Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ВЕРХОВНОГО СУДА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

ЗА 2 КВАРТАЛ 2008 ГОДА

 

Судебной коллегией по уголовным делам проведен анализ судебной практики в суде кассационной инстанции и изучены наиболее часто встречающиеся причины отмен и изменения приговоров, а также отмен постановлений судов в кассационном порядке за второй квартал 2008 года.

Наиболее распространенной причиной отмен приговоров и постановлений судов в рассматриваемый период явилось нарушение судами различных норм уголовно-процессуального закона. Кроме того, допускались судами ошибки, связанные с неправильной квалификацией действий осужденных, неправильным применением норм уголовного закона при назначении осужденным наказания и др. Отдельно отмечены в обзоре нарушения норм уголовного закона при рассмотрении судами дел об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних.

 

1. Вопросы квалификации

 

Судебная коллегия переквалифицировала действия осужденного с п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ ввиду того, что факт применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, или угрозы применения такого насилия в ходе открытого хищения чужого имущества не нашел своего подтверждения собранными по делу доказательствами.

Приговором Янтиковского районного суда Чувашской Республики от 28 февраля 2008 г. М. осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа; по ч. 1 ст. 139 УК РФ к 9 месяцам исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства; по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году 2 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание назначено путем частичного сложения наказаний в виде 4 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

М. осужден за открытое хищение у Л. денег в сумме 300 рублей, нарушение неприкосновенности жилища Р. и угрозу убийством в отношении Р. и Р.

В судебном заседании М. вину не признал.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный просил оправдать его по ч. 1 ст. 139 и ст. 119 УК РФ ввиду невиновности, указывал, что данные преступления он не совершал, ножом потерпевшим не угрожал, а показания потерпевшего Р. не соответствуют действительности. Поскольку свидетель Л. ничего не видела, просил привлечь ее к уголовной ответственности за клевету и дачу заведомо ложных показаний. Кроме того, он выразил несогласие с квалификацией его действий как открытое хищение у Л. 300 рублей, считая, что его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 330 УК РФ как самоуправство.

В кассационном представлении прокурора ставился вопрос о переквалификации действий осужденного по факту открытого хищения имущества Л. на ч. 1 ст. 161 УК РФ с исключением квалифицирующего признака применения насилия и снижении наказания.

Судебная коллегия приговор изменила, указав в определении следующее.

Выводы суда о виновности М. в совершении указанных в приговоре преступлений основаны на доказательствах, проверенных и оцененных судом в надлежащем порядке. Доводы осужденного о его невиновности судом были проверены и опровергнуты совокупностью исследованных судом доказательств.

Так, потерпевшая Л. показала, что, получив от сожителя Р. и его отца Р. деньги, она пошла в магазин за продуктами. Недалеко от торгового павильона ее догнал М., схватил за куртку и потребовал 300 рублей, пригрозив убийством. Его остановила продавец О.

Однако М. зашел вслед за ней в магазин и, вырвав из ее рук 300 рублей, убежал.

Показания потерпевшей об обстоятельствах хищения у нее денег подтвердила свидетель Л., которой об этом стало известно от потерпевшей непосредственно после совершенного преступления.

В судебном заседании потерпевшие Р. показали, что для приобретения продуктов питания они дали Л. 1500 рублей, и она пошла в торговый павильон. Вернувшись, она пояснила, что М. вырвал из ее рук 300 рублей.

Свидетель Н. показала, что около 16 часов 8 ноября 2007 г. она выдала пенсию и пособие потерпевшим Р.

Свидетель О. показала, что возле торгового павильона М. схватил за куртку потерпевшую и что-то от нее требовал. Она сказала, чтобы он отпустил Л. Когда потерпевшая стала покупать продукты, зашел М. и вырвал из ее рук деньги. Со слов потерпевшей в руках ее было 300 рублей.

Таким образом, выводы суда о виновности осужденного в открытом хищении 300 рублей у Л. являются правильными, они мотивированы и подробно изложены в приговоре.

Вместе с тем, квалификация действий осужденного по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ по признаку открытого хищения чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, или с угрозой применения такого насилия не нашла своего подтверждения собранными по делу доказательствами.

Более того, из приговора не усматривается, было ли применено осужденным к потерпевшей насилие, не опасное для жизни и здоровья, либо наличествовала лишь угроза его применения.

Так, суд указал в приговоре, что доказана вина М. в открытом хищении у Л. 300 рублей с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, в то же время квалифицировал его действия по признаку угрозы применения такого насилия.

В связи с этим, судебная коллегия переквалифицировала действия осужденного в части открытого хищения чужого имущества на ст. 161, ч. 1 УК РФ.

 

По следующему примеру судебная коллегия исключила из квалификации действий осужденного признак открытого хищения чужого имущества - "с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья", поскольку осужденному, согласно материалам дела, обвинение в названной части предъявлено не было, и, квалифицировав действия осужденного по ст. 30, ч. 3; ст. 161, ч. 2, п. "г" УК РФ, суд вышел за пределы предъявленного осужденному обвинения, чем нарушил положение ст. 252 УПК РФ.

Приговором Ленинского районного суда г. Чебоксары от 17 марта 2008 года К. осужден по ст. 30, ч. 3; ст. 161, ч. 2, п. "г" УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года. К. признан виновным в покушении на открытое хищение имущества С. с применением насилия, не опасного для его жизни и здоровья, совершенное 29 ноября 2007 года.

В суде осужденный вину признал частично.

В кассационной жалобе адвоката в защиту интересов осужденного К. была изложена просьба об изменении приговора, переквалификации его действий со ст. 30, ч. 3; ст. 161, ч. 2, п. "г" УК РФ на ч 1. ст. 158 УК РФ и назначении ему наказания в виде штрафа.

В жалобе приводились доводы о том, что в ходе возникшего скандала К. подобрал выпавший у потерпевшего портмоне и лишь затем последний, обнаружив пропажу портмоне и предположив, что его похитил К., крикнул о возврате похищенного.

Судебная коллегия приговор изменила по следующим основаниям.

Суд обоснованно признал К. виновным в покушении на открытое хищение портмоне у потерпевшего С. Однако, выводы суда о совершении указанного преступления осужденным с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, не основаны на материалах дела.

Насилие, примененное осужденным к С. до завладения портмоне, судом оценено как совершенное в ходе возникшего обоюдного скандала, и квалифицировано по ч. 1 ст. 116 УК РФ, в этой части судом вынесено отдельное постановление.

Из показаний потерпевшего С. следует, что когда он упал, и куртка распахнулась, К. из кармана куртки вытащил его портмоне и стал убегать, он сам встал и побежал за ним, крикнув, чтобы тот вернул портмоне.

Из материалов дела следует, что К. был задержан работниками милиции, следившими за ним в ходе патрулирования территории, и у него было изъято принадлежащее потерпевшему портмоне.

Указанные действия К. судом первой инстанции квалифицированы как грабеж, совершенный с применением насилия с целью удержания похищенного, и в приговоре имеется мотивировка о том, что когда К. с похищенным портмоне убегал, потерпевший С. его преследовал, догнал и схватил, но К. удалось свалить его на снег и вырваться.

Между тем, названные обстоятельства в описательной части приговора при описании преступного события не приведены. Осужденному, согласно материалам дела, обвинение в названной части предъявлено не было, и, тем самым, суд вышел за пределы предъявленного осужденному обвинения, чем нарушил положение ст. 252 УПК РФ.

При таких обстоятельствах действия осужденного К. переквалифицированы судом кассационной инстанции на ст. 30, ч. 3; ст. 161, ч. 1 УК РФ и снижено назначенное ему наказание.

 

Действия осужденных переквалифицированы судебной коллегией со ст. 162, ч. 2 УК РФ на п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения уголовного закона.

Приговором Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 28 февраля 2008 года К. и М. осуждены по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с осужденных в пользу Т. в счет компенсации морального вреда по 15000 рублей с каждого.

К. и М. признаны виновными в нападении на Т. в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, группой лиц по предварительному сговору.

В суде К. и М. вину в предъявленном обвинении по ч. 2 ст. 162 УК РФ не признали.

В кассационных жалобах осужденные выразили свое несогласие с квалификацией их действий по ст. 162, ч. 2 УК РФ.

В кассационном представлении и.о. прокурора г. Новочебоксарск также просил переквалифицировать действия осужденных на п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ и снизить срок наказания. Указывал, что конфликт между осужденными и потерпевшим является следствием возникшей ранее ссоры, в ходе избиения они не требовали от потерпевшего передачи им телефона и мер по незаконному изъятию не принимали.

Судебная коллегия приговор изменила ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения уголовного закона, указав в определении следующее.

Суд признал установленным, что 13 февраля 2007 года на территории ООО "Борус" г. Новочебоксарск К. и М. в целях хищения чужого имущества нанесли Т. удары кулаками и ногами по различным частям тела, причинив вред здоровью средней тяжести.

Однако вывод суда о применении в отношении потерпевшего насилия с целью хищения чужого имущества не подтверждается материалами дела.

Осужденные в суде не отрицали, что 13 февраля 2007 года приезжали к Т. на работу по поводу возмещения последним ущерба Ш., причиненного (по их показаниям) в результате произошедшего на встрече Нового года инцидента.

Из показаний потерпевшего Т., свидетелей Ш., П. и В. следует, что они 1 января 2007 года по месту жительства Ш. встречали Новый год, тогда между девушками произошла ссора.

Как видно из показаний Ш., она на следующий день позвонила К. и просила поговорить с Т., чтобы тот возместил ущерб за разбитую люстру и посуду.

Из показаний потерпевшего Т. следует, что К. и М. вместе с Ш. и ранее приходили к нему разбираться по поводу случившегося 1 января 2007 года. При его избиении осужденные не требовали у него передачи какого-либо имущества.

То обстоятельство, что К. спросил у потерпевшего, где телефон, не является достаточным основанием для признания того, что осужденные имели умысел, направленный на хищение чужого имущества. Они не совершали действий по завладению телефоном, находящимся во внутреннем кармане одежды потерпевшего.

Исходя из положений статьи 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, толкуются в пользу обвиняемого.

Конкретные обстоятельства дела, подтвержденные исследованными доказательствами, свидетельствуют о том, что К. и М. нанесли Т. побои в связи с инцидентом, произошедшим 1 января 2007 года по месту жительства Ш.

По заключению эксперта от 8 мая 2007 года N 828 повторная закрытая черепно-мозговая травма в виде сотрясения головного мозга с ушибами мягких тканей головы, причиненная Т., повлекла за собой длительное расстройство здоровья свыше 21 дня и причинила вред здоровью средней тяжести, могла образоваться от воздействия тупого твердого предмета 13.02.2007.

В связи с этим, действия осужденных были переквалифицированы судебной коллегией на п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ со снижением назначенного наказания.

 

2. Нарушение норм уголовного закона

 

Принимая решение об удовлетворении ходатайства осужденного на основании ст. 10 УК РФ, согласно которой имеет обратную силу уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, суд руководствовался Постановлением Пленума Верховного Суда РФ, которое не является уголовным законом, что повлекло отмену постановления суда.

А. осужден приговором Бабушкинского районного суда г. Москвы от 23 декабря 2003 г. (с последующими изменениями) по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Осужденный обратился с ходатайством об изменении приговора и снижении назначенного наказания в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15.06.2006, поскольку его действия следует квалифицировать как покушение.

Постановлением Калининского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 8 февраля 2008 г. действия А. переквалифицированы на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ и снижено наказание до 6 лет лишения свободы.

В кассационной жалобе осужденный просил изменить постановление суда в части снижения срока наказания, поскольку, по его мнению, суд при пересмотре приговора оставил максимальный срок, не приняв во внимание первую судимость, наличие смягчающих обстоятельств, признание вины и раскаяние, его положительную характеристику.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

Принимая решение об удовлетворении указанного ходатайства осужденного, суд первой инстанции руководствовался положениями ст. 10 УК РФ, согласно которой имеет обратную силу уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление.

Вместе с тем, при обосновании необходимости изменения приговора суд руководствовался Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" от 15 июня 2006 г., которое не является уголовным законом.

В силу этого ходатайство осужденного не должно было рассматриваться по правилам ст. 10 УК РФ, а также не могло быть рассмотрено и в порядке статей 396, 397 УПК РФ.

Изменение приговора в связи с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ, возможно лишь в порядке пересмотра вступившего в законную силу приговора, т.е. в порядке надзора в соответствии с положениями главы 48 УПК РФ.

 

Отказ в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания по мотивам наличия у осужденного непогашенного гражданского иска судебная коллегия посчитала не основанным на законе и отменила постановление суда.

Приговором Басманного районного суда города Москвы от 5 декабря 2006 года С. осужден по ст. 117, ч. 2, п. "е"; ст. 127, ч. 2, п. "а"; ст. 69, ч. 3 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Осужденный С. обратился в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

К моменту рассмотрения ходатайства осужденного он отбыл более одной второй части назначенного ему срока наказания.

Постановлением Цивильского районного суда Чувашской Республики от 26 февраля 2008 года С. отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания.

В кассационной жалобе осужденный просил отменить постановление суда, считая его незаконным, с направлением материала на новое судебное разбирательство.

Судебная коллегия постановление суда отменила как не основанное на уголовном законе, указав в определении следующее.

В соответствии со ст. 79 УК РФ, лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Основанием применения условно-досрочного освобождения от дальнейшего отбывания наказания является утрата осужденным общественной опасности и возможность его окончательного исправления без полного отбытия наказания.

Из материалов дела следует, что С. отбывает наказание в ФГУ ИК-9 УФСИН РФ по ЧР с 12 мая 2007 года, трудоустроен в качестве повара в столовой. Характеризуется положительно, к труду относится добросовестно, требования трудовой дисциплины и меры безопасности соблюдает. За добросовестное отношение к труду и хорошее поведение администрацией учреждения поощрялся дважды. К требованиям установленного порядка отбывания наказания относится сознательно, нарушений установленного порядка отбывания наказания не допускал, взысканий не имеет. Мероприятия воспитательного характера посещает регулярно, из них делает правильные выводы, взаимоотношения в отряде поддерживает с положительно настроенной частью осужденных. Является членом самодеятельных организаций осужденных, состоит в санитарно-бытовой секции отряда. Вину в совершенном преступлении признал и в содеянном раскаялся.

Суд первой инстанции, принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства осужденного С., мотивировал свой вывод только тем, что у С. имеется непогашенный долг по исполнительному листу в размере 1995 рублей.

Однако невозмещение гражданского иска не может являться самостоятельным основанием для отказа в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

 

Судебная коллегия изменила приговор, исключив осуждение лица за незаконное приобретение наркотического средства за истечением срока давности уголовного преследования, поскольку точное время приобретения наркотического средства следствием и судом установлено не было.

Приговором Калининского районного суда г. Чебоксары от 11 апреля 2008 года Н. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Н. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства - героина в крупном размере, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В кассационном представлении заместитель прокурора района просил приговор в части осуждения Н. за незаконное приобретение наркотического средства отменить с прекращением производства по делу.

Судебная коллегия кассационное представление удовлетворила, приговор изменила, исключив осуждение Н. за незаконное приобретение наркотического средства - героина в количестве 1,07626 граммов за истечением срока давности уголовного преследования, указав в определении следующее.

Как установлено приговором, Н. признан виновным в незаконном приобретении в неустановленное время, у неустановленных лиц наркотического средства - героина в крупном размере, который он затем хранил при себе без цели сбыта до его задержания сотрудниками милиции.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Поскольку точное время приобретения наркотического средства органом дознания и судом установлено не было, осуждение Н. за незаконное приобретение наркотического средства в крупном размере в неустановленное время не может быть признано обоснованным, так как, имеются основания полагать, что на день вынесения приговора истекли сроки давности привлечения его к уголовной ответственности по данному факту.

В связи с этим, судебная коллегия исключила осуждение Н. за незаконное приобретение наркотического средства - героина в количестве 1,07626 граммов.

В остальной части приговор оставлен без изменения.

 

3. Нарушение норм уголовно-процессуального закона

 

Постановление суда, которым прекращено производство по жалобе, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ, отменено судом кассационной инстанции как не основанное на законе.

Заявитель Ф. обратилась в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ и просила обязать следственный орган устранить допущенные нарушения, указывая, что по материалу проверки по факту дорожно-транспортного происшествия, имевшего место 25 августа 2006 года в д. Стрелецкое Ядринского района ЧР, в котором скончался ее муж Ф., длительное время допускается волокита, следственный отдел при ОВД по Ядринскому району ЧР не рассматривает ее ходатайства о проведении дополнительного осмотра места происшествия, о назначении судебной экспертизы в другом экспертном учреждении.

Постановлением Ядринского районного суда Чувашской Республики от 25 марта 2008 года производство по жалобе Ф. на действия органа предварительного расследования прекращено.

В кассационной жалобе заявителя Ф. ставился вопрос об отмене постановления суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование своей жалобы она указала, что суд, вопреки ее ходатайству об отложении судебного заседания в связи с ее выездом в больницу, рассмотрел жалобу без нее; суд не обеспечил полноту, всесторонность и объективность рассмотрения ее жалобы, не истребовав материал проверки по факту ДТП.

Судебная коллегия постановление отменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 125 УПК РФ постановления дознавателя и следователя об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту производства предварительного расследования.

Как видно из представленных материалов, заявитель, обращаясь с жалобой в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, указала, что при производстве проверки факта ДТП ее различные ходатайства следственным органом проигнорированы и не рассмотрены. Фактически в своей жалобе в суд заявитель указала, что в ходе досудебного производства следственный орган не реагирует на ее ходатайства, то есть, им допущено бездействие - нерассмотрение ее ходатайств. Однако эти доводы заявителя суд не проверил и постановил, что жалоба Ф. не может быть предметом судебного разбирательства.

С такими выводами суда судебная коллегия не согласилась, поскольку заявитель в своей жалобе указала на нарушения ее конституционных прав следственными органами.

По результатам рассмотрения жалобы заявителя суду первой инстанции следовало принять одно из решений, предусмотренных ч. 5 ст. 125 УПК РФ.

 

Отказ в принятии кассационной жалобы на постановление районного суда о приостановлении производства по уголовному делу суд кассационной инстанции посчитал необоснованным, указав в определении, что постановления о приостановлении уголовного дела могут быть обжалованы в кассационном порядке.

В производстве Ленинского районного суда г. Чебоксары находится уголовное дело по обвинению Б. в совершении преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 160, п. "б" ч. 3 ст. 165, ч.ч. 3 и 4 ст. 160, ч. 2 ст. 201 УК РФ.

Постановлением суда от 25 марта 2008 года производство по делу приостановлено.

Постановлением Ленинского районного суда г. Чебоксары от 27 марта 2008 года представителю ООО "Берег" отказано в принятии кассационной жалобы на постановление районного суда о приостановлении производства по уголовному делу в отношении Б.

В кассационной жалобе представитель потерпевшего просил отменить постановление суда как не основанное на законе.

Судебная коллегия постановление отменила ввиду нарушения судом уголовно-процессуального закона, указав в определении следующее.

Отказывая в принятии кассационной жалобы, суд сослался на п. 2 ч. 5 ст. 355 УПК РФ, согласно которому не подлежат обжалованию в порядке, установленном главой 43 УПК РФ, вынесенные в ходе судебного разбирательства постановления об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства.

Однако данный вывод суда является ошибочным.

Исходя из общих принципов уголовно-процессуального закона и правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Постановлении от 2 июля 1998 года, заинтересованным участникам судопроизводства обеспечивается возможность еще до завершения производства в суде первой инстанции обжаловать судебные решения, если ими ограничиваются их конституционные права и свободы, в том числе право на доступ к правосудию и судебную защиту.

Приостановление производства по делу способно привести к отсрочке рассмотрения уголовного дела, т.е. к нарушению права стороны на рассмотрение дела в разумные сроки.

 

Частью 5 статьи 125 УПК РФ не предусмотрено вынесение такого решения, как отказ в принятии жалобы. Нарушение данного правила послужило основанием для отмены постановления суда первой инстанции.

Следователь Новочебоксарского МРО СУ СК при прокуратуре РФ по ЧР постановлением от 5 марта 2008 года отказал Б. в удовлетворении ходатайства о проведении очной ставки со свидетелем по уголовному делу.

Б. указанное решение следователя обжаловал в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.

Постановлением Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 13 марта 2008 года Б. отказано в принятии к производству жалобы в порядке ст. 125 УПК РФ.

Не согласившись с постановлением, Б. подал кассационную жалобу, указав на незаконность вынесенного судом постановления.

Судебная коллегия постановление отменила по следующим основаниям.

Отказ в принятии жалобы к производству судья обосновал тем, что действия (бездействие) следователя не нарушают конституционные права и свободы Б., не затрудняют его доступ к правосудию. При этом судья руководствовался статьей 125 УПК РФ.

Между тем, частью 5 статьи 125 УПК РФ не предусмотрено вынесение такого решения, как отказ в принятии жалобы.

Кроме того, из содержания жалобы видно, что Б. обжаловал конкретное процессуальное решение следователя, а не его действия (бездействие).

В силу ст. 122 УПК РФ решение следователя по заявленному ходатайству может быть обжаловано в порядке, установленном главой 16 УПК РФ. Данное положение закона судом также не учтено, что существенно повлияло на его выводы.

 

Проведение судебного заседания в суде апелляционной инстанции без участия частного обвинителя повлекло отмену постановления суда.

А., являющийся старшим участковым уполномоченным милиции ОВД, обратился к мировому судье судебного участка N 1 Красноармейского района Чувашской Республики с заявлением о привлечении Е. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 129 УК РФ по тому основанию, что Е. в направленном 7 августа 2007 года на имя министра внутренних дел Чувашской Республики письме распространила заведомо ложные сведения, порочащие его честь и достоинство, подрывающие деловую репутацию.

Мировым судьей постановлен оправдательный приговор.

По результатам апелляционного рассмотрения постановлением Красноармейского районного суда Чувашской Республики от 4 марта 2008 года оправдательный приговор мирового судьи судебного участка N 1 Красноармейского района Чувашской Республики от 2 ноября 2007 года в отношении Е. отменен в связи с отказом частного обвинителя от обвинения. Постановлено прекратить уголовное дело по обвинению Е. по ч. 1 ст. 129 УК РФ в связи с отказом частного обвинителя от обвинения.

В кассационной жалобе Е. просила отменить постановление Красноармейского районного суда, указав, что по содержанию апелляционного постановления она является виновной, с выводами суда не согласна, не считает себя виновной.

Судебная коллегия постановление суда отменила в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, указав в определении следующее.

В соответствии со ст. 364, ч. 3, п. 2 УПК РФ в судебном заседании апелляционной инстанции обязательно участие частного обвинителя, подавшего жалобу.

Согласно ст. 365, ч. 1 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35 - 39 УПК РФ.

Исходя из положений ч.ч. 1 и 3 ст. 246 УПК РФ, участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

В нарушение вышеуказанных норм закона судом дело в апелляционном порядке рассмотрено без участия частного обвинителя А., который обжаловал приговор мирового судьи.

Суд прекратил уголовное дело со ссылкой на пункт 2 статьи 254 УПК РФ, который также предусматривает возможность отказа обвинителя от обвинения в суде с изложением мотивов отказа, чего не было сделано.

Кроме того, в силу ст. 361 УПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет по апелляционной жалобе законность, обоснованность и справедливость приговора и постановления мирового судьи.

Дело рассматривалось по апелляционной жалобе частного обвинителя А. без проведения судебного следствия. Не проверив изложенные в жалобе доводы, суд постановил об отмене оправдательного приговора, чем ущемил права Е.

 

Постановление суда, которым отказано в принятии кассационного представления в связи с пропуском срока обжалования, отменено судом кассационной инстанции как не основанное на законе, поскольку, в соответствии с ч. 1 ст. 129 УПК РФ срок подачи кассационной жалобы или представления не считается пропущенным, если жалоба, ходатайство или иной документ до истечения срока сданы на почту.

Заместитель прокурора Калининского района г. Чебоксары ЧР подал кассационное представление на приговор Калининского районного суда г. Чебоксары ЧР от 24 марта 2008 года по уголовному делу по обвинению Г. в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 1 ст. 213, п. "а" ч. 2 ст. 115 УК РФ.

Постановлением Калининского районного суда г. Чебоксары ЧР от 7 апреля 2008 года прокурору отказано в принятии кассационного представления на приговор Калининского районного суда г. Чебоксары ЧР от 24 марта 2008 года в связи с пропуском срока обжалования.

В кассационном представлении заместитель прокурора просил отменить постановление суда в связи с тем, что, по его мнению, кассационное представление было подано в срок.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

Согласно ст. 356 УПК РФ жалоба и представление на приговор или иное решение суда первой инстанции могут быть поданы сторонами в апелляционном или кассационном порядке в течение 10 суток со дня провозглашения приговора.

Как видно из материалов дела, приговор суда в отношении Г. Калининским районным судом г. Чебоксары ЧР провозглашен 24 марта 2008 года и 3 апреля 2008 года заместителем прокурора в установленный законом срок подано кассационное представление.

Данный факт подтверждается проставленным на конверте почтовым штемпелем от 3 апреля 2008 года и подлинником квитанции от 3 апреля 2008 года N 29749, выданной прокурору на ОПС N 31 г. Чебоксары ЧР (номер квитанции соответствует номеру на конверте).

В соответствии с ч. 1 ст. 129 УПК РФ срок не считается пропущенным, если жалоба, ходатайство или иной документ до истечения срока сданы на почту.

 

Постановление суда первой инстанции о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения ввиду неуказания в тексте обвинительных документов обязательных квалифицирующих признаков разбоя "с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия", отменено как не основанное на законе и материалах дела.

Органами предварительного следствия П. и М. обвиняются в том, что они в целях хищения имущества Н., напали на него, применяя в качестве оружия аэрозольный баллон с сильнодействующим веществом раздражающего слезоточивого действия, и нанесли Н. удары кулаками и ногами по голове, после чего М. открыто похитил у потерпевшего имущество на сумму 3446 рублей. Данные действия органами предварительного расследования квалифицированы по ст. 162, ч. 2 УК РФ.

Постановлением Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 11 апреля 2008 года уголовное дело в отношении П. и М. возвращено прокурору Ленинского района г. Чебоксары для устранения препятствий его рассмотрения.

В кассационном представлении прокурора ставился вопрос об отмене постановления как не основанного на законе. Указывалось, что доводы суда об отсутствии в обвинительных документах всех квалифицирующих признаков, предусмотренных ст. 162, ч. 2 УК РФ, не соответствуют действительности.

Судебная коллегия постановление отменила как не соответствующее требованиям ст. 237 и 381 УПК РФ с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указав в определении следующее.

Как следует из текста постановления суда дело по обвинению М. и П. возвращено прокурору на основании ст. 237, ч. 1, п. 1 УПК РФ.

В соответствии со ст. 237, ч. 1, п. 1 УПК РФ суд возвращает уголовное дело прокурору, если обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.

Возвращая дело прокурору по указанному основанию, суд в постановлении сослался на то, что в предъявленном подсудимым обвинении и составленном на его основе обвинительном заключении не указан ни в фабуле обвинения, ни в указании признаков совершенного деяния при квалификации характер примененного подсудимыми насилия.

Однако такой вывод противоречит материалам дела и, в частности, текстам постановлений о привлечении в качестве обвиняемых и обвинительного заключения.

Так, согласно обвинительным документам органы следствия, излагая обстоятельства преступления, в совершении которого обвиняются М. и П., привели доводы о том, что последние в ходе нападения на потерпевшего с целью завладения чужим имуществом применили газовый баллон, а также нанесли потерпевшему многочисленные удары руками и ногами, в основном по голове, то есть описали, в чем выразилось примененное к потерпевшему насилие.

Неуказание же в тексте обвинительных документов выражения "с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, либо с угрозой применения такого насилия", о чем указывается в постановлении суда, само по себе не является основанием для возвращения дела прокурору.

М. и П. предъявлено обвинение в совершении разбоя, то есть преступления, обязательным признаком которого является применение насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, либо угрозы применения такого насилия.

При таких обстоятельствах оснований для признания обвинительного заключения не соответствующим требованиям уголовно-процессуального закона и возвращения дела прокурору по доводам, указанным в постановлении, у суда первой инстанции не имелось.

Обоснованность предъявленного М. и П. обвинения, равно как и установление характера примененного подсудимыми насилия подлежали проверке в суде при рассмотрении дела по существу. При этом суд наделен полномочиями и по изменению квалификации, в случае установления иных, чем в обвинительных документах, фактических обстоятельств дела. Возвращения дела прокурору в таком случае также не требуется.

 

Приговор в части осуждения по ст. 116, ч. 1 УК РФ отменен ввиду того, что потерпевшим не было разъяснено право на примирение с осужденными.

Приговором Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 7 ноября 2007 года Д. осужден по ст. 161, ч. 2, п. "а" УК РФ к лишению свободы на срок 2 года 5 месяцев без штрафа, по ст. 116, ч. 1 УК РФ к исправительным работам на срок 6 месяцев с удержанием 15% заработка в доход государства. На основании ст. 69, ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательное наказание определено в виде лишения свободы на срок 2 года 6 месяцев без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

К. осужден по ст. 161, ч. 2, п. "а" УК РФ к лишению свободы на срок 2 года без штрафа, по ст. 116, ч. 1 УК РФ к исправительным работам на срок 4 месяца с удержанием 15% заработка в доход государства. На основании ст. 69, ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательное наказание определено в виде лишения свободы на срок 2 года 1 месяц без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Д. и К. осуждены за умышленное нанесение побоев М. и П., не причинивших вреда их здоровью, а также за открытое хищение имущества М. на сумму 5400 рублей, совершенное по предварительному сговору группой лиц 18 февраля 2007 года в г. Новочебоксарск.

В суде осужденные вину признали частично.

В кассационном представлении прокурора была изложена просьба об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с мягкостью назначенного осужденным наказания.

В кассационных жалобах осужденные и их адвокаты просили приговор изменить, действия осужденных переквалифицировать со ст. 161, ч. 2 УК РФ на ст. 330, ч. 1 УК РФ и назначить им наказание, не связанное с лишением свободы.

Потерпевший П. в возражениях на кассационные жалобы просил приговор оставить без изменения, считая доводы жалоб и представления несостоятельными.

Судебная коллегия в части осуждения Д. и К. по ст. 161, ч. 2 УК РФ нашла приговор законным и обоснованным. Обоснованным судебная коллегия признала и предъявленное осужденным обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 116, ч. 1 УК РФ, и, соответственно, правильным вывод суда о совершении осужденными указанного преступления, однако, в этой части приговор отменила по процессуальным мотивам, поскольку потерпевшим не было разъяснено право на примирение и прекращение производства по ст. 116, ч. 1 УК РФ (потерпевший П. участия на судебном заседании не принимал), тогда как дела о преступлениях, предусмотренных ст. 116, ч. 1 УК РФ, относятся к делам частного обвинения и подлежат прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым на любой стадии судопроизводства до удаления суда в совещательную комнату (ст. 20 УПК РФ).

 

В соответствии со ст. 131 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи, относятся к процессуальным издержкам, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо участников уголовного судопроизводства в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению. Постановление суда о взыскании в пользу адвоката суммы за оказание услуг по защите подсудимого из федерального бюджета и с подсудимого - в доход федерального бюджета отменено судебной коллегией как вынесенное без учета того, что осужденный оспаривал факт участия адвоката по назначению, утверждая, что защита его интересов адвокатом осуществлялась по договору.

Приговором Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 11 декабря 2007 года (с изменениями, внесенными определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики от 22 апреля 2008 года) М. осужден по ст. 30, ч. 1 - ст. 228.1, ч. 3, п. "г"; ст. 222, ч. 1; ст. 228, ч. 1; ст. 69, ч. 3 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

По заявлению его защитника - адвоката Ф. о взыскании гонорара 24 марта 2008 года этим же судом вынесено постановление, которым в пользу Ф. постановлено выплатить из федерального бюджета 8250 рублей за оказание услуг по защите подсудимого М. Этим же постановлением решено вышеуказанную сумму взыскать с осужденного М. в доход федерального бюджета.

В кассационной жалобе осужденным М. был поставлен вопрос об отмене постановления суда по тем мотивам, что адвокат Ф. осуществляла защиту его интересов по его волеизъявлению и в соответствии с заключенным договором между его матерью и адвокатом Ф., по которому ее услуги были оплачены в полном размере.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 131 УПК РФ суммы, выплачиваемые адвокату за оказание им юридической помощи, относятся к процессуальным издержкам, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо участников уголовного судопроизводства в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению.

Указанные положения закона судом первой инстанции не учтены.

Суд, принимая решение об оплате услуг адвоката из средств федерального бюджета и возмещении указанной суммы осужденным, констатировал лишь факт участия адвоката в уголовном судопроизводстве и произвел расчеты по оплате его услуг.

Однако суд не учел, что осужденный оспаривал факт участия адвоката по назначению, утверждая, что защита его интересов адвокатом осуществлялась по договору, а адвокат Ф. в своих возражениях не оспаривала факта заключения договора.

 

Опровергая доводы потерпевшего об отсутствии угроз со стороны подсудимого, суд положил в основу приговора показания потерпевшего, данные в ходе предварительного расследования, в том числе и на очной ставке, не огласив и не исследовав их в судебном заседании, как этого требует ч. 3 ст. 281 УПК РФ, что явилось основанием для отмены приговора в кассационном порядке с направлением дела на новое рассмотрение.

Приговором Мариинско-Посадского районного суда Чувашской Республики от 14 марта 2008 г. З. осужден по ч. 4 ст. 166 УК РФ к 6 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к назначенному наказанию наказания по приговору Ленинского районного суда г. Чебоксары от 20 декабря 2005 года, окончательное наказание назначено в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

З. осужден за неправомерное завладение без цели хищения, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, автомобилем марки "Ока", принадлежащим А.

В судебном заседании З. вину не признал.

В кассационной жалобе осужденный просил его оправдать, указав, что автомобилем потерпевшего управлял с его согласия, что показания потерпевшего об обстоятельствах происшествия являются ложными, ножом потерпевшему не угрожал, в связи с чем просил исключить из обвинения квалифицирующий признак совершения преступления с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель просил ее отклонить как необоснованную.

Судебная коллегия приговор отменила с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Как признал установленным суд первой инстанции, 7 ноября 2007 г., около 24 часов З. на автомашине такси марки "Ока" под управлением А. выехал из г. Чебоксары в д. Ураково Мариинско-Посадского района Чувашской Республики. По пути следования он неоднократно требовал у А. передать ему управление автомобилем, но получил отказ. Около 3 часов утра 8 ноября 2007 г. по приезде в д. Ураково Мариинско-Посадского района З., находясь в салоне автомашины, вновь потребовал у А. передать ему управление автомобилем. Когда А. отказался выполнить его требование, З. нанес ему один удар кулаком в область виска. Затем, продолжая свои преступные действия, направленные на неправомерное завладение автомобилем, З. достал из кармана нож, приставил его к горлу А. и стал ему угрожать. Восприняв угрозу реально и опасаясь причинения телесных повреждений, опасных для жизни и здоровья, А. выскочил из салона автомашины и убежал. З. сел за руль данной автомашины и поехал к д. 38 по ул. Смольникова д. Ураково Мариинско-Посадского района Чувашской Республики.

Суд признал установленным факт применения З. ножа с целью угрозы потерпевшему и квалифицировал его действия по признаку угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья.

Однако данный вывод суда не основан на исследованных судом доказательствах.

В соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ, к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, относятся: событие преступления (время, место, способ и др.), виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы. Указанные обстоятельства в соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ должны быть отражены в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора с приведением доказательств, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивов, по которым суд отверг другие доказательства. Указанные требования закона судом не были выполнены в полном объеме.

Потерпевший А. в судебном заседании показал, что подсудимый ножом ему не угрожал, ранее показывал об угрозах с применением ножа, поскольку был в шоке и мог что-то перепутать.

В соответствии со ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Опровергая доводы потерпевшего об отсутствии указанных угроз со стороны З., суд положил в основу приговора показания потерпевшего, данные в ходе предварительного расследования, в том числе и на очной ставке.

Согласно ч. 3 ст. 281 УПК РФ при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде, по ходатайству сторон суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего, ранее данных при производстве предварительного расследования.

Однако, как следует из протокола судебного заседания, ходатайств об оглашении указанных показаний потерпевшего от сторон не поступало, они судом не были оглашены и исследованы в судебном заседании.

Иные доказательства оказания осужденным угрозы с применением ножа, такие как показания свидетелей Г. и А., являются производными от показаний потерпевшего, поскольку они сообщили, что об угрозах им стало известно со слов последнего.

Вместе с тем, указанные показания потерпевшего (данные в ходе предварительного расследования) и показания вышеназванных свидетелей судом положены в основу опровержения доводов З. о неприменении им ножа с целью оказания психологического воздействия на потерпевшего.

 

Рассмотрение уголовного дела, подсудного мировому судье, районным судом повлекло отмену приговора в кассационном порядке с направлением дела на новое рассмотрение мировому судье.

Приговором Вурнарского районного суда Чувашской Республики от 7 апреля 2008 г. О. осужден по ч. 2 ст. 146 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 10000 рублей.

О. признан виновным в том, что, являясь индивидуальным предпринимателем, осуществляя торгово-закупочную деятельность, в частности, аудиовизуальной продукции, действуя умышленно, незаконно использовал объекты авторского права и смежных прав, а равно осуществлял приобретение, перевозку и хранение контрафактных экземпляров аудиовизуальных произведений в целях сбыта, чем причинил ущерб в крупном размере обладателям авторских и смежных прав в размере 52380 рублей.

В судебном заседании О. вину не признал.

В кассационной жалобе адвокат осужденного просил приговор отменить и прекратить производство по уголовному делу за отсутствием в действиях О. состава указанного преступления.

В кассационном представлении был поставлен вопрос об отмене приговора в связи с нарушением судом принципа подсудности уголовных дел.

Судебная коллегия приговор отменила и направила дело на новое рассмотрение соответствующему мировому судье ввиду нарушения судом правил подсудности, указав в определении следующее.

О. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 146 УК РФ, за которое предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы до 2-х лет.

В соответствии с ч. 1 ст. 31 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишение свободы, подсудны мировому судье за исключением ряда дел, в перечень которых ч. 2 ст. 146 УК РФ не включена.

Таким образом, уголовное дело о преступлении, в совершении которого обвиняется О., подсудно мировому судье.

Согласно ч. 3 ст. 8 УПК РФ подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно отнесено законом.

 

В соответствии со ст. 49 УПК РФ в качестве защитников допускаются адвокаты. При этом одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Несоблюдение данного правила повлекло отмену приговора суда ввиду нарушения права осужденного на защиту.

Приговором Канашского районного суда Чувашской Республики от 7 марта 2008 года Н. осужден по п. "б" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Н. признан виновным и осужден за незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере, совершенный 30 сентября 2007 года в г. Канаш Чувашской Республики.

В судебном заседании осужденный Н. виновным себя в преступлении не признал.

В кассационной жалобе осужденный Н. указал на нарушение его права на защиту, выразившееся в непредоставлении ему своевременно адвоката, и в предоставлении позднее в качестве защитника адвоката П., который также защищал и интересы ранее осужденного М., интересы которого противоречат его интересам.

Адвокат М. в жалобе, поданной в защиту интересов осужденного Н. просила приговор отменить и производство по делу прекратить за отсутствием в действиях Н. состава преступления, поскольку вина осужденного материалами дела не подтверждена, наоборот, показаниями свидетеля М. в суде установлено, что Н. не передавал ему наркотическое средство.

Судебная коллегия приговор суда отменила ввиду нарушения права осужденного на защиту, выразившегося в следующем.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ одним из оснований к отмене приговора в кассационном порядке является нарушение уголовно-процессуального закона при производстве по делу.

Согласно ст. 381 УПК РФ отмену приговора влекут такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

К таким нарушениям уголовно-процессуальный закон относит рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника.

Из материалов настоящего дела следует, что такое право осужденного Н. по делу нарушено.

Согласно ст. 46 и 47 УПК РФ подозреваемый и обвиняемый (подсудимый и осужденный) имеют право пользоваться помощью защитника.

В соответствии со ст. 49 УПК РФ в качестве защитников допускаются адвокаты, при этом одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

Как следует из материалов уголовного дела, Н. признан виновным в сбыте наркотического средства М. 30 сентября 2007 года. Приговором Канашского районного суда от 14 декабря 2007 года М. осужден по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 228 УК РФ за содействие в незаконном приобретении наркотического средства у Н. В ходе всего расследования дела, в том числе и в судебном заседании, интересы М. защищал адвокат П. В процессе производства по делу М. давал показания, изобличающие Н. в сбыте наркотического средства.

После выделения из уголовного дела в отношении М. материалов, касающихся Н., и возбуждения в отношении последнего уголовного дела 26 октября 2007 года, при одновременном расследовании дел в отношении как М., так и Н., интересы Н. также начал защищать адвокат П. При участии адвоката П. Н. предъявлено обвинение, закончено предварительное следствие по делу и уголовное дело 23 января 2008 года направлено в суд.

Н. отрицает свою причастность к сбыту наркотического средства М. Постановляя обвинительный приговор, одним из доказательств виновности Н. в сбыте наркотического средства в приговоре суд сослался на показания М., которые свидетельствовали о том, что именно Н. сбыл ему наркотическое средство.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что интересы осужденного Н. и М. находятся в явном противоречии друг другу, и один и тот же защитник, в силу закона, не мог представлять их интересы. То обстоятельство, что в судебном заседании интересы Н. представлял другой защитник, не устраняет допущенного нарушения права на защиту Н., поскольку в основу приговора положены как доказательства, полученные с участием адвоката П., так и произведены с его участием иные следственные действия вплоть до завершения расследования по делу.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что допущенные процессуальные нарушения ограничили право осужденного на защиту.

 

4. Изменение приговоров в части

назначенного наказания

 

При назначении наказания за тайное хищение имущества в виде штрафа, судом не было применено положение, предусмотренное ст. 64 УК РФ, что явилось основанием для изменения приговора.

Приговором Порецкого районного суда ЧР от 3 марта 2008 года С. осуждена по ст. 158, ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 2600 рублей.

С. признана виновной в тайном хищении 14 ноября 2007 года алюминиевого таза и ковша, принадлежащих И., с причинением ей ущерба на общую сумму 300 рублей.

В судебном заседании осужденная С. виновной себя признала.

В кассационном представлении государственный обвинитель просил приговор отменить с направлением уголовного дела на новое рассмотрение в тот же суд. В представлении указывалось, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела, дал неправильную юридическую квалификацию действиям осужденной, неосновательно переквалифицировав ее действия со ст. 158, ч. 3, п. "а" УК РФ на ст. 158, ч. 1 УК РФ, и назначил чрезмерно мягкое наказание.

Судебная коллегия в целом нашла приговор законным и обоснованным, указав в определении следующее.

Из материалов дела следует, что 14 ноября 2007 года около 17 часов 30 минут С., придя в гости в дом к соседке И. и установив отсутствие дома хозяйки, действуя из корыстных побуждений, тайно похитила из чулана алюминиевый таз стоимостью 200 рублей, алюминиевый ковш стоимостью 100 рублей и с похищенными вещами скрылась с места преступления, причинив потерпевшей материальный ущерб на сумму 300 рублей.

Вина С. в совершении тайного хищения таза и ковша подтверждена совокупностью доказательств: показаниями самой осужденной, показаниями потерпевшей И., показаниями свидетелей К., М., протоколом осмотра места происшествия и фототаблицей к нему, протоколом обнаружения и изъятия похищенных предметов, протоколом осмотра предметов, справкой о стоимости похищенных предметов и другими исследованными в суде доказательствами.

Из показаний осужденной в судебном заседании следует, что 14 ноября 2007 года около 18 часов она пошла в гости к соседке И., было темно, она толкнула входную дверь в избу и дверь открылась. Войдя в дом, она стала звать хозяев. Ей никто не откликнулся. Она поняла, что хозяева в доме отсутствуют. Когда проходила возле чулана заметила алюминиевый таз и ковш. Пользуясь отсутствием хозяев, она решила их похитить. Забрав указанные предметы, она принесла их в дом К. Дверь в избу у них была не заперта, поэтому она свободно вошла в дом.

Из показаний потерпевшей И. следует, что соседями у них являются К. и С. 14 ноября 2007 года около 17 часов она с сожителем М. пошли смотреть телевизор к знакомой Д., поскольку, в их доме было отключено электричество. Перед уходом она входную дверь дома лишь прикрыла, на замок не закрыла. Впоследствии она обнаружила пропажу из чулана алюминиевого таза и ковша, которые, как потом стало известно, были похищены соседкой С. В настоящее время похищенные вещи ей возвращены, претензий к С. не имеет.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что на двери, ведущей в избу, наличие каких-либо запорных устройств установлено не было.

Показания осужденной, потерпевшей, свидетелей и иные доказательства, имеющие существенное значение для постановления обоснованного приговора, исследовались и получили надлежащую оценку.

Судом действия С. правильно переквалифицированы со ст. 158, ч. 3, п. "а" УК РФ (тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище) на ст. 158, ч. 1 УК РФ.

При этом судом обоснованно было учтено, что С. в указанный день пошла к соседке И. в гости. Открыв незапертую дверь, она свободно вошла в избу, где стала звать хозяев, но ей никто не ответил. Проходя мимо чулана и заметив алюминиевые таз и ковш, она решила их похитить. Таким образом, умысел у осужденной на похищение указанных предметов возник непосредственно при нахождении в избе, куда она проникла свободно, а не до вхождения в нее.

В связи с этим, доводы государственного обвинителя, изложенные в кассационном представлении, судебная коллегия признала несостоятельными.

Вместе с тем, приговор был изменен судебной коллегией в части назначенного наказания по следующим основаниям.

Назначая С. наказание в виде штрафа в размере 2600 рублей, суд в соответствии со ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, данные, характеризующие личность осужденной.

При этом суд в соответствии со ст. 18 УК РФ обоснованно учел наличие в действиях С. рецидива преступлений.

Обстоятельствами, смягчающими наказание, суд признал явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, незначительный размер причиненного ущерба, возвращение похищенных предметов.

В соответствии с ч. 2 ст. 68 УК РФ срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания. В соответствии с санкцией ст. 158, ч. 1 УК РФ наиболее строгим видом наказания является лишение свободы.

Согласно ч. 3 ст. 68 УК РФ при любом виде рецидива преступлений, если судом установлены смягчающие обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, судом может быть назначен более мягкий вид наказания, чем предусмотрен за данное преступление, лишь с применением ст. 64 УК РФ.

Однако при назначении наказания в виде штрафа, судом положение ст. 64 УК РФ применено не было.

С учетом наличия по делу смягчающих обстоятельств, учтенных судом первой инстанции при назначении осужденной наказания, судебная коллегия посчитала возможным применить в отношении С. положения ст. 64 УК РФ и назначила ей наказание в виде штрафа.

 

Возложение взыскания штрафа судом в нарушение требований ч. 2 ст. 88 УК РФ на родителей несовершеннолетнего осужденного без получения на то их согласия послужило основанием для изменения приговора в этой части.

Приговором Комсомольского районного суда Чувашской Республики от 24 марта 2008 года несовершеннолетний Д. осужден по ст. 166, ч. 1 УК РФ с применением ст. 88, ч. 2 УК РФ к штрафу в размере 9000 рублей в доход государства.

Постановлено взыскать штраф в солидарном порядке с родителей несовершеннолетнего Д.

Д. признан виновным в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения.

В судебном заседании Д. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе законный представитель осужденного просила приговор отменить с прекращением уголовного дела производством, указав на отсутствие доказательств вины ее сына в совершении указанного преступления.

В кассационном представлении заместитель прокурора района указал на назначение судом чрезмерно мягкого наказания и незаконное возложение взыскания штрафа на родителей осужденного без получения их согласия.

Судебная коллегия приговор нашла законным и обоснованным, указав в определении, что выводы суда о виновности Д. в совершении указанного преступления основаны на тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым судом дана надлежащая оценка.

Дело расследовано и рассмотрено в суде с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

При назначении наказания суд руководствовался требованиями ст. 60 и 88, ч. 2 УК РФ и наказание назначил осужденному с учетом характера и степени общественной опасности преступления, тяжести совершенного преступления, данных о личности виновного, обстоятельств, смягчающих наказание.

Вместе с тем, приговор в отношении Д. изменен - исключено из резолютивной части приговора указание суда о возложении взыскания штрафа в солидарном порядке на родителей несовершенного осужденного.

Как следует из содержания ч. 2 ст. 88 УК РФ несовершеннолетнему подсудимому может быть назначено наказание в виде штрафа независимо от наличия у него самостоятельного заработка или имущества, на которое может быть наложено взыскание. Штраф, назначенный несовершеннолетнему, по решению суда может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия.

Однако судом первой инстанции взыскание штрафа возложено в нарушение требований ч. 2 ст. 88 УК РФ на родителей несовершеннолетнего Д. без получения на то их согласия.

 

5. Отмена постановлений об избрании в отношении

несовершеннолетних меры пресечения в виде заключения

под стражу

 

Постановление суда об избрании в отношении несовершеннолетнего обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу отменено судом кассационной инстанции как вынесенное без учета данных, содержащихся в материалах дела.

С. обвинялся в открытом хищении сотового телефона стоимостью 1490 рублей и денег в сумме 38 рублей у Е., совершенном 11 марта 2008 года.

Следователь СО ОВД г. Новочебоксарск обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу, мотивируя тем, что он обвиняется в совершении умышленного тяжкого преступления, ранее привлекался к уголовной ответственности, и, оставаясь на свободе, может скрыться от органов следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Постановлением Новочебоксарского городского суда ЧР от 23 апреля 2008 года в отношении С. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе С. просил изменить меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении, ссылаясь на то, что он обучается на 5 курсе заочного отделения Университета физической культуры, спорта и туризма, вину признал, следственные действия завершены, прежние судимости сняты.

Судебная коллегия постановление суда отменила по следующим основаниям.

Суд, избирая меру пресечения в отношении С. в виде заключения под стражу, мотивировал свое решение тем, что последний обвиняется в совершении умышленного тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание свыше двух лет лишения свободы.

Однако С. предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК РФ, которое относится к преступлениям средней тяжести.

Иные основания для избрания такой меры пресечения в отношении С. в постановлении не приведены.

Данные о судимости С., приведенные в постановлении о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, в постановлении суда не приведены, в вводной части постановления указано об отсутствии у него судимостей.

Иные сведения о личности С. не приведены ни в постановлении следователя, ни в постановлении суда.

 

По аналогичному основанию отменено другое постановление суда первой инстанции об избрании в отношении несовершеннолетнего подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу, а мера пресечения изменена судебной коллегией на подписку о невыезде.

Несовершеннолетний Н., 1993 года рождения, подозревался в совершении открытого хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевших.

По данному факту 21 марта 2008 года возбуждено уголовное дело по п.п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ.

23 апреля 2008 года старший следователь обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 24 апреля 2008 года в отношении Н. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе адвокат просил отменить постановление суда ввиду того, что Н. взят под стражу спустя 48 часов с момента задержания, данных, свидетельствующих о необходимости избрания в отношении Н. меры пресечения в виде заключения под стражу, суду представлено не было. В постановлении судом не разрешен вопрос о возможности избрания иной меры пресечения, не дана должная оценка личности несовершеннолетнего.

Судебная коллегия постановление суда первой инстанции отменила, избрав в отношении Н. меру пресечения в виде подписки о невыезде ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в постановлении, фактическим обстоятельствам дела, указав в определении следующее.

Из представленных материалов следует, что несовершеннолетний Н., 1993 года рождения, имеет постоянные места жительства и учебы, ранее к уголовной ответственности не привлекался, характеризуется исключительно положительно.

В соответствии с ч. 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении суда должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых суд принял такое решение.

Однако суд первой инстанции должным образом не мотивировал возможность применения в отношении Н. иной меры пресечения, более мягкой, чем заключение под стражу.

 

Судебная коллегия

по уголовным делам

Верховного Суда

Чувашской Республики

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь