Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

ПРАКТИКИ НАЗНАЧЕНИЯ И ПРОВЕДЕНИЯ ЭКСПЕРТИЗ

ПРИ РАССМОТРЕНИИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ СУДАМИ

КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ В 2007 ГОДУ

 

Цель обзора:

Обобщение практики назначения и проведения экспертиз районными (городскими) судами Красноярского края в 2007 году.

Задачи обзора:

Выявление допущенных нарушений, а также проявленной волокиты при назначении и проведении экспертиз по находящимся в производстве районных (городских) судов края гражданским делам для устранения причин необоснованного затягивания рассмотрения дел со стороны судов первой инстанции.

В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

В данном обзоре предпринята попытка анализа причин несоблюдения судами первой инстанции разумности срока рассмотрения дела, где значительную роль играет длительное проведение экспертиз, назначенных судом, либо необоснованное, без достаточных к тому оснований, назначение таких экспертиз.

Европейским Судом установлены значительные периоды задержек в рассмотрении российскими судами дел в связи с проведением экспертиз. В этой связи Европейский Суд, основываясь на своей прецедентной практике, указывает, что основная ответственность за задержки судебных разбирательств, вызванные проведением экспертиз, лежит на властях Российской Федерации.

Европейский Суд в ряде дел установил периоды задержек, связанные с несвоевременным назначением экспертиз и выбором экспертных учреждений; чрезмерной продолжительностью проведения экспертиз и отсутствием каких-либо жестких сроков их проведения и соответствующего контроля суда; несвоевременным представлением экспертам необходимых документов и материалов и пр.

По жалобе "Волович против России" следует отметить, что общий период рассмотрения дела составил пять лет и пять месяцев. Европейский Суд в постановлении по данному делу отметил, что процесс был довольно сложным, и в нем требовались мнения экспертов, а также обработка большого количества информации. Европейский Суд указал, что единственная экспертиза, проведенная за эти годы, была инициирована районным судом. Кроме того, Европейский Суд заметил, что у правительства нет объяснений относительно длительных периодов бездействия судов, а значит, за это несут ответственность органы власти. Суду потребовался примерно 21 месяц, чтобы назначить экспертизу и получить результаты. Проволочка в 4 месяца возникла из-за нежелания ответчиков оплатить экспертизу. В таких обстоятельствах Суд признал, что был нарушен пункт 1 статьи 6 Конвенции.

Продолжительность задержки в связи с назначением и проведением экспертизы по делу "Глазков против России" составила пять лет и восемь месяцев. Европейский Суд в постановлении указал, что медицинскую экспертизу состояния здоровья заявителя, получившего легкий вред здоровью в результате дорожно-транспортного происшествия, провести было необходимо. Тем не менее, имела место задержка на более чем пять лет и восемь месяцев с того момента, как суд впервые назначил проведение медицинской экспертизы, до того, как данная экспертная оценка, произведенная государственным экспертным учреждением, в итоге была получена судом, указанная задержка в значительной степени должна быть вменена в вину властям государства-ответчика.

В постановлении по жалобе "Кесьян против России" Европейский Суд указал, что национальные судебные органы не предприняли шагов к тому, чтобы избежать задержек, поскольку районный суд не предпринял мер по обеспечению проведения экспертиз в разумные сроки. По данному делу задержка составила около двух лет.

Таким образом, основная ответственность за задержки судебных разбирательств, вызванные проведением экспертиз, лежит на властях Российской Федерации.

Исходя из этого, при назначении экспертизы по инициативе суда либо по ходатайству сторон или других лиц, участвующих в деле, в определении суда о назначении экспертизы целесообразно мотивировать необходимость ее проведения. Кроме того, следует надлежаще организовать проведение экспертизы, обеспечить ее проведение в разумные сроки, а также своевременно возобновлять производство по делу после получения судом экспертного заключения.

На основании ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В соответствии со ст. 9 Закона о судебно-экспертной деятельности судебная экспертиза - это процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.

В 2007 году отделением амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы Красноярского краевого психо-неврологического диспансера N 1 было произведено 528 экспертиз по гражданским делам; отделом сложных экспертиз Красноярского краевого бюро судебно-медицинской экспертизы - 99 экспертиз по гражданским делам; экспертами Красноярской лаборатории судебных экспертиз - 480 экспертиз по гражданским делам.

Таким образом, головными экспертными учреждениями Красноярского края в 2007 году было проведено 1107 экспертиз по гражданским делам.

Если к данному показателю прибавить экспертизы по гражданским делам, проведенные местными экспертными учреждениями, а также негосударственными экспертами, количество проведенных судами Красноярского края в 2007 году судебных экспертиз по гражданским делам возрастет в несколько раз.

Районными (городскими) судами Красноярского края в 2007 году всего рассмотрено 44525 гражданских дел, из них с нарушением процессуальных сроков окончено 11079 гражданских дел, что составляет 24,9%. Из числа указанных дел 513 гражданских дел рассмотрены в сроки свыше 1 года. Еще 408 дел, находящихся в производстве свыше года, до истечения отчетного периода за 2007 год не рассмотрены.

При этом не подлежит сомнению то обстоятельство, что производство экспертизы по делу в большинстве случаев приводит к нарушению сроков рассмотрения дела, регламентированных ст. 154 ГПК РФ, даже с учетом приостановления производства по делу на время ее проведения, поскольку экспертизы по делам назначаются, как правило, после нескольких судебных заседаний, а после производства экспертизы и возобновления производства по делу сторонам требуется время для ознакомления с заключением экспертизы и, с его учетом, корректировки позиции по делу, что также на практике приводит к неоднократным отложениям слушания дела.

Важнейшее значение для своевременного назначения экспертизы по делу, таким образом, должно отводиться подготовке дела к судебному разбирательству, в ходе которого судье надлежит определить обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, достаточность доказательств по делу. При этом в силу п. 8 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ на этой стадии судья может назначить по делу экспертизу и эксперта для ее проведения.

В соответствии с п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" судья вправе с учетом мнения участвующих в деле лиц назначить при подготовке дела к судебному разбирательству экспертизу (медицинскую, бухгалтерскую и другие) во всех случаях, когда необходимость экспертного заключения следует из обстоятельств дела и представленных доказательств (пункт 8 части 1 статьи 150 ГПК РФ). При назначении экспертизы должны учитываться требования статей 79 - 84 ГПК РФ, причем лицам, участвующим в деле, следует разъяснять их право поставить перед экспертом вопросы, по которым должно быть дано заключение.

Необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьей 79 ГПК РФ на разрешение экспертизы могут быть поставлены только те вопросы, которые требуют специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства или ремесла. Недопустима постановка перед экспертом (экспертами) вопросов правового характера, разрешение которых относится к компетенции суда (например, вопроса о дееспособности гражданина, а не о характере его заболевания).

Во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 ГК РФ), а также в тех случаях, когда назначение экспертизы предусмотрено законом, в частности, по делам о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства (статья 283 ГПК РФ) и о признании его дееспособным в случае выздоровления или значительного улучшения состояния здоровья (часть 2 статьи 286 ГПК РФ). При назначении экспертизы в стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья в соответствии со статьей 216 ГПК РФ вправе приостановить производство по делу. В этом случае течение срока производства по делу согласно части 1 статьи 110 ГПК РФ приостанавливается. Определение о приостановлении производства по делу судья выносит в предварительном судебном заседании, о проведении которого составляется протокол (части 4 и 7 статьи 152 ГПК РФ).

Следует иметь в виду, что экспертиза может быть назначена только по ходатайству лиц, участвующих в деле, суд не вправе назначить ее по собственной инициативе.

Однако суд вправе, а в некоторых случаях это даже необходимо, поставить на обсуждение сторон вопрос о производстве экспертизы по делу, данные действия суда следует расценивать как элемент, составную часть деятельности суда по разъяснению сторонам того, какие обстоятельства имеют значение по делу и кем они подлежат доказыванию, предусмотренную частью 2 статьи 56 ГПК РФ.

Одновременно сторонам следует разъяснять последствия отказа от производства экспертизы; а также последствия уклонения от производства экспертизы, предусмотренные частью 3 статьи 79 ГПК РФ.

Рассмотрение некоторых категорий дел, например: об установлении отцовства, возмещении вреда здоровью, признании лица недееспособным, возмещении ущерба от дорожно-транспортного происшествия, признании завещания недействительным по мотивам подписания его не завещателем, а иным лицом, либо по мотивам нахождения завещателя на момент составления завещания в психическом состоянии, не позволявшем ему отдавать отчет в своих действиях и руководить ими, расторжении договора купли-продажи в связи со скрытыми недостатками переданного по договору имущества, в том числе дела о защите прав потребителей в отношении технически сложных вещей, - крайне затруднительно либо даже невозможно без получения соответствующих экспертных заключений, поэтому вопрос о проведении таких экспертиз должен разрешаться судом на самых ранних стадиях рассмотрения дела, в том числе на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Управлением Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Красноярском крае в 2008 году выпущен "Сборник материалов по работе с экспертными учреждениями для судов Красноярского края", в котором содержатся методические рекомендации судьям при назначении экспертиз в экспертных учреждениях Красноярского края, указаны сроки проведения отдельных видов экспертных исследований.

Указанный Сборник поступил в распоряжение судов края, в связи с чем нет необходимости останавливаться на нем подробнее.

Также в свободной продаже существует значительное количество различных методических пособий и рекомендаций по производству отдельных видов экспертиз, которые судьи беспрепятственно могут использовать в своей работе.

Однако здесь следует отметить следующее.

Судьи районных судов края должны уяснить себе то, что помимо назначения экспертизы по делу и постановки вопросов перед экспертами они несут всю полноту ответственности и за организацию проведения такой экспертизы.

На практике это означает, что при обсуждении вопроса о назначении экспертизы суд должен четко и недвусмысленно разъяснить сторонам сроки проведения такой экспертизы и возможность приостановления на это время производства по делу, ее стоимость и порядок оплаты, а также другие особенности ее производства, например: необходимость личной явки в экспертное учреждение, сдачи образцов для сравнительного исследования или представления необходимых документов.

Следовательно, всякий раз при разрешении вопроса о назначении экспертизы суд должен получить такую информацию из экспертного учреждения, довести ее до сторон, после чего, с учетом их мнения, разрешить вопрос о проведении такой экспертизы.

Думается, что для этого целесообразно было бы объявлять перерыв в судебном заседании либо откладывать судебное заседание на незначительное время.

Необходимость такого рода действий суда вызывается, в частности, многочисленными отказами лиц, участвующих в деле, от оплаты назначенной экспертизы, поскольку они до ее назначения не были осведомлены о ее высокой стоимости или невозможности ее производства, в силу отсутствия у сторон необходимых для экспертного исследования материалов, отдаленностью экспертного учреждения при обязательности личной явки в него.

По крайней мере, детальное информирование сторон об их издержках при производстве экспертизы, а также иных возложенных в связи с этим на них обязанностях позволит значительно снизить число дел, возвращаемых в суды после длительного нахождения в экспертных учреждениях без производства по ним экспертиз, уменьшить число жалоб на длительное рассмотрение дела или необоснованное приостановление производства по делу.

Здесь же необходимо в который раз обратить внимание судов на то, что определение о назначении экспертизы может быть обжаловано в суде второй инстанции отдельно от решения суда только в части приостановления производства по делу, если указание на это содержится в резолютивной части определения, и возложении расходов на проведение такой экспертизы.

По делу о разделе наследственного имущества между Д. и Д. 14 декабря 2006 года была назначена экспертиза определения рыночной стоимости объекта недвижимого имущества.

18 декабря 2006 года на данное определение поступила частная жалоба Д. в связи с тем, что последний был не согласен с проведением экспертизы в учреждении, назначенном судом.

Определением суда от 19 декабря 2006 года данная жалоба была правомерно возвращена лицу, ее подавшему, поскольку, как правильно указал суд, доводы частной жалобы не касаются приостановления производства по делу и распределения судебных расходов, а иные основания для обжалования определения суда о назначении экспертизы процессуальным законодательством не предусмотрены.

Однако имеются и обратные примеры:

В ходе рассмотрения дела по иску Т. к индивидуальному предпринимателю М. о защите прав потребителей суд 26 сентября 2007 года назначил судебно-техническую экспертизу для определения причин неисправности приобретенного истцом холодильника.

Т. обжаловал указанное определение в части назначения экспертизы как незаконное, поскольку экспертиза холодильника якобы уже была проведена ранее.

Как следствие, 19 ноября 2007 года дело было снято с кассационного рассмотрения Судебной коллегией по гражданским делам Красноярского краевого суда и возвращено в суд первой инстанции, поскольку определение суда в части назначения экспертизы обжалованию в кассационном порядке не подлежит.

Следует констатировать, что двухмесячное хождение дела по судебным инстанциям процесс и качество его рассмотрения явно не улучшило.

По иску Н. к В. об установлении отцовства и взыскании алиментов судом 5 июня 2007 года была назначена молекулярно-генетическая экспертиза.

В. принес на определение о назначении экспертизы частную жалобу, указав, что назначение экспертизы является незаконным, поскольку об ее проведении никто из сторон не ходатайствовал.

4 июля 2007 года определением Судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда дело было также снято с кассационного рассмотрения по аналогичным основаниям.

В ходе рассмотрения дела по иску Ш. к Л. о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, судом 12 февраля 2007 года было вынесено определение о производстве автотехнической экспертизы.

Представитель Ш. принес на указанное определение частную жалобу, в которой просил его отменить, ссылаясь на то, что обстоятельства, для выяснения которых была назначена экспертиза, уже установлены решением мирового судьи.

16 апреля 2007 года дело было снято с кассационного рассмотрения по указанным выше основаниям.

В 2007 году имелись и другие примеры необоснованного назначения дел в суд кассационной инстанции с жалобами на определения о назначении экспертиз, не касающимися приостановления производства по делу и распределения расходов по проведению экспертизы.

При этом следует отметить, что Судебной коллегией по гражданским делам Красноярского краевого суда ежегодно готовятся и публикуются обзоры практики снятия дел с кассационного рассмотрения, в которых неизменно указывается на недопустимость назначения дел в суд кассационной инстанции с жалобами на определения о назначении экспертиз, не касающимися приостановления производства по делу и распределения расходов по проведению экспертизы.

Поскольку и в 2008 году дела с такого рода жалобами продолжали поступать в Красноярский краевой суд, следует признать, что отдельные судьи районных (городских) судов такие обзоры не изучают.

Поскольку необоснованное назначение дел к слушанию в суде кассационной инстанции свидетельствует, как правило, о ненадлежащем отношении судей и председателей судов к своим обязанностям, а кроме того, влечет за собой не вызванную необходимостью явку сторон по делу в краевой суд, связанную со значительными подчас расходами на проезд, возможно, в таких случаях следует ставить вопрос о дисциплинарной ответственности недобросовестных судей и председателей судов путем вынесения в их адрес частных определений.

Думается, что при обжаловании определения о назначении экспертизы в части приостановления производства по делу или распределения расходов по ее оплате, с учетом особенностей дела, целесообразно было бы направлять в суд кассационной инстанции надлежащим образом заверенные копии материалов дела, касающиеся назначения экспертизы и приостановления производства по делу (копию иска или заявления, копии протоколов и соответствующих письменных ходатайств, заверенные подписью судьи и синим мастичным оттиском печати), с подлинниками частной жалобы и обжалуемого определения, так как даже в случае отмены определения в части приостановления производства по делу экспертиза подлежит проведению. Это существенно сократило бы сроки направления дела для производства экспертизы, поскольку исключило бы время его пересылки и нахождения в суде второй инстанции.

При производстве комплексных и сложных экспертиз судам первой инстанции следует иметь в виду, что руководитель экспертного учреждения, которому поручено производство экспертизы, не вправе самостоятельно, без согласования с органом, назначившим экспертизу, привлекать к ее производству лиц, не состоящих в штате данного экспертного учреждения, в связи с чем при назначении таких экспертиз целесообразно было бы указывать о возложении на руководителя экспертного учреждения обязанности определения состава экспертной комиссии с возможностью привлечения специалистов, не состоящих в штате учреждения.

Также следует иметь в виду, что проведение ряда экспертиз возможно не только в Красноярской лаборатории судебной экспертизы Минюста РФ, где сроки производства экспертиз носят весьма продолжительный характер из-за чрезмерной загруженности экспертов, а и в других экспертных учреждениях, с учетом мнения сторон, которых следует поставить об этом в известность.

Так, по делу по иску ЗАО "Банк Русский Стандарт" к В. о взыскании задолженности по кредитному договору почерковедческая экспертиза была назначена и проведена в сжатые сроки в экспертном центре ООО "Производственная фирма ТРиМ".

На основании указанной экспертизы в иске было отказано, поскольку подпись от имени В. в договоре банковского кредита была выполнена не ответчиком.

Решение по делу истцом не обжаловалось, что свидетельствует о достаточном профессиональном уровне проведения почерковедческой экспертизы.

Кроме того, судам первой инстанции при назначении и производстве экспертиз по делу следует уделить особое внимание процессу сбора необходимых для проведения экспертизы документов.

Для этого следует достоверно установить, какие именно документы необходимы для проведения той или иной экспертизы, где они находятся, одновременно с назначением экспертизы истребовать такие документы.

В качестве отрицательного примера можно привести дело Ачинского городского суда.

К. обратилась с иском к ЗАО Страховое общество "Надежда", Т. о возмещении вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием.

14 ноября 2006 года судом для определения степени утраты истицей трудоспособности была назначена судебно-медицинская экспертиза, производство которой было поручено Красноярскому бюро судебно-медицинских экспертиз.

20 декабря 2006 года после истребования судом медицинских документов из лечебных учреждений г. Ачинска дело было направлено в экспертное учреждение.

22 марта 2007 года судом направляется запрос в Ачинское зональное бюро СМЭ о предоставлении медицинского дела об установлении К. группы инвалидности.

Как следует из запроса, о наличии такого дела суду было известно до назначения экспертизы.

Таким образом, подготовка к проведению экспертизы по данному делу составила свыше 4 месяцев, что в условиях нахождения всех необходимых документов в пределах г. Ачинска нельзя признать обоснованным сроком.

В материалах дела зачастую отсутствуют сопроводительные письма, которыми дела направлялись в экспертные учреждения, а также сопроводительные письма, которыми дела возвращались из экспертных учреждений, что не позволяет определить сроки, в течение которых дела фактически находились без движения.

В качестве положительных примеров грамотных и разумных действий судей при подготовке и проведении экспертиз можно привести:

З. обратилась с иском к муниципальному учреждению г. Красноярска "Управление капитального строительства" и ЗАО "Сибагропромстрой" о возмещении ущерба, причиненного незаконным сносом ее гаража.

В ходе рассмотрения дела для установления размера ущерба судом по ходатайству истицы 26 февраля 2007 года была назначена судебно-строительная экспертиза, производство которой было поручено Красноярской лаборатории судебной экспертизы Минюста РФ, дело было направлено в экспертное учреждение на следующий день.

В соответствии с письмом экспертного учреждения производство экспертизы было возможно не ранее 2 квартала 2008 года в связи с загруженностью экспертов.

По ходатайству истицы от 16 марта 2007 года 20 марта 2007 года дело было отозвано из экспертного учреждения, 9 апреля 2007 года по делу было проведено судебное заседание, в ходе которого на обсуждение сторон был поставлен вопрос о возможности проведения экспертизы в другом экспертном учреждении.

С учетом мнения сторон, экспертиза была в тот же день назначена ООО "Региональный институт оценки и управления недвижимостью", 10 апреля 2007 года дело было направлено в указанное экспертное учреждение, откуда с заключением поступило 16 апреля 2007 года, в тот же день производство по делу было возобновлено.

23 июля 2007 года в суд поступило заявление А. об установлении отцовства С. в отношении ее сына и взыскании алиментов.

31 июля 2007 года судом в ходе судебного заседания была назначена судебно-медицинская экспертиза спорного отцовства методом молекулярной генетики. В этот же день копия определения о назначении экспертизы была направлена в экспертное учреждение, как следствие, экспертиза, носящая сложный и достаточно длительный характер из-за особенностей ее производства, была проведена до 18 октября 2007 года, а 7 ноября 2007 года по делу уже было вынесено решение об удовлетворении заявленных требований.

31 января 2007 года Н. обратилась в суд с заявлением о признании своего супруга Н. недееспособным.

1 февраля 2007 года было вынесено определение о подготовке гражданского дела к судебному разбирательству.

После истребования необходимых документов судьей на стадии подготовки дела к судебному разбирательству 27 февраля 2007 года была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, материалы дела направлены в экспертное учреждение 6 марта 2007 года.

21 марта 2007 года экспертиза была проведена, 30 марта 2007 года производство по делу возобновлено, 11 апреля 2007 года вынесено решение по делу о признании Н. недееспособным.

К. обратилась к Ш. с иском об установлении отцовства и взыскании алиментов, 23 ноября 2006 года судом с согласия сторон была назначена судебно-медицинская экспертиза спорного отцовства методом молекулярной генетики. В определении было указано о необходимости явки сторон в экспертное учреждение для забора крови.

В связи с неявкой сторон в экспертное учреждение судом 12 января 2007 года сторонам было направлено извещение о необходимости их явки для производства экспертизы в срок до 1 февраля 2007 года.

Поскольку в указанный срок стороны для сдачи анализов в экспертное учреждение не явились, дело было истребовано из экспертного учреждения и 12 февраля 2007 года производство по делу было возобновлено, решение было принято по имеющимся доказательствам.

ООО "Моторс холдинг" обратилось с иском к Ж., ООО "Стэка" о взыскании суммы займа.

В ходе рассмотрения дела по ходатайству Ж. по делу 18 июня 2007 года была назначена судебно-почерковедческая экспертиза, оплата которой была возложена на Ж.

По сообщению Красноярской лаборатории судебной экспертизы Минюста РФ, экспертиза проведена 10 августа 2007 года, однако ответчик уклоняется от ее уплаты.

14 августа 2007 года суд своим определением разрешил оплату экспертизы истцу, ходатайствовавшему об этом, в результате чего экспертное заключение уже 20 августа 2007 года поступило в распоряжение суда и 22 августа 2007 года производство по делу было возобновлено.

В ходе рассмотрения дела по иску Е. к А. о возмещении ущерба от дорожно-транспортного происшествия судом 3 июля 2006 года была назначена судебная автотехническая экспертиза, производство которой было поручено Красноярской лаборатории судебной экспертизы Минюста РФ. Расходы по производству экспертизы в размере 1035 рублей были возложены в равных долях на истца и ответчика.

В связи с длительным производством экспертизы судом в экспертное учреждение было направлено письмо с просьбой ускорить ее выполнение, с указанием на своевременную оплату ее производства сторонами с приложением копий платежных поручений.

После направления такого письма экспертиза была произведена и дело возвращено в суд с указанием на понесенные экспертным учреждением дополнительные расходы в размере 4030 рублей, которые после возобновления производства по делу и ознакомления сторон с заключением экспертизы, в связи с надлежащими разъяснениями суда были также оплачены сторонами.

20 ноября 2006 года судом по ходатайству ответчика была назначена судебная автотехническая экспертиза для определения механизма дорожно-транспортного происшествия для разрешения спора о возмещении ущерба от дорожно-транспортного происшествия.

22 ноября 2006 года дело было направлено Красноярской лаборатории судебной экспертизы Минюста РФ, откуда поступило с экспертным заключением 7 марта 2007 года, а 9 марта 2007 года производство по делу было возобновлено.

Указанное свидетельствует о том, что в тех случаях, когда суд занимается контролем за процессом производства экспертизы и ее оплатой, все возникающие проблемы возможно разрешить оперативным путем, что ведет к значительной экономии срока рассмотрения дела.

В качестве обратных примеров можно привести дело по заявлению Медико-санитарной части N 42 г. Зеленогорска о признании Ш. недееспособной.

17 января 2006 года по данному делу была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, в этот же день копия определения была направлена МСЧ-42 г. Зеленогорска, которой было поручено проведение экспертизы.

Экспертиза объемом 1,5 печатных листа была изготовлена лишь 15 декабря 2006 года.

В деле имеется всего одно напоминание в адрес экспертного учреждения, датированное 22 ноября 2006 года.

С учетом того, что средний срок производства судебно-психиатрической экспертизы в г. Зеленогорске составляет в среднем не более одного месяца, следует признать, что судьба дела 9 месяцев председательствующего по делу не интересовала.

17 марта 2005 года в суд поступило исковое заявление Г. о признании недействительным завещания ее покойного мужа и свидетельств о праве на наследство, выданных в соответствии с завещанием, в связи с тем, что подпись в завещании выполнена не ее покойным мужем.

7 апреля 2005 года представителем ГУ Федеральной регистрационной службы по Красноярскому краю, участвующим в деле в качестве ответчика, было заявлено ходатайство об отказе в удовлетворении исковых требований в связи с пропуском истицей срока исковой давности.

В этот же день судом по делу была назначена судебная почерковедческая экспертиза, производство которой затянулось до 9 июня 2007 года, поскольку судом не предпринималось существенных усилий для получения документов, содержащих образцы почерка покойного мужа истицы.

В соответствии с заключением экспертизы подпись в завещании выполнена завещателем.

9 ноября 2007 года по делу было вынесено решение об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

При этом в решении было указано, что в удовлетворении заявленных требований следует отказать по причине пропуска истицей срока исковой давности, поскольку свидетельство о праве на наследство истице было выдано в 1997 году.

Не вдаваясь в оценку законности вступившего в законную силу решения, не проходившего проверку в суде второй инстанции, следует отметить, что обстоятельства, свидетельствующие о пропуске истицей срока исковой давности, на которые сослался суд в своем решении, были известны с момента поступления дела в суд, соответствующее ходатайство о пропуске такого срока было заявлено через месяц после принятия дела судом к своему производству, таким образом, исходя из мотивировки необходимости отказа в заявленных требованиях, приведенной в решении суда, двухлетнее производство почерковедческой экспертизы по делу ничем не оправдано.

Ш. обратилась с иском к Е. о взыскании денежных средств, переданных по предварительному договору купли-продажи квартиры.

В судебном заседании суду были представлены аудиокассета, на которой был записан разговор между Ш. и Е. о продаже квартиры, и распечатка указанного разговора, которые были приобщены к материалам дела.

Представителем истца было заявлено ходатайство о проведении судебной фоноскопической экспертизы для определения участников беседы.

После производства такой экспертизы суд в решении указал, что данная беседа не подтверждает доводов истца, так как носит неконкретный характер и из нее нельзя сделать какие-либо определенные выводы.

Между тем указанное следовало и из распечатки разговора, представленной суду стороной истца, аутентичность и содержание которого никто из участников не оспаривал.

При рассмотрении дела по иску К. к ЗАО Страховая группа "Спасские ворота" суд 7 ноября 2006 года, вынося определение о назначении по делу судебной автотехнической экспертизы, в определении не указал, на кого возложена обязанность по ее оплате.

20 декабря 2006 года в суд из Красноярской лаборатории судебной экспертизы Минюста РФ поступило письмо о необходимости оплаты 1040 рублей в срок до 15 января 2006 года.

Суд, за пределами предоставленного для оплаты срока, письмом от 16 января 2007 года возложил обязанность по оплате экспертизы на ЗАО Страховая группа "Спасские ворота".

Более чем трехнедельную задержку с отправкой письма о необходимости оплаты экспертизы, по всей видимости, нельзя признать вызванной объективными причинами.

А. обратился с иском к ГУ КРО Фонда социального страхования РФ о взыскании затрат на лечение и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что в результате травмы на производстве ему была произведена операция по протезированию тазобедренного сустава.

Определением от 8 мая 2007 года по делу была назначена медико-социальная экспертиза, производство которой было поручено ФГУ Главное бюро медико-социальной экспертизы по Красноярскому краю.

19 июня 2007 года дело из экспертного учреждения было возвращено, поскольку, как обоснованно указано в сопроводительном письме, вопросы, поставленные перед экспертами, о степени тяжести полученной травмы и необходимости протезирования сустава относятся к компетенции судебно-медицинских экспертов, которыми в дальнейшем по определению суда и была проведена экспертиза.

Т. обратилась в суд с иском к МУЗ родильный дом N 5 г. Красноярска о взыскании компенсации морального вреда в связи с диагностической ошибкой врачей при ультразвуковом исследовании плода.

Судом по ходатайству истицы 21 августа 2006 года была назначена судебно-медицинская экспертиза, проведение которой было поручено ГУ Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии Российской академии наук, куда было направлено дело со всеми медицинскими документами.

Через месяц дело из г. Москвы возвращено в суд в связи с тем, что Центр не имеет лицензии на производство судебно-медицинских экспертиз, следовательно, проводить их не вправе.

21 ноября 2006 года указанная экспертиза была назначена Российскому центру судебно-медицинской экспертизы, также находящемуся в г. Москве, куда было вновь направлено дело.

После длительной переписки с этим экспертным учреждением 5 июля 2007 года производство по делу было возобновлено, так как истица отказалась от оплаты экспертизы в размере 21559 рублей, ссылаясь на свое тяжелое материальное положение.

Думается, что предварительное выяснение того, занимается ли то или иное учреждение производством отдельных экспертиз, стоимости таких экспертиз и готовности их оплатить лицом, ходатайствовавшим о производстве экспертизы, позволит существенно сократить сроки проведения экспертиз, а также расходы по пересылке дел в экспертные учреждения и обратно.

27 июля 2006 года судом была назначена судебно-почерковедческая экспертиза по делу по иску П. и других к Л. о взыскании суммы.

Производство указанной экспертизы было поручено Красноярской лаборатории судебной экспертизы Минюста РФ, куда дело поступило 8 августа 2006 года.

Экспертиза была проведена 20 августа 2007 года в связи с большой загруженностью эксперта. Заключение эксперта составило 4,5 печатных листа.

В то же время Советским районным судом рассматривалось дело о взыскании В. денежных средств по договору займа с 3., по которому 28 ноября 2006 года была назначена судебно-почерковедческая экспертиза, однако ее производство суд поручил Экспертно-криминалистическому центру ГУВД Красноярского края.

Как итог, 19 декабря 2006 года суд уже имел в своем распоряжении заключение судебно-почерковедческой экспертизы.

Рассматривая дело о признании П. недееспособной, суд 22 октября 2007 года назначил амбулаторную судебно-психиатрическую экспертизу, заключение которой за N 100/07 датировано 30 августа 2007 года, то есть датой, когда в производстве суда еще не имелось самого заявления, поступившего 8 октября 2007 года.

О том, что это не опечатка, свидетельствует то обстоятельство, что по определению той же судьи от 29 октября 2007 года по делу о признании недееспособной О. изготовлено заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы за N 65/07, датированное 3 августа 2007 года, тогда как заявление о признании О. недееспособной поступило в суд 16 октября 2007 года.

При этом и в судебных документах датой производства экспертиз признается август 2007 года.

По делу о признании недееспособной К. судебно-психиатрическая экспертиза была назначена 31 мая 2007 года (в день принятия заявления на личном приеме), а произведена, как следует из текста экспертного заключения, 30 мая 2007 года.

Решением от 4 июня 2007 года К. признана недееспособной.

Логического объяснения этому найти не удалось, и, по-видимому, для этого потребуется проверка взаимодействия Зеленогорского городского суда и экспертного учреждения.

По меньшей мере, можно констатировать, что при признании гражданина недееспособным на основании таких экспертиз, Зеленогорским городским судом игнорируются даже последние процессуальные формальности. При этом данные дела, с учетом особенностей субъектного состава, а также целей, которые могут быть достигнуты недобросовестными заявителями при обращении с заявлением о признании лица недееспособным, не следует относить к категории простых дел, поскольку следует признавать, что необоснованное или незаконное признание лица недееспособным может повлечь далеко идущие последствия, в том числе и для председательствующего по делу судьи.

Исходя из вышесказанного, судьям районных (городских) судов края следует четко уяснить, что при подготовке дела к судебному разбирательству, выполняя возложенную частью 2 статьи 56 ГПК РФ на суды обязанность по определению юридически значимых обстоятельств (распределяя и разъясняя обязанность доказывания), необходимо особо выделять те обстоятельства, которые не могут быть разрешены без проведения экспертизы, ставить вопрос о возможности проведения экспертизы на обсуждение сторон, разъяснять лицам, участвующим в деле, последствия непроведения экспертизы, а также последствия от ее отказа и уклонения от ее производства, однако с учетом того, что само назначение экспертизы, по общему правилу, может быть произведено только по ходатайству лиц, участвующих в деле.

Указанные обстоятельства, а также обязанность по их доказыванию, которое может быть осуществлено, в том числе, и путем производства экспертизы, а также последствия непроведения экспертизы, последствия от ее отказа и уклонения от ее производства должны быть четко зафиксированы в определении о подготовке дела к судебному разбирательству, протоколах отдельных процессуальных действий, совершенных на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (пункты 1 - 3 части 1 статьи 150 ГПК РФ), протоколах судебного заседания.

При необходимости проведения экспертизы по делу до ее назначения необходимо выяснить перечень экспертных учреждений, проводящих данный вид экспертных исследований, сроки проведения в них экспертизы, ее стоимость, перечень необходимых образцов, материалов и так далее, необходимых для проведения экспертизы, необходимость личной явки для проведения экспертизы сторон либо иных лиц, перечень вопросов, какие могут быть поставлены на разрешение экспертов по данному виду экспертиз. Желательно также получить проект договора экспертного учреждения со стороной, на которую может быть возложена обязанность по оплате экспертизы.

Указанную информацию следует доводить до сведения лиц, участвующих в деле, при обсуждении ходатайства о назначении экспертизы, четко фиксируя их позиции в протоколе, при этом следует разъяснить все обязанности, которые могут быть возложены на сторону в связи с производством экспертизы по делу, а также правовые последствия, которые могут наступить в случае непроведения такой экспертизы или уклонения от ее проведения. После чего, с учетом занятой сторонами позиции, разрешать вопрос об удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы либо об отказе в удовлетворении такого ходатайства.

При очевидной необходимости производства экспертизы по делу надлежит принять меры к тому, чтобы заранее истребовать необходимые для ее производства материалы (истории болезни, медицинские карты, документы, содержащие образцы почерка, административные и уголовные дела и так далее).

Разрешая вопрос о назначении экспертизы в то или иное экспертное учреждение, необходимо избирать экспертное учреждение, способное провести надлежащее и достоверное экспертное исследование в максимально сжатые сроки.

После вынесения определения о назначении экспертизы, учитывая, что в части назначения экспертизы оно вступает в законную силу немедленно, поскольку кассационному обжалованию, как было указано выше, не подлежит, следует незамедлительно разрешить все вопросы, связанные с направлением дела, а также всех необходимых образцов и материалов в экспертное учреждение, при наличии необходимости известить стороны о времени явки в экспертное учреждение, предоставления туда находящихся у них образцов и материалов.

В случае поступления частной жалобы на определение о назначении экспертизы в части приостановления производства по делу или распределения расходов по ее оплате необходимо разрешить вопрос о выделении из дела необходимых для оценки законности приостановления производства или распределения расходов на экспертизу материалов, после чего, заверив их надлежащим образом и выполнив действия, предусмотренные статьями 341 - 343 ГПК РФ, направить их в суд кассационной инстанции, не прерывая и не приостанавливая производство экспертизы по делу.

В ходе производства экспертизы следует постоянно контролировать ход ее проведения, оперативно разрешая вопросы предоставления в экспертное учреждение дополнительных материалов, явки туда для исследования необходимых лиц, дополнительной оплаты экспертизы.

После окончания производства экспертизы или возвращения дела без ее проведения (при уклонении сторон от явки, предоставления образцов, отсутствия оплаты) необходимо незамедлительно возобновлять производство по делу, назначая судебное заседание.

Все сопроводительные документы, касающиеся истребования необходимых для производства экспертизы образцов и материалов, их получения судом, направления дела в экспертное учреждение, его возвращения оттуда, а также вся касающаяся производства экспертизы переписка подлежит обязательному приобщению к материалам дела с указанием дат, номеров исходящей и входящей корреспонденции.

Подводя итоги обзора, необходимо еще раз отметить то обстоятельство, что назначение и проведение экспертиз по гражданским делам неразрывно связано со стадией подготовки дела к судебному разбирательству, поскольку уже на этой стадии в большинстве случаев возможно определить, необходимо ли проведение экспертизы по делу, что это за экспертиза, какое экспертное учреждение проводит данный вид экспертиз.

Понимание судьей указанных моментов свидетельствует о его профессионализме при рассмотрении той или иной категории дел.

Обратная ситуация, когда экспертизы назначаются после нескольких месяцев рассмотрения дела, перед экспертами ставятся вопросы, ответы на которые не могут повлиять на оценку судом сложившейся ситуации, потребовавшей производства экспертизы, дела направляются в экспертное учреждение, не занимающееся производством данного вида экспертизы, или без документов, в отсутствие которых производство экспертизы невозможно, свидетельствует о низкой грамотности судьи при рассмотрении той или иной категории дел.

В соответствии с пунктом 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.06.2008 N 12 "О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса, регулирующих производство в суде кассационной инстанции", если при рассмотрении дела суд кассационной инстанции установит, что судом первой инстанции не проводилась подготовка дела к судебному разбирательству либо такая подготовка была проведена не в полном объеме, что привело к неправильному рассмотрению дела или к нарушению сроков его рассмотрения, суду кассационной инстанции необходимо реагировать на допущенные нарушения вынесением частного определения.

Таким образом, те дела, где необходимость назначения экспертизы с очевидностью требовалась еще на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, однако такая экспертиза была назначена лишь на стадии рассмотрения дела, по всей видимости, также не будут оставляться без внимания суда кассационной инстанции.

 

Обзор подготовили:

 

Заместитель председателя

Красноярского краевого суда

С.В.АСТАШОВ

 

Судья

Красноярского краевого суда

И.Н.ЗИНЧЕНКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь