало требованиям закона, оно было утверждено неправомочным прокурором - прокурором Байкитского района, а не вышестоящим прокурором, как этого требует п. 3 ч. 1 ст. 221 УПК РФ.

Согласно ст. 30 УПК РФ рассмотрение уголовных дел осуществляется судом коллегиально или судьей единолично. Коллегия из трех судей федерального суда общей юрисдикции рассматривает уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания в соответствии со статьей 231 УПК РФ.

Октябрьским районным судом г. Красноярска А. осужден за умышленное убийство.

Как следует из материалов дела, судебное заседание по делу было назначено на 21 сентября 2007 г., дело рассмотрено судьей единолично.

13 сентября 2007 г., то есть до назначения судебного заседания, А. было заявлено письменное ходатайство о рассмотрении дела коллегией из трех судей, которое направлено из СИЗО-1 г. Красноярска 14 сентября 2007 г. и поступило в суд 24 сентября 2007 г.

3 октября 2007 г. в подготовительной части судебного заседания А. поддержал заявленное им ходатайство о коллегиальном рассмотрении дела, однако судом было отказано в удовлетворении ходатайства А. по тем основаниям, что ходатайство поступило в суд после назначения судебного заседания.

Вместе с тем, в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ в суде первой инстанции коллегия из трех судей федерального суда общей юрисдикции рассматривает уголовные дела о тяжких и особо тяжких преступлениях при наличии ходатайства обвиняемого, заявленного до назначения судебного заседания в соответствии со ст. 231 УПК РФ.

В данном случае по смыслу закона правовое значение имеет не дата поступления ходатайства обвиняемого в суд, а факт заявления им ходатайства до назначения судебного заседания.

При таких данных оснований для отказа в удовлетворении ходатайства А. о рассмотрении дела коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции не имелось.

Судебной коллегией краевого суда приговор в отношении А. отменен, дело направлено на новое рассмотрение со стадии назначения судебного заседания.

Подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого (подсудимого) и при наличии реальной возможности участия защитника в деле (ч. 1 ст. 52 УПК РФ).

С., Я. и К. осуждены Туруханским районным судом Красноярского края по ч. 1 ст. 307 УК РФ.

Согласно ст. ст. 49 - 52 УПК РФ по делам, в которых участвует государственный обвинитель, участие защитника обязательно и отказ от него допускается только по инициативе обвиняемого.

Как следует из материалов дела, назначая дело к слушанию, судья принял решение о вызове в судебное заседание прокурора и адвоката Ж., которая защищала интересы обвиняемых Я. и С. в ходе предварительного следствия, для защиты интересов обвиняемого К. адвокат в судебное заседание вызван не был.

Несмотря на то, что в рассмотрении уголовного дела принимал участие государственный обвинитель, реальное участие адвоката для защиты интересов К. в судебном разбирательстве судом обеспечено не было.

В связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона приговор Туруханского районного суда в отношении С., Я. и К. отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Также ввиду нарушения права на защиту отменен приговор Центрального районного суда г. Красноярска в отношении А., осужденного по ст. 207 УК РФ, дело направлено на новое рассмотрение.

В соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ в качестве защитников допускаются адвокаты. По постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

В суде по делу А. наряду с адвокатом Ш. на основании доверенности участвовала и защитник Р.

По смыслу закона, поскольку один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, может быть допущено судом в качестве защитника только наряду с адвокатом, принятие отказа от адвоката влечет за собой и прекращение участия в деле этого лица (за исключением производства у мирового судьи).

В нарушение вышеуказанных требований закона, суд, удовлетворяя отказ подсудимого от защитника, освободил от участия в деле адвоката Ш., в то же время оставил в качестве защитника Р., которая адвокатом не является и действовала на основании доверенности.

Таким образом, суд, придя к выводу о необходимости участия в деле защитника, так как оставил в деле Р., нарушил право на защиту А., освободив от участия в деле адвоката Ш.

Согласно ст. 50 Конституции РФ никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление.

В соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ при наличии в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению, уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого прекращается.

Шушенским районным судом У. осужден по п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 1 год лишения свободы, по п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ на 3 года лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком 1 год.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, за совершение вышеуказанных преступлений У. был осужден приговором Шушенского районного суда от 18.12.2006 г. по п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158, п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии краевого суда от 27 февраля 2007 г. вышеуказанный приговор от 18.12.2006 г. был отменен в части осуждения У. по п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ с направлением дела на новое судебное рассмотрение, в остальной части приговор оставлен без изменения.

Суд, рассматривая дело и постановляя новый приговор, не учел этого обстоятельства и в нарушение п. 4 ч. 1 ст. 27 УПК РФ повторно осудил У. за совершение кражи и необоснованно назначил ему наказание по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Президиум Красноярского краевого суда приговор Шушенского районного суда в отношении У., в части осуждения его по п. п. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ отменил, дело в этой части прекратил.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешенным при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. В приговоре должно быть указано, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты. В приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

Как показало обобщение, по значительному числу дел невыполнение этого требования закона явилось основанием к отмене, как обвинительных, так и оправдательных приговоров из-за несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Органами предварительного следствия С. обвинялась в том, что в ходе внезапно возникших неприязненных отношений она умышленно нанесла 4 удара пустой бутылкой по голове потерпевшего, а когда тот упал, нанесла ему еще несколько ударов ногой по различным частям тела, причинив последнему тяжкий вред здоровью.

Оправдывая С. по предъявленному обвинению за отсутствием состава преступления, суд указал, что она нанесла потерпевшему удары в состоянии необходимой обороны.

Вместе с тем, требования ст. 305 УПК РФ при постановлении приговора суд не выполнил.

Суд сослался в приговоре на показания С. в суде о том, что она ударила потерпевшего попавшимся под руку предметом один раз. Между тем, показания С., данные ею в ходе предварительного следствия и исследованные в суде о том, что она нанесла потерпевшему несколько ударов, а когда тот упал, пнула его несколько раз, отражения в приговоре не нашли, оценки им не дано.

Кроме того, суд не дал оценки и выводам судебно-медицинской экспертизы о количестве и локализации телесных повреждений у потерпевшего, противоречащим показаниям С. в суде о нанесении одного удара.

Оправдательный приговор Ачинского городского суда в отношении С. судебной коллегией отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

Ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, судебной коллегией отменен оправдательный приговор Свердловского районного суда в отношении М.

Органами следствия М. обвинялся по ч. 1 ст. 264 УК РФ в том, что управляя автомобилем, в нарушении п. п. 3.1; 10.1; 4.1 Правил дорожного движения, допустил наезд на пешехода М., в результате чего потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью.

Суд, оправдывая М. по ч. 1 ст. 264 УК РФ, указал в приговоре, что у водителя М. отсутствовала техническая возможность предотвращения наезда на пешехода, а пешеход сам нарушил Правила дорожного движения, когда стал пересекать проезжую часть перед близко идущим транспортом.

Между тем, суд, при наличии противоречивых данных о моменте возникновения опасности для водителя, его возможности предотвратить наезд, не дав надлежащей оценки показаниям эксперта И. в суде и имеющемуся в деле заключению эксперта, не проведя повторной автотехнической экспертизы, пришел к преждевременному выводу о том, что водитель не располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода.

В связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, в кассационном порядке и в порядке надзора отменялись и обвинительные приговоры.

Так, судебной коллегией по уголовным делам отменен приговор Железнодорожного районного суда в отношении А., дело направлено на новое рассмотрение.

Согласно приговору А. осуждена к условной мере наказания по п. "в" ч. 3 ст. 146 УК РФ за незаконное использование объектов авторских прав, права на распространение аудиовизуальных произведений, а равно приобретение, хранение и перевозку 900 контрафактных экземпляров произведений на сумму 267.300 рублей, что относится к особо крупному размеру.

При рассмотрении данного дела суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

Так, описательно-мотивировочная часть приговора не содержит описания преступного деяния, признанного судом доказанным, в приговоре не указано время начала преступной деятельности, не указаны конкретные правообладатели, чьи авторские права были нарушены осужденной. Перечисляя наименования контрафактных произведений, суд указал в их числе и те, которые согласно заключению эксперта не имеют признаков контрафактности, вывод суда о размере причиненного ущерба не основан на анализе всех исследованных доказательств.

Судебной коллегией отменен приговор Свердловского районного суда в отношении К. по ч. 1 ст. 114 УК РФ, дело направлено на новое рассмотрение.

Органами предварительного следствия К. обвинялась в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, в умышленном причинении Б. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Суд, не соглашаясь с доводами обвинения о наличии у К. умысла на причинение тяжкого вреда здоровью Б., с целью отомстить за примененное к ней насилие со стороны последнего и необходимости квалификации действий К. как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, квалифицировал действия осужденной по ч. 1 ст. 114 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

При этом суд не дал никакой оценки показаниям осужденной и потерпевшего, данным в ходе предварительного следствия и исследованным в суде, из которых следует, что удар ножом был нанесен К. потерпевшему Б. уже после того, как он перестал бить К. Судом также не выяснен вопрос о причине последующего изменения потерпевшим своих показаний.

При наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

При рассмотрении дел о преступлениях, предметом которых являются наркотические средства, судам следует руководствоваться Постановлением N 14 Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 г.

Согласно п. 13 этого Постановления в случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него наркотических средств, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 228-1 УК РФ.

Кировским районным судом А. осужден по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 и ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере и за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.

Как следует из дела, А. в группе и по предварительному сговору с осужденным С., незаконно приобрел наркотическое средство в особо крупном размере с целью последующего сбыта и сбывал его в несколько приемов, реализовав лишь часть героина, а остальную часть сбыть не сумел, поскольку она была изъята у него при задержании.

При таких обстоятельствах, все содеянное А. полностью охватывается юридической оценкой одной статьи Уголовного кодекса РФ - ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере и дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ за приготовление к незаконному сбыту наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере не требует.

Президиумом Красноярского краевого суда приговор Кировского районного суда в отношении А. изменен, из приговора исключено осуждение А. по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ как излишнее и по совокупности преступлений.

Действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник.

Советским районным судом осужден С. по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ за покушение на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, однако дал им неверную юридическую оценку.

Из показаний осужденного С. следует, что сбытом наркотических средств он не занимался, 29.01.07 к нему обратился К. с просьбой найти для него наркотическое средство, именно по просьбе К. он нашел лицо, которое изготавливает из лекарственных препаратов наркотические средства и договорился с ним об изготовлении этого средства. Свидетели К. и К. подтвердили, что на момент встречи С. с закупщиком К. у С. не было наркотических средств и намерение приобрести наркотик возникло у С. только после обращения к нему с такой просьбой К.

Анализ и оценка собранных по делу доказательств свидетельствует о том, что С. действовал по инициативе приобретателя К., по его просьбе и в его интересах.

Приобретение С. по просьбе закупщика наркотического средства у лица, занимающегося сбытом наркотических средств, не свидетельствует о том, что он действовал в интересах сбытчика.

Судебной коллегией приговор Советского районного суда в отношении С. изменен, его действия переквалифицированы на ч. 1 ст. 228 УК РФ, наказание назначено в соответствии с санкцией статьи.

Не всегда судьями учитываются требования п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, в соответствии с которыми уголовное преследование прекращается вследствие акта об амнистии.

Подпункт 3 пункта 6 Постановления "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19 апреля 2006 г. предусматривает прекращение находящихся в производстве судов уголовных дел о преступлениях, совершенных до дня вступления в силу этого акта об амнистии в отношении женщин, имеющих несовершеннолетних детей.

Так, Кировский районный суд осудил П. по п. п. "а, в" ч. 2 ст. 112 УК РФ.

Как следует из материалов дела, у П. имеется малолетний ребенок <...> года рождения, преступление, предусмотренное ст. 112 УК РФ и совершенное 09.10.2005 г. не входит в перечень преступлений, ограничивающий применение акта об амнистии, однако органы предварительного следствия и суд в нарушение закона амнистию к П. не применили, от уголовной ответственности ее не освободили.

Судебная коллегия приговор отменила, производство по делу в отношении П. прекратила.

В соответствии с п. п. 6, 7 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе давать показания и объясняться на родном языке или языке, которым он владеет, пользоваться помощью переводчика бесплатно.

Так, Железнодорожным районным судом г. Красноярска осужден М. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ.

Как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствия обвиняемому М., азербайджанцу по национальности, был назначен переводчик, с участием переводчика были выполнены все необходимые следственные действия, обвинительное заключение было переведено на родной язык.

При поступлении дела в суд оно также было назначено с участием переводчика, последний участвовал в нескольких судебных заседаниях, в последующие два судебные заседания переводчик не явился, а в дальнейшем он в суд и не вызывался.

Несмотря на то, что предварительным следствием и судом участие переводчика было признано обязательным, дело было назначено к слушанию с участием переводчика, судебное следствие по делу, в том числе и допрос подсудимого М., проведены без переводчика, чем было нарушено право на защиту М.

В связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона приговор Железнодорожного районного суда в отношении М. отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

Согласно ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе возражать против обвинения, давать показания по предъявленному ему обвинению либо отказаться от дачи показаний.

Данное требование закона нарушено судом при рассмотрении уголовного дела в отношении А., осужденной по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ к лишению свободы, А. в судебном заседании не допрошена, хотя от дачи показаний она не отказывалась.

Между тем, в приговоре суд сослался на показания осужденной как на доказательство ее вины.

Лишение А. права, предусмотренного ст. 47 УПК РФ, давать показания по предъявленному обвинению является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, в связи с чем приговор Кировского районного суда в отношении осужденной отменен в порядке надзора Президиумом Красноярского краевого суда, дело направлено на новое рассмотрение.

Как показало обобщение, имеют место нарушения действующего законодательства при рассмотрении уголовных дел в апелляционной инстанции.

Согласно ст. 365 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35 - 39 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 44 УПК РФ.

Вышеуказанные требования закона при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке в отношении Д. Ермаковским районным судом были нарушены. На приговор мирового судьи были поданы две апелляционные жалобы: осужденного и адвоката М., в соответствии с п. 2 ст. 265 УПК РФ председательствующий обязан изложить существо обеих жалоб, поскольку это входит в предмет исследования.

Однако суд исследовал только одну жалобу, при этом в протоколе не указал чью именно.

В связи с нарушением уголовно-процессуального закона приговор судебной коллегией отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

В силу ст. ст. 367, 368 УПК РФ суд апелляционной инстанции в случае изменения приговора суда первой инстанции постановляет новый приговор в соответствии с требованиями главы 39 и ст. 367 УПК РФ.

В резолютивной части обвинительного приговора согласно ст. 308 УПК РФ указываются выводы суда о признании подсудимого виновным в совершении преступления, указывается закон, предусматривающий ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным, наказание за каждое преступление и по совокупности, а также другие вопросы, перечисленные в ст. 308 УПК РФ.

Данное требование закона Кайерканской постоянной сессией Норильского городского суда при рассмотрении в апелляционном порядке уголовного дела в отношении Н. было нарушено, суд в нарушение требований к резолютивной части приговора, предусмотренных ст. 308 УПК РФ, не признал Н. виновным в совершении преступления и не назначил ему наказание. Приговор судебной коллегией отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

В соответствии со ст. ст. 6, 60 УК РФ наказание и иные меры уголовно-процессуального характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми. При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Как показало обобщение, суды не всегда при назначении наказания учитывают требования ст. ст. 6, 60 УК РФ. Имели место отмены и изменения приговоров в кассационном порядке вследствие их несправедливости, как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Так, за мягкостью назначенного наказания судебной коллегией отменен приговор Центрального районного суда в отношении П. и Т., осужденных по ч. 3 ст. 159 УК РФ к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ, условно.

П. и Т. осуждены за хищение группой лиц по предварительному сговору денежных средств в крупном размере - в сумме 778.521 рубль 80 копеек, принадлежащих страховой компании ООО "РГС - Сибирь" путем инсценировки дорожно-транспортного происшествия с застрахованным автомобилем.

Назначая П. и Т. наказание с применением ст. 73 УК РФ, суд не в полной мере учел личности осужденных, характер и степень общественной опасности преступления, которое относится к категории тяжких, данное преступление было тщательно спланировано, осуществлялось на протяжении длительного времени (с апреля 2005 г. по июнь 2006 г.) и представляет повышенную общественную опасность.

Выводы суда о возможности исправления осужденных без отбывания наказания судебная коллегия посчитала неубедительными, а назначенное им с применением ст. 73 УК РФ наказание несправедливым вследствие мягкости.

Дело направлено на новое судебное рассмотрение.

За мягкостью назначенного наказания судебной коллегией отменен приговор Ленинского районного суда в отношении К., Т. и К., осужденных по ч. 2 ст. 213 УК РФ за хулиганство на 1 год, 8 месяцев и 6 месяцев лишения свободы соответственно.

Хотя суд и назначил осужденным реальное наказание в виде лишения свободы, но по своему размеру назначенное всем осужденным наказание является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. Преступление, в совершении которого суд признал виновными К., Т. и К., отнесено законом к категории тяжких преступлений. Назначая наказание в виде лишения свободы К. на 1 год, Т. на срок 8 месяцев и К. на срок 6 месяцев, суд недостаточно полно оценил характер и степень общественной опасности содеянного, конкретные обстоятельства, при которых было совершено преступление, свидетельствующие об особой дерзости действий указанных лиц, напавших с применением предметов, используемых в качестве оружия, на ни в чем не повинных людей, а также последствия инкриминируемого им преступления, двоим потерпевшим причинен легкий вред здоровью. Дело направлено на новое рассмотрение.

Также за мягкостью назначенного наказания судебной коллегией отменен приговор Минусинского городского суда в отношении Л., осужденной по ч. 2 ст. 264 УК РФ на 2 года лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно, с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

При назначении Л. наказания суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, в результате которого наступила смерть потерпевшего. С учетом всех обстоятельств дела судебная коллегия посчитала применение положений ст. 73 УК РФ при назначении Л. наказания необоснованным, не отвечающим принципу справедливости.

Дело направлено на новое рассмотрение.

Имеют место примеры противоположного характера, когда приговоры признавались несправедливыми вследствие чрезмерной суровости.

Так, судебной коллегией изменен приговор Лесосибирского городского суда в отношении Б. и О., осужденных по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на 2 года лишения свободы каждый.

Как установил суд, ни Б., ни О. ранее несудимы, к уголовной и административной ответственности не привлекались, удовлетворительно характеризуются в быту, причиненный преступлением ущерб в сумме 1238 рублей потерпевшей возместили, отягчающих обстоятельств по делу не установлено.

Судебная коллегия признала совокупность смягчающих обстоятельств исключительными и в соответствии со ст. 64 УК РФ снизила назначенное осужденным наказание до 9 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 25 УПК РФ и 76 УК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Прекращение уголовного дела по указанным основаниям является правом суда, а не его обязанностью.

Как показало обобщение, имели место случаи необоснованного прекращения уголовных дел по вышеуказанным основаниям.

Так, Дзержинский районный суд прекратил уголовное дело за примирением сторон в отношении Т., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 293 ч. 1 УК РФ.

Т., работая лесничим КГУ "Дзержинский лесхоз" обвинялась в халатности, то есть в неисполнении и ненадлежащем исполнении должностным лицом своих служебных обязанностей вследствие недобросовестного отношения к службе, повлекшем причинение КГУ "Дзержинский лесхоз" крупного ущерба в размере 1.219.680 рублей.

По смыслу ст. 25 УПК РФ и 76 УК РФ прекращение уголовного дела допустимо по делам о преступлениях, посягающих на законные права и интересы конкретных лиц, потерпевших от преступлений.

В данном случае судом не было учтено, что материальный ущерб в крупном размере действиями Т. был причинен не конкретному лицу, а Лесному Фонду РФ, непосредственным объектом преступления является деятельность органов государственной власти, конкретного учреждения - КГУ "Дзержинский лесхоз" и прекращение дела в отношении Т. за примирением сторон противоречит смыслу закона.

Имеют место примеры противоположного характера, когда суду следовало в соответствии со ст. 254 УПК РФ прекратить уголовное дело, однако, этого сделано не было.

В соответствии со ст. ст. 28, 254 УПК РФ суд вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 75 УК РФ.

Однако Железнодорожный районный суд, признав Б. виновным по ч. 1 ст. 264 УК РФ и назначая ему наказание в виде 6 месяцев лишения свободы, условно, не учел наличие предусмотренных ст. ст. 28, 254 УПК РФ оснований для прекращения уголовного дела.

Как следует из материалов дела, Б. впервые совершил преступление небольшой тяжести, после его совершения полностью загладил причиненный вред, ухаживал за потерпевшей, оплачивал ее лечение и вследствие деятельного раскаяния перестал быть общественно опасным.

В соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 381 УПК РФ основанием отмены судебного решения судом кассационной инстанции является непрекращение уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 254 УПК РФ.

Поэтому судебная коллегия приговор в отношении Б. отменила, производство по делу прекратила на основании ст. 75 УК РФ в связи с деятельным раскаянием.

В соответствии с Федеральным законом от 16.05.2008 г. "О внесении изменений в ст. ст. 3.5 и 7.27 Кодекса РФ "Об административных правонарушениях" хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает одну тысячу рублей.

По приговору Емельяновского районного суда Ч. осужден за кражу чужого имущества на сумму 610 рублей 22 копейки по ч. 1 ст. 158 УК РФ, при отсутствии признаков преступления, предусмотренных частями 2, 3 и 4 ст. 158 УК РФ.

Согласно приговору кража совершена Ч. 13 января 2008 г.

В соответствии со ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу.

Поскольку в действиях Ч. отсутствует состав уголовно-наказуемого преступления, так как стоимость похищенного имущества составляет менее 1000 рублей, а имеется состав административного правонарушения - мелкое хищение, приговор в отношении Ч. судебной коллегией отменен, производство по делу прекращено.

Имели место отмены и изменения приговоров в связи с неправильным применением уголовного и уголовно-процессуального закона при назначении наказания.

Отменялись приговоры в связи с неправильным назначением наказания в виде штрафа.

В соответствии со ст. 46 УК РФ штраф при любом способе его назначения должен быть определен в виде денежного взыскания.

В статье 71 УК РФ указан порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний, согласно которому штраф при сложении с лишением свободы исполняется самостоятельно.

В нарушение вышеуказанных требований закона Курагинский районный суд, назначив Б. наказание по ч. 1 ст. 139 УК РФ в виде штрафа, по п. п. "б, в" ч. 2 ст. 131 и п. "б" ч. 2 ст. 132 УК РФ в виде лишения свободы, М. по ч. 1 ст. 139 УК РФ в виде штрафа, по п. п. "б, в" ч. 2 ст. 131 УК РФ в виде лишения свободы, при назначении осужденным наказания по совокупности преступлений наказание в виде штрафа Б. и М. не назначил.

В связи с неправильным применением уголовного закона приговор в отношении Б. и М. судебной коллегией отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

В силу статьи 64 УК РФ назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ, возможно при наличии исключительных обстоятельств. Суд вправе признать исключительными как отдельные смягчающие обстоятельства, так и совокупность таких обстоятельств, указав в приговоре основания принятого решения.

Канский городской суд, указав в приговоре на совокупность смягчающих обстоятельств и определив осужденному М. по ч. 2 ст. 162 УК РФ 4 года лишения свободы, то есть ниже низшего предела, предусмотренного санкцией этой статьи (от 5 до 10 лет), в резолютивной части приговора не сослался на применение ст. 64 УК РФ.

Судебная коллегия изменила приговор, признала совокупность смягчающих обстоятельств исключительными, дополнив приговор указанием о назначении М. наказания в виде 4 лет лишения свободы с применением ст. 64 УК РФ.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора должны быть указаны пункт, часть, статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

В нарушение этого требования закона Уярский районный суд в резолютивной части приговора признал М. виновным по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ и по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, при этом не указал пункт ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, хотя диспозиция ч. 3 ст. 228-1 УК РФ содержит 4 пункта (а, б, в, г).

Кроме того, суд, признав М. виновным по ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ, наказание в резолютивной части приговора назначил ему по ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 228-1 УК РФ.

Ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона приговор в отношении М. отменен в порядке надзора Президиумом Красноярского краевого суда, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

По аналогичным основаниям Президиумом краевого суда в порядке надзора отменен приговор Норильского городского суда в отношении Ч., осужденного по ч. 3 ст. 158 УК РФ, суд не указал пункт "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ.

В соответствии со ст. 70 УК РФ при назначении наказания по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по последнему приговору суда, частично или полностью присоединяется неотбытая часть наказания по предыдущему приговору суда. При этом, окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

В основном при назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ трудностей у судей не возникает, однако случаи неправильного назначения наказания по совокупности приговоров имеют место.

Так, Дивногорским городским судом М. осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 6 месяцев лишения свободы, ему отменено условное осуждение по приговору от 11.04.2006 г. и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения неотбытой части наказания, окончательно назначено 7 месяцев лишения свободы.

При условном осуждении неотбытым наказанием следует считать весь срок назначенного наказания по предыдущему приговору.

По приговору от 11 апреля 2006 г. М. осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ на 1 год лишения свободы, условно, с испытательным сроком 1 год, неотбытым наказанием по приговору от 11.04.2006 г. у М. является 1 год лишения свободы, поэтому окончательное наказание по правилам ст. 70 УК РФ должно быть больше как наказания назначенного за вновь совершенное преступление по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (более 6 месяцев л/св.), так и неотбытой части наказания по приговору от 11.04.2006 г., то есть более 1 года лишения свободы, суд же назначил 7 месяцев лишения свободы.

Судебной коллегией приговор в отношении М. отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

При условно-досрочном освобождении неотбытым наказанием следует считать срок, на который осужденный был фактически условно-досрочно освобожден от дальнейшего отбывания наказания.

Судебной коллегией по уголовным делам отменен приговор Зеленогорского городского суда в отношении Б., осужденного по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на 2 года лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ, по совокупности с предыдущими приговорами, на 2 года 2 месяца лишения свободы.

По предыдущим приговорам Б. был условно-досрочно освобожден от отбывания наказания на 2 года 2 месяца 4 дня, данное наказание у Б. на момент совершения нового преступления являлось полностью неотбытым, однако суд назначил осужденному на основании ст. 70 УК РФ окончательное наказание менее неотбытой части наказания по предыдущему приговору (менее 2 лет 2 месяцев 4 дней л/свободы).

Железногорский городской суд при назначении наказания Л. по правилам ст. 70 УК РФ указал в приговоре о частичном присоединении неотбытой части наказания по предыдущему приговору от 21.06.2007 г., однако фактически присоединил его полностью.

Судебная коллегия приговор изменила, наказание, назначенное Л. по правилам ст. 70 УК РФ снизила.

Кировский районный суд назначил осужденному Г. наказание по правилам ст. 70 УК РФ, по совокупности с приговором от 29.11.2000 г., несмотря на то, что на момент совершения Г. нового преступления неотбытого наказания по приговору от 29.11.2000 г. у него не было.

Судебная коллегия приговор изменила, указание о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ из приговора исключила.

Канский городской суд назначил З. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 238 УК РФ 9 месяцев лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ, по совокупности с приговорами от 26.02.2007 г. и от 06.04.2007 г. назначил к отбытию 1 год лишения свободы.

Согласно приговору от 26.02.2007 г. З. была осуждена на 1 год лишения свободы, по приговору от 06.04.2007 г. на 10 месяцев лишения свободы, поэтому при назначении осужденной наказания по правилам ст. 70 УК РФ, по совокупности с вышеуказанными приговорами, окончательное наказание должно быть больше как наказания за вновь совершенное преступление (более 9 месяцев л/св.), так и неотбытой части наказания по предыдущим приговорам суда (более 10 месяцев и более 1 года лишения свободы).

Суд, вопреки требованиям закона, назначил З. окончательное наказание в виде 1 года лишения свободы, фактически поглотив менее строгое наказание более строгим, тогда как по правилам ст. 70 УК РФ предусмотрено полное или частичное присоединение неотбытой части наказания, а не поглощение.

Судебной коллегией приговор в отношении З. отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

По приговору Илимпийского районного суда Эвенкийского автономного округа С. осужден по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года 6 месяцев лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности с приговором от 10.01.2007 г. на 3 года лишения свободы, приговор от 27.11.2006 г. суд постановил исполнять самостоятельно.

Согласно приговору преступление С. совершено 31 августа 2007 г., то есть в течение испытательного срока по приговору от 27.11.2006 г.

Однако, вопреки требованиям ч. 5 ст. 74 УК РФ, условное осуждение по приговору от 27.11.2006 г. суд не отменил, наказание по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности с данным приговором С. не назначил, а постановил исполнять вышеуказанный приговор самостоятельно.

Судебной коллегией приговор в отношении С. отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

Президиумом Красноярского краевого суда отменен приговор Железногорского городского суда в отношении С., в части осуждения его по ч. 2 ст. 325 УК РФ, дело в этой части направлено на новое рассмотрение.

Суд, назначив осужденному наказание в виде исправительных работ, в нарушение требований ч. 3 ст. 50 УК РФ не определил процент удержания из заработка осужденного в доход государства, то есть по существу наказание по ч. 2 ст. 325 УК РФ осужденному не назначил.

Богучанский районный суд признал Ж. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, по которой назначил наказание в виде 2 лет без штрафа, не указав при этом в нарушение требований п. 4 ч. 1 ст. 308 УПК РФ вид наказания, предусмотренный ст. 44 УК РФ.

Судебной коллегией приговор в отношении Ж. отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

Судебной коллегией изменен приговор Ленинского районного суда в отношении Х., осужденного за ряд краж чужого имущества.

За преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ за покушение на кражу имущества на сумму 910 рублей из сумки потерпевшей В., суд назначил Х. наказание в виде 1 года 8 месяцев лишения свободы, такое же, как и за оконченное преступление по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ за кражу имущества у К. на сумму 1500 рублей, без учета стоимости похищенного имущества, и того, что неоконченное преступление является менее опасной стадией умышленной преступной деятельности.

Судебная коллегия наказание по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ и по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ Х. смягчила.

Арест, предусмотренный ст. 54 УК РФ, - это новый вид уголовного наказания, который в настоящее время еще не введен в действие.

Однако это обстоятельство не помешало Кировскому районному суду назначить данный вид наказания по ч. 2 ст. 325 УК РФ С., несмотря на то, что санкция данной статьи предусматривают и другие виды наказания, действующие в настоящий момент, в частности штраф и исправительные работы.

Судебной коллегией приговор в отношении С. изменен, вместо ареста ему назначено наказание в виде штрафа.

В соответствии с ч. 4 ст. 49 УК РФ обязательные работы не назначаются женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет.

Большемуртинский районный суд в нарушение требований ч. 4 ст. 49 УК РФ назначил В. - женщине, имеющей ребенка в возрасте до трех лет, наказание по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ в виде обязательных работ.

Судебная коллегия приговор изменила, назначила осужденной наказание в виде штрафа.

Судами допускаются ошибки при назначении наказания по правилам ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений.

Так, Ленинский районный суд осудил П. за два преступления, предусмотренные п. п. "г" ч. 2 ст. 161 и ч. 1 ст. 161 УК РФ, однако наказание по их совокупности в нарушение требований ч. 3 ст. 69 УК РФ не назначил.

Судебной коллегией по уголовным делам приговор отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

Железногорский городской суд при назначении осужденному Е. наказания по совокупности четырех преступлений средней тяжести применил вместо правил ч. 2 ст. 69 УК РФ правила ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Судебная коллегия приговор изменила, назначила Е. наказание по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ.

По аналогичным основаниям изменен приговор Ленинского районного суда в отношении осужденного В., которому также по совокупности преступлений средней тяжести назначено наказание по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, вместо ч. 2 ст. 69 УК РФ.

По правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначается наказание в том случае, если после вынесения судом приговора по делу будет установлено, что осужденный виновен еще и в другом преступлении, совершенном им до вынесения приговора суда по первому делу.

В нарушение данного требования закона Ермаковский районный суд назначил осужденному Ж., совершившему преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ до вынесения приговора от 11.10.2007 г. по ч. 1 ст. 111 УК РФ, наказание по совокупности этих преступлений по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, вместо ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Судебная коллегия приговор изменила, окончательное наказание по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 и ч. 1 ст. 111 УК РФ, назначила по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Ленинский районный суд при назначении наказания Ш. за преступление (ч. 1 ст. 161 УК РФ), совершенное в период испытательного срока по приговорам от 14 августа 2007 г. и от 18 сентября 2007 г., отменил условное осуждение по этим приговорам и назначил осужденному наказание, как по правилам ч. 5 ст. 69, так и по правилам ст. 70 УК РФ.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ в случае совершения условно осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления средней тяжести, суд отменяет условное осуждение и назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ.

Поэтому при назначении наказания Ш. суду следовало, отменив условное осуждение по приговорам от 14.08.2007 г. и от 18.09.2007 г., окончательное наказание по совокупности с этими приговорами назначить по правилам ст. 70 УК РФ, оснований для назначения наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ в данном случае не имелось.

Судебной коллегией приговор изменен, указание о назначении наказания по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ из приговора исключено, наказание по правилам ст. 70 УК РФ снижено.

Согласно частям 2 и 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности преступлений путем полного или частичного сложения наказаний не может превышать более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений (ч. 2 ст. 69 УК РФ) или более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений (ч. 3 ст. 69 УК РФ).

По тем же правилам назначается наказание в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Ачинский городской суд при назначении наказания осужденному К. за четыре преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 159 УК РФ, вышеуказанные требования закона нарушил, назначив осужденному окончательное наказание по совокупности преступлений по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ в виде 4 лет лишения свободы, тогда как с учетом правил ч. 7 ст. 316 УПК РФ (2/3 от 5 лет = 3 года 4 месяца лишения свободы) и ст. 62 УК РФ (3/4 от 3 лет 4 месяцев = 2 года 6 месяцев лишения свободы) и ч. 2 ст. 69 УК РФ (не более чем наполовину - 2 года 6 месяцев + 1 год 3 месяца = 3 года 9 месяцев) окончательное наказание по правилам ч. 2 ст. 69 УК РФ не должно превышать 3 лет 9 месяцев лишения свободы.

Судебная коллегия приговор в отношении К. изменила, назначенное ему по правилам ч. 2 ст. 69 и ст. 70 УК РФ наказание снизила.

Явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, наличие у виновного малолетних детей, оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, признаются обстоятельствами, смягчающими наказание (ст. 61 УК РФ).

Как показало обобщение, при наличии достаточных оснований для признания явки с повинной смягчающим обстоятельством некоторые суды таковым ее не признавали.

По смыслу закона ссылка в приговоре на явку с ПОВИННОЙ, как на доказательство, обязывает суд обсудить вопрос об учете этого обстоятельства смягчающим.

Так, Козульский районный суд по делу К., осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ сослался в приговоре на явку с повинной К., как на доказательство его вины в совершении преступления, однако, при назначении наказания в качестве смягчающего обстоятельства ее не учел.

Приговор в отношении К. изменен в порядке надзора Президиумом Красноярского краевого суда, в качестве смягчающего обстоятельства учтена явка с повинной, наказание осужденному снижено.

Не всегда суды первой инстанции при назначении наказания учитывают в качестве смягчающего обстоятельства наличие у виновного малолетних детей, что впоследствии приводит к изменению приговоров в кассационном и надзорном порядке.

Так, Иланский районный суд при назначении наказания М. не учел в качестве смягчающего обстоятельства наличие у него 2 малолетних детей, несмотря на наличие в деле подтверждающих документов.

Судебная коллегия приговор изменила, учла в качестве смягчающего обстоятельства наличие у М. малолетних детей, наказание снизила.

Тюхтетский районный суд при назначении наказания А. по ч. 1 ст. 105 УК РФ не учел в качестве смягчающего обстоятельства - оказание помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления.

Судебная коллегия приговор изменила, учла данное обстоятельство смягчающим, наказание осужденной снизила.

Кировский районный суд при назначении наказания О. за ряд преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, не признал смягчающим наказание обстоятельством - активное способствование раскрытию преступления.

Судебная коллегия приговор изменила, учла вышеуказанное обстоятельство в качестве смягчающего, наказание осужденному снизила.

В соответствии со ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок и размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.

Судебной коллегией по уголовным делам изменен приговор Канского городского суда в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК РФ на 11 лет 6 месяцев лишения свободы.

Суд первой инстанции при наличии у К. смягчающего обстоятельства - явки с повинной и отсутствии отягчающих обстоятельств назначил ему наказание без учета требований ст. 62 УК РФ (3/4 от 15 лет = 11 лет 3 месяца), более 11 лет 3 месяцев лишения свободы.

Наказание осужденному снижено до 11 лет лишения свободы.

Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания (ч. 2 ст. 63 УК РФ).

Зеленогорский городской суд, признав К. виновным по ч. 2 ст. 264 УК РФ, в нарушении лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшим по неосторожности смерть человека, при назначении осужденному наказания, незаконно учел наступление тяжких последствий, поскольку данное обстоятельство содержится в диспозиции ч. 2 ст. 264 УК РФ.

Судебная коллегия изменила приговор в отношении К., исключила указание суда об учете при назначении наказания наступление тяжких последствий.

Богучанский районный суд, признав М., Ч. и Б. виновными в умышленном причинении группой лиц тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, незаконно учел в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, совершение преступления в составе группы лиц, являющегося признаком преступления ст. 111 УК РФ.

Судебная коллегия изменила приговор, исключила указание суда об учете в качестве отягчающего обстоятельства - совершение преступления в группе лиц, наказание осужденным снизила.

Этот же суд, признав Д. виновным в нарушении лицом, управляющим автомобилем, Правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, необоснованно указал в приговоре, что Д. устранился от оказания помощи потерпевшей при погребении, несмотря на то, что ст. 63 УК РФ такого обстоятельства, отягчающего наказание, не содержит.

Судебная коллегия изменила приговор в отношении Д., вышеуказанное обстоятельство исключила.

В соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за преступления, осуждение за которые признавалось условным, если условное осуждение не отменялось и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы.

Советский районный суд, признав С. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, при назначении наказания необоснованно признал в ее действиях рецидив преступлений.

Между тем, по предыдущему приговору от 24.07.2007 г. С. была осуждена к условной мере наказания, условное осуждение не отменялось, С. для отбывания наказания в места лишения свободы не направлялась, поэтому судимость по приговору от 24.07.2007 г. при признании рецидива преступлений в соответствии с п. "в" ч. 4 ст. 18 УК РФ не учитывается.

Судебная коллегия изменила приговор, исключила из приговора указание о наличии в действиях С. рецидива преступлений, наказание ей снизила.

По аналогичным основаниям изменен приговор Кировского районного суда в отношении К. и другие.

Не всегда учитываются судьями требования ст. ст. 18, 58 УК РФ при назначении осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения.

Так, Ленинский районный суд, в нарушение требований п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ, назначил В., осужденному за преступление средней тяжести, ранее не отбывавшему лишение свободы, отбывание наказания в исправительной колонии общего режима, вместо колонии-поселения, при этом не привел мотивов принятого решения.

Судебная коллегия изменила вид исправительного учреждения на колонию-поселение.

Кировский районный суд в нарушение требований п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ назначил А., осужденному за ряд преступлений, в том числе и за тяжкое, для отбывания наказания колонию-поселение, вместо исправительной колонии общего режима.

Приговор в части вида исправительного учреждения судебной коллегией отменен, для отбывания наказания назначена исправительная колония общего режима.

Судами допускаются ошибки при постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

В соответствии с ч. 1 ст. 314 УПК РФ особый порядок судебного разбирательства может быть применен только по делам о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы.

При этом необходимо исходить из наказания, предусмотренного санкцией статьи, вмененной обвиняемому, а не из наказания, которое может быть назначено ему с учетом обстоятельств, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 69, 70 УК РФ.

Так, приговором Богучанского районного суда, постановленным по результатам особого порядка судебного разбирательства, при согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, Х. осужден за преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ.

Санкция ч. 2 ст. 228-1 УК РФ предусматривает наказание от 5 до 12 лет лишения свободы, в связи с этим уголовное дело в отношении Х. не могло быть рассмотрено в порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ.

Судебная коллегия отменила приговор Богучанского райсуда, дело направила на новое рассмотрение.

По смыслу ч. 7 ст. 316 УПК РФ при рассмотрении вопроса о возможности принятия судебного решения без проведения судебного разбирательства, суд должен установить наличие необходимых условий, среди которых обоснованность обвинения и его подтверждение собранными по уголовному делу доказательствами.

Данное требование закона по уголовному делу в отношении К., осужденного Свердловским районным судом по ч. 2 ст. 162 УК РФ в порядке главы 40 УПК РФ, судом нарушено.

Как следует из материалов дела, в ходе предварительного следствия К. виновным себя признавал частично, пояснял, что к Ч. пришел забрать долг, увидев на столе деньги, взял только 800 рублей, которые ему был должен муж Ч., остальную часть денег бросил на кровать, ножом ударил Ч., потому что разозлился на нее. Потерпевшие Ч. и Н. в ходе предварительного следствия подтвердили, что К. потребовал у Ч. вернуть долг, взял со стола только 800 рублей, остальные деньги бросил на кровать, сказав, что чужого ему не надо. Кроме того, в ходе предварительного следствия Ч. не отрицала, что ее муж - Ч. был должен К. деньги, но какую сумму не знает.

При наличии таких данных, в ходе судебного разбирательства подлежали проверке обоснованность предъявленного К. обвинения и правильность юридической оценки его действий, чего судом сделано не было, дело было рассмотрено без проведения судебного разбирательства.

Вышеуказанный приговор в отношении К. отменен в порядке надзора Президиумом краевого суда, дело направлено на новое рассмотрение.

В соответствии с ч. 1 ст. 314 УПК РФ суд вправе постановить приговор без проведения судебного разбирательства по заявлению обвиняемого только при наличии согласия потерпевшего.

В судебном заседании следует удостовериться в отсутствии у потерпевшего, надлежащим образом извещенного о месте и времени судебного заседания, возражений против заявленного обвиняемым ходатайства о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Норильский городской суд рассмотрел уголовное дело в отношении Б. по ч. 3 ст. 264 УК РФ в особом порядке в отсутствие потерпевшего Л., решение о рассмотрении дела в особом порядке принято без согласия данного потерпевшего.

Судебной коллегией приговор в отношении Б. отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

При рассмотрении дел в особом порядке допускаются ошибки при назначении наказания.

При наличии оснований, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 68, 69 и 70 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам, как этих статей, так и части 7 статьи 316 УК РФ.

Кировский районный суд в порядке главы 40 УПК РФ осудил Ф. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 238 УК РФ на 1 год 3 месяца лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, условно.

В соответствии со ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление, в данном случае оно не должно превышать 1 года 6 месяцев лишения свободы.

При постановлении приговора без проведения судебного разбирательства в силу ч. 7 ст. 316 УПК РФ наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, в данном случае назначенное Ф. наказание не должно превышать 1 года лишения свободы.

Судебная коллегия приговор изменила, наказание осужденному снизила.

Советский районный суд осудил Б. за ряд преступлений, в том числе и за два преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 162 УК РФ на 6 лет лишения свободы за каждое.

Санкция ч. 2 ст. 162 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет. При рассмотрении дела в особом порядке, при наличии у Б. смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ и отсутствии отягчающих обстоятельств, суд обязан был при назначении осужденному наказания применить, как правила ч. 7 ст. 316 УПК РФ (не более 2/3, не более 6 лет 8 месяцев л/св.), так и правила ст. 62 УК РФ (не более 3 лет, не более 5 лет лишения свободы), при этом наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ с учетом этих правил не должно было превышать 5 лет лишения свободы.

Суд же при назначении Б. наказания правила ст. 62 УК РФ не применил.

Судебной коллегией приговор изменен, наказание осужденному снижено.

Допускаются ошибки при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних.

Так, уголовно-процессуальный закон не допускает возможности рассмотрения уголовных дел в отношении несовершеннолетних в особом порядке судебного разбирательства, на что обращает внимание Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N 60 от 5 декабря 2006 г.

В силу ч. 2 ст. 420 УПК РФ производство по уголовному делу о преступлении, совершенном несовершеннолетним, осуществляется в общем порядке, установленном частями 2 и 3 УПК РФ, с изъятиями, предусмотренными главой 50 УПК РФ.

Аналогичный порядок рассмотрения уголовных дел сохраняется и в случае достижения обвиняемым 18-летнего возраста на момент поступления дела в суд.

В нарушение указанного требования закона Норильский городской суд приговор в отношении К., Д. и К., совершивших преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 158 УК РФ в несовершеннолетнем возрасте, постановил по правилам главы 40 УПК РФ, без проведения судебного разбирательства.

Президиумом Красноярского краевого суда приговор Норильского городского суда в отношении К., Д. и К. отменен, а поскольку сроки давности привлечения их к уголовной ответственности истекли, производство по делу прекращено.

Наказание в виде лишения свободы, в том числе постановленное считать условным, не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые, а также остальным несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления небольшой тяжести впервые (ч. 6 ст. 88 УК РФ).

В нарушение этого требования закона Канский городской суд назначил несовершеннолетнему В. за совершенное впервые преступление небольшой тяжести, предусмотренное ч. 1 ст. 175 УК РФ, наказание в виде лишения свободы.

Судебная коллегия приговор изменила, назначила В. по ч. 1 ст. 175 УК РФ наказание в виде исправительных работ.

По этим же основаниям судебной коллегией изменен приговор Богучанского районного суда в отношении несовершеннолетнего П., Октябрьского районного суда в отношении несовершеннолетнего С.

В соответствии с ч. 3, 4 ст. 88 УК РФ обязательные работы несовершеннолетним назначаются на срок от 40 до 160 часов, исправительные работы на срок до 1 года.

С учетом смягчающих обстоятельств назначенное несовершеннолетним осужденным наказание не должно быть максимальным.

Богучанский районный суд в нарушение требований ст. 60, ст. 66 УК РФ назначил К. по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ и п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ наказание в виде 160 часов обязательных работ, К. и З. по п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ наказание в виде 1 года исправительных работ, то есть суд назначил несовершеннолетним осужденным максимально возможное наказание, без учета смягчающих обстоятельств, при этом не мотивировал, почему при наличии смягчающих обстоятельств суд пришел к выводу о назначении осужденным наказания именно в максимальном размере.

Судебной коллегией приговор изменен, наказание осужденным смягчено.

В соответствии с ч. 6-1 ст. 88 УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается наполовину.

Каратузский районный суд при назначении наказания несовершеннолетнему Ф., совершившему тяжкое преступление, пришел к выводу о назначении ему наказания с применением правил ч. 6-1 ст. 88 УК РФ, однако, фактически это правило не применил и назначил ему минимальное наказание, предусмотренное санкцией ч. 1 ст. 111 УК РФ в виде 2 лет лишения свободы.

Судебная коллегия приговор в отношении Ф. изменила, наказание осужденному снизила.

В соответствии с ч. 6 ст. 88 УК РФ наказание в виде лишения свободы назначается несовершеннолетним осужденным, совершившим преступления в возрасте до 16 лет, на срок не свыше ШЕСТИ лет.

Этой же категории несовершеннолетних, совершивших особо тяжкие преступления, а также остальным несовершеннолетним осужденным наказание назначается на срок не свыше ДЕСЯТИ лет.

Канским городским судом несовершеннолетний Ш. осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ на 5 лет лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ на 7 лет лишения свободы в воспитательной колонии.

Наказание по ч. 2 ст. 162 УК РФ Ш. назначено верно. Вместе с тем, в нарушение требований ч. 6 ст. 88 УК РФ несовершеннолетнему Ш., совершившему преступление в возрасте до 16 лет, наказание по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ назначено свыше 6 лет лишения свободы.

Судебная коллегия приговор в отношении Ш. изменила, назначенное ему по правилам ч. 5 ст. 69 УК РФ наказание снизила до 5 лет 10 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 89 УК РФ при назначении наказания несовершеннолетнему кроме обстоятельств, предусмотренных ст. 60 УК РФ, учитываются условия его жизни и воспитания, уровень психического развития, иные особенности личности, а также влияние на него старших по возрасту лиц. При этом несовершеннолетний возраст как смягчающее обстоятельство учитывается в совокупности с другими смягчающими и отягчающими обстоятельствами.

Имели место случаи назначения лицам, совершившим преступления в несовершеннолетнем возрасте, необоснованно мягкого наказания.

Так, Назаровским городским судом несовершеннолетний Б. осужден по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 166 УК РФ, п. п. "б, в" ч. 3 ст. 132, ч. 3 ст. 69 УК РФ, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности с предыдущим приговором, на 6 лет лишения свободы.

Одно из преступлений, предусмотренное п. п. "б, в" ч. 3 ст. 132 УК РФ, за которое осужден Б., относится к категории особо тяжких и направлено против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Как установил суд, насильственные действия сексуального характера совершены в отношении девятимесячного ребенка, по заключению судмедэкспертизы преступлением ребенку причинен тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения, пострадавший ребенок до настоящего времени состоит на диспансерном учете у хирурга и нуждается в дальнейшем оперативном лечении.

Кроме того, осужденный Б. состоит на учете в инспекции по делам несовершеннолетних, характеризуется крайне отрицательно, из-под влияния матери вышел, ранее судим за тяжкое преступление, новые преступления совершил в период условного осуждения.

Однако, вышеуказанные обстоятельства совершенного преступления и данные о личности осужденного не в полной мере учтены судом при назначении наказания.

Судебная коллегия пришла к выводу, что наказание, назначенное несовершеннолетнему Б. за насильственные действия сексуального характера, по совокупности преступлений и по совокупности приговоров является мягким и несправедливым, не отвечающим требованиям закона, приговор отменила, дело направила на новое рассмотрение.

Имеют место случаи, когда суды отказывают в удовлетворении ходатайств об условно-досрочном освобождении по мотивам, не предусмотренным законом.

Свердловский районный суд, отказывая Б. в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, сослался в постановлении на то, что в поведении осужденной сохраняется вероятность рецидива преступлений, отсутствие взысканий не является безусловным основанием для применения условно-досрочного освобождения, вину признала частично, участия в самодеятельных организациях не принимает,

Вместе с тем, как следует из имеющейся в деле справки, осужденная имеет три поощрения, согласно характеристики вину признала, в содеянном раскаялась, трудоустроена, к труду относится добросовестно, норму выработки выполняет, замечаний по качеству не имеет, неоднократно поощрялась администрацией, принимает участие в жизни отряда, на меры воспитательного воздействия реагирует правильно, мероприятия социально-воспитательного характера посещает регулярно, по характеру спокойная, в конфликты не вступает. Администрация колонии сделала вывод, что осужденная Б. в полном отбытии наказания не нуждается, представитель администрации в суде поддержал ходатайство осужденной о ее условно-досрочном освобождении, однако, этим обстоятельствам суд не дал соответствующей оценки. Ссылку в постановлении на то, что Б. имела взыскание, нельзя признать убедительной, поскольку взыскание погашено и не могло быть учтено при принятии решения по делу, непогашение иска не является препятствием для применения к ней условно-досрочного освобождения.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия пришла к выводу, что выводы суда в отношении Б. в постановлении преждевременны и не основаны на законе, постановление отменила, материал направила на новое рассмотрение.

Имели место нарушения действующего законодательства при рассмотрении ходатайств следователя об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановление, принятое судьей по результатам рассмотрения ходатайства об избрании либо продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, как и любое другое судебное решение, должно соответствовать требованиям ст. 7 УПК РФ, то есть должно быть законным, обоснованным и мотивированным.

Рассматривая ходатайство об избрании подозреваемому, обвиняемому в качестве меры пресечения заключения под стражу, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении.

Это требование закона не всегда выполняется.

Так, Иланский районный суд, продлевая обвиняемому Н. меру пресечения в виде заключения под стражу, предрешил вопросы о его причастности к совершенному преступлению, при этом сослался на протоколы допросов потерпевших, свидетелей, протоколы следственных действий, несмотря на то, что эти вопросы впоследствии будут предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела.

Кроме того, в постановлении суд указал, что Н. вину не признал, в содеянном не раскаялся, что также является недопустимым.

Постановление Иланского районного суда судебной коллегией отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

Постановление следователя о возбуждении ходатайства об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу подлежит рассмотрению с участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле (ч. 4 ст. 108 УПК РФ).

Данное требование закона не всегда строго выполняется судами при рассмотрении ходатайств следователя при избрании и продлении подозреваемым и обвиняемым меры пресечения в виде заключения под стражу.

Как следует из материала в отношении обвиняемого Я., его интересы в ходе предварительного следствия представлял адвокат Р., однако, суд данного адвоката о времени рассмотрения ходатайства следователя о продлении Я. срока содержания под стражей не известил, а назначил ему другого адвоката, от услуг которого обвиняемый отказался.

Несмотря на то, что Я. возражал против рассмотрения вопроса о продлении меры пресечения без адвоката Р., с которым у него было заключено соглашение, суд рассмотрел ходатайство в отсутствие данного защитника и, кроме того, освободил из процесса защитника по назначению, хотя сроки позволяли суду отложить рассмотрение ходатайства на следующий день и известить адвоката Р. надлежащим образом.

В связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального, закона судебная коллегия постановление Железнодорожного районного суда в отношении Я. отменила, материал направила на новое рассмотрение.

Ходатайство перед судом об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу возбуждается следователем с согласия руководителя следственного органа (ч. 3 ст. 108 УПК РФ).

В нарушение этого требования закона Канский городской суд рассмотрел ходатайство следователя об избрании обвиняемому З. меры пресечения в виде заключения под стражу, при этом ходатайство следователя не было согласовано с руководителем следственного органа.

В связи с нарушениями уголовно-процессуального закона судебная коллегия отменила постановление Канского городского суда, материал направила на новое рассмотрение.

Не всегда обоснованно судьи отказывают следователю в удовлетворении ходатайств об избрании подозреваемым, обвиняемым меры пресечения в виде заключения под стражу.

Так, Свердловский районный суд отказал в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу К., обвиняемому в совершении преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств в особо крупном размере.

Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд указал, что обвинение К. в совершении тяжкого преступления при наличии положительной характеристики по месту работы и жительства, привлечения его к уголовной ответственности впервые, наличии постоянного источника дохода семьи, отсутствии намерения скрыться от следствия и продолжения заниматься преступной деятельностью, не дает оснований суду для избрания обвиняемому предложенной следователем меры пресечения.

Между тем, как следует из представленного материала, К. обвиняется в совершении тяжкого преступления, связанного с незаконным оборотом наркотиков в особо крупном размере, задержан К. был в междугородном автобусе сообщением Абакан - Красноярск, имел при себе железнодорожный билет сообщением Красноярск - Краснодар, намереваясь проследовать туда, что он и подтвердил в суде, постоянного места жительства и регистрации на территории Красноярского края он не имеет, что не исключает возможности скрыться от следствия и суда.

Однако, судом эти обстоятельства в полной мере учтены не были.

Судебная коллегия постановление суда отменила, материал направила на новое рассмотрение.

За 6 месяцев 2008 г. в кассационном порядке было рассмотрено значительное количество материалов по жалобам на постановления судей, вынесенные в порядке ст. 125 УПК РФ. В основном эти материалы рассмотрены с соблюдением действующего законодательства, но имели место и ошибки.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ постановление дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействия) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

По результатам рассмотрения жалобы судья выносит одно из следующих постановлений:

1) о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение;

2) об оставлении жалобы без удовлетворения.

Канский городской суд, рассмотрев в порядке ст. 125 УПК РФ жалобу П. на действия (бездействие) Канской межрайонной прокуратуры и УВД по г. Канску и Канскому району по факту отказа в возбуждении уголовного дела в отношении адвоката П., а также на постановление следователя прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении вышеуказанного адвоката, не только признал действия вышеуказанных должностных лиц по факту отказа в возбуждении уголовного дела в отношении адвоката незаконными, но и сам, вопреки требованиям ч. 5 ст. 125 УПК РФ, отменил вышеуказанные постановления об отказе в возбуждении дела.

Вместе с тем, законом не предусмотрено право суда отменять, либо изменять постановления о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела. В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона данная функциональная обязанность входит в компетенцию прокурора.

Судебная коллегия постановление Канского городского суда отменила, материал направила на новое рассмотрение.

Судебной коллегией отменено постановление Курагинского районного суда по жалобе Б., материал направлен на новое рассмотрение.

Б. обратилась в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на решение прокурора Курагинского района по ее заявлению о привлечении к уголовной ответственности Г. по ст. 307 УК РФ.

Однако, суд отказал в принятии жалобы Б. по тем основаниям, что жалоба не подлежит рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ, так как жалобы на действия должностных лиц прокуратуры рассматриваются в порядке гражданского судопроизводства.

Вместе с тем, как следует из представленного материала, Б. обратилась в прокуратуру Курагинского района с заявлением о привлечении к уголовной ответственности Г. по ст. 307 УК РФ. Однако, проверка по заявлению Б. в порядке ст. ст. 144 - 145 УПК РФ не проводилась, сведений о регистрации заявления Б. не имеется, заявление ее в орган, уполномоченный рассматривать заявление о преступлении не направлялось.

В соответствии со ст. 123 УПК РФ действия (бездействия) и решения прокурора могут быть обжалованы участниками уголовного судопроизводства в порядке, установленном уголовно-процессуальным кодексом.

Поэтому, изложенные в жалобе Б. доводы подлежали проверке судом в порядке ст. 125 УПК РФ, а не в порядке гражданского судопроизводства, как указал суд.

По смыслу закона суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов не должен предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства по существу уголовного дела. Следовательно, при проверке законности постановления о возбуждении уголовного дела суд управомочен выяснять прежде всего, соблюден ли порядок вынесения данного решения, имеются ли поводы к возбуждению уголовного дела, отсутствуют ли обстоятельства, исключающие производство по делу.

Советский районный суд при рассмотрении в порядке ст. 125 УПК РФ жалобы П. на постановление о возбуждении уголовного дела по ст. 315 УК РФ, дал оценку имеющимся в деле доказательствам и пришел к выводу об отсутствии в действиях П. состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ.

Судебной коллегией постановление судьи отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

Допускаются ошибки при рассмотрении представлений органов, осуществляющих контроль за поведением условно осужденных.

В соответствии с ч. 3 ст. 74 УК РФ в случае систематического или злостного неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей либо если условно осужденный скрылся от контроля, суд по представлению органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, может постановить об отмене условного осуждения и исполнения наказания, назначенного приговором суда.

Судебной коллегией отменено постановление Советского районного суда об отмене условного осуждения и направлении М. в места лишения свободы, материал направлен на новое рассмотрение.

Суд, удовлетворяя представление уголовно-исполнительной инспекции, отменяя условное осуждение и направляя осужденного М. в места лишения свободы, указал, что осужденный скрылся от контроля.

Между тем, по приговору суда от 27.09.2007 г. на условно осужденного М. никакие обязанности судом не возлагались, а выводы суда о том, что осужденный скрылся от контроля основаны лишь на том, что М. не сообщил место своего фактического жительства и не являлся по повесткам в инспекцию.

В представленном материале нет никаких данных о том, что в период отбывания наказания М. были допущены нарушения общественного порядка, другие правонарушения либо поступки, отрицательно характеризующие его как личность. Доводы осужденного о том, что ему не был известен порядок исполнения условного осуждения, а также о том, что он не скрывался от контроля инспекции, должным образом судом не проверены и не оценены.

При условном осуждении неотбытым наказанием следует считать весь срок назначенного наказания.

Иланский районный суд отменил условное осуждение по приговору от 27.03.2007 г. и направил осужденного А. для отбывания наказания на 2 года 6 месяцев лишения свободы, несмотря на то, что по приговору от 27.03.2007 г. А. было назначено 3 года лишения свободы и весь этот срок считается неотбытым, а не 2 года 6 месяцев, как указал суд.

По представлению прокурора постановление Иланского районного суда в отношении А. отменено, материал направлен на новое рассмотрение.

Судебной коллегией по уголовным делам отменено постановление Канского городского суда в отношении О., производство по материалу прекращено.

О. осужден по приговору Канского городского суда от 30 апреля 2003 года по ч. 1 ст. 111 УК РФ на 3 года лишения свободы, условно, с испытательным сроком 3 года.

По смыслу уголовного закона испытательный срок, назначаемый при условном осуждении, исчисляется с момента провозглашения приговора.

Исходя из вышеизложенного, трехгодичный испытательный срок по приговору от 30.04.2003 г. в отношении О. исчисляется с 30 апреля 2003 г. по 30 апреля 2006 года включительно.

Однако, суд, вопреки требованиям закона, 19 мая 2006 г., уже после истечения испытательного срока, сначала продлил осужденному испытательный срок на 6 месяцев, а впоследствии - 20 ноября 2006 г. отменил осужденному О. условное осуждение и направил его в места лишения свободы.

В соответствии с ч. 2 ст. 443 УПК РФ если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера. Одновременно суд решает вопрос об отмене меры пресечения.

Кировский районный суд освободил К. от уголовной ответственности за совершение общественно опасных деяний, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 328, ч. 1 ст. 159 УК РФ (относящихся к категории небольшой тяжести), однако, вопреки требованиям закона, вместо прекращения уголовного дела и вынесения постановления об отказе в применении принудительной меры медицинского характера, применил такую меру с помещением К. в психиатрический стационар специализированного типа.

Судебной коллегией постановление суда отменено, производство по материалу прекращено, из-под стражи К. освобождена.

По аналогичным основания судебной коллегией отменено постановление Тасеевского районного суда в отношении Ф.

В кассационном и надзорном порядке в первом полугодии 2008 г. пересматривались постановления судов, вынесенные по результатам рассмотрения ходатайств осужденных о приведении в соответствие с действующим законодательством ранее постановленных приговоров, а также пересматривались в соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 г. приговоры судов по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств.

В обзоре приведены ошибки, допущенные судами при рассмотрении уголовных дел, материалов судебного контроля и материалов об исполнении приговоров.

Анализ допущенных судами ошибок свидетельствует о необходимости повышения профессионального уровня и ответственности при отправлении правосудия, постоянного и глубокого изучения действующего законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ в целях правильного и единообразного применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, а также в целях обеспечения в полной мере защиты прав и охраняемых законом интересов граждан.

 

Обзор составила судья

Красноярского краевого суда

В.И.ЧЕПЕЛЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь