Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 декабря 2008 г. по делу N 33-1370

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу Г. дело по иску Костромской квартирно-эксплуатационной части к Г.А., С. и С.Д. о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения,

 

установила:

 

Костромская квартирно-эксплуатационная часть обратилась в суд с иском к Г.А., С. и несовершеннолетнему С.Д., 24.04.1992 рождения, о выселении из служебной квартиры дома по ул. Новополянской в г. Костроме без предоставления другого жилого помещения, мотивируя тем, что Г.А. проходил военную службу по контракту в войсковой части 62297 в г. Костроме. В период исполнения обязанностей военной службы ему на семью в составе трех человек: жену С. и сына С.Д. на основании ордера от 21.07.2003 N 578, постановления Администрации г. Костромы от 23.04.2003 N 1521 была предоставлена двухкомнатная служебная квартира общей площадью 55 кв. м по указанному адресу. На основании приказа командира войсковой части 65451 от 14.08.2006 N 019-ПМ Г.А. досрочно уволен из рядов Вооруженных Сил РФ по состоянию здоровья (пп. "в" п. 1 ст. 51 ФЗ "О воинской обязанности и военной службе"), а приказом командира в/ч 62297 от 15.08.2006 N 186 - исключен из списков личного состава части и направлен для постановки на воинский учет в военный комиссариат г. Костромы. Общая продолжительность военной службы Г.А. в Вооруженных Силах РФ составляет 9 лет и 1 месяц. В соответствии со ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих" он и его семья должны освободить жилое помещение, которое в соответствии с Инструкцией о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом МО РФ от 15 февраля 2000 г. N 80, подлежит распределению между военнослужащими воинской части. В настоящее время ответчики уклоняются от своей обязанности по освобождению занимаемой служебной жилой площади и сдаче ее в Костромскую КЭЧ.

Судом к участию в деле в качестве третьего лица привлечен Комитет социальной защиты населения, опеки и попечительства по городскому округу г. Кострома.

Решением Ленинского районного суда г. Костромы от 5 ноября 2008 г. исковые требования Костромской квартирно-эксплуатационной части удовлетворены. Г.А., С., С.Д. выселены из служебной квартиры дома по ул. Новополянской г. Костромы без предоставления другого жилого помещения.

С Г.А. и С. взысканы в пользу Костромской квартирно-эксплуатационной части расходы по уплате госпошлины в размере 1000 руб. с каждого.

В кассационном представлении прокурор г. Костромы С.В. просит решение отменить как незаконное, поскольку судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела. Суд исходил из того, что Г.А. проходил военную службу в войсковой части 62297 по контракту, заключенному после 01.01.1998, а именно с 29.08.1998. При этом суд не учел, что согласно расчету выслуги лет Г.А., его служебной карточке он состоит на военной службе с 1987 г., следовательно, он должен быть обеспечен служебным помещением на первые пять лет военной службы в соответствии с п. 1 ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих". Выслуга лет Г.А. составляет 9 лет 1 месяц 13 дней, т.е. более 5 лет, поэтому ему должно быть предоставлено жилое помещение по договору социального найма. При таких обстоятельствах ответчики не могли быть выселены из занимаемого ими жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

В кассационной жалобе Г.А., С. и С.Д. также просят об отмене решения суда как незаконного. Считают Костромскую квартирно-эксплуатационную часть ненадлежащим истцом по делу, поскольку постановлением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом Костромской области дом по ул. Новополянской в г. Костроме передан в муниципальную собственность. Право владения, пользования и распоряжения квартирами, расположенными в этом доме, за исключением находящихся в собственности граждан, перешло к Администрации г. Костромы, которая как новый собственник спорной жилой квартиры вправе распоряжаться этой площадью, в т.ч. исключить из статуса служебной, или оставить статус служебной, не нарушая при этом прав проживающих там граждан, которым она была предоставлена на законных основаниях. Считают также, что суд неправомерно признал занимаемое их семьей жилое помещение служебным, поскольку после принятия решения о включении жилой площади в число служебных оно должно быть зарегистрировано в качестве такого в органах государственной регистрации недвижимости, тогда как истец и третье лицо таких доказательств не представили. Указывают, что в материалах дела имеется расчет выслуги лет Г.А., в котором в графе "Общая выслуга" указано 11 лет 6 месяцев 9 дней. А в п. 1 ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих" говорится именно об общей продолжительности (выслуге) военной службы, а не о календарном сроке службы. Г.А. указывает, что является участником боевых действий по поддержанию конституционного порядка в Чеченской Республике и пользуется всеми правами и льготами, предусмотренными п. 1 ст. 16 ФЗ "О ветеранах", в том числе правом на внеочередное обеспечение жильем (не служебным). А в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 16 ФЗ "О ветеранах" в редакции, действовавшей на момент предоставления ему жилой площади, предусматривалось безвозмездное предоставление жилых помещений ветеранам боевых действий в случае выселения из занимаемых ими служебных жилых помещений. Считает, что судом неправильно применена ст. 5 и ст. 13 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ".

В кассационной жалобе С. дополнительно указывает, что не согласна с выводом суда о том, что ответчики не относятся к категории лиц, которые не могут быть выселены без предоставления другого жилья, т.к. он не соответствует нормам материального права. Считает, что выселение несовершеннолетнего С.Д. нарушает ст. 27 Конвенции о правах ребенка, в результате чего он окажется на улице, к тому же отсутствие регистрации лишает ребенка бесплатной медицинской и социальной помощи. Указывает, что суд не исследовал обстоятельства, связанные с основанием увольнения Г.А. с военной службы, не рассмотрел и не отразил в решении вопросы, связанные со снятием Г.А. с учета нуждающихся в получении жилых помещений командованием части.

В возражениях относительно кассационных жалоб представители командира войсковой части 62297 Ч. и Костромской квартирно-эксплуатационной части Д. считают решение суда законным и обоснованным. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражений на них, выслушав Г.А. и его представителя адвоката Л., С. и ее представителя З., представителя Костромской КЭЧ Д., представителя в/ч 62297 Ч., а также прокурора С.Ю., не поддержавшую кассационное представление прокурора г. Костромы и полагавшую решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения.

Разрешая спор, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил нормы материального права к возникшим правоотношениям и не допустил нарушений норм процессуального права, которые привели или могли привести к вынесению незаконного решения.

Судом установлено и никем из участников процесса не оспаривается, что Г.А. проходил военную службу в в/ч 62297 по контрактам, заключенным 29.07.1998, 29.07.2001 и 29.07.2004. При этом в 2003 г. его семье была предоставлена служебная квартира по адресу: ул. Новополянская на основании служебного ордера, выданного 21.07.2003 Администрацией г. Костромы. Указанное жилое помещение было включено в число служебных постановлением Администрации г. Костромы от 23.04.2003 N 1521.

Приказом командира в/ч 65451 от 14.08.2006 Г.А. досрочно уволен с военной службы в запас по состоянию здоровья (пп. "в" п. 1 ст. 51 ФЗ "О воинской обязанности и военной службе"), а приказом командира в/ч 62297 от 15.08.2006 N 186 исключен из списка личного состава части.

Удовлетворяя заявленные требования о выселении семьи Г.А. из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, суд обоснованно исходил из следующего.

Согласно ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих" на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями обеспечиваются, в частности, прапорщики и мичманы, сержанты и старшины, солдаты и матросы, являющиеся гражданами, поступившие на военную службу по контракту после 1 января 1998 года, и совместно проживающие с ними члены их семей.

Военнослужащим - гражданам, обеспечиваемым на весь срок военной службы служебными жилыми помещениями, по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более предоставляются в собственность жилые помещения по избранному постоянному месту жительства в порядке, определяемом федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Военнослужащие - граждане, не указанные в настоящем абзаце, при увольнении с военной службы освобождают служебные жилые помещения в порядке, определяемом жилищным законодательством Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 11.11.2003 N 141-ФЗ).

Материалами дела подтверждено, что Г.А. поступил на военную службу по контракту, заключенному 29.07.1998, то есть после 01.01.1998. В этой связи суд пришел к правильному выводу о том, что в этом случае он мог быть обеспечен только служебным жилым помещением, договор найма которого прекращается в связи с увольнением с военной службы.

С доводами кассационной жалобы о том, что суд без достаточных оснований признал занимаемое семьей Г.А. жилое помещение служебным, согласиться нельзя, поскольку материалами дела с достоверностью подтвержден такой статус жилого помещения, выводы суда по указанному вопросу надлежащим образом мотивированы.

При разрешении спора суд правильно исходил из того, что общая продолжительность военной службы Г.А. (календарный срок службы) на момент увольнения составляла 9 лет 1 месяц 13 дней, а не 11 лет 6 месяцев 9 дней. Данный вывод подтвержден документально (л.д. 11, 14) и соответствует п. 7 ст. 3 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16.09.1999 N 1237, согласно которому определение общей продолжительности военной службы производится в календарном исчислении.

Судом проверялись и правильно признаны несостоятельными доводы ответчиков о том, что семья Г.А. не может быть выселена без предоставления другого жилого помещения.

Вывод суда о том, что ни сам Г.А., ни члены его семьи не относятся к категориям граждан, перечисленных в ч. 2 ст. 102, ч. 2 ст. 103 ЖК РФ, основан на материалах дела и по существу не оспаривается.

Поскольку спорные отношения возникли до введения в действие ЖК РФ, суд обоснованно руководствовался при рассмотрении дела ст. 13 ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации".

В соответствии с данной нормой закона граждане, которые проживают в служебных жилых помещениях и жилых помещениях в общежитиях, предоставленных им до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, состоят в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 51 Жилищного кодекса Российской Федерации на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, или имеют право состоять на данном учете, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления других жилых помещений, если их выселение не допускалось законом до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации.

Сославшись на положения ст. 107, 108 ЖК РСФСР, суд правильно исходил из того, что ответчики не относились и не относятся ни к одной из категорий лиц, перечисленных в ст. 108 ЖК РСФСР. Судом при этом установлено, что заболевание, в связи с которым Г.А. уволен с военной службы, хотя и получено им в период прохождения такой службы, но не связано с исполнением обязанностей по службе, а получено в быту, что подтверждается соответствующими материалами дела. В этой связи довод кассационной жалобы о том, что судом не исследован вопрос о причине увольнения ответчика, является необоснованным.

Судом дана правильная оценка и доводам ответчиков, основанным на положениях ст. 16 ФЗ "О ветеранах". То обстоятельство, что ответчик относится к категории ветеранов боевых действий, не является, как правильно указал суд, основанием к отказу в иске о выселении из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, поскольку не отнесено к числу таковых законом. Кроме того, норма подпункта 4 п. 1 ст. 16 ФЗ "О ветеранах", предусматривающая безвозмездное предоставление жилых помещений ветеранам боевых действий в случае выселения из занимаемых ими служебных жилых помещений, на которую ссылаются ответчики в обоснование своей позиции, утратила силу в связи с принятием ФЗ от 22.08.2004 N 122-ФЗ, то есть еще до увольнений Г.А. с военной службы. Обеспечение жильем такой категории граждан производится в соответствии с пп. 3 п. 1 ст. 16 ФЗ "О ветеранах".

Доводы кассационных жалоб по указанным выше вопросам выводы суда не опровергают, т.к. основаны на неправильном толковании норм материального права.

Судом сделан правильный вывод о том, что наличие в семье ответчиков несовершеннолетнего ребенка также не отнесено законом к числу оснований, препятствующих выселению из служебного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения.

Являются несостоятельными и доводы жалоб о том, что решение не может быть признано законным, поскольку судом не исследовались вопросы, связанные со снятием Г.А. с учета нуждающихся в получении жилых помещений, так как обеспечение жильем военнослужащих, заключивших контракт о прохождении военной службы после 01.01.1998, к числу которых относится и Г.А., производится в порядке, предусмотренном приведенной выше нормой ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих"; ответчик после заключения контракта на основании его заявления был поставлен в соответствующую очередь, а в 2003 г. был обеспечен служебным жилым помещением.

Нельзя согласиться и с доводами кассационного представления прокурора о том, что Г.А. должен быть обеспечен служебным помещением на первые пять лет военной службы в соответствии с п. 1 ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих", а при продолжении военной службы свыше указанных сроков (а его выслуга составляет 9 лет 1 месяц 13 дней) ему должно быть предоставлено жилое помещение на общих основаниях.

Действительно, в соответствии с п. 1 ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих" военнослужащим - гражданам, проходящим военную службу по контракту, заключившим контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года (за исключением курсантов военных образовательных учреждений профессионального образования), и совместно проживающим с ними членам их семей на первые пять лет военной службы предоставляются служебные жилые помещения или общежития. При продолжении военной службы свыше указанных сроков им предоставляются жилые помещения на общих основаниях.

Однако, как установлено судом, контракт о прохождении военной службы заключен Г.А. после 01.01.1998, следовательно, приведенная норма закона неприменима к возникшим правоотношениям.

Суд обоснованно не согласился с доводами ответчиков о том, что Костромская КЭЧ в связи с передачей жилого дома в муниципальную собственность является ненадлежащим истцом по делу. Всем доводам сторон по указанному вопросу судом дана надлежащая оценка, выводы суда мотивированы со ссылкой на нормы материального права (п. 5 ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих", п.п. 32, 33 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах РФ, Положение о Костромской квартирно-эксплуатационной части).

Находя доводы кассационных жалоб по указанному вопросу необоснованными, судебная коллегия учитывает, что Федеральный закон от 22.08.2004 N 122-ФЗ, которым внесены изменения в законодательные акты Российской Федерации и признаны утратившими силу некоторые законодательные акты Российской Федерации, не изменил положения ФЗ "О статусе военнослужащих", закрепляющего право на повторное заселение жилых помещений, ранее занимаемых другими военнослужащими и членами их семей и освободившихся за их выездом, реализация этого права не ставится в зависимость от принадлежности жилых помещений к государственному жилищному фонду. Судом обоснованно учтено и то, что Администрация г. Костромы считает Костромскую КЭЧ надлежащим истцом по делу.

Учитывая изложенное, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб и кассационного представления прокурора.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Ленинского районного суда г. Костромы от 5 ноября 2008 г. оставить без изменения, кассационные жалобы Г.А., С., С.Д. и кассационное представление прокурора г. Костромы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь