Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ

СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЕВОГО СУДА ЗА 2 КВАРТАЛ 2008 ГОДА

 

ВВЕДЕНИЕ

 

По результатам анализа отмененных и измененных решений судов первой инстанции Судебной коллегией по гражданским делам краевого суда подготовлен обзор за 2 квартал 2008 года.

 

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ГРАЖДАНСКО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

Согласно ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право на разбирательство его дела независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. В связи с этим не подлежит оставлению без движения и возвращению исковое заявление только по формальным основаниям.

Определением мирового судьи судебного участка N 114 в г. Талнахе от 06.11.2007 оставлено без движения исковое заявление Ш. к ЗФ ОАО ГМК "Норильский никель" рудник "Октябрьский" об отмене приказа о наложении дисциплинарного взыскания и взыскании заработной платы. Определением мирового судьи от 20.11.2007, оставленным без изменения апелляционным определением Норильского городского суда от 18.01.2008, исковое заявление возвращено Ш. в связи с неустранением недостатков.

Постановлением Президиума краевого суда от 20.05.2008 определение мирового судьи от 20.11.2008 и апелляционное определение от 18.01.2008 отменены, исковой материал направлен мировому судье для рассмотрения по существу со стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Оставляя исковое заявление без движения, в качестве недостатков заявления мировой судья указал, что Ш. не указано место нахождения ответчика - ЗФ ОАО ГМК "Норильский никель" и не приложен расчет взыскиваемой денежной суммы.

Во исполнение определения судьи истец указал почтовый и электронный адрес рудника "Октябрьский", а не ЗФ ОАО ГМК "Норильский никель", являющегося надлежащим ответчиком по делу, и привел примерный расчет сумм, подлежащих взысканию в его пользу.

Президиум краевого суда пришел к выводу об отсутствии оснований для возврата искового заявления Ш., указав на следующие обстоятельства.

Требование п. 3 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ о необходимости указания места жительства или места нахождения ответчика обусловлено тем, что суду, который будет рассматривать поступившее заявление, эти сведения неизвестны, а отсутствие подобной информации будет являться препятствием для проведения в дальнейшем процессуальных действий (направление копий документов, извещение сторон о слушании дела и т.п.).

Ответчиком по заявлению Ш. является ЗФ ОАО ГМК "Норильский никель", адрес данного общества истец не указал. Вместе с тем, учитывая, что данное предприятие является градообразующим для г. Норильска, можно утверждать, что мировому судье судебного участка N 114 в г. Талнахе было известно место нахождения названного ответчика и не требовалось принятия дополнительных мер к его установлению.

Кроме того, у истца отсутствовала реальная возможность определить точный размер удержанных с него денежных средств, т.к. в обжалуемом им приказе о наложении дисциплинарного взыскания не обозначены вычтенные из его заработной платы суммы. Для определения размера реально удержанных с Ш. денежных сумм суд мог по ходатайству истца истребовать у работодателя необходимые документы.

В соответствии с положениями ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, суд назначает экспертизу; окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом. При этом в силу ч. 2 ст. 187 ГПК РФ заключение эксперта исследуется в судебном заседании и оценивается судом наряду с другими доказательствами и не имеет для суда заранее установленной силы.

Постановлением Президиума краевого суда от 8 апреля 2008 года отменено решение мирового судьи судебного участка N 37 в г. Канске и Канском районе от 29 мая 2007 года и апелляционное определение Канского городского суда от 16 ноября 2007 года по делу по иску Л. и др. к краевому государственному учреждению "Канский отдел ветеринарии" о взыскании доплат к заработной плате в связи с неправильным применением как материального закона, так и вышеуказанных норм ГПК РФ.

Так, определением мирового судьи от 6 октября 2006 года назначена бухгалтерская экспертиза, производство которой поручено аудиторской фирме "Ансар". На разрешение экспертизы судом был поставлен правовой вопрос о наличии или отсутствии у истцов права на получение спорных доплат. Выводы экспертизы были положены в основу судебных постановлений.

Между тем заявленные истцами требования о дополнительных начислениях к заработной плате представляют собой спор о праве, который подлежал разрешению непосредственно судом при рассмотрении дела по существу и не мог быть включен в круг вопросов, поставленных перед экспертами.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам от 28 апреля 2008 года отменено решение Бородинского городского суда от 5 февраля 2008 года, которым отказано в иске ООО "РГС-Сибирь" к Д. о возмещении вреда в порядке регресса. В обоснование выводов об отсутствии вины Д. в ДТП судом первой инстанции полностью положены показания специалиста автоэксперта предприятия "Движение" о том, что виновным в ДТП является второй участник автоаварии Т.

При этом судом не принято во внимание, что в соответствии со ст. 188 ГПК РФ суд может привлекать специалиста для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи. Консультации и пояснения специалиста не указаны в главе 6 ГПК РФ в качестве доказательств, в связи с чем не могут быть положены в основу судебного решения.

С учетом обстоятельств ДТП, характера повреждений автомобилей для определения лица, виновного в ДТП, и правильного разрешения заявленных требований суду первой инстанции следовало обсудить вопрос о проведении трассологической экспертизы с целью определения угла расположения транспортных средств относительно друг друга на проезжей части в момент столкновения.

Дела по искам работников, с которыми трудовые отношения прекращены, о признании увольнения незаконным и об изменении формулировки причин увольнения подлежат рассмотрению районным судом, поскольку по существу предметом рассмотрения в этих случаях является законность увольнения.

Указанное разъяснение содержится в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации".

И. обратилась к мировому судье судебного участка N 87 в Советском районе г. Красноярска с заявлением к ООО "Жилфонд" об изменении формулировки основания увольнения, взыскании денежной компенсации за неиспользованные отпуска и компенсации морального вреда. В ходе судебного разбирательства исковые требования были изменены, истица просила признать увольнение незаконным, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула и за период временной нетрудоспособности. Данные требования рассмотрены мировым судьей с вынесением решения. При этом доводы представителя ответчика о неподсудности данного спора мировому судье не были исследованы в ходе рассмотрения дела ни в первой, ни в апелляционной инстанции.

В связи с нарушением правил подсудности Постановлением Президиума краевого суда от 15 апреля 2008 года решение мирового судьи от 20 апреля 2007 года и апелляционное определение Советского районного суда г. Красноярска от 30 октября 2007 года отменены.

Иски военнослужащих о взыскании денежных выплат относятся к делам, возникающим из отношений по осуществлению государственной военной службы, которые не отнесены федеральным законом к компетенции мировых судей, следовательно, в силу ст. 24 ГПК РФ подлежат рассмотрению районным судом в качестве суда первой инстанции.

В силу ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных статьями 23, 25, 26 ГПК РФ, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

Перечень дел, подсудных мировому судье, приведен в ст. 23 ГПК РФ. Дела, возникающие из отношений по осуществлению государственной военной службы, не отнесены к подсудности мирового судьи.

Военнослужащие Т., Б. и др. обратились к мировому судье с заявлением к Военному комиссариату Красноярского края о перерасчете размера пенсии в соответствии с изменениями минимального размера оплаты труда и взыскании недополученной части пенсии. Данные требования были рассмотрены мировым судьей в качестве суда первой инстанции с вынесением решений об удовлетворении исков. Судом апелляционной инстанции решения мирового судьи были оставлены без изменения.

Постановлениями Президиума краевого суда указанные решения мирового судьи и апелляционные определения Центрального районного суда г. Красноярска отменены в связи с неправильным применением материального закона, а также в связи с неподсудностью данного спора мировому судье по первой инстанции.

Согласно ч. 2 ст. 33 Арбитражного процессуального кодекса РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

В силу п. 1 ст. 126 Федерального закона РФ от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" с даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства все требования кредиторов по денежным обязательствам, об уплате обязательных платежей, иные имущественные требования, за исключением требований о признании права собственности, о взыскании морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности, а также текущие обязательства, указанные в п. 1 ст. 134 настоящего Федерального закона, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

М. обратилась в суд с иском к ЕМУП ЖКХ, администрации сельского поселения Хатанга, МУП "Жилищно-коммунальное сельского поселения Хатанга" о признании бездействия незаконным и понуждении производства капитального ремонта жилого помещения, взыскании материального ущерба, в т.ч. путем снижения суммы оплаты за коммунальные услуги, и компенсации морального вреда.

Решением Хатангского районного суда исковые требования удовлетворены частично, на ЕМУП ЖКХ возложена обязанность по проведению капитального ремонта и взысканы суммы уменьшения оплаты по отоплению и за содержание и ремонт жилого помещения. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Таймырского автономного округа приведенное решение суда в части возложения обязанности по проведению капитального ремонта отменено с направлением дела на новое рассмотрение, в части взыскания сумм в счет уменьшения оплаты за отопление жилого помещения, а также за содержание и ремонт квартиры - оставлено без изменения.

При этом судами первой и кассационной инстанции не учтено, что определением Арбитражного суда Красноярского края от 24 марта 2006 года в связи с поступившим заявлением ЕМУП ЖКХ о признании себя банкротом на данном предприятии введено наблюдение. Решением Арбитражного суда Красноярского края от 6 сентября 2006 года названное юридическое лицо признано банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство, в связи с чем требования о взыскании с ЕМУП ЖКХ сумм в счет уменьшения оплаты за отопление жилого помещения, а также за содержание и ремонт квартиры подлежали рассмотрению арбитражным судом с последующим их возможным включением в реестр требований кредиторов.

Постановлением Президиума краевого суда от 13 мая 2008 года решение суда от 20 июня 2007 года и кассационное определение от 18 сентября 2007 года в части оставления указанного решения без изменения отменены.

В силу положений абзаца 3 статьи 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу, если имеется вступившее в законную силу и принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа от иска или утверждением мирового соглашения сторон.

По указанному основанию гражданское дело может быть прекращено лишь тогда, когда решение суда или определение суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа от иска вынесены судом общей юрисдикции.

Р. обратилась к мировому судье с иском к председателю ликвидационной комиссии ЗАО "Красноярское ДСУ-1" Д., членам ликвидационной комиссии Е. и С., акционерам - ООО "Дорпромстрой", ОАО "Красавтодорстрой" о взыскании с ответчиков в порядке субсидиарной ответственности денежных средств. Решением мирового судьи судебного участка N 89 в Центральном районе г. Красноярска от 10 октября 2007 года в удовлетворении заявленных требований было отказано в полном объеме. Апелляционным определением Центрального районного суда г. Красноярска от 1 февраля 2008 года решение мирового судьи отменено, производство по делу прекращено в связи с тем, что имеется вступившее в законную силу определение Арбитражного суда Красноярского края о прекращении производства по делу по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям в связи с отказом истицы от предъявленных требований.

При этом судом апелляционной инстанции не принято во внимание, что решение о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска вынесены арбитражным судом, а не судом общей юрисдикции. Кроме того, согласно копии заявления Р. об отказе от иска, поданного в арбитражный суд, ее отказ от иска был связан с неподведомственностью спора арбитражному суду. Постановлением Президиума краевого суда от 3 июня 2008 года апелляционное определение Центрального районного суда г. Красноярска от 1 февраля 2008 года отменено с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

В силу требований ст. 132 ГПК РФ к исковому заявлению прилагается документ, подтверждающий оплату государственной пошлины. Размер данного сбора рассчитывается исходя из цены иска, которая указывается истцом (ч. 2 ст. 91 ГПК РФ).

По делам о взыскании денежных сумм вопросов при определении цены иска не возникает. Иная ситуация складывается по искам об истребовании имущества, поскольку у истца нет обязанности производить рыночную оценку спорного имущества, и к тому же он лишен такой возможности в связи с тем, что оно находится у ответчика. В связи с этим согласно ч. 2 ст. 91 ГПК РФ цена иска указывается истцом, в случае явного несоответствия указанной истцом цены действительной стоимости истребуемого имущества цену иска определяет судья при принятии искового заявления.

Оставление искового заявления без движения по мотиву неполной уплаты государственной пошлины возможно лишь при наличии трех условий: явная несоразмерность указанной заявителем цены иска очевидна на момент предъявления иска; установление действительной стоимости имущества не представляет сложности; суд, полагая, что заявитель неправильно назвал цену иска, установил ее самостоятельно при принятии искового заявления.

П. обратилась в суд с заявлением к ООО "Общеобразовательный комплекс "Класс-А" о применении последствий недействительности договора купли-продажи недвижимости в виде возврата ей нежилых помещений по ул. Взлетная. При этом истицей была уплачена государственная пошлина в размере 20000 руб. исходя из представленной ОАО "Красноярскгидропроект" информации о средней стоимости нежилых помещений, находящихся в районе Взлетка г. Красноярска.

Определением судьи иск оставлен без движения по мотивам отсутствия документов, подтверждающих стоимость спорных объектов недвижимости, в связи с чем невозможно проверить правильность расчета истцом государственной пошлины. Впоследствии определением от 17 декабря 2007 г., оставленным без изменения судом кассационной инстанции 20 февраля 2008 года, исковое заявление было возвращено П.

Между тем судебными инстанциями не принято во внимание, что спорные нежилые помещения находятся у ответчика, и истица была лишена возможности произвести их оценку, при обращении в суд истица уплатила государственную пошлину в размере 20000 руб., а вопрос о соразмерности цены иска судом не обсуждался, мер к самостоятельному определению размера государственной пошлины не предпринималось, в связи с чем возврат искового заявления создал для заявительницы препятствия в защите своего нарушенного права в судебном порядке.

Постановлением Президиума краевого суда от 17 июня 2008 года вынесенные судебные постановления отменены.

 

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

При заключении договора обязательного страхования страхователю страховщиком вручается страховой полис, являющийся документом строгой отчетности, удостоверяющим осуществление обязательного страхования (п. 7 ст. 15 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"). Наличие у владельца транспортного средства страхового полиса обязательного страхования свидетельствует о заключении им договора обязательного страхования гражданской ответственности, правомерности использования в дорожном движении транспортного средства и обязанности страховщика произвести страховую выплату потерпевшему при наступлении страхового случая.

С. обратился в суд с иском к ЗАО "Страховая группа "УралСиб" о взыскании страхового возмещения. Требования мотивировал тем, что 5 ноября 2006 года по вине водителя Г., управлявшей автомобилем "Мицубиси Голт" с транзитными номерами, произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого был поврежден принадлежащий ему на праве собственности автомобиль "Хонда Партнер". Гражданская ответственность Г. была застрахована ответчиком, о чем свидетельствует наличие у нее страхового полиса, однако ответчик безмотивно отказался от выплаты страхового возмещения.

При рассмотрении настоящего дела суд первой инстанции установил, что гражданская ответственность бывшего собственника транспортного средства К. была застрахована Владивостокским филиалом ЗАО "Страховая группа "УралСиб" 22 сентября 2006 года, в этот же день страховщик и страхователь подписали соглашение о досрочном расторжении договора страхования с выплатой неиспользованной части страховой премии страхователю К. 12 октября 2006 года, при этом страховой полис <...> в страховую компанию не был возвращен, а был передан Г. при продаже автомобиля.

Решением Центрального районного суда г. Красноярска от 13 декабря 2007 года С. в удовлетворении требований отказано. Суд первой инстанции исходил из того, что обязательства страховщика прекратились с момента подписания соглашения о расторжении договора страхования гражданской ответственности. Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции и 2 июня 2008 года отменила принятое по делу решение, постановив новое решение об удовлетворении исковых требований С.

В соответствии со ст. 15 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" обязательное страхование осуществляется владельцами транспортных средств путем заключения со страховщиком договоров обязательного страхования, документом, удостоверяющим осуществление обязательного страхования, является страховой полис. Положения данной нормы получили развитие в Правилах обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в Правилах дорожного движения РФ и Кодексе об административных правонарушениях. Основными принципами обязательного страхования являются его всеобщность и обязательность, недопустимость использования на территории РФ транспортных средств, владельцы которых не исполнили обязанность по страхованию своей гражданской ответственности, и гарантия возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевшего. Доводы ЗАО "Страховая группа "УралСиб" о досрочном прекращении договора обязательного страхования гражданской ответственности с К. (в день его заключения) с оставлением у нее подлинника страхового полиса, подтверждающего заключение договора страхования и его действие, судебной коллегией признаны несостоятельными.

Согласно пункту 4 статьи 58 ГК РФ при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом. В силу пункта 3 статьи 60 ГК РФ, если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного лица. Вновь созданные юридические лица несут самостоятельную ответственность по обязательствам, возникшим после завершения реорганизации.

К. обратилась в суд с иском к ООО "Дом", ООО "Строительная фирма "Консоль", ООО "Строительная компания "Консоль" о защите прав потребителя. Просила суд обязать ответчиков передать ей квартиру, а также взыскать неустойку за нарушение сроков выполнения работы в размере 771210 руб. и компенсацию морального вреда в размере 50000 руб. Решением Советского районного суда г. Красноярска от 27 ноября 2007 года, оставленным без изменения кассационным определением Судебной коллегии от 6 февраля 2008 года, в пользу истицы взысканы суммы неустойки в размере 20000 рублей и компенсации морального вреда в размере 10000 рублей со всех указанных выше ответчиков в солидарном порядке.

Удовлетворяя исковые требования К., судебные инстанции пришли к выводу о том, что ответственность за нарушение сроков строительства квартиры должна быть возложена на основании ч. 3 ст. 60 ГК РФ солидарно на ООО "Дом", ООО "Строительная фирма "Консоль", ООО "Строительная компания "Консоль", поскольку после реорганизации ООО "Консоль" из разделительного баланса невозможно определить правопреемника реорганизованного юридического лица (ООО "Консоль").

Согласно имеющимся в материалах дела документам договор подряда и договор инвестирования между ООО "Консоль" и ООО "Стройтехника", а также договор уступки права требования между ООО "Стройтехника" и К., на основании которого к последней перешло право требования квартиры от ООО "Консоль", были заключены в мае и июле 2006 года, в то время как реорганизация ООО "Консоль" произошла в апреле 2006 года. В силу требований пункта 4 статьи 57 ГК РФ юридическое лицо считается реорганизованным с момента государственной регистрации вновь возникших юридических лиц. В феврале 2006 года ООО "Консоль" приняло решение о реорганизации путем выделения из него ООО "Строительная компания "Консоль" и ООО "Строительная фирма "Консоль". Вновь созданные юридические лица зарегистрированы в государственном реестре юридических лиц 21 апреля 2006 года. В связи с этим нельзя признать законным вывод судов о солидарной ответственности ООО "Дом", ООО "Строительная фирма "Консоль", ООО "Строительная компания "Консоль" по обязательствам, возникшим из договора, заключенного одним из этих юридических лиц уже после завершения реорганизации ООО "Консоль".

Постановлением президиума Красноярского краевого суда от 24 июня 2008 года принятые по делу судебные постановления отменены с направлением дела на новое рассмотрение.

В то же время надзорной инстанцией было отказано в передаче в Президиум краевого суда гражданских дел по искам В. и З. к ООО "Дом", ООО "Строительная фирма "Консоль", ООО "Строительная компания "Консоль" с аналогичными требованиями. По указанным делам договоры долевого участия в финансировании строительства жилья были заключены В. и З. с ООО "Консоль" до реорганизации данного юридического лица. Поскольку после реорганизации ООО "Консоль" из разделительного баланса невозможно определить правопреемника реорганизованного юридического лица (ООО "Консоль"), судом ответственность за нарушение сроков строительства правомерно возложена в солидарном порядке на ООО "Дом", ООО "Строительная фирма "Консоль", ООО "Строительная компания "Консоль".

Объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в связи с повреждением его здоровья, могут быть увеличены законом или договором.

Ф. обратилась в суд с иском к Ф. о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда, указывая, что по вине ответчика в результате ДТП ей причинены тяжкие телесные повреждения, повлекшие наступление инвалидности, по соглашению с ответчиком последний обязался выплачивать ей ежемесячно по 1000 руб., обеспечивать уходом, питанием, одеждой и необходимой помощью до полного выздоровления. Стоимость ежемесячного обеспечения по соглашению определена равной трем минимальным размерам оплаты труда. Ответчик принятые на себя обязательства не исполняет.

Решением Минусинского городского суда от 25.12.2007 в удовлетворении требований о взыскании сумм в возмещение вреда здоровью отказано исходя из того, что вышеуказанные положения договора не соответствуют требованиям закона.

Кассационным определением от 07.04.2008 решение суда первой инстанции отменено, поскольку выводы суда противоречат положениям п. 3 ст. 1085 ГК РФ, согласно которым объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему в связи с повреждением здоровья, могут быть увеличены законом или договором.

Юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством. При этом если физическое лицо находилось при исполнении трудовых обязанностей, за причиненный работником вред отвечает юридическое лицо.

Решением Назаровского городского суда от 25.03.2008 с Г. в пользу Российской Федерации взыскан ущерб, причиненный незаконной порубкой леса. Определением Судебной коллегии по гражданским делам от 21.05.2008 указанное решение отменено в связи с неправильным применением норм материального права.

В соответствии со ст. 77 ФЗ "Об охране окружающей среды" юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Согласно п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 14 "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения" вред, причиненный нарушением экологического законодательства в соответствии со ст. 1064 ГК РФ и ст. 77 ФЗ "Об охране окружающей среды", подлежит возмещению виновным лицом в полном объеме независимо от того, причинен ли вред в результате умышленных действий (бездействия) или по неосторожности.

Из материалов гражданского дела следует, что Г. являлся работником ЗАО "Назаровское", указание о незаконной порубке леса своим подчиненным он дал как управляющий на отделении ЗАО "Захаровское", т.е. исполняя свои трудовые обязанности. Непосредственно им самим незаконная порубка не осуществлялась.

С учетом изложенного Судебная коллегия пришла к выводу, что судом первой инстанции неправильно определено виновное лицо, ответственное за незаконную порубку леса.

 

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ СЕМЕЙНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

При подготовке к судебному разбирательству дела о лишении родительских прав одного из родителей судье в целях защиты прав несовершеннолетнего и обеспечения надлежащих условий его дальнейшего воспитания, а также охраны прав родителя, не проживающего вместе с ребенком, необходимо в каждом случае извещать этого родителя о времени и месте судебного разбирательства и разъяснять, что он вправе заявить требование о передаче ему ребенка на воспитание (пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 года N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей").

Управление образования администрации Рыбинского района обратилось в суд с иском к А. о лишении его родительских прав в отношении несовершеннолетнего сына И., <...> года рождения, и взыскании алиментов. В обоснование заявленных требований указало, что мать несовершеннолетнего Е. ушла из дома, поскольку ответчик А. злоупотребляет спиртными напитками, из-за сложившихся конфликтных отношений совместное проживание семьи стало невозможным. Для ребенка, оставшегося проживать с отцом, возникла непосредственная угроза жизни и здоровью, в отношении него не осуществляется надлежащий уход, в доме отсутствует детское питание, созданы неприемлемые условия проживания. 4 февраля 2008 года главой Рыбинского района было принято Постановление "О немедленном отобрании малолетнего И.", на основании которого ребенок был помещен в детское отделение Рыбинской ЦРБ, ответчик сына в больнице не навещает.

Решением Рыбинского районного суда от 13 марта 2008 г. исковые требования управления образования удовлетворены, А. лишен родительских прав в отношении сына, с него взысканы алименты на содержание ребенка; постановлено передать несовершеннолетнего И. органам опеки и попечительства.

Отменяя указанное решение, Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в определении от 21 апреля 2008 г. указала, что в нарушение п. 5 ст. 71 СК РФ судом не исследовался вопрос о возможности передачи ребенка его матери Е., в отношении которой требования о лишении родительских прав не заявлялись. В нарушение вышеприведенных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ Е. не была привлечена к участию в деле в качестве заинтересованного лица, право на обращение с заявлением о передаче ребенка на воспитание ей не разъяснялось.

Задолженность, образовавшаяся по алиментным обязательствам должника ко дню его смерти, подлежит взысканию с наследников должника в пределах стоимости принятого ими наследственного имущества.

Д. обратилась в суд с иском к Д. о взыскании задолженности по алиментам в размере 71433,39 рубля. Свои требования мотивировала тем, что в период с 16 апреля 1982 г. по 20 июля 1997 г. состояла в браке с Д., имеют общего ребенка - сына А., <...> года рождения, на содержание которого решением суда от 24 мая 1996 г. с Д. взысканы алименты в размере 1/4 части всех видов заработка ежемесячно до совершеннолетия ребенка, возбуждено исполнительное производство. 26 февраля 2007 г. Д. умер, на момент его смерти задолженность по алиментам составила 71433 рубля 39 копеек. После смерти должника в наследство вступила его супруга - Д. На основании изложенного истица просила взыскать с Д. задолженность по алиментам Д. за счет наследственного имущества.

Решением Советского районного суда г. Красноярска от 20 февраля 2008 г. Д. в удовлетворении исковых требований отказано по тем основаниям, что алиментные обязательства носят личный характер и не могут перейти к правопреемнику умершего лица.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции и, отменяя постановленное решение, в определении от 7 апреля 2008 г. указала, что при наступлении условий, предусмотренных ч. 2 ст. 120 СК РФ, взыскание алиментов не производится, однако при наличии задолженности, образовавшейся при жизни должника, отказ в ее взыскании за счет наследственного имуществ со ссылкой на отсутствие правопреемства и прекращение исполнительного производства неправомерен. Д. вступила в наследство после смерти Д., в силу п. 1 ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно; каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества. Суд первой инстанции необоснованно не применил указанную норму права в отношении задолженности, образовавшейся по алиментным обязательствам Д. к моменту его смерти; при этом необходимо учесть, что в иске не ставился вопрос о взыскании алиментов на будущее время, что невозможно без личного участия должника и неразрывно связано с его личностью.

 

ПРАКТИКА ПРИМЕНЕНИЯ НОРМ ЖИЛИЩНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

 

Бессрочное право пользования приватизированным жилым помещением возникает только у лица, имевшего право пользования этим жилым помещением на момент его приватизации (ст. 19 Федерального закона РФ от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ").

3. обратился в суд с иском к П. о признании утратившим право пользования приватизированным жилым помещением, расположенным по адресу: <...>, и снятии с регистрационного учета. Свои требования мотивировал тем, что ответчик являлся сожителем его матери, после смерти которой истец стал единственным собственником спорной квартиры. Полагает, что проживание ответчика в спорной квартире нарушает его права собственника жилого помещения, он вынужден нести дополнительные расходы по содержанию квартиры и оплате коммунальных платежей, не может распорядиться квартирой.

Решением Железногорского городского суда от 24 октября 2007 г. 3. в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме. Суд первой инстанции исходил из того, что ответчик П. был вселен в спорную квартиру в 1993 году, возникшее у него право пользования спорным жилым помещением является вещным правом, судьба которого не зависит далее от воли собственника.

Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 1 апреля 2008 года решение отменено. Согласно материалам дела ответчик П. действительно вселился в спорную квартиру в 1993 году, сохраняя при этом регистрацию и право пользования в предоставленной ему по договору социального найма комнате в коммунальной квартире. Истец и его мать приватизировали спорную квартиру в равнодолевую собственность по договору от 5 сентября 1996 года. В 2004 году ответчик приватизировал комнату в коммунальной квартире, затем продал ее, продолжая проживать в спорной квартире, 9 апреля 2004 года встал на регистрационный учет по адресу квартиры. Поскольку на момент приватизации спорной квартиры ответчик сохранял право пользования другим жилым помещением, предоставленным ему по договору социального найма, он не подпадает под категорию лиц, которые в силу ст. 19 Закона РФ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" сохраняют право бессрочного пользования в отношении приватизированной квартиры.

Отменяя принятое по делу решение, Президиум краевого суда также указал, что для правильного разрешения спора суду первой инстанции надлежало установить, являлся ли ответчик членом семьи собственника 3. и прекращены ли семейные отношения между ними. В зависимости от установленных обстоятельств суду следовало применить положения п. 2 ст. 292 ГК РФ, регулирующего отношения между членами семьи прежнего собственника и новым собственником, либо положения ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, регулирующей отношения между собственником жилого помещения и бывшими членами семьи собственника.

Бессрочное право пользования приватизированным жилым помещением, имеющееся у лиц, указанных в ст. 19 Федерального закона РФ от 29 декабря 2004 г. N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ", не распространяется на другое жилое помещение, полученное в результате мены приватизированного жилого помещения.

О., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетних детей А. и Д., обратилась в суд с иском к О. о признании его утратившим право пользования жилым помещением - квартирой по адресу: г. Дудинка, ул. Строителей <...>. В обоснование заявленных требований указала, что 3 января 2002 г. ей и ее дочерям в порядке приватизации передана в общую равнодолевую собственность квартира <...> по ул. Победы в г. Дудинке, О. от участия в приватизации жилого помещения отказался. На основании договора от 1 ноября 2002 г. был произведен обмен указанной квартиры на квартиру <...> по ул. Строителей в г. Дудинке. С 1 сентября 2006 г. ответчик в спорной квартире не проживает, бремя по содержанию жилого помещения не несет.

Решением Дудинского городского суда от 21 ноября 2007 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа от 25 декабря 2007 г., истице отказано в удовлетворении исковых требований о признании О. утратившим право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: г. Дудинка, ул. Строителей, <...>. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды первой и кассационной инстанции исходили из того, что О. в. силу положений ст. 19 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" сохраняет право пользования квартирой, расположенной по адресу: г. Дудинка, ул. Строителей, <...>, поскольку данное жилое помещение приобретено в результате обмена приватизированной квартиры <...> по ул. 40 лет Победы в г. Дудинке, от участия в приватизации которой он отказался.

Однако при разрешении спора судами не было учтено, что действие статьи 19 распространяется на жилые помещения, перешедшие в собственность в порядке приватизации, а не на жилые помещения, право собственности на которые возникло по иным основаниям, в том числе по договору мены жилыми помещениями. Таким образом, защита прав лица, отказавшегося от участия в приватизации жилого помещения, осуществляется путем сохранения за ним бессрочного права пользования именно этим жилым помещением. Перевод указанного права на другие жилые помещения, приобретаемые собственником (лицом, приватизировавшим первоначальное жилое помещение), не допускается.

При таких обстоятельствах у суда отсутствовали правовые основания для признания за ответчиком бессрочного права пользования спорной квартирой, полученной в результате мены квартиры, от участия в приватизации которой ответчик отказался.

Постановлением Президиума Красноярского краевого суда от 20 мая 2008 года принятые по делу судебные постановления отменены.

Жилые помещения, расположенные в жилых домах, ранее принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям, незаконно включенных в состав приватизируемого имущества и не переданных в муниципальную собственность при приватизации этих предприятий, также могут быть бесплатно переданы в собственность проживающим в этих помещениях гражданам на основании ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации". Данное положение распространяется на граждан, вселившихся в эти жилые помещения до приватизации предприятий, а также на тех граждан, которые вселялись в общежитие до приватизации предприятий, а затем в порядке улучшения жилищных условий переселялись из одной комнаты в другую уже после приватизации государственных или муниципальных предприятий.

К., действуя в своих интересах и в интересах несовершеннолетней К., обратилась в суд с иском к ОАО "Химико-металлургический завод", Территориальному управлению Федерального агентства по управлению федеральным имуществом в Красноярском крае о признании за нею и дочерью права равнодолевой собственности на жилое помещение, расположенное по адресу: <...>, в порядке приватизации. Свои требования мотивировала тем, что спорное жилое помещение было предоставлено ей как работнику Красноярского химико-металлургического завода в 1995 году, в этом помещении она постоянно проживает. С мая 2000 года в указанном жилом помещении стал проживать ее муж - К., а с 22.10.2001 года, с рождения - дочь К.

Решением Свердловского районного суда г. Красноярска от 9 апреля 2008 года исковые требования К. удовлетворены. Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными доводы ответчика о том, что К. и ее несовершеннолетняя дочь не имеют права на приватизацию спорного жилого помещения, поскольку спорное жилье расположено в жилом доме, ранее принадлежавшем государственному предприятию - ГП "Химико-металлургический завод" в качестве общежития, а затем было передано при приватизации указанного предприятия в уставной капитал акционерного общества - ОАО "Химико-металлургический завод".

При этом суд правомерно исходил из положений статьи 18 Закона РФ от 04.07.1991 N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда Российской Федерации" (в редакции от 23.12.1992), согласно которым при переходе государственных или муниципальных предприятий, учреждений в иную форму собственности жилищный фонд, находящийся в полном хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений, должен быть передан в хозяйственное ведение, оперативное управление преемников этих предприятий, учреждений (если они определены) либо в ведение органов местного самоуправления в установленном порядке с сохранением всех жилищных прав граждан, в том числе и права на приватизацию жилья. Кроме того, пунктом 1 Указа Президента РФ от 10.01.1993 N 8 "Об использовании объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий" (признан утратившим силу с 29.03.2003 Указом Президента Российской Федерации от 26.03.2003 N 370) устанавливалось, что при приватизации предприятий, находящихся в федеральной (государственной) собственности, в состав приватизируемого имущества не могли быть включены объекты жилищного фонда. Указанные объекты, являясь федеральной (государственной) собственностью, должны были находиться в ведении местной администрации по месту расположения объекта.

Таким образом, приведенными нормами запрещено включение объектов жилищного фонда, к которому относятся и общежития, в состав приватизируемого имущества предприятий, такие объекты подлежали передаче в муниципальную собственность. Нарушение законодательства, содержащего запрет на включение жилищного фонда в состав приватизируемого имущества, не должно влиять на жилищные права граждан, занимающих эти жилые помещения, в том числе и на право бесплатной передачи жилья в собственность граждан на основании статьи 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Определением судебной коллегии от 25 июня 2008 года данное решение оставлено без изменения, кассационная жалоба ОАО "Химико-металлургический завод" - без удовлетворения.

Если квартира в подлежащем сносу доме принадлежит гражданину на праве собственности, то указанное жилое помещение может быть изъято у собственника либо путем выкупа, либо по соглашению с собственником ему может быть предоставлено другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену. При этом выплата предусмотренной статьей 32 Жилищного кодекса РФ суммы выкупа собственнику жилого помещения в доме, подлежащем сносу, не может быть поставлена в зависимость от того, изымается ли земельный участок, на котором находился дом, для государственных или муниципальных нужд.

П. обратился в суд с иском к администрации г. Шарыпово и департаменту финансов администрации Красноярского края о взыскании денежной компенсации в связи со сносом дома, в котором находилась приватизированная им квартира. Решением Шарыповского городского суда от 18 июля 2007 г., оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 8 октября 2007 г., П. в удовлетворении исковых требований отказано.

Отказывая истцу в удовлетворении его требований о выплате ему суммы компенсации за снесенное жилое помещение, суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд кассационной инстанции, исходил из того, что действующим жилищным законодательством собственникам жилых помещений, подлежащих сносу ввиду ветхости, выплата денежной компенсации не предусмотрена, а кроме того, земельный участок, на котором находился дом, для государственных или муниципальных нужд не изымался, решение о сносе данного дома не принималось, и снос его не производился.

Суд первой инстанции указал, что ранее ст. 49.3 ЖК РСФСР предусматривалась возможность предоставления собственникам квартир, выселяемых из домов, подлежащих сносу, равноценного жилого помещения на праве собственности либо иной компенсации. Однако на момент выселения истца из квартиры в сентябре 2005 года данная норма прекратила свое действие.

Постановлением президиума от 29 апреля 2008 года принятые по делу судебные постановления отменены. Президиум указал следующее.

Действительно, Жилищный кодекс РФ не регулирует порядок возмещения собственнику расходов при изъятии жилого помещения в случае признания дома аварийным и подлежащим сносу. Вместе с тем в соответствии с ч. 1 ст. 7 ЖК РФ в случаях, если жилищные отношения не урегулированы жилищным законодательством или соглашением участников таких отношений, и при отсутствии норм гражданского или иного законодательства, прямо регулирующих такие отношения, к ним, если это не противоречит их существу, применяются нормы жилищного законодательства, регулирующие сходные отношения (аналогия закона).

Исходя из этого при определении порядка обеспечения жилищных прав собственника жилого помещения при сносе дома по основаниям, установленным Жилищным кодексом РФ, следует руководствоваться положениями ст. 32 ЖК РФ.

При этом выплата предусмотренной статьей 32 Жилищного кодекса РФ суммы выкупа собственнику жилого помещения в доме, подлежащем сносу, не может быть поставлена в зависимость от того, изымается ли земельный участок, на котором находился дом, для государственных или муниципальных нужд. Поскольку в этом случае вышеназванная норма применяется по аналогии.

Кроме того, согласно имеющимся в материалах дела документам администрацией г. Шарыпово было фактически принято и исполнено решение о сносе дома. Как видно из материалов дела, данный дом признан непригодным для проживания и подлежащим сносу, жильцы дома выселены из него администрацией г. Шарыпово с предоставлением других жилых помещений, дом снят с жилищно-коммунального обслуживания и после выселения из него жильцов был разрушен. При данных обстоятельствах отсутствие письменного решения администрации г. Шарыпово о сносе дома не освобождает ее от возложенной на нее Жилищным кодексом обязанности по выплате истцу требуемой им компенсации.

 

Обзор подготовили

судьи краевого суда

Н.В.БУГАЕНКО

Ю.А.СОСНИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь