Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 декабря 2008 г. по делу N 44у-598/08

 

Президиум Московского городского суда в составе:

председательствующего Колышницыной Е.Н.,

членов президиума Паршина А.И., Курциньш С.Э., Дмитриева А.Н., Васильевой Н.А., Тарасова В.Ф., Агафоновой Г.А.,

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Д. на приговор Басманного районного суда г. Москвы от 9 октября 2007 года, которым

Д., <...>, не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, без штрафа.

К., <...>, не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, без штрафа.

Срок отбывания наказания исчисляется обоим осужденным с 19 апреля 2007 года.

Приговором суда решена судьба вещественных доказательств.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 2 апреля 2008 года приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе осужденный Д. указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, так как он не вступал в предварительный сговор с К. на совершение разбойного нападения в отношении Г., удары по лицу последнего нанес не в связи с хищением имущества, а на почве личных неприязненных отношений, из-за культурно-религиозных разногласий с потерпевшим.

Дело в отношении осужденного К. рассмотрено в порядке ст. 410 ч. 2 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Московского городского суда Рольгейзера В.Э., объяснения адвоката Товта А.К., просившего об удовлетворении надзорной жалобы, и выступление первого заместителя прокурора г. Москвы Росинского В.В., полагавшего судебные решения изменить: переквалифицировать действия Д. на ст. 115 ч. 2 УК РФ с назначением наказания в виде 1 года 9 месяцев лишения свободы, а действия К. - на ст. 162 ч. 1 УК РФ с назначением наказания в виде 3 лет лишения свободы, президиум

 

установил:

 

по приговору суда Д. и К. признаны виновными в совершении разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предмета, используемого в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору при следующих обстоятельствах.

19 апреля 2007 года, примерно в 19 часов 30 минут, Д. и К., находясь во дворе дома N 6 по ул. Огородная Слобода города Москвы, вступили между собой в преступный сговор на совершение нападения в целях хищения имущества ранее незнакомого им Г. Действуя согласно заранее распределенным ролям, применяя насилие, опасное для жизни и здоровья и угрожая применением такого насилия, пытаясь подавить волю потерпевшего к сопротивлению, Д. нанес Г. удар кулаком по лицу, причинив последнему телесные повреждения в виде закрытого перелома костей носа, гематомы левой параорбитальной области, т.е. легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок не более трех недель, а К., угрожая ножом хозяйственно-бытового назначения, потребовал от Г. передачи фотоаппарата "Олимпус" стоимостью 10.000 рублей с флэш-картой стоимостью 1.500 рублей, а всего имущества, принадлежащего Г. на общую сумму 11.500 рублей. При этом на крик о помощи находившегося на месте происшествия М. прибыли сотрудники милиции, которые задержали Д. и К.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе осужденного Д., президиум находит судебные решения подлежащими изменению по следующим основаниям.

Суд правильно установил фактические обстоятельства дела, связанные с избиением Д. потерпевшего Г. и последующим нападением на него К. в целях хищения принадлежащего потерпевшему фотоаппарата, обоснованно постановив в отношении обоих обвинительный приговор.

Вывод суда о виновности Д. и К. в содеянном основан на совокупности приведенных в приговоре доказательств, в том числе - на показаниях потерпевшего Г., свидетелей М. и Б., а также на показаниях самих осужденных Д. и К., не отрицавших соответственно ни факта избиения Г. первым из них, ни попытки завладения принадлежащим ему фотоаппаратом вторым.

Вместе с тем, вывод о причастности Д. к разбойному нападению на Г. и о наличии у осужденных предварительного сговора на совершение указанного преступления не подтверждается рассмотренными в судебном заседании доказательствами.

Осужденный Д. как в стадии предварительного следствия, так и в судебном заседании давал показания о том, что он действительно нанес удары Г. по лицу в ходе спора по культурно-религиозным вопросам, однако, умысла на завладение имуществом потерпевшего у него не было, в предварительный сговор с К. на совершение разбойного нападения он не вступал, фотоаппарата в руках у Г. не видел, находился в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Из показаний осужденного К. видно, что 19 апреля 2007 года они с Д. выпили около 0,7 литра водки и пива, после чего пошли гулять. Подошли к ранее незнакомым молодым людям и начали спрашивать их об их образе жизни. Внезапно Д. нанес Г. около двух ударов рукой в лицо. В сговор с Д. на совершение разбоя он не вступал, мысль забрать фотоаппарат у потерпевшего возникла в тот момент, когда он увидел его у него на руке.

Потерпевший Г. суду пояснил, что, когда к нему и его друзьям подошли Д. и К., они сразу стали говорить ему и его друзьям о том, что у них на шее неславянские кресты, одеты они неправильно - во все черное, на нем (Г.) и его друзьях одеты амулеты "Анг". Разговор длился недолго. Г. сказал, что они одеваются так, как хотят и в ответ на эти слова Д. ударил его кулаком по лицу в область левого глаза и нанес ему еще несколько ударов руками по голове. После этого К. достал из кармана серебристый нож-бабочку и потребовал у него, чтобы он отдал ему фотоаппарат. Он отказался это сделать. Где находился Д. во время высказывания К. требования о передаче фотоаппарата и мог ли он слышать это требование, потерпевший не знает. Д. не предъявлял ему и его друзьям никаких требований. В этот момент мимо проходил сотрудник милиции и М. начал кричать милиционеру, призывая на помощь, после чего К. и Д. были задержаны сотрудником милиции. Кроме того, в ходе очной ставки с Д. потерпевший подтвердил пояснения последнего о том, что после ударов, нанесенных Д.Г., Д. отошел от него метра на два и он - потерпевший, не знает, мог ли Д. видеть и слышать, что делал и требовал К.

Свидетель М. подтвердил показания Г., пояснив, что, когда похожие на "скинхедов" К. и Д. подошли к их группе, то Д. стал спрашивать их, к какой культуре они принадлежат и зачем Г. надел на себя амулет "Анг". После этого он стал бить Г. по лицу кулаком и ногами. С момента начала разговора до нанесения Г. первого удара прошло примерно минут 10. Д. находился в очень сильном алкогольном опьянении и даже падал, так что К. приходилось его поднимать. После того, как Д. нанес удары Г., К. достал из кармана серебристый нож-"бабочку" и потребовал у Г. фотоаппарат. Полагает, что Д. нанес удар Г. из-за его внешнего вида, избиение Г. не было связано с требованием о передачи фотоаппарата.

Показания потерпевшего Г. и свидетеля М. признаны достоверными наряду с другими доказательствами положены в основу приговора.

Приходя к выводу о том, что примененное Д. насилие являлось частью объективной стороны разбоя, и что осужденные действовали группой лиц по предварительному сговору на завладение принадлежащим потерпевшему имуществом, суд исходил из того, что их действия носили "взаимно обусловленный характер", "были согласованы, направлены к достижению преступного результата и фактически дополняли друг друга".

Однако, делая акцент на чисто внешней "согласованности" действий осужденных, суд не учел ряд обстоятельств, находящихся в противоречии с версией обвинения о совершении виновными группового разбоя.

В частности, при вынесении приговора не было учтено то, что Д., как это явствует из показаний всех участников инцидента, с самого начала стал предъявлять потерпевшему и его спутникам претензии по поводу их внешнего вида и наличия на одежде амулетов, в связи с чем между сторонами возник спор и стала назревать конфликтная ситуация. Затем, по словам потерпевшего Г., в ответ на его реплику о том, что он и его друзья одеваются так, как сами считают нужным, Д., ни слова больше не говоря, нанес ему несколько ударов в лицо и по голове, после чего отошел в сторону и на этом непосредственный контакт между ними прекратился. Каких-либо требований имущественного характера Д. потерпевшему не предъявлял и намерения завладеть его имуществом никак не обнаруживал.

Кроме того, в приговоре не приведено данных, подтверждающих осведомленность Д. о наличии у К. складного ножа, а также доказанность того факта, что он (Д.) мог со своего места видеть и слышать, как К., угрожая ножом, требует у Г. фотоаппарат и что он с этими требованиями солидарен.

При таких обстоятельствах доводы осужденного Д. о его непричастности к разбою и отсутствии предварительного сговора с К. на хищение чужого имущества нельзя считать опровергнутыми.

В связи с этим фактически совершенные Д. действия в отношении потерпевшего Г. следует квалифицировать по наступившим последствиям как преступление против личности. Однако, учитывая, что ранее они между собой знакомы не были, никогда не конфликтовали и инцидент между ними произошел исключительно из-за необычного внешнего вида потерпевшего, то есть по малозначительному поводу, президиум считает, что по существу Д. избил Г. не на почве личных неприязненных отношений, а из хулиганских побуждений. Поэтому в этой части с его доводами в надзорной жалобе согласиться нельзя и содеянное им подлежит переквалификации со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 115 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 г.) как умышленное причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений.

Поскольку К., находясь на некотором расстоянии от потерпевшего, в подкрепление требования о немедленной передаче ему фотоаппарата достал из кармана и держал на виду неразложенный складной нож, эти действия справедливо расценены Г. и его спутниками как угроза применения насилия, опасного для жизни и здоровья. В то же время признаков непосредственного применения предмета, используемого в качестве оружия, президиум в этом не усматривает.

В связи с этим действия К., который самостоятельно и независимо от Д. решил завладеть имуществом потерпевшего Г., необходимо переквалифицировать со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 162 ч. 1 УК РФ как разбой, т.е. нападение с целью хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Таким образом, при рассмотрении дела имело место неправильное применение уголовного закона, что в соответствии со ст. ст. 409, 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ является основанием для пересмотра судебных решений в порядке надзора.

При назначении наказания за содеянное президиум исходит из положений ст. 60 УК РФ, приведенных в приговоре данных о личности виновных, их семейного положения и состояния здоровья, полагая возможным их исправление только при условии изоляции от общества. Достаточных оснований для применения в отношении К. положений ст. 64 УК РФ не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 407 и 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного Д. удовлетворить частично.

2. Приговор Басманного районного суда г. Москвы от 9 октября 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 2 апреля 2008 года в отношении Д. и К. изменить:

- переквалифицировать действия Д. со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 115 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 г.), по которой назначить 1 год 9 месяцев лишения свободы в колонии-поселении;

- переквалифицировать действия К. со ст. 162 ч. 2 УК РФ на ст. 162 ч. 1 УК РФ, по которой назначить 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима без штрафа.

В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения, а надзорную жалобу осужденного Д. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь