Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 24 декабря 2008 г. N 44г-326/08

 

Президиум Санкт-Петербургского городского суда в составе:

Председателя Епифановой В.Н.

и членов президиума Богословской И.И., Павлюченко М.А., Кудряшовой В.В., Черкасовой Г.А., Яковлевой Т.И.,

рассмотрел в судебном заседании 24 декабря 2008 года гражданское дело N 2-180/08 по иску В. к ЗАО "Петербургстрой-Сканска", Ф., Ч. о признании сделки недействительной, расторжении соглашения, признании права собственности на квартиру на основании надзорной жалобы Ф., Ч. и определения судьи Санкт-Петербургского городского суда от 8 декабря 2008 года о передаче надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Заслушав доклад судьи Семеновой И.А., представителя Ф. и Ч. адвоката Лукавенко Н.А. (доверенности 78 ВИ N 145331 от 3 июня 2008 года сроком на 3 года и 78 ВИ N 145455 от 17 июня 2008 года сроком на 3 года), В.,

Президиум

 

установил:

 

на основании договора о долевом участии в инвестировании строительства от 30 октября 2001 года с ЗАО "Петербургстрой" В. являлся дольщиком в инвестировании строительства жилого дома по ул. Профессора Попова, 27 в Санкт-Петербурге с правом получения по окончании строительства квартиры проектной площадью 92,04 кв. м, жилой площадью 51,99 кв. м, под условным номером <...>.

После приема дома в эксплуатацию 2 сентября 2003 года между ЗАО "Петербургстрой-Сканска", В. и Ф. было заключено соглашение о перемене лиц в обязательстве, по которому В. (Дольщик-1) с согласия Общества передал Ф. (Дольщик-2) свои права и обязанности по вышеназванному договору.

Ф. обязалась компенсировать В. затраты по инвестированию в сумме 1 452 035 руб. 84 коп., понесенные им во исполнение договора (пункт 7).

В тот же день ЗАО "Петербургстрой-Сканска" передало Ф. квартиру по акту приема-передачи от 2 сентября 2003 года.

Право собственности на квартиру было зарегистрировано за Ф. 9 ноября 2004 года, о чем выдано свидетельство о государственной регистрации права.

По договору купли-продажи от 9 февраля 2007 года Ф. продала квартиру своей матери Ч.

6 июля 2007 года В. обратился в суд с иском о расторжении соглашения о перемене лиц в обязательстве, указывая, что несмотря на его неоднократные требования Ф. не выполнила свои обязательства по соглашению и не возместила ему затраты по инвестированию строительства в сумме 1 452 035 руб. 84 коп., в добровольном порядке расторгнуть соглашение отказалась, а также с требованиями о признании недействительным договора купли-продажи между Ф. и Ч. по основаниям ст. 170 ГК РФ как мнимой сделки, совершенной для вида, с целью не возвращать ему квартиру и признании за ним права собственности на спорную квартиру. В дальнейшем уточнил исковые требования, просил также применить последствия недействительности договора купли-продажи в виде признания недействительной государственной регистрации права собственности на квартиру за Ч.

Решением Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 15 апреля 2008 года иск удовлетворен, договор купли-продажи квартиры между Ф. и Ч. признан недействительным, расторгнуто соглашение о перемене лиц в обязательстве, право собственности на квартиру признано за В.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 октября 2008 года решение суда оставлено без изменений.

В надзорной жалобе ответчики просят состоявшиеся по делу судебные постановления отменить как не соответствующие нормам материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основанием для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении дела нижестоящими судами допущено существенное нарушение норм материального права.

Из материалов дела видно, что Ф., возражая против иска, указывала, что обязательства по соглашению ею были исполнены, В. за квартиру получена денежная сумма в размере 55 000 долларов США, покрывающая его затраты на инвестирование, в подтверждение чего он передал ей оригинал договора долевого участия с приложениями, дополнительными соглашениями, квитанциями об оплате. Кроме того, ответчица заявила в суде о применении исковой давности, ссылаясь на то, что иск предъявлен В. через 3 года 10 месяцев после заключения соглашения.

Разрешая спор, суд признал, что допустимых (письменных) доказательств факта передачи Ф. названной суммы В. не имеется.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о наличии предусмотренных п. 2 ст. 450 ГК РФ оснований для расторжения соглашения от 2 сентября 2003 года в связи с существенным нарушением его Ф., выразившимся в неисполнении обязанности компенсировать В. понесенные им затраты по инвестированию квартиры в сумме 1 452 035 руб.

Вместе с тем, суд сделал неправильный вывод о том, что следствием расторжения соглашения мог являться возврат квартиры В., и неправильно разрешил заявление ответчиков о применении исковой давности.

Суд не учел и не применил в настоящем деле ст. 453 ГК РФ, согласно которой в случае расторжения договора в судебном порядке обязательства считаются прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора; стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. В случае расторжения договора в связи с существенным нарушением договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора (пункты 3 - 5).

Поскольку возможность расторжения соглашения с возвращением сторонам полученного соглашением от 2 сентября 2003 года не предусмотрена, в пределах установленного срока исковой давности В. был вправе требовать от Ф. только возмещения убытков, вызванных неисполнением обязательства об оплате за уступку прав, но не возврата прав участника долевого строительства и права получения квартиры в собственность.

Обстоятельства, связанные с неуплатой денежных средств за уступку права, дают основания для предъявления требования о взыскании убытков, но не влияют на действительность договора цессии, а значит, и на действительность последующих сделок с квартирой.

Выводы суда о применении к правоотношениям сторон положений ст. 488 ГК РФ "Оплата товара, проданного в кредит" и о праве В. требовать возврата квартиры на основании пункта 3 данной статьи нельзя признать правильными.

В силу п. 1 ст. 488 ГК РФ продажа товара в кредит имеет место в случае, когда договором купли-продажи предусмотрена оплата товара через определенное время после его передачи покупателю.

Таких обстоятельств по делу не установлено. Соглашением от 2 сентября 2003 года не предусмотрено внесение платы через определенное время после передачи прав.

Кроме того, общие положения ГК РФ о купле-продаже опровергают вывод суда о возможности предъявления продавцом требования о возврате товара в случае неуплаты покупной цены.

Пунктом 3 ст. 486 ГК РФ предусмотрено специальное последствие нарушения покупателем условия об оплате товара, согласно которому если покупатель не произвел оплаты имущества, продавец вправе требовать оплаты товара и процентов в соответствии со ст. 395 ГК РФ.

Договор об уступке имущественных прав является консенсуальным, поэтому право требования по договору цессии переходит к новому кредитору с момента достижения соглашения об этом.

Пунктом 5 соглашения от 2 сентября 2003 года также предусмотрено, что перемена лиц в обязательстве происходит с момента подписания настоящего соглашения.

Неуплата цессионарием вознаграждения по возмездному соглашению об уступке прав не влияет на переход к нему уступаемого права.

Более того, по обстоятельствам дела видно, что одновременно с заключением договора цессии произошло исполнение договора долевого участия в строительстве в пользу нового кредитора (Ф.), которая, таким образом, реализовала перешедшие к ней права, а в дальнейшем распорядилась квартирой.

В связи с этим нарушение ею обязательства по уплате денежной суммы В. не влечет возможность возврата ему прав по договору долевого участия, а следовательно, и прав на квартиру.

Право собственности Ч. подтверждено договором купли-продажи, 9 ноября 2004 года произведена государственная регистрация права. С этого момента в силу пункта 2 статьи 223 ГК РФ у нее возникло право собственности на квартиру.

Решение суда о расторжении соглашения не могло являться основанием для прекращения уже возникшего права собственности покупателя Ф. и тем более Ч., добросовестность которой как приобретателя квартиры не была опровергнута.

Право собственности на квартиру В. мог приобрести по основаниям, предусмотренным ст. 218 ГК РФ.

Кроме того, по требованию о расторжении соглашения истцом пропущен срок исковой давности.

С мнением суда о том, что срок давности по данному требованию начал течь с 14 августа 2006 года, с того момента, как истек срок оплаты, установленный В. в уведомлении в адрес Ф. от 4 августа 2006 года, согласиться нельзя.

В соответствии с п. 2 ст. 200 ГК РФ по обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства.

Срок передачи денег за уступку прав в соглашении от 2 сентября 2003 года определен не был. Поэтому право требовать уплаты 1 452 035 руб. возникло у В. с момента заключения соглашения, т.е. со 2 сентября 2003 года.

Поскольку истец имел право и возможность предъявить к Ф. требование об уплате денежных средств в добровольном порядке в любое время, начиная со 2 сентября 2003 года, с этого же момента в силу п. 1 ст. 200 ГК РФ начал течь срок исковой давности по требованию о расторжении соглашения в связи с неуплатой денег и по основанному на соглашении от 2 сентября 2003 года требованию истца о признании права собственности на квартиру.

То обстоятельство, что В. не использовал этой возможности ранее, первое требование об уплате денежных средств, по его утверждению, предъявил Ф. 4 августа 2006 года, не изменяет момента начала течения исковой давности. В суд с иском В. обратился с пропуском установленного срока, 6 июля 2007 года, спустя почти 3 года 10 месяцев после уступки права.

Вывод суда о том, что на требование о признании права собственности на квартиру исковая давность не распространяется на основании ст. 208 ГК РФ, противоречит закону.

Согласно абз. 4 ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений своего права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304 ГК РФ).

Однако, истец владельцем спорного имущества не является и не являлся, вещных прав на квартиру не имел. Из правоотношений по инвестированию строительства В. выбыл, заключив соглашение от 2 сентября 2003 года о перемене лиц в обязательстве, с момента подписания которого стороной договора о долевом участии стала Ф., сам он утратил право требовать исполнения обязательства по данному договору в свою пользу, в том числе право на получение квартиры. Поэтому нельзя согласиться с выводом суда о том, что право собственности на квартиру истец приобрел как участник инвестиционной деятельности.

Требования В. не являются требованиями об устранении помех владения и распоряжения имуществом на основании статьи 304 ГК РФ (негаторный иск). К заявленному им требованию о признании права собственности на квартиру подлежат применению общие сроки исковой давности, установленные статьей 196 ГК РФ - 3 года.

Поскольку требование о признании права собственности вытекает и основано на соглашении о перемене лиц в обязательстве, исковая давность по нему течет в том же порядке, ее начало совпадает с моментом передачи прав на квартиру Ф., т.е. со 2 сентября 2003 года.

Разрешая требование истца о признании договора купли-продажи недействительным и применении последствий недействительности сделки, суд неправильно применил нормы материального права - ст. ст. 167, 170 ГК РФ.

Суд признал договор купли-продажи квартиры мнимой сделкой, указав, что Ч. заключила данный договор формально, с целью оградить себя и дочь от возможных притязаний на квартиру других лиц; не вселялась в квартиру, до настоящего времени проживает с несовершеннолетней дочерью по месту своей регистрации.

Мнимая сделка, т.е. сделка, которая совершена лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (п. 1 ст. 170 ГК РФ). Последствием признания сделки недействительной в соответствии со ст. 167 ГК РФ является двусторонняя реституция.

Вывод суда о том, что договор от 9 февраля 2007 года является мнимым, не основан на доказательствах, которые свидетельствовали бы об этом.

Приведенные в решении суда обстоятельства не свидетельствуют об отсутствии у сторон договора купли-продажи намерений создать правовые последствия и, соответственно, о мнимости сделки.

По основанию мнимости может быть признана недействительной сделка, совершая которую обе стороны не имеют намерений ее исполнять или требовать ее исполнения.

В обоснование мнимости сделки необходимо доказать, что при ее совершении подлинная воля сторон не была направлена на создание тех правовых последствий, которые наступают при совершении данной сделки.

Для сделок купли-продажи правовым последствием является переход титула собственника от продавца к покупателю на основании заключенного сторонами договора.

Основным признаком мнимости оспариваемой сделки суд признал факты непроживания Ч. в спорной квартире, отсутствия расчетов между Ф. и Ч. по договору купли-продажи, хронологическую последовательность получения Ф. требования истца возвратить квартиру и заключения договора.

Этот вывод суда не может быть признан правильным.

Факт непроживания собственника в квартире, как и факт неисполнения покупателем обязательства по оплате покупной цены сами по себе не могут быть свидетельством мнимого характера сделки.

В соответствии со статьей 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе предоставлять его в пользование членам своей семьи.

При оценке реальности намерений сторон на совершение оспариваемого договора суд не учел изложенное, не принял во внимание собственные объяснения сторон об их намерениях и мотивах к совершению сделки, возможность существования внутрисемейных договоренностей о расчетах за квартиру и право продавца Ф. по ее желанию предъявить к Ч. требование об оплате покупной цены, срок давности по которым не истек до настоящего времени.

Как поясняли ответчики в ходе судебного разбирательства, продажа квартиры была вызвана опасениями Ч. в связи с предстоящим замужеством дочери и желанием обезопасить себя и дочь от притязаний на квартиру нового супруга, и что основная часть денег приобретение квартиры была вложена Ч. и ее матерью. Эти объяснения ответчиком судом не опровергнуты.

Кроме того, как уже было указано выше, расторжение соглашения о перемене лиц в обязательстве между В. и Ф. не дает истцу права требовать передачи квартиры.

Поэтому следствием ничтожности сделки в данном случае мог являться возврат квартиры в собственность Ф., но не В., который стороной договора купли-продажи не является.

Следовательно, признание сделки недействительной не создает для него каких-либо правовых последствий и не дает оснований для удовлетворения иска об оспаривании договора купли-продажи.

С учетом изложенного судебные постановления по делу не могут быть признаны законными и подлежат отмене.

Руководствуясь ст. 390 ГПК РФ,

Президиум

 

постановил:

 

решение Петроградского районного суда Санкт-Петербурга от 15 апреля 2008 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 16 октября 2008 года отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином судебном составе.

 

Председатель:

ЕПИФАНОВА В.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь