Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ЗА IV КВАРТАЛ 2008 ГОДА

 

Применение норм Гражданского кодекса РФ

 

1. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре.

 

Отказывая в удовлетворении иска к авиаперевозчику о возмещении убытков и компенсации морального вреда, мировой судья, с которым согласился и суд апелляционной инстанции, указал на то, что истцами без уважительных причин пропущен срок исковой давности, установленный для обращения в суд с такими требованиями.

Данный вывод о пропуске срока исковой давности сделан судебными инстанциями исходя из ходатайств представителя ответчика.

Между тем в заявленных суду ходатайствах ответчиком ставились вопросы об оставлении искового заявления без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом досудебного (претензионного) порядка предъявления требований к авиаперевозчику, а также о направлении дела на рассмотрение в другой суд по месту регистрации ответчика по правилам исключительной подсудности.

Заявления представителя ответчика о применении по спорному правоотношению срока исковой давности или об отказе в иске в материалах дела не имеется.

Согласно пункту 2 статьи 199 Гражданского кодекса РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Таким образом, применив срок исковой давности в отсутствие об этом заявления со стороны ответчика, суд первой инстанции допустил существенное нарушение нормы материального права.

Учитывая изложенное, Президиум Верховного суда РТ определение суда апелляционной инстанции отменил и дело направил на новое апелляционное рассмотрение.

 

Дела, возникающие из обязательств вследствие причинения вреда

 

2. Суд необоснованно применил нормы Трудового кодекса РФ по спору о возмещении вреда, причиненного истцу действиями лица, не состоявшего с ним в трудовых отношениях.

 

Ю. обратился в суд с иском к А., И. о возмещении убытков, указывая, что водитель А., состоявший с ним в трудовых отношениях и находившийся в служебной командировке, передал управление принадлежащим истцу автомобилем И., по вине которого впоследствии произошло дорожно-транспортное происшествие, а именно столкновение с автомобилем под управлением М. В этой связи в рамках другого гражданского дела с Ю. как собственника транспортного средства в пользу потерпевшей М. взысканы 49211 руб. в возмещение вреда.

Ссылаясь на то, что им произведена выплата суммы вреда, Ю. в порядке регресса просил взыскать солидарно с ответчиков причиненные ему убытки в указанной выше сумме.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения определением суда апелляционной инстанции, в пользу истца с А. взысканы 1000 руб. в возмещение вреда. В удовлетворении иска в остальной части отказано.

Принимая решение по делу, судебные инстанции исходили из того, что вред причинен в результате действий А. при исполнении им трудовых обязанностей и в этой связи подлежит возмещению лишь в пределах его среднемесячного заработка, а именно в сумме 1000 руб. При этом не имеют правового значения действия И., которому управление автомобилем было передано А. с нарушением трудовых обязанностей.

Президиум Верховного суда РТ с выводами судебных инстанций не согласился по следующим основаниям.

Гражданским кодексом РФ в ст. 1064 определено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со ст. 1081 Гражданского кодекса РФ лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством и т.п.), имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.

Согласно ст. 241 Трудового кодекса РФ за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Как усматривается из материалов дела, истцу на праве собственности принадлежал грузовой автомобиль, которым на основании трудового договора управлял А. В дальнейшем, находясь в служебной командировке, А. неправомерно передал управление автомобилем И., по вине которого произошло столкновение с автомобилем под управлением М.

По результатам дорожно-транспортного происшествия по другому гражданскому делу апелляционным решением суда с Ю. как собственника транспортного средства в пользу М. в счет возмещения вреда взыскана денежная сумма в размере 49211 руб. Данное судебное постановление исполнено в полном объеме.

При таких обстоятельствах выводы судебных инстанций об освобождении И. от имущественной ответственности перед истцом, основанные на нормах трудового законодательства, не являются обоснованными, поскольку в данном случае убытки истца возникли в результате виновных действий лица, не состоявшего с ним в трудовых отношениях.

Судом апелляционной инстанции названные правоотношения сторон надлежащим образом не установлены и нормы материального права, подлежащие применению к ним, не применены.

На основании изложенного Президиум Верховного суда РТ, отменив апелляционное определение, направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

 

Дела, возникающие по спорам о защите прав потребителей

 

3. Вывод об отсутствии между сторонами договорного обязательства судом основан на неполном исследовании представленных в деле доказательств.

 

В соответствии с пунктом 1 статьи 29 Закона РФ "О защите прав потребителей" потребитель при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) вправе по своему выбору потребовать: безвозмездного устранения недостатков выполненной работы (оказанной услуги); соответствующего уменьшения цены выполненной работы (оказанной услуги); безвозмездного изготовления другой вещи из однородного материала такого же качества или повторного выполнения работы. При этом потребитель обязан возвратить ранее переданную ему исполнителем вещь; возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами.

Согласно пункту 1 статьи 35 данного Закона исполнитель обязан: предупредить потребителя о непригодности или недоброкачественности переданного потребителем материала (вещи); представить отчет об израсходовании материала и возвратить его остаток. В случае полной или частичной утраты (повреждения) материала (вещи), принятого от потребителя, исполнитель обязан в трехдневный срок заменить его однородным материалом (вещью) аналогичного качества и по желанию потребителя изготовить изделие из однородного материала (вещи) в разумный срок, а при отсутствии однородного материала (вещи) аналогичного качества - возместить потребителю двукратную цену утраченного (поврежденного) материала (вещи), а также расходы, понесенные потребителем.

Как видно из материалов дела, исковые требования к ООО о защите прав потребителей С-ва мотивировала тем, что в 2003 году она передала ответчику через работника К. в ремонт шубу, которая после продолжительного периода времени была возвращена в испорченном состоянии.

Ссылаясь на изложенное, истица просила суд взыскать в ее пользу стоимость поврежденной вещи в двукратном размере, понесенные убытки, а также компенсацию морального вреда.

Решением мирового судьи иск удовлетворен частично, постановлено взыскать с ООО в пользу С-вой 36872 руб. в счет возмещения стоимости товара, 1800 руб. убытков, а также 5000 руб. в компенсацию морального вреда. В удовлетворении иска в остальной части отказано.

Апелляционным решением суда апелляционной инстанции решение мирового судьи отменено, по делу вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска С-вой.

При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что ООО является ненадлежащим ответчиком, поскольку заказ на ремонт шубы был принят и исполнен третьим лицом - скорняком К., который на тот момент в трудовых отношениях с ответчиком не состоял и работал в другой организации.

Президиум Верховного суда РТ с такими выводами суда апелляционной инстанции не согласился по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, сложившиеся между сторонами отношения были предметом неоднократных судебных исследований. В ходе ранее состоявшегося пересмотра дела в порядке надзора установлено, что заказ истицы на ремонт шубы исполнялся работниками ответчика, в том числе и скорняком К., находившимся в тот период времени с указанным ООО в трудовых отношениях; до обращения с иском в суд ответчик не оспаривал наличие договорных отношений с истицей и после предъявления ею первоначальной претензии возместил часть понесенных расходов.

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции об отсутствии у ответчика обязательств из договора подряда, заключенного с С-вой, является необоснованным. Мировой судья, удовлетворяя иск, на основании представленных по делу доказательств пришел к правильным выводам о возникновении договорных отношений между С-вой и ответчиком, со стороны которого обязательства надлежащим образом не исполнены.

Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на то обстоятельство, что истицей не представлено доказательств нарушения технологического процесса при реставрации шубы.

Между тем истица в обоснование своих требований ссылалась не только на нарушение технологических требований при проведении ремонта, но и на изменение ответчиком модели шубы без ее согласия. Указанные обстоятельства ответчиком не опровергнуты.

Таким образом, в данном случае имело место нарушение ответчиком прав потребителей.

Поскольку по делу допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, Президиум Верховного суда РТ отменил апелляционное решение и оставил в силу решение мирового судьи.

 

Дела, возникающие из отношений страхования

 

4. К отношениям из имущественного страхования не применяются нормы законодательств о защите прав потребителей.

 

К. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании страхового возмещения, указав, что в результате дорожно-транспортного происшествия была повреждена его автомашина, застрахованная ответчиком.

Заочным решением городского суда, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, иск удовлетворен. Этим же решением постановлено взыскать со страховой компании в доход государства штраф в размере   суммы, присужденной в пользу истца.

Президиум Верховного суда РТ судебные постановления в части взыскания штрафа отменил, указав следующее.

Постановляя решение о взыскании штрафа со страховой компании в доход государства, судебные инстанции исходили из того, что данный штраф подлежит взысканию со страховой компании в соответствии с п. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" как мера ответственности.

С таким выводом судебных инстанций согласиться нельзя.

Закон РФ "О защите прав потребителей" регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав (преамбула Закона).

Отношения по имущественному страхованию, урегулированные нормами главы 48 Гражданского кодекса РФ, а также Законом РФ "Об организации страхового дела" и специальными законами об отдельных видах страхования, не подпадают под предмет правовой регламентации Закона РФ "О защите прав потребителей". В этой связи положения данного Закона к отношениям имущественного страхования не применяются.

Между тем заключенный между сторонами договор добровольного страхования транспортных средств в соответствии со ст. ст. 929, 930 Гражданского кодекса РФ является договором имущественного страхования.

При таком положении дел, постановив решение о взыскании штрафа, судебные инстанции допустили нарушение нормы материального права, поскольку применили к спорным отношениям не подлежащий применению Закон "О защите прав потребителей".

 

Дела, возникающие из жилищных правоотношений

 

5. Постановляя решение об отказе во вселении в жилое помещение, суд не учел юридически значимые для данного дела обстоятельства.

 

К.О. обратился в суд с иском к К.Т. о расторжении договора найма жилого помещения (квартиры) и снятии ее с регистрационного учета по указанному адресу, указав, что квартира была предоставлена ему по ордеру на семью из 3 человек, в том числе ответчицы и их общей дочери К.И. Брак между ними расторгнут в 1993 году. В декабре 1998 года ответчица выехала на постоянное жительство в другое место и с этого времени фактически не проживает в квартире, не несет расходы по содержанию жилья.

Ответчица К.Т. предъявила встречный иск о вселении в спорную квартиру вместе с дочерью К.И. и устранении препятствий в пользовании этим жильем по тем основаниям, что после расторжения брака совместное ее проживание с истцом стало невозможным, она вынужденно выехала из жилого помещения и сняла другое жилье. В настоящее время не может попасть в квартиру, так как ответчик по встречном иску заменил замок на входной двери. Спорная квартира является для нее и ее дочери единственным местом жительства.

Решением суда первой инстанции в иске К.О. отказано, встречный иск удовлетворен, постановлено вселить К.Т. с несовершеннолетней дочерью К.И. в квартиру.

Кассационным определением суда кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменено, и по делу принято новое решение, которым договор найма жилого помещения с К.Т. расторгнут и она снята с регистрационного учета по данному адресу. В удовлетворении встречного иска К.Т. отказано.

Президиум Верховного суда РТ кассационное определение отменил и оставил в силе решение суда первой инстанции, указав следующее.

Согласно ст. 40 Конституции Российской Федерации никто не может быть произвольно лишен жилища.

В силу ст. 5 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации" к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

В соответствии со ст. 89 действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений ЖК РСФСР в случае выезда нанимателя и членов его семьи на постоянное жительство в другое место договор найма считается расторгнутым со дня выезда.

Как установлено ст. 83 Жилищного кодекса РФ, в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда.

Согласно ст. 69 Жилищного кодекса РФ члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма являются участниками этого договора и имеют равные с нанимателем права и обязанности.

Из материалов дела следует, что стороны и их дочь К.И. в 1993 г. на основании ордера вселились в квартиру и зарегистрированы с этого времени по данному адресу. Брак между сторонами расторгнут в 1993 г.

Отказывая К.О. в иске о расторжении договора найма жилого помещения и удовлетворяя встречные требования К.Т. о вселении ее с несовершеннолетней дочерью в спорную квартиру, суд первой инстанции исходил из того, что выезд К.Т. с несовершеннолетней дочерью из спорной квартиры носил вынужденный характер, поскольку между сторонами после расторжения брака сложились неприязненные отношения. При этом приговором суда К.О. был осужден за нанесение побоев бывшей супруге К.Т.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что К.Т. добровольно выехала из квартиры, более восьми лет данным жилым помещением не пользовалась, после расторжения брака не предпринимала действий к разрешению по существу, в том числе в судебном порядке, возникшего жилищного спора.

Такой вывод суда кассационной инстанции противоречит установленным судом первой инстанции обстоятельствам и требованиям закона.

Доказательств, подтверждающих обеспеченность К.Т. иной жилой площадью, а также ее выезд с ребенком на другое постоянное место жительства, не представлено.

Как видно из материалов дела, К.Т. с дочерью снимают квартиру и не имеют другого жилья, кроме спорной квартиры, в которой до настоящего времени были зарегистрированы.

Данное обстоятельство, имеющее с учетом норм жилищного законодательства существенное значение при разрешении настоящего спора, судом кассационной инстанции во внимание не принято.

Полностью отменяя решение суда первой инстанции, которым К.Т. с несовершеннолетней дочерью К.И. вселены в спорную квартиру, суд кассационной инстанции не указал, по каким основаниям решение суда в части вселения несовершеннолетней К.И. не соответствует закону и по каким основаниям, указанным в законе, за ней не может быть сохранено право пользования жилым помещением после расторжения брака между родителями.

При таких нарушениях вынесенное судом кассационной инстанции определение не является законным.

Поскольку обстоятельства дела установлены с достаточной полнотой и судом кассационной допущена ошибка в применении норм материального права, Президиум Верховного суда РТ отменил кассационное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции в полном объеме.

 

Дела, возникающие из правоотношений наследования

 

6. Юридически значимыми по спорам о наследовании имущества являются обстоятельства, указывающие на фактическое вступление в наследство.

 

Л-ва обратилась в суд с иском к П-вой о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, ссылаясь на то, что после смерти ее брата открылось наследство, включающее в себя, в том числе однокомнатную квартиру. Несмотря на то, что по завещанию именно она является наследником, все наследство оформлено на имя П-вой, являющейся наследником по закону.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, в удовлетворении иска отказано.

Судебные инстанции, отказывая в иске Л-вой, указали на пропуск ею шестимесячного срока для подачи заявления к нотариусу о принятии наследства.

Президиум Верховного суда РТ с приведенными выводами не согласился по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что наследодатель не намеревался оставлять свое имущество другим наследникам и в 2002 г. оформил завещание на имя истицы. Данное завещание впоследствии не изменено и не отменено.

После смерти, наступившей в 2007 г., наследодатель похоронен Л-вой и другими родственниками.

Нотариусом на открывшееся после смерти наследодателя имущество выдано П-вой свидетельство о праве на наследство по закону.

Вместе с тем обстоятельства фактического принятия Л-вой наследства, в том числе вопрос о том, какие именно действия ею совершены в отношении наследственного имущества после похорон наследодателя, судом первой инстанции не были исследованы и правовую оценку не получили.

Эти обстоятельства судом кассационной инстанции также оставлены без внимания, несмотря на то, что в кассационной жалобе истицей указывалось о фактическом вступлении во владение имуществом наследодателя.

Согласно ч. 2 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались

В этой связи, поскольку по делу допущено существенное нарушение норм процессуального права, повлиявшее на исход дела, Президиум Верховного суда РТ принятые по делу судебные постановления отменил, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Дела, возникающие из семейных правоотношений

 

7. Отношения из алиментных обязательств носят длящийся характер, в связи с чем не исключается возможность повторного обращения в суд с иском о взыскании алиментов за последующий период.

 

Согласно ст. ст. 89, 91 Семейного кодекса РФ супруги обязаны материально поддерживать друг друга.

В случае отказа от такой поддержки и отсутствия соглашения между супругами об уплате алиментов право требовать предоставления алиментов в судебном порядке от другого супруга, обладающего необходимыми для этого средствами, имеют: жена в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка.

При отсутствии соглашения между супругами (бывшими супругами) об уплате алиментов размер алиментов, взыскиваемых на супруга (бывшего супруга) в судебном порядке, определяется судом исходя из материального и семейного положения супругов (бывших супругов) и других заслуживающих внимания интересов сторон в твердой денежной сумме, подлежащей уплате ежемесячно.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, отказано в удовлетворении иска Б-вой к Б-ву о взыскании алиментов на свое содержание.

Выводы судебных инстанций обоснованы тем, что заявленный спор уже рассматривался судом и решением мирового судьи в иске Б-вой к Б-ву о взыскании алиментов на свое содержание было отказано.

При этом судебными инстанциями не учтено, что спорные правоотношения носят длящийся характер, и в этой связи семейное законодательство допускает возможность повторного обращения в суд с иском о взыскании алиментов за последующий период.

Как видно из материалов дела, в обоснование заявленных требований истица привела новые обстоятельства, а именно изменение места работы ответчика и наличие у него фактической возможности выплачивать алименты на ее содержание.

При таких обстоятельствах ссылка мирового судьи в обоснование принимаемого об отказе в иске решения лишь на наличие другого судебного решения по аналогичному иску не соответствует требованиям процессуального законодательства, что не учтено и судом апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела по жалобе.

На основании изложенного Президиум Верховного суда РТ отменил определение суда апелляционной инстанции и направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

 

8. В силу ст. 87 Семейного кодекса РФ взыскание алиментов на содержание родителя допускается лишь в случае установления его нетрудоспособности и нуждаемости в помощи.

 

С-ев обратился в суд с иском к С-евой о взыскании алиментов на свое содержание, указав, что он приходится ответчице отцом и начиная с 1978 г. и до ее совершеннолетия выплачивал на ее содержание алименты, однако в настоящее время является инвалидом третьей группы и нуждается в помощи.

Решением мирового судьи в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным решением суда апелляционной инстанции решение мирового судьи отменено, по делу вынесено новое решение, которым иск удовлетворен.

Свои выводы суд апелляционной инстанции обосновал указанием на то, что ответчица обязана содержать нетрудоспособного отца.

Президиум Верховного суда РТ апелляционное решение отменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 87 Семейного кодекса РФ трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных, нуждающихся в помощи родителей и заботиться о них.

Из материалов дела следует, что истцу пенсия по инвалидности 3 группы по общему заболеванию назначена с апреля 2008 г. сроком на один год. При этом истец имеет первую степень ограничения способности к трудовой деятельности, то есть на момент обращения в суд к категории лиц, являющихся нетрудоспособными, не относится.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что в силу материальной необеспеченности истец нуждается в помощи, не представлено. Так, размер получаемой истцом пенсии составляет 2700 руб., сумма ежемесячных доходы его супруги - 5000 руб. Кроме того, истец имеет подсобное хозяйство и держит пчел, получает дополнительный доход от реализации меда.

Установлено также, что истец как родитель в воспитании ответчицы никакого участия не принимал и от выполнения своих обязанностей в отношении нее виновно уклонялся.

Учитывая изложенное, мировой судья пришел к правильному выводу о том, что на момент рассмотрения дела оснований к признанию истца нуждающимся в помощи дочери не имеется.

Между тем, необоснованно не приняв во внимание названные обстоятельства, суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи, что является существенным нарушением норм материального и процессуального права.

Президиум Верховного суда РТ с учетом изложенного отменил апелляционное решение и оставил без изменения решение мирового судьи.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь