Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПРИГОВОР

от 25 декабря 2008 г. N 2-25

 

 

Рязанский областной суд в составе председательствующего судьи Ш.Г.Д., коллегии присяжных заседателей, с участием государственного обвинителя Ч.К.А., защитника адвоката адвокатской палаты Рязанской области С.Д.А., потерпевших И., И., У., представителя потерпевших П.Ю.Г., при секретаре Т.Ю.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Р. - в совершении преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 2, 210 ч. 2, 105 ч. 2 п. "а, е, ж, з", 111 ч. 3 п. "а", 222 ч. 3 (два эпизода) УК РФ,

 

установил:

 

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что к началу 1999 года в г. Рязани в течение нескольких лет действовала группа лиц, в целях наживы объединившихся для нападений на граждан и организации, а также для борьбы с аналогичными группами за раздел сфер влияния; численный состав этой группы, именовавшейся с 1995 года "Осокинская группировка", периодически пополнялся и достигал в разное время 50 человек; руководство "Осокинской группировкой" осуществлялось двумя лидерами, обладавшими властными полномочиями в отношении других участников группы; в число авторитетных участников группы входили "долевые", имевшие определенную долю от общих денежных средств и являвшиеся совещательным органом при руководителях группы; группа состояла из нескольких звеньев, имела основной стабильный состав из нескольких десятков ее наиболее активных членов, иерархическое построение; среди участников группы соблюдалось подчинение рядовых участников "звеньевым" и "старшим", "старших" - "звеньевым", последних - непосредственно руководителям группы; в группе поддерживалась жесткая дисциплина; группа имела: отработанные системы связи между участниками, конспирации и защиты от правоохранительных органов, автотранспортные средства, огнестрельное оружие и боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства, в том числе автомат Калашникова АК-74 номер <...>, три пистолета ТТ серии КВ N <...>, N <...>, N <...> и не менее 78 боевых патрона к ним; а также получаемые в результате деятельности этой группы общие денежные средства в виде "общака", которые расходовались по решению руководителей группы на выдачу платы рядовым участникам, на общие нужды группы, делились между ее лидерами; участники группы с целью получения наживы нападали на граждан, руководителей предприятий, организаций, требовали передачи денежных средств и имущества, осуществляли действия по завладению чужим имуществом, в т.ч. акциями ОАО "Тепличный комбинат", лишали жизни противодействующих им предпринимателей и лиц, не подчиняющихся их требованиям, а также членов группы, подрывающих единство группы или претендующих на руководство ею.

Этим же вердиктом Р. признан виновным в том, что будучи осведомлен о целях деятельности группы под названием "Осокинская группировка", наличии оружия у ее участников, с лета 1999 года добровольно стал участником этой группы, подчинялся по 16 февраля 2002 года непосредственно одному из ее руководителей, дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, выполнял функции его личного водителя-охранника и исходившие от него поручения, с применением огнестрельного оружия принял участие в лишении жизни Р. при следующих обстоятельствах: Р. в середине апреля 2000 года в г. Рязани получил от одного из руководителей "Осокинской группировки", дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, пистолет ТТ N <...>, снаряженный 8 боевыми патронами, в течение недели носил его при себе в поездках по г. Рязани. Имея при себе указанный пистолет, Р. 25 апреля 2000 года около 1 часа ночи возле остановки общественного транспорта "Дворец культуры нефтяников" г. Рязани после того, как сопровождаемый им руководитель "Осокинской группировки" (дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью), не ставя его в известность о своих намерениях, на почве личных неприязненных отношений и для сохранения своего авторитета в группировке произвел нескольких выстрелов из пистолета в область туловища Р. и приказал ему добить Р., выстрелил из имевшегося у него (Р.) пистолета ТТ N <...> два раза в голову Р., причинив огнестрельные ранения головы, проникающие в полость черепа с повреждением костей лицевого и мозгового черепа, головного мозга, повлекшие в совокупности с ранениями грудной клетки, живота смерть Р. После чего Р. используемый им в процессе лишения жизни Р. пистолет выбросил.

С учетом вердикта коллегии присяжных заседателей суд считает необходимым квалифицировать действия Р. по ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) как участие в банде и совершаемых ею нападениях. "Осокинская группировка", в состав которой вошел Р., представляла собой организованную устойчивую вооруженную группу из нескольких десятков лиц, объединившихся для совершения нападений на граждан и организации. Длительность существования группы, имевшей иерархическое построение, наличие стабильного основного состава, руководителей, жесткой дисциплины, тесная взаимосвязь между ее членами и согласованность их действий при совершении преступлений, свидетельствуют об ее организованности и устойчивости.

Суд считает излишней квалификацию действий Р. по ст. 210 ч. 2 УК РФ. Так, следственными органами указанные выше действия квалифицированы как по ст. 209 ч. 2 УК РФ, так и по ст. 210 ч. 2 УК РФ, при этом указано: "В связи с тем, что с 1 января 1997 года законодателем была установлена уголовная ответственность за участие в преступном сообществе, созданном для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, то с этого времени "Осокинская группировка", не переставая оставаться вооруженной бандой, в соответствии с новым уголовным законом, одновременно стала представлять собой и преступное сообщество. Поэтому с 1 января 1997 года участники "Осокинской группировки" одними и теми же действиями совершали как участие в банде, так и участие в преступном сообществе". Поскольку виновное лицо не может дважды нести ответственность за одни и те же действия, ст. 210 ч. 2 УК РФ подлежит исключению из обвинения как излишне вмененная.

Действия Р. по эпизоду убийства Р. подлежат квалификации по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, з" УК РФ как убийство, сопряженное с бандитизмом, совершенное группой лиц. Одним из мотивов совершения данного преступления явилось стремление руководителя "Осокинской группировки" сохранить в ней свой авторитет. И хотя Р. не был осведомлен о мотивах совершаемого убийства, он, действуя как член банды, беспрекословно выполнил указание своего руководителя, произведя выстрелы из пистолета в лицо Р., т.е. совершил сопряженное с бандитизмом убийство. Убийство Р. заранее с Р. не обсуждалось и не планировалось. Смерть потерпевшего наступила от совместных действий двух лиц. Данные обстоятельства указывают на совершение убийства группой лиц.

Пистолет с боеприпасами, из которого было совершено убийство Р., находился на вооружении банды и был передан руководителем "Осокинской группировки" в пользование Р., носившего его при себе в течение нескольких дней. В связи с этим действия Р. подлежат квалификации по ст. 222 ч. 3 УК РФ как приобретение, ношение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенные организованной группой лиц.

В судебном заседании государственным обвинителем было поддержано предъявленное Р. обвинение в том, что в конце августа - начале сентября 1999 года Р. совместно с двумя лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, в неустановленном следствием месте получил от одного из руководителей "Осокинской группировки", дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью, огнестрельное оружие: автомат Калашникова АК-74 N <...> калибра 5,45 мм, пистолет ТТ серии КВ N <...> калибра 7,62 мм и боеприпасы к ним, которые совместно с одним из указанных выше лиц 15 сентября 1999 года около 8 часов утра перенес в спортивной сумке к дому г. Рязани, где вооружился пистолетом ТТ серии КВ N 1214 калибра 7,62 мм и использовал его в процессе лишения жизни И. и причинения телесных повреждений У., после чего выбросил, а также в том, что Р. выполняя поручение одного из руководителей "Осокинской группировки" (дело в отношении которого прекращено в связи с его смертью), принявшего с лидерами группировки решение о лишении жизни руководителя ООО "Тепличное" И. за оказанное активное противодействие участникам "Осокинской группировки" в установлении полного и окончательного контроля за деятельностью ООО "Тепличное" и ОАО "Тепличный комбинат", согласился принять с двумя членами "Осокинской группировки" (дело в отношении которых выделено в отдельное производство) участие в лишении жизни И. Заранее распределив между собой роли, Р. с двумя вышеуказанными лицами, один из которых выполнял роль водителя, на автомашине ВАЗ-2109 госномер <...>, 15 сентября 1999 года около 8 часов утра подъехал к школе, где оставил автомашину и ее водителя, а с другим лицом и оружием, находившимся в сумке и полученным ранее от руководителя группировки, прошел к подъезду дома г. Рязани и стал ожидать появления И., который должен был проехать на автомашине к офису фирмы "Сенр". Увидев в 8 часов 30 минут подъезжающую автомашину, Р., вооружился, и совместно со стрелявшим из автомата Калашникова АК-74 N <...> калибра 5,45 мм другим лицом произвел из имевшегося у него (Р.) пистолета ТТ серии КВ N 1214 калибра 7,62 мм не менее 6-и выстрелов в находившихся в машине лиц, причинив И. 16 огнестрельных пулевых ранений грудной клетки с повреждением внутренних органов, множественные поверхностные раны задней поверхности грудной клетки; У. огнестрельные ранения голеней с открытым огнестрельным дырчатым переломом левой большой берцовой кости, раны пальцев левой кисти, нижнего века правого глаза, живота, множественные ссадины. От полученных телесных повреждений И. скончался на месте нападения.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным участие Р. в совершении этих преступлений, в связи с чем из обвинения подлежит исключению эпизод убийства И. и сопряженное с ним приобретение, ношение огнестрельного оружия пистолета ТТ серии КВ N 1214 и боеприпасов. По эпизоду причинения тяжких телесных повреждений У. по ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ Р. подлежит оправданию за непричастностью к совершению данного преступления.

По заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы, Р. каким-либо психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики не страдал и не страдает, в момент совершения преступлений мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Хотя он и обнаруживает признаки органического эмоционально-лабильного расстройства травматического генеза, однако это расстройство выражено не столь значительно, не сопровождается грубыми нарушениями мышления, памяти, критических способностей, не лишало и не лишает его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими (том 13 л. д. 86 - 89). С учетом данного заключения и адекватного поведения в судебном заседании суд признает Р. вменяемым.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень повышенной общественной опасности совершенных им преступлений, относящихся к категории тяжких и особо тяжких, данные о его личности, наличие смягчающих наказание обстоятельств.

Р.Р.А. характеризуется положительно, вердиктом коллегии присяжных заседателей признан заслуживающим снисхождения. По эпизоду убийства Р. и сопряженного с ним приобретения, ношения огнестрельного оружия и боеприпасов он обратился с заявлением о явке с повинной, которое не исследовалось в присутствии присяжных заседателей и не может быть признано смягчающим наказание обстоятельством. Вместе с тем исследованные в стадии судебного следствия признательные показания Р. по данному эпизоду расцениваются судом как активное способствование раскрытию преступления и признаются смягчающим наказание обстоятельством.

Предусмотренное санкцией ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) дополнительное наказание в виде конфискации имущества не может быть назначено в связи с его отменой Федеральным законом от 8 декабря 2003 года.

Принимая во внимание, что Р. в течение испытательного срока по предыдущему приговору совершил преступления, относящиеся к категории тяжких и особо тяжких, условное осуждение по приговору Советского районного суда от 27 февраля 1997 года в соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ подлежит отмене.

На основании ст. 132 УПК РФ издержки, связанные с оплатой труда адвокатов, участвовавших в рассмотрении данного дела по назначению, подлежат взысканию с подсудимого в доход государства, за исключением излишне выплаченных 2400 рублей по постановлению следователя от 20 декабря 2007 года (том 14 л. д. 35). Суд не усматривает имущественную несостоятельность Р., который является трудоспособным, работал в различных организациях, последнее время занимался предпринимательской деятельностью.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 299 - 300, 303 - 309 УПК РФ, суд

 

приговорил:

 

Р. в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ оправдать за непричастностью к совершению данного преступления.

Признать виновным Р. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 2 (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), 105 ч. 2 п. "ж, з", 222 ч. 3 УК РФ, и назначить наказание в виде лишения свободы: по ст. 209 ч. 2 УК РФ сроком на 10 лет, по ст. 105 ч. 2 п. "ж, з" УК РФ сроком на 13 лет, по ст. 222 ч. 3 УК РФ сроком на 5 лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний назначить 16 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменить условное осуждение по приговору Советского районного суда г. Рязани от 27 февраля 1997 года. На основании ст. 70 УК РФ частично присоединить неотбытое по нему наказание и по совокупности приговоров назначить 17 (семнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения оставить прежней: содержание под стражей. Срок отбывания наказания исчислять с 23 января 2007 года.

На основании ст. 132 УПК РФ взыскать с Р. в доход государства судебные издержки, связанные с оплатой труда адвокатов, в сумме 75872 (семидесяти пяти тысяч восьмисот семидесяти двух) рублей.

Вещественные доказательства: одежду Р., как не представляющую ценности, уничтожить; видеокассету с записью интервью И., DVD-диск с записью проверки показаний на месте свидетеля Ф. хранить при деле; временное разрешение к водительскому удостоверению на имя Д., 57 фотографий возвратить осужденному Р.; 157 фотографий, изъятые у Р., возвратить последней как ей принадлежащие.

Приговор может быть обжалован в Верховный Суд Российской Федерации через Рязанский областной суд в течение десяти суток со дня его провозглашения, осужденным в тот же срок со дня вручения копии настоящего приговора.

В случае обжалования приговора осужденный вправе в указанный выше срок ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь