Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 декабря 2008 года

 

Надзорное производство N 44-Г-112/2008

 

I инст. Судья: Рогожин С.В.

II инст. Судьи: Корыстин С.А. (председ.)

В. (докл.)

М.А.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Кашириной Е.П.,

членов президиума Козловой Н.В., Смирнова В.П.,

Балакиной Н.В., С.

рассмотрел в заседании гражданское дело по надзорной жалобе Л.Т. на решение Центрального районного суда г. Челябинска от 30 января 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 13 мая 2008 года по иску Л.Т., действующей также в интересах несовершеннолетнего Л.Е. к ОАО "Государственная страховая компания <...> о возложении обязанности выплатить страховое возмещение.

Заслушав доклад судьи Карнауховой Т.А., объяснения представителей Л.Т. - М.Е. и К.С., поддержавших доводы надзорной жалобы, представителя компании <...> - П., полагавшего судебные постановления законными и обоснованными и возражавшего против доводов надзорной жалобы, президиум

 

установил:

 

Л.Т. обратилась в суд с иском к ответчику ОАО "Государственная страховая компания <...> (далее компания <...>) о взыскании страхового возмещения в сумме 2013000 руб. В обоснование иска сослалась на то, что 19 мая 2006 г. Л.Д. в связи с покупкой трехкомнатной квартиры в д. 45 по Комсомольскому проспекту в г. Челябинске заключил с ответчиком комбинированный договор ипотечного страхования, предметом которого, в том числе, являлась жизнь страхователя. В период действия договора страхования 29 марта 2007 г. в гараже 17 ГСК "Ракета" по ул. Набережной в г. Челябинске произошло страховое событие - смерть Л.Д., наступившая вследствие отравления окисью углерода. На обращение истицы к ответчику о выплате страхового возмещения страховщик 18 июня 2007 г. ответил отказом, сославшись на то, что смерть страхователя не является страховым случаем, так как произошла в результате алкогольного опьянения страхователя.

При рассмотрении дела истица уточнила исковые требования, заявив их также в интересах несовершеннолетнего сына, и просила взыскать страховое возмещение в пользу ОАО <...>, являющегося выгодоприобретателем по договору страхования.

Представитель ОАО <...> в судебное заседание не явился. Представил отзыв, в котором просил взыскать страховое возмещение в пользу ОАО <...>.

Решением Центрального районного суда г. Челябинска от 30 января 2008 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 13 мая 2008 года, в иске Л.Т. отказано.

В надзорной жалобе Л.Т. просит отменить судебные постановления, ссылаясь на то, что судом первой и кассационной инстанции допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права.

Определением судьи Челябинского областного суда К.Т. от 12 декабря 2008 года гражданское дело передано в суд надзорной инстанции для рассмотрения по существу.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены и изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального и процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Обсудив доводы надзорной жалобы и определения о передаче дела в суд надзорной инстанции, проверив материалы дела, президиум считает необходимым отменить судебные постановления.

В соответствии со ст. 929 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы).

Как установлено судом, и эти обстоятельства не оспариваются сторонами, 19 мая 2006 г. ООО КБ "Юниаструм Банк" и Л.Д. заключили кредитный договор, по которому банк предоставил Л.Д. кредит в сумме 1820000 руб. для приобретения кв. в д. 45 по Комсомольскому проспекту в г. Челябинске (л.д. 25 - 37). В тот же день Л.Д. приобрел указанную квартиру за 2500000 рублей (л.д. 64 - 66).

В целях обеспечения обязательства по кредитному договору между компанией <...> (страховщик) и Л.Д. (страхователь) был заключен комбинированный договор ипотечного страхования от 19 мая 2006 г. N (2)/34-000024-19/06. Согласно п. 1.2.1 договора предметом договора является страхование жизни и трудоспособности З. рисками по договору является, в том числе, смерть страхователя по любой причине, происшедшая в период действия договора (п. 3.1.1 договора).

Из Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 29 апреля 2007 года следует, что 29 марта 2007 года в гараже 17 ГСК "Ракета" обнаружен труп Л.Д., смерть которого наступила от отравления окисью углерода.

На обращение Л.Т. к страховщику о выплате страхового возмещения компания <...> письмом от 16 июня 2007 года N 552 отказала в выплате страхового возмещения, сославшись на отсутствие страхового случая в связи с тем, что смерть наступила от отравления окисью углерода, однако в крови имелся этанол в концентрации 3,3 промиле. При этом сослалась на пункт 5.1.4 договора.

Пунктом 5.1.4 договора предусмотрено, что не являются страховыми случаями события (в частности смерть застрахованного), если они произошли в результате алкогольного, токсического, наркотического опьянения страхователя, отравления страхователя в результате потребления им наркотических, сильнодействующих и психотропных веществ без предписания врача.

Согласно пункту 2 статьи 9 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" от 27 ноября 1992 года N 4015-1 (с последующими изменениями), пункту 1 статьи 929 и подпункту 2 пункта 1 статьи 942 Гражданского кодекса РФ, страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату.

В силу части 1 статьи 55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основании которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд сослался на то, что усматривает прямую причинно-следственную связь между действиями страхователя Л.Д. по употреблению алкоголя, повлекшими наступление у него тяжелой степени алкогольного опьянения, запустившего в закрытом гаражном боксе двигатель автомобиля и севшего за его управление, уснувшего, и его гибелью от отравления окисью углерода. И сделал вывод о том, что смерть Л.Д. произошла от отравления окисью углерода в результате алкогольного опьянения.

При этом сослался на консультацию специалиста врача-нарколога Д.М., который в судебном заседании пояснил, что имеющаяся концентрация этилового спирта в крови и моче Л.Д. соответствовала тяжелой степени алкогольного опьянения, при которой из-за ожога носоглотки парами алкоголя обоняние человека снижается, что препятствовало в рассматриваемом случае Л.Д. почувствовать запах выхлопных газов, содержащих окись углерода. Кроме того, состояние опьянения повлекло наступление сна погибшего.

С такими выводами суда первой инстанции согласился и суд кассационной инстанции. Однако этот вывод сделан с существенным нарушением норм материального и процессуального права, не соответствует материалам дела и фактическим обстоятельствам.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

Как указано в части 1 статьи 188 ГПК РФ, в необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- или видеозаписи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества).

Таким образом, из норм действующего законодательства следует, что задача специалиста в судебном заседании состоит в оказании содействия суду и лицам, участвующим в деле, в исследовании доказательств. Если из консультации специалиста следует, что имеются обстоятельства, требующие дополнительного исследования или оценки, суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства либо решить вопрос о назначении экспертизы. В отличие от заключения эксперта консультация специалиста не относится к доказательствам, так как специалист не проводит по поручению суда специального исследования предоставленных ему материалов с целью выявления сведений о фактах, относящихся к делу.

В своих показаниях специалист врач-нарколог Д.М. делает предположительный вывод о том, что если бы потерпевший не был пьян, то он не умер бы. Более того, на вопрос суда специалист ответил, что он не токсиколог и ничего не может пояснить по поводу отравления выхлопными газами (л.д. 207 оборот).

При наличии предположительного заключения, у суда не было оснований для категоричного вывода о том, что имеется прямая причинно-следственная связь между действиями страхователя Л.Д. по употреблению алкоголя, повлекшими наступление у него тяжелой степени алкогольного опьянения, и смертью. При таких обстоятельствах суду следовало обсудить вопрос о возможности проведения судебно-медицинской экспертизы по данному вопросу.

Между тем смерть Л.Д. от отравления окисью углерода подтверждена Постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 29 апреля 2007 года, заключением Челябинского отдела судебно-медицинских экспертиз N 1149 от 30 марта 2007 года, справкой о смерти. В документах указано, что непосредственной причиной смерти явилось отравление окисью углерода.

Не является ли смерть страхователя, наступившая от отравления окисью углерода, происшедшая в период действия договора, страховым случаем и отвечает ли она установленному в пункте 3.1.1 договора страхования от 19 мая 2006 г. N (2) 734-000024-19/06 понятию страхового случая, суд не обсудил.

Кроме того, суд оценил действия Л.Д. как грубую небрежность и посчитал, что в силу п.п. 6.1, 6.1.5 Правил комплексного ипотечного страхования ОАО "ГСК <...> (л.д. 135) указанное обстоятельство освобождает страховщика от ответственности.

Между тем такой вывод суда первой и второй инстанции сделан с существенным нарушением норм материального права.

Суд первой и кассационной инстанции не учел, что, в соответствии с п. 1 статьи 963 ГК РФ, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица, за исключением случаев, предусмотренных п.п. 2 и 3 настоящей статьи. Законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

В силу ст. 964 ГК РФ, если законом или договором страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения и страховой суммы, когда страховой случай наступил вследствие воздействия ядерного взрыва, радиации или радиоактивного заражения; военных действий, а также маневров или иных военных мероприятий; гражданской войны, народных волнений всякого рода или забастовок. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения за убытки, возникшие вследствие изъятия, конфискации, реквизиции, ареста или уничтожения застрахованного имущества по распоряжению государственных органов.

Таким образом, из приведенных норм ГК РФ следует, что возможность освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения при наступлении страхового случая может быть предусмотрена исключительно законом, в том числе и тогда, когда имела место грубая неосторожность страхователя или выгодоприобретателя.

Суд, оценивая действия Л.Д. как грубую небрежность, в решении не указал, какие именно действия являются грубой небрежностью. При этом на норму материального права, которая предусматривала бы возможность отказа от выплаты страхового возмещения по причине грубой небрежности, суд не сослался. Не учел, что такого основания для освобождения от выплат страхового возмещения в данном случае, как грубая небрежность, ни нормами ГК РФ, ни иным законом не предусмотрено, включение такого условия в договор страхования является ничтожным, противоречащим Гражданскому кодексу Российской Федерации и, соответственно, данное условие применяться не должно.

Отказывая в иске, суд также сослался на то, что в силу п. 1 ст. 934 ГК РФ право на получение страховой суммы по договору личного страхования принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор, т.е. выгодоприобретателю. Л.Т. не имеет права требовать от ответчика исполнения обязательства в пользу третьего лица - ОАО <...>, поскольку стороной по договору страхования она не является, требовать по нему исполнения права не имеет.

Однако суд при этом не учел требований пункта 2 статьи 9 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации", предусматривающего, что с наступлением страхового случая возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В материалах дела имеется ходатайство истицы о перечислении суммы страхового возмещения в пользу выгодоприобретателя ОАО <...> (л.д. 123), которое привлечено к участию в деле как третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований, и которое в отзыве ссылалось на то, что сумма подлежала перечислению на их счет.

Допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, приведшими к неправильному разрешению спора и служат основанием для отмены судебного постановления в порядке надзора, поскольку без отмены судебных постановлений невозможно восстановление прав истца.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 387, 390 ГПК РФ, президиум

 

постановил:

 

решение Центрального районного суда г. Челябинска от 30 января 2008 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 13 мая 2008 года отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председательствующий

Е.П.КАШИРИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь