Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 декабря 2008 г. N 33-2797

 

Судья Смирнов В.Г.

 

18 декабря 2008 года судебная коллегия по гражданским делам

Ленинградского областного суда в составе

председательствующего Пономаревой Т.А.,

судей Соколовой С.Е. и Алексеевой Е.Д.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Пономаревой Т.А.

дело по кассационной жалобе истца И.А. на решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 7 мая 2008 года,

 

установила:

 

первоначально 10 апреля 2006 года в Выборгский городской суд Ленинградской области обратился И.А., являющийся членом садоводческого некоммерческого товарищества <...>) (далее - СНТ <...>) и собственником земельного участка N 32, с иском к брату И.П., являющемуся собственником соседнего земельного участка N 31 в СНТ <...>, о взыскании денежных средств в размере 423.082 руб. 00 коп. на восстановление разрушенной части садового дома (пристроек А1 и А2), расположенной на земельном участке N 32 в СНТ <...>, и денежной компенсации морального вреда в размере 10.000 руб. 00 коп., обязании ответчика не препятствовать производству строительных работ по восстановлению разрушенной части садового дома, находящегося на границе с участком ответчика, утвердить внутреннюю границу земельных участков N 31 и N 32, расположенных в СНТ <...>, внести изменения в генеральный план СНТ <...> в отношении внутренней границы между земельными участками N 31 и N 32, взыскании расходов по оплате государственной пошлины.

В обоснование иска И.А. указывал, что в результате действий ответчика приведено в негодность основное строение - садовый дом, чем, по утверждению истца, нарушены законные права и интересы истца. Истец полагал, что нарушенное право подлежит восстановлению за счет ответчика. При этом истец утверждал, что ответчик не согласился с предложенным вариантом раздела участка, инициированным в 1988 году матерью сторон И.В. между двумя сыновьями, и ответчик, используя свое служебное положение (являлся заместителем председателя СНТ <...>), подготовил новый план садоводства для централизованной приватизации участков с учетом своих личных интересов, согласно которому (плану) внутренняя граница - линия, разделяющая участки сторон, прошла по садовому дому и он оказался стоящим на двух участках (том N 1 - л.д. 4 - 7).

В свою очередь И.П. предъявил к И.А. встречный иск о признании права собственности на 1/6 долю домовладения - садового дома, включая его части и пристройки общей площадью 87,4 кв. м, расположенные на земельном участке N 32 в СНТ <...>, обосновывая встречный иск утверждением о том, что спорный садовый дом с пристройками находится в общей собственности сторон, поскольку был построен в 1964 году отцом И.Д., являвшимся с 1955 года членом садоводства, после смерти которого в члены СНТ <...> была принята мать И.В. По утверждению И.П., в 1982 году при обоюдном согласии всех членов семьи И-их участок, садовый дом и все хозяйственные пристройки были фактически разделены между братьями, в результате этого раздела И.П. занимал со своей семьей часть дома (пристройка А1) с отдельным входом, электросчетчиком, газовой плитой, тогда как брат со своей семьей и с матерью занимали остальную часть домовладения (том N 1 - л.д. 33 - 34, 60).

В ходе судебного разбирательства И.А. в порядке ст. 39 ГПК РФ дважды вносил изменения в исковые требования.

Так, И.А. первоначально изменил иск в части требований об устранении препятствий в пользовании спорным садовым домом, при этом просил обязать И.П. устранить имеющие место препятствия в пользовании домом - демонтировать за свой счет часть установленного ответчиком забора к садовому дому и обеспечить беспрепятственный проход вокруг дома на расстоянии 3 метров согласно СНиП 30-02-97, обязать И.П. устранить имеющие место препятствия в пользовании домом - снести за свой счет самовольную постройку - садовый дом, расположенный на земельном участке N 31 в СНТ <...> и находящийся в 4 метрах от границ садового дома на участке N 32 в том же садоводстве (том N 1 - л.д. 72).

В последующем И.А. в судебном порядке просил признать его собственностью садовый дом (с пристройками А1 и А2), зеленые насаждения, целевые взносы на основании завещания. Кроме того, просил заменить формулировку п. 4 первоначального искового заявления на требование о признании внутренней границы между участками N 31 и N 32 самовольно возведенной и обязать ответчика снести глухой забор и провести новую границу на основании решения общего собрания от 20 августа 1998 года протокол N 4 "О равенстве границ" в соответствии с геодезическим планом ПК "Геодезист" от 25 апреля 2007 года (том N 1 - л.д. 138 - 139).

Кроме того, в производство Выборгского городского суда 4 декабря 2006 года поступило (принято судом 6 декабря 2006 года) исковое заявление И.А. к И.П. о признании садового дома, строительство которого осуществлено ответчиком, самовольной постройкой, осуществлении сноса самовольных построек за счет средств ответчика, возмещении в полном объеме убытков, возникших в результате нарушения ответчиком прав истца при уничтожении им деревьев, кустов без согласования с истцом, обязании убрать возведенный глухой 2-метровый забор с колючей проволокой со стороны дома истца, принуждении ответчика привести границы своего земельного участка в соответствии с действующими СНиП.

В обоснование иска И.А. ссылался на те обстоятельства, что ответчик возводит на земельном участке, граничащем с участком истца, самовольные постройки - высокий деревянный садовый дом, баню и глухой 2-метровый металлический забор с колючей проволокой без получения на эти постройки необходимых разрешений государственных органов, без согласования с истцом, с существенным нарушением градостроительных норм и правил ст. 222 Гражданского кодекса Российской Федерации, нарушая разделы СНиП 30-02-97. По утверждению истца, действия ответчика сопряжены с нарушением прав истца, охраняемых законом интересов его семьи, создают угрозу жизни и здоровью истца и его семьи. В этой связи И.А. требовал судебной защиты своих прав (том N 2 - л.д. 3 - 5).

В ходе судебного разбирательства И.А. в порядке ст. 39 ГПК РФ внес изменения в исковые требования, в результате которых окончательный вариант исковых требований направлен на признание за И.А. права собственности на половину земельного участка N 24 площадью 1.786,07 кв. м, расположенного в СНТ <...>, отмену раздела участков N 31 и N 32, произведенного ответчиком самовольно с использованием служебного положения, признание садового дома с постройками "а1" и "а2" собственностью истца в порядке наследования по завещанию матери И.В., признание земельного участка под садовым домом истца с пристройками "а1" и "а2" и земли возле дома со стороны участка N 31 в соответствии с требованием СНиП 30-02-97 собственностью истца в границах площади 983 кв. м, обязание сторон - И.А. и И.П. провести совместное межевание и оплату по 50% каждым стоимости работ по межеванию внутренней смежной границы между участками N 31 и N 32 по обеспечению равенства площадей участков в соответствии с решением общего собрания садоводческого товарищества <...> от 20 августа 1988 года, утвержденного профкомом фабрики "Красный Октябрь" 11 июля 1989 года и в соответствии с требованием СНиП 30-02-97 в срок, установленный судом, обязание ответчика внести изменения вновь установленных границ земельных участков N 31 и N 32 и фактического расположения на нем садовых домов сторон в генеральный план СНТ <...>, возмещение истцу убытков в размере 253.000 руб. 00 коп. Кроме того, И.А. просил изменить требование иска в части сноса самовольных построек и просил осуществить за счет ответчика или лично им перенос самовольных построек на земельном участке N 31 в СНТ <...> вглубь этого участка (л.д. 54 - 56).

Определением Выборгского городского суда от 14 июня 2007 года исковое заявление И.А. оставлено без рассмотрения по причине нахождения в производстве Выборгского городского суда другого гражданского дела по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям (том N 2 - л.д. 98).

Между тем, данное определение было отменено определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 13 декабря 2007 года, при этом исковое заявление И.А. направлено в Выборгский городской суд для рассмотрения и разрешения по существу (том N 2 - л.д. 137 - 140).

При новом рассмотрении дела Выборгский городской суд определением от 28 января 2008 года объединил два гражданских дела, поступивших в суд 10 апреля 2006 года и 4 декабря 2006 года, в одно производство для совместного рассмотрения и разрешения этих дел (том N 1 - л.д. 181).

После объединения двух дел в одно производство И.А. вновь изменил исковые требования и просил признать за ним право собственности на одноэтажный садовый дом с мансардой в СНТ <...> на земельном участке N 32 (инвентарный номер 302-32) год постройки 1964, площадью 64,3 кв. м, состоящий из кухни 13,8 кв. м (лит. А) и комнаты 9,2 кв. м (лит. А), веранды 9.6 кв. м (лит. а), пристройки 8,9 кв. м (лит. а1), пристройки 12,7 (лит. а2), пристройки 10,1 кв. м (лит. а3) согласно выписке из технического паспорта от 6 мая 2005 года, общая площадь 1-го этажа 64,3 кв. м, фундамент бетонный ленточный (том N 2 - л.д. 189).

Решением Выборгского городского суда от 7 мая 2008 года отказано в удовлетворении первоначального иска И.А. к И.П. о признании права собственности на половину (893 кв. м) земельного участка N 24 площадью 1.786,07 кв. м, отмене самовольного раздела земельного участка N 24 на неравные участки номера 31 и 32 с сохранением нумерации и участков номера 31 и 32, признании земельного участка под садовым домом И.А. с пристройками "а1" и "а2" и земли возле дома со стороны участка N 31 собственностью И.А. в границах площади 893 кв. м, обязании сторон привести совместное межевание и оплату 50 процентов стоимости работ по межеванию внутренней смежной границы между участками номера 31 и 32 по обеспечению равенства площадей указанных земельных участков, обязании внести изменения в генеральный план СНТ <...>, возмещении убытков, взыскании денежной компенсации морального вреда.

Этим же решением удовлетворен встречный иск И.П., при этом за И.А. и И.П. признано право собственности соответственно на 5/6 долей и 1/6 долю в праве общей долевой собственности на садовый дом с пристройкой и верандой общей площадью 42,7 кв. м, площадью 23,0 кв. м с хозяйственными постройками: баней и сараем (лит. "Г" и "Г1"), расположенные по адресу: <...> земельный участок N 32 (том N 2 - л.д. 212 - 219).

И.А. не согласился с законностью и обоснованностью решения и представил кассационную жалобу, в которой просил отменить судебное решение, при этом считал, что обжалуемое решение вынесено в результате неправильной оценки судом первой инстанции юридически значимых обстоятельств, при этом, по мнению И.А., имеет место несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, действительным обстоятельствам дела (том N 2 - л.д. 232 - 245).

Принимая во внимание, что при подаче И.А. кассационной жалобы был пропущен процессуальный срок, установленный для обжалования судебного решения, по письменному заявлению истца (том N 2 - л.д. 223) определением Выборгского городского суда от 11 августа 2008 года процессуальный срок восстановлен и дело с кассационной жалобой И.А. 2 декабря 2008 года направлено в Ленинградский областной суд для кассационного рассмотрения (том N 2 - л.д. 230).

Изучив материалы дела, заслушав объяснения истца И.А., представителя истца И.А. - И.Т., представителя ответчика И.П. и третьего лица СНТ <...> С., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Из материалов дела следует, что с 1954 года первоначальным членом садоводческого товарищества <...> являлся отец сторон - И.Д., который пользовался земельным участком под N 24 (том N 1 - л.д. 51).

В связи со смертью И.Д., последовавшей 5 июня 1970 года (том N 1 - л.д. 38), в члены СТ <...> была принята супруга И.В., которая продолжала пользоваться земельным участком под N 24.

В дальнейшем на основании письменного заявления И.В. от 20 августа 1988 года (том N 1 - л.д. 49, том N 2 - л.д. 57) решениями общего собрания садоводческого товарищества <...> от 20 августа 1988 года и 11 июля 1989 года (том N 1 - л.д. 45, 46, том N 2 - л.д. 61), а также решением заседания профсоюзного комитета фабрики клавишных инструментов "Красный Октябрь" от 11 июля 1989 года ввиду слабого состояния здоровья члена садоводства И.В. было предусмотрено разделение ее участка на два равных участка с их оформлением на сыновей И.А. и И.П. (том N 2 - л.д. 59, 190).

Как видно из материалов дела на основании письменного заявления И.А. от 10 декабря 1992 года (том N 1 - л.д. 48, том N 2 - л.д. 199) 27 апреля 1993 года были изданы постановления главы администрации Выборгского района N 1.356 и N 1.356 пр. 1, которыми для ведения садоводства в садоводстве <...> И.А. 30 апреля 1993 года выдано свидетельство N 6.989 о праве собственности на землю площадью 0,058 га (том N 1 - л.д. 21), что соответствует земельному участку, которому присвоен N 32, а И.П. 21 апреля 1993 года выдано свидетельство N 5.991 о праве собственности на землю площадью 900 кв. м (том N 2 - л.д. 200), которому присвоен N 31.

Кадастровый план, выданный 13 октября 2005 года территориальным отделом по Выборгскому району Управления Роснедвижимости по Ленинградской области, свидетельствует о том, что земельный участок под N 31 площадью 900 кв. м поставлен на кадастровый учет с присвоением нового кадастрового номера: 47:01:07:-12-001:0031 взамен предыдущего старого номера: 47:В1:07-12-01:0031 с особой отметкой о том, что площадь земельного участка соответствует материалам межевания (том N 2 - л.д. 201 - 202).

Согласно свидетельству о государственной регистрации, выданному 22 декабря 2006 года Главным управлением Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, И.П. является правообладателем земельного участка площадью 900 кв. м в СНТ <...> (том N 2 - л.д. 197).

Вместе с тем в ходе судебного разбирательства судом первой инстанции установлено, что правоустанавливающие документы в установленном порядке никем из сторон и, в частности, И.А., не оспорены, при этом земельный участок площадью 580 кв. м, в отношении которого подтверждено право собственности И.А., на кадастровый участок И.А. не поставлен и в регистрирующем органе его право на данный земельный участок не зарегистрировано.

Представленное истцовой стороной свидетельство о смерти И.В. в форме надлежащим образом заверенной ксерокопии свидетельствует о том, что И.В. умерла 28 сентября 1998 года (том N 1 - л.д. 38).

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения первоначальных исковых требований И.А. и наличии оснований для удовлетворения встречного иска И.П.

Судебная коллегия находит, что решение суда от 7 мая 2008 года в части отказа в удовлетворении первоначальных исковых требований И.А. отвечает требованиям закона, оснований для отмены данной части решения нет.

При этом судебная коллегия находит правомерными выводы суда первой инстанции о том, что границы земельного участка N 31 определены в установленном законом порядке и не могут быть изменены, поскольку изменение, сопряженное с уменьшением площади земельного участка, повлечет нарушение прав собственника И.П.

Также является правильным другой вывод суда первой инстанции об отклонении доводов И.А. относительно самовольного раздела земельного участка и сносе самовольных построек, поскольку данные доводы противоречат правоустанавливающим документам, представленным И.П. и подтверждающим его права на жилое строение площадью 74,10 кв. м, инв. N 302-31, лит. А и земельный участок N 31 площадью 900 кв. м (том N 2 - л.д. 196, 197) и достоверность которых не оспорена истцом по первоначальному иску.

Является правомерным и другой вывод суда первой инстанции относительно отсутствия правовой состоятельности требования, адресованного И.П., о внесении изменений в генеральный план СНТ <...>, поскольку не находится в компетенции физических лиц.

Судебная коллегия находит, что со стороны И.А. в нарушение требований ч. 1 ст. 56 ГПК РФ не представлено доказательств, подтверждающих факты уничтожения ответчиком садовых деревьев и кустарников, а также причинения истцу физических и нравственных страданий, противоправность действий ответчика. В этой связи суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении первоначального иска в части возмещения убытков и взыскании денежной компенсации морального вреда.

Судебная коллегия считает, что суд первой инстанции, отказав в удовлетворении первоначального иска И.А., правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам по правилам ст. 67 ГПК РФ, правомерно учел положения ст. ст. 12, 15, 151, 263, 1099 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 42 Земельного кодекса Российской Федерации, п.п. 8 п. 2 ст. 19, ст. 32 Федерального закона "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" от 15 апреля 1998 года N 66-ФЗ, п. 1 Инструкции по межеванию земель, утвержденной Комитетом Российской Федерации по земельным ресурсам и землеустройству 8 апреля 1996 года.

Таким образом, постановленное 7 мая 2008 года Выборгским городским судом решение в части отказа в удовлетворении первоначального иска И.А. отвечает нормам материального права при соблюдении требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Доводы кассационной жалобы правовых оснований к отмене решения суда в этой части не содержат, основаны на неправильном толковании действовавшего ранее и действующего в настоящее время законодательства, по существу доводы сводятся к изложению обстоятельств, являющихся предметом исследования и оценки суда первой инстанции и к выражению несогласия с произведенной судом оценкой представленных по делу доказательств.

Вместе с тем судебная коллегия отмечает, что, удовлетворяя встречный иск И.П., суд первой инстанции исходил из того обстоятельства, что имелись основания для применения правовой нормы, регламентирующие наследственные правоотношения - п. 4 ст. 1152 ГК РФ.

Между тем, данный вывод суда первой инстанции судебная коллегия не может признать правомерным, поскольку согласно письменной справке N 405/99, выданной 24 августа 1999 года нотариусом Санкт-Петербурга З., в производстве данного нотариуса находилось наследственное дело после умершего 5 июня 1970 года И.Д., которое по миновании надобности было уничтожено. При этом свидетельство о праве на наследство по закону было выдано на имя жены - И.В., в наследственное имущество включены вклад, хранящийся в Гострудсберкассе N 2002/05 на счете <...>, автомашина марки "Москвич" выпуска 1954 года и мотороллер "Вятка" без коляски выпуска 1966 года (том N 1 - л.д. 89).

Таким образом, имущество, указанное в справке от 2 октября 1992 года председателя Правления СТ <...>, а именно: садовый дом, металлический гараж, душ с колонкой, туалет, времянка, зеленые насаждения и целевые взносы, всего стоимостью 7,5 тыс. руб. в ценах 1970 года, (том N 1 - л.д. 51) в наследственное имущество после смерти И.А. не входило.

Кроме того, судебная коллегия отмечает, что умерший 5 июня 1970 года И.Д. не мог являться субъектом права собственности в отношении спорного садового дома и других построек, равно как данные объекты недвижимости не могли являться объектами наследственных прав, поскольку в силу законодательства, действовавшего по состоянию на день открытия наследства после смерти И.Д., а именно ст. 105 Гражданского кодекса РСФСР предусмотрено, что в личной собственности граждан могли находиться предметы обихода, личного потребления, удобства и подсобного домашнего хозяйства, жилой дом и трудовые сбережения.

И только в последующем ст. 7 Закона СССР от 6 марта 1990 года N 1305-1 "О собственности в СССР", введенного в действие с 1 января 1991 года и утратившего силу с 1 января 1995 года, установлено, что в собственности граждан могли находиться жилые дома, дачи, садовые дома, насаждения на земельном участке, транспортные средства, денежные средства, акции и другие ценные бумаги, предметы домашнего хозяйства и личного потребления, средства производства для ведения крестьянского и другого трудового хозяйства, личного подсобного хозяйства, садоводства, огородничества, индивидуальной и другой хозяйственной деятельности, произведенная продукция и полученные доходы, а также иное имущество потребительского и производственного назначения.

С учетом изложенного судебная коллегия считает, что обстоятельства, имеющие значение для дела по встречному иску, судом первой инстанции установлены правильно и на основании имеющихся доказательств, однако вывод суда первой инстанции, изложенный в решении суда в этой части, не соответствует обстоятельствам дела, при этом судом первой инстанции как нарушены, так и неправильно применены нормы материального права, что привело к неправильному разрешению дела в части удовлетворения встречного иска, следовательно, принятое по делу решение в этой части подлежит отмене. При этом суд кассационной инстанции полагает возможным, не передавая дело в этой части на новое рассмотрение, вынести новое решение и за отсутствием правовой состоятельности встречного иска И.П. наличествует основание для отказа в данном требовании.

Судебная коллегия отмечает, что оценка завещания, составленного 24 сентября 1991 года И.В. и удостоверенного в тот же день государственным нотариусом Второй нотариальной конторы Ленинграда А. в реестре за N <...>, согласно которому садовый дом с надворными постройками, зеленые насаждения и целевые взносы в СНТ <...> завещаны И.А. (том N 1 - л.д. 118, том N 2 - л.д. 9), должна производиться с учетом того обстоятельства, что на момент открытия наследства после смерти 28 сентября 1998 года И.В. она (И.В.) не являлась членом СНТ <...>. Тогда как согласно волеизъявлению И.В. (том N 1 - л.д. 49, том N 2 - л.д. 57) в 1989 года, то есть до введения в действие Закона СССР от 6 марта 1990 года N 1305-1 "О собственности в СССР", было предусмотрено разделение земельного участка в садоводстве на два равных участка с их оформлением на сыновей И.А. и И.П. (том N 2 - л.д. 59, 190), которые в последующем были приняты в члены СНТ <...> как самостоятельные субъекты правоотношений.

Поэтому не только И.Д., но и И.В. в силу законодательства, действовавшего по состоянию на момент прекращения членства И.В. в СНТ <...> также не могла являться субъектом права собственности в отношении спорного садового дома и других построек, равно как данные объекты недвижимости не могли являться объектами наследственных прав. Отсюда права И.А. на спорный садовый дом и постройки не могут быть защищены избранными способами защиты. При этом судебная коллегия отмечает, что возможность защиты прав И.А. и И.П. на спорные объекты недвижимости иными средствами гражданского судопроизводства не утрачена.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 7 мая 2008 года в части удовлетворения встречного иска И.П. отменить и в удовлетворении встречного иска И.П. отказать.

Решение Выборгского городского суда Ленинградской области от 7 мая 2008 года в части отказа в удовлетворении первоначальных исковых требований И.А. оставить без изменения, кассационную жалобу истца И.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь