Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА IV КВАРТАЛ 2008 ГОДА

 

Неосновательное осуждение по ст. 146 ч. 2 УК РФ привело к отмене приговора суда и прекращению уголовного дела.

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 9 г. Нижнекамска и Нижнекамского района РТ от 3 марта 2008 года Ф. осуждена по ст. 146 ч. 2 УК РФ к штрафу в размере 3000 рублей.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 3 декабря 2008 года приговор отменен и уголовное дело в отношении Ф. прекращено по следующим основаниям.

Ф. признана виновной в приобретении, хранении с целью сбыта трех контрафактных дисков с художественными фильмами, 2 из которых впоследствии продала, а один диск был изъят работниками милиции. Суд признал, что действиями Ф. правообладателю фильмов причинен ущерб в размере 248 400 рублей.

Приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений или фонограмм в целях сбыта признаются преступлением, если эти действия совершены в крупном или особо крупном размере.

Крупным размером признается стоимость экземпляров контрафактной продукции, превышающая 50 000 рублей, а особо крупным - 250 000 рублей.

По смыслу закона основанием признания крупного или особо крупного размера является стоимость каждого из оригинальных (лицензионных) экземпляров произведений на момент совершения преступления.

По данному уголовному делу размер ущерба исчислен исходя из справки правообладателя, где указана сумма общего бюджета фильмов на дисках, а не стоимость оригинальных дисков, что нельзя признать законным. Между тем стоимость оригинальных дисков в сумме не образует крупный размер. Поэтому Президиум признал, что в действиях Ф. отсутствует состав преступления.

 

Нарушение требований закона, предъявляемых к описательно-мотивировочной части обвинительного приговора, привело к отмене приговора.

 

Приговором Чистопольского городского суда РТ от 21 июня 2007 года М. осужден по ст. 111 ч. 3 п. "а", 69 ч. 5 УК РФ к лишению свободы на 6 лет в исправительной колонии особого режима.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 8 октября 2008 года приговор отменен, уголовное дело направлено на новое судебное рассмотрение в ином составе судей по следующим основаниям.

Согласно требованию закона в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны содержаться мотивированные выводы суда о квалификации преступлений по той или иной статье уголовного закона, его части либо пункту. Также суд должен обосновать квалификацию деяния в отношении каждого подсудимого и каждого преступления.

Из материалов уголовного дела усматривается, что данное требование закона нарушено, поскольку в описательно-мотивировочной части приговора вывод суда о квалификации действий М. по какой-либо статье уголовного закона отсутствует.

Данное нарушение процессуального закона является существенным и повлекло за собой безусловную отмену приговора.

 

Контроль за лицами, освобожденными от отбывания наказания, в том числе и условно, выходит за рамки отношений, регулируемых нормами уголовно-исполнительного права.

 

Постановлением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 29 мая 2007 года отменено условно-досрочное освобождение Ш. от отбывания наказания.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 3 июля 2007 года постановление суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе адвокат просил постановление суда и кассационное определение отменить, мотивируя тем, что представление об отмене его подзащитному условно-досрочного освобождения внесено не компетентным на то лицом - начальником Автозаводского ОВД г. Набережные Челны.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 8 октября 2008 года жалоба адвоката оставлена без удовлетворения по следующим основаниям.

Согласно ст. 79 ч. ч. 6 и 7 УК РФ вопрос об отмене условно-досрочного освобождения перед судом может быть поставлен специализированным государственным органом, осуществляющим контроль за поведением условно-досрочно освобожденного.

По мнению защиты, таким органом является уголовно-исполнительная инспекция.

Однако контроль за лицами, освобожденными от отбывания наказания, в том числе и условно, выходит за рамки отношений, регулируемых нормами уголовно-исполнительного права. В УИК РФ подробно регламентируется порядок отбывания наказания лишь условно осужденными.

Федеральный закон о создании специализированного органа для контроля за освобожденными из мест лишения свободы, в том числе и условно-досрочно, до настоящего времени не принят. Вопросы контроля регулируются Федеральными законами и ведомственными правовыми актами.

В частности, контроль за условно-досрочно освобожденными Приказом МВД РФ от 16 сентября 2002 года (в редакции приказов от 30.03.06 и 12.04.07) возложен на подразделения МВД РФ.

В соответствии с этим Приказом Ш. после освобождения состоял на учете в Автозаводском ОВД гор. Набережные Челны, контроль за его поведением осуществляли, как видно из представленного материала, участковый инспектор по контролю за условно-досрочно освобожденными и участковый инспектор милиции по месту жительства.

При таких обстоятельствах внесение начальником Автозаводского ОВД представления в суд об отмене условно-досрочного освобождения в отношении Ш. является правомерным, а принятое судом решение - законным и обоснованным.

 

Нарушение положений ст. ст. 58, 86 УК РФ привело к изменению постановления суда.

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 10 г. Набережные Челны от 19 июня 2008 года отменено условное осуждение П. к наказанию в виде лишения свободы на 1 год 1 месяц, отбывание наказания определено в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 15 октября 2008 года постановление мирового судьи изменено, отбывание наказания П. назначено в колонии-поселении по следующим основаниям.

Согласно требованиям ст. 58 ч. 1 п. "а" УК РФ лицам, осужденным за преступления, совершенные по неосторожности, а также лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавшим лишение свободы, отбывание лишения свободы назначается в колониях-поселениях. С учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд может назначить указанным лицам отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения.

Из постановления мирового судьи видно, что, назначая местом отбывания П. наказания исправительную колонию строгого режима, мировой судья сослался на то, что ранее он отбывал наказание в местах лишения свободы.

Однако на момент совершения П. преступлений небольшой тяжести, за которые он осужден приговором суда от 27 сентября 2006 года, предыдущая его судимость была погашена.

Согласно ст. 86 ч. 6 погашение или снятие судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью.

Таким образом, ссылка мирового судьи при назначении П. вида исправительного учреждения на то, что он ранее отбывал наказание в местах лишения свободы, и определение для отбывания им лишения свободы в исправительной колонии строгого режима являются ошибочными, не соответствующими требованию ст. 58 ч. 1 п. "а" УК РФ, что и привело к изменению постановления.

 

Самовольное внесение записей в полис ОСАГО не образует состав преступления, предусмотренного ст. 327 УК РФ.

 

Приговором Азнакаевского городского суда РТ от 7 декабря 2005 С. осужден по ст. 327 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 3 000 рублей в доход государства.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Постановлением Президиума Верховного суда РТ от 29 октября 2008 года приговор суда отменен, уголовное дело прекращено по следующим основаниям.

С. признан виновным в том, что, являясь владельцем автомашины марки "ВАЗ-21093" в январе 2005 года, для того, чтобы другое лицо могло беспрепятственно управлять этой автомашиной и избежать административной ответственности за несоблюдение требований ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" умышленно внес в строку 2 графы 3 "Лица, допущенные к управлению транспортным средством" страхового полиса серии ААА N 0242215802 обязательного страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств соответствующую запись.

Согласно ст. 16 Федерального закона N 40-ФЗ от 25 апреля 2002 года "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" граждане вправе заключать договоры обязательного страхования с учетом ограниченного использования принадлежащих им транспортных средств. Ограниченным использованием транспортного средства признается управление им только указанными страхователем водителями. В таком случае в страховом полисе указываются водители, допущенные к управлению транспортным средством. Кроме того, в данной статье Закона указывается, что в период действия договора обязательного страхования, учитывающего ограниченное использование транспорта, страхователь обязан незамедлительно в письменной форме сообщить страховщику о передаче управления транспортным средством водителям, не указанным в страховом полисе в качестве допущенных к управлению транспортным средством. При получении такого сообщения страховщик вносит соответствующие изменения в страховой полис.

Следовательно, закон предусматривает возможность допуска к управлению автотранспортным средством владельца автомашины также и водителей, не заявленных в страховом полисе, и регулирует, как в таком случае должен поступить страхователь.

Из материалов уголовного дела следует, что С., имея право управления автомобилем "ВАЗ-21093", при передаче управления этим автомобилем другому лицу вписал в договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств его фамилию. Последний 3 октября 2005 года был задержан при управлении автомобилем, предъявленный им полис изъят сотрудниками милиции.

Таким образом, С. нарушил лишь предусмотренный указанным Законом порядок ограниченного использования автотранспортного средства. Отметка в страховом полисе о разрешении управлять этим транспортным средством другому лицу без уведомления об этом страховой компании не предоставляет ему каких-либо прав и не освобождает его от обязанностей, и от этого страховой полис не перестает быть подлинным. Данное обстоятельство не влечет возмещение С. материального ущерба при наступлении страхового случая при управлении автомобилем другим лицом, поскольку последний вписан в страховой полис с нарушением установленного законом порядка.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что деяние С. не образует состава преступления, предусмотренного ст. 327 ч. 1 УК РФ. В связи с чем Президиум приговор в отношении него отменил, а уголовное дело прекратил на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

 

Уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законом запрет на отзыв ходатайства об условно досрочном освобождении от отбывания наказания и ограничение отзыва по времени не установлено.

 

Постановлением Приволжского районного суда города Казани от 31 октября 2008 года К. отказано в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в виде лишения свободы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 5 декабря 2008 года постановление суда отменено, производство по делу прекращено по следующим основаниям.

В судебном заседании первой инстанции от 5 декабря 2008 года ходатайство осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания рассматривалось повторно после отмены предыдущего судебного решения по нему кассационной инстанцией.

Во время судебного разбирательства осужденный и его адвокат заявили об отзыве ходатайства. Суд отдельным постановлением отказал в удовлетворении заявления об отзыве ходатайства, мотивируя свое решение тем, что данное ходатайство может быть отозвано лишь до начала судебного разбирательства.

Уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законом запрет на отзыв ходатайства об условно досрочном освобождении от отбывания наказания и ограничение отзыва по времени не установлен. Следовательно, решение суда об отказе в удовлетворении заявления об отзыве ходатайства по указанным основаниям является незаконным, а дальнейшее судопроизводство по ходатайству осужденного необоснованным.

 

Необоснованное возвращение уголовного дела прокурору привело к отмене постановления суда.

 

Постановлением Вахитовского районного суда города Казани от 11 ноября 2008 года уголовное дело в отношении З. возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 5 декабря 2008 года постановление суда отменено по следующим основаниям.

Возвращая дело прокурору, суд одним из оснований указал, что органами следствия З. не признан гражданским ответчиком и ему не разъяснены права гражданского ответчика.

В соответствии со ст. 44 ч. ч. 1, 2 УПК РФ решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя. Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве дела в суде первой инстанции.

Следовательно, суд был вправе самостоятельно признать З. гражданским ответчиком и разъяснить ему права, предусмотренные ст. 54 УПК РФ.

 

Рассмотрение жалобы, поданной в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, при отсутствии предмета обжалования привело к отмене постановления судьи.

 

Постановлением судьи Ново-Савиновского районного суда города Казани от 10 октября 2008 года жалоба З. на действия должностных лиц УВД Ново-Свиновского района города Казани, поданная в суд в порядке ст. 125 УПК РФ, оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 7 ноября 2008 года постановление судьи отменено, производство по жалобе прекращено по следующим основаниям.

Из содержания заявления З. в УВД Ново-Свиновского района города Казани установлено, что она просила проверить деятельность предпринимателя И. и принять меры по взысканию с него задолженности за аренду. На это заявление дан соответствующий ответ, с которым З. не согласилась.

Согласно закону в порядке ст. 125 УПК РФ в суд могут быть обжалованы действия (бездействие) указанных в статье должностных лиц, регулируемые главами 19 - 32 УПК РФ, совершаемые в рамках производства по уголовному делу.

Поскольку в заявлении З. вопрос о возбуждении уголовного дела не ставился, а требования касались лишь гражданско-правовых отношений, предмета обжалования, предусмотренного ст. 125 УПК РФ, не имелось. Следовательно, судья, рассмотрев жалобу З. по существу, при отсутствии предмета обжалования вынес незаконное постановление.

 

Положения главы 44 УПК РФ не препятствуют суду апелляционной инстанции в случае отмены вынесенного мировым судьей постановления о прекращении уголовного дела в связи с неявкой частного обвинителя в судебное заседание направить данное уголовное дело мировому судье для рассмотрения его по существу.

 

Приговором Бугульминского городского суда РТ от 23 сентября 2008 года в апелляционном порядке постановление мирового судьи судебного участка N 3 Бугульминского района и города Бугульмы от 9 июня 2008 года о прекращении уголовного дела в отношении В. и В. отменено и они были оправданы.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 14 ноября 2008 года приговор суда апелляционной инстанции отменен, дело направлено на новое апелляционное рассмотрение по следующим основаниям.

Мировым судьей уголовное дело в отношении В. и В. прекращено в связи с неявкой частного обвинителя. С данным решением суда частный обвинитель не согласился и обжаловал в апелляционном порядке.

Суд апелляционной инстанции, отменив постановление о прекращении дела, рассмотрел его по существу и принял решение о вынесении приговора.

При этом суд апелляционной инстанции не учел правовую позицию Конституционного Суда РФ, изложенную в определении от 15 января 2008 года "По запросу Всеволожского городского суда Ленинградской области о проверке конституционности главы 44, части шестой ст. 388, части первой статьи 402 и части шестой статьи 410 Уголовно-процессуального кодекса РФ", согласно которой установленный уголовно-процессуальным законом порядок допускает рассмотрение судом апелляционной инстанции уголовного дела по существу и исключает возможность направления его для рассмотрения в суд первой инстанции после отмены ранее вынесенного решения лишь в том случае, когда это ставит мирового судью перед необходимостью повторно принимать решение по вопросу, который единожды уже был им решен; в то же время не предполагает, что суд апелляционной инстанции, рассматривая апелляционную жалобу на то или иное промежуточное решение суда первой инстанции, может подменять мирового судью в решении тех вопросов, прежде всего относительно существа уголовного дела, которые ранее не были предметом его рассмотрения и применительно к рассмотрению которых, следовательно, отсутствуют основания для отвода судьи и, соответственно, для изменения подсудности.

Положения главы 44 УПК РФ не могут расцениваться как препятствующие суду апелляционной инстанции в случае отмены вынесенного мировым судьей постановления о прекращении уголовного дела в связи с неявкой частного обвинителя в судебное заседание направить данное уголовное дело мировому судье для рассмотрения его по существу и тем самым как нарушающие гарантируемое статьей 47 Конституции РФ право каждого на рассмотрение уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Следовательно, приговор суда апелляционной инстанции в отношении В. и В. незаконный, что и привело к его отмене.

 

В порядке ст. 125 УПК РФ могут быть обжалованы действия (бездействие) и решения органов дознания, следователей, руководителей следственных органов и прокуроров, существенно ограничивающие конституционные права и свободы личности, которые не могут быть восстановлены в результате отсроченного судебного контроля.

 

Постановлением Нижнекамского городского суда РТ от 17 октября 2008 года жалоба С. на бездействие руководителя следственной группы ССО по расследованию налоговых преступлений ГСУ при МВД РТ оставлена без удовлетворения.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РТ от 25 ноября 2008 года постановление судьи отменено, производство по жалобе прекращено по следующим основаниям.

С. обжаловал в суд бездействие руководителя следственной группы ССО по расследованию налоговых преступлений ГСУ при МВД РТ, выраженное, по его мнению, в том, что он длительное время не предоставлял ему для ознакомления вещественные доказательства.

Согласно закону в суд в порядке ст. 125 УПК РФ могут быть обжалованы действия (бездействие) и решения органов дознания, следователей, руководителей следственных органов и прокуроров, существенно ограничивающие конституционные права и свободы личности, которые не могут быть восстановлены в результате отсроченного судебного контроля.

С. в жалобе поставил вопрос, разрешение которого в силу ст. 38 УПК РФ находится в компетенции следователя и который может быть восстановлен как до окончания предварительного следствия по делу, так и в ходе рассмотрения дела судом по существу.

Поэтому жалоба С. не подлежала рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь