Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2008 г. по делу N 33-10431/2008

 

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

 

    председательствующего                                 Плотниковой Е.И.,

    судей                                                    Волковой Я.Ю.,

                                                               Орловой А.И.

 

рассмотрела в открытом судебном заседании 18 декабря 2008 года гражданское дело по иску Т. к Г. об определении доли в общем имуществе супругов

по кассационной жалобе Г. на решение Полевского городского суда Свердловской области от 20 ноября 2008 года.

Заслушав доклад судьи Орловой А.И., объяснения Г. и ее представителя М., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения Т., согласной с решением суда и просившей оставить его без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Т. обратилась в суд с иском к Г. об определении доли в общем имуществе супругов, просила признать за ней право собственности на 1/2 долю в квартире.

В обоснование требований указала, что состояла в браке с А. с 10 апреля 1982 года по 02 августа 1996 года, в период брака ими была приобретена четырехкомнатная квартира. В силу ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации квартира является совместной собственностью супругов. 23 апреля 2008 года А. умер. Указанная квартира включена в состав наследства А., тем самым нарушены ее права как сособственника спорного жилого помещения.

В судебном заседании Т. исковые требования поддержала.

Г. и ее представитель в судебном заседании иск не признали, указав, что на момент приобретения спорной квартиры А. не проживал совместно с Т. около двух лет, он проживал без регистрации брака с Г., в семью не возвращался, передавал истцу деньги на содержание дочери.

Решением Полевского городского суда Свердловской области от 20 ноября 2008 года исковые требования Т. удовлетворены. Определена доля в общем совместном имуществе А. и Т., за Т. признано право собственности на 1/2 долю в квартире.

В кассационной жалобе Г. просит решение суда отменить, ссылаясь на неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств, неправильное применение норм материального и процессуального права.

 

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

Как установлено судом, А. состоял в браке с Т. с 10 апреля 1982 года. По договору купли-продажи от 30 марта 1996 года А. приобрел в собственность двухкомнатную квартиру, 03 апреля 1996 года договор купли-продажи зарегистрирован в Полевском БТИ. По договору мены от 18 апреля 1996 года А. обменял двухкомнатную квартиру на четырехкомнатную квартиру. Решением Полевского городского суда от 22 июля 1996 года брак между А. и Т. расторгнут. Раздел квартиры супругами не производился. 23 апреля 2008 года А. умер.

В соответствии с п. 1 ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 34 Семейного кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

Согласно пп. 1, 3 ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации, раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

В силу п. 4 ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

На основании п. 1 ст. 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Определяя доли в общем совместном имуществе А. и Т. и признавая за Т. право собственности на 1/2 долю в четырехкомнатной квартире, суд исходил из того, что спорная квартира приобретена А. и Т. в период брака, достаточные доказательства прекращения семейных отношений между истцом и А. суду представлены не были, в связи с чем квартира подлежит разделу как совместно нажитое имущество супругов.

Судебная коллегия не может согласиться с выводом суда о сохранении семейных отношений между А. и Т. на момент приобретения спорной квартиры, поскольку он постановлен на ненадлежащей оценке представленных сторонами доказательств и не соответствует обстоятельствам дела.

Как видно из представленных сторонами доказательств, на момент приобретения спорной квартиры А. и Т. около двух лет проживали раздельно, А. имел другую семью и проживал с ответчиком Г., и таким образом приобрел квартиру в период раздельного проживания с Т., что в силу п. 4 ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации является основанием для признания данного имущества единоличной собственностью А.

Факты прекращения семейных отношений с Т. и проживания А. с 1995 года с Г. подтвердили в ходе рассмотрения дела допрошенные судом свидетели. Все они показали, что с весны - осени 1995 года А. проживал одной семьей с Г. Суд данные показания свидетелей во внимание не принял, причины, по которым их отверг, не указал, но при этом положил в основу своих выводов показания других свидетелей, являющихся матерью и братом истца и пояснивших, что в период приобретения двухкомнатной квартиры и обмена ее на четырехкомнатную А. проживал с Т.; не мотивировал, почему отдал предпочтение показаниям свидетелей, являющихся родственниками истца, перед показаниями посторонних, а значит незаинтересованных, лиц.

Суд не принял в качестве доказательства прекращения семейных отношений между супругами А. и Т. решение Полевского городского суда от 22 июля 1996 года о расторжении брака, указав, что данным решением установлен лишь факт раздельного проживания супругов, но не факт отсутствия у них семейных отношений, в том числе общего хозяйства.

Между тем, как следует из решения Полевского городского суда от 22 июля 1996 года по делу по иску А. к Т. о расторжении брака, в ходе судебного заседания А. просил брак расторгнуть, так как они с супругой долгое время совместно не проживают, истец имеет другую семью. Т. иск признала, пояснив, что действительно они около двух лет совместно не проживают, дальнейшая совместная жизнь невозможна, то есть, расторгая брак, оба супруга в суде однозначно признали факт прекращения семейных отношений задолго до расторжения брака.

Таким образом, и из показаний свидетелей, и из решения Полевского городского суда от 22 июля 1996 года, содержащего пояснения самих супругов Т-ых, данные суду при расторжении брака, однозначно следует, что семейные отношения между А. и Т. были прекращены примерно за два года до расторжения брака. Данный факт свидетельствует о том, что спорная квартира в апреле 1996 года приобреталась А. самостоятельно в период раздельного проживания с Т.

Более того, непосредственно в исковом заявлении сама Т. также не ссылается на совместное проживание с А. в период приобретения квартиры, а лишь указывает на формальное нахождение с ним в браке на этот момент, что подтверждает факт непроживания супругов совместно.

Из пояснений Т. в ходе рассмотрения дела следует, что она никогда в спорную квартиру не вселялась и в ней не проживала, пользовался квартирой муж, проживая там с новой семьей, при этом А. обещал оформить квартиру на их общую дочь, то есть по существу обещал распорядиться принадлежащим ему имуществом в пользу дочери. Все это также свидетельствует о приобретении квартиры А. после прекращения семейных отношений с истцом.

Кроме того, судебная коллегия принимает во внимание, что все поведение Т. в период с 1996 года по 2008 год подтверждает осознание ею того факта, что спорная квартира являлась единоличной собственностью А.

Так, в 1996 году еще до расторжения брака Т. обращалась в суд с иском к А. о разделе совместно нажитого имущества. Определением Полевского городского суда от 06 июня 1996 года между Т. и А. было утверждено мировое соглашение, которым такой раздел имущества произведен, при этом четырехкомнатная квартира, приобретенная, по утверждению истца, совместно в апреле 1996 года, разделена не была. Данное обстоятельство не может быть самостоятельным достаточным свидетельством того, что квартира не является общим имуществом, однако в совокупности с иными доказательствами позволяет сделать вывод о приобретении квартиры А. после прекращения совместного проживания с истцом.

Т. в спорную квартиру никогда не вселялась и в ней не проживала, этот факт она подтвердила в суде. Не имея возможности пользоваться квартирой, истец тем не менее в течение 12 лет никакие права на данное имущество не заявляла, на нарушение ее имущественных прав до смерти А. не указывала, что также в совокупности с иными доказательствами свидетельствует, по мнению судебной коллегии, о понимании истцом того, что квартира ей не принадлежит.

В силу п. 7 ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации к требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности.

В ходе рассмотрения дела ответчиком было заявлено о применении исковой давности. Суд исковую давность не применил, указав, что Т. заявлено требование об определении ее доли в праве совместной собственности в связи со смертью бывшего супруга и нарушение прав истца возникло в результате смерти А. 23 апреля 2008 года, в связи с чем срок исковой давности не пропущен.

С таким выводом суда согласиться нельзя. Данный вывод мог бы быть признан состоятельным в случае признания А. прав истца на квартиру, а также в случае постоянного проживания истца в спорном жилом помещении и пользования им до смерти супруга, однако такие обстоятельства по делу судом не установлены. Какие-либо доказательства того, что А. при жизни признавал за Т. право на приобретенную им четырехкомнатную квартиру, суду также не представлены. Напротив, пояснения самой Т. свидетельствуют о наличии волеизъявления А. на распоряжение данной квартирой как своей единоличной собственностью, в частности, в пользу дочери. Свидетели со слов А. пояснили, что он приобрел квартиру для своей новой семьи. Факт владения квартирой как единоличной собственностью подтверждается и заключенным брачным договором между А. и Г., в соответствии с которым в случае расторжения брака квартира переходит к Г.

При таких обстоятельствах срок исковой давности подлежит исчислению с момента расторжения супругами Т. и А. брака.

Брак расторгнут в августе 1996 года, в суд истец обратилась 18 августа 2008 года. Таким образом, требования Т. заявлены после истечения срока исковой давности. Ответчиком заявлено о применении исковой давности, что в силу п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа в иске.

С учетом изложенного решение суда не может быть признано законным и обоснованным и подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении иска, поскольку все существенные обстоятельства по делу судом первой инстанции установлены, однако им дана неверная оценка.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Полевского городского суда Свердловской области от 20 ноября 2008 года отменить, вынести по делу новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Т. к Г. об определении доли в общем имуществе супругов отказать.

 

Председательствующий

ПЛОТНИКОВА Е.И.

 

Судьи

ВОЛКОВА Я.Ю.

ОРЛОВА А.И.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь