Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 декабря 2008 г. по делу N 44у-751/2008

 

Судья Аверкина И.И.

Пред-щий Решетин В.А.

Судьи Федосеев К.В. (докл.)

Косенкова Ю.А.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Смирнова В.П.,

членов президиума Козловой Н.В., Савик Л.Н., Балакиной Н.В.

рассмотрел в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Ф.А. на приговор Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 2 июля 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 21 сентября 2007 года, в соответствии с которыми

Ф.А., родившийся <...>, ранее судимый:

1). 22 марта 2000 года по ч. 3 ст. 30, п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании акта об амнистии от 26 мая 2000 года срок наказания сокращен до 2 лет 2 месяцев 28 дней, освобожденный 28 февраля 2002 года по отбытии срока наказания,

2). 4 февраля 2004 года по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожденный 9 декабря 2005 года по отбытии срока наказания,

осужден по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы, по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 9 месяцам лишения свободы. По совокупности преступлений, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, окончательно назначено 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 3 февраля 2007 года.

Судом кассационной инстанции приговор оставлен без изменений.

Этим же приговором по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ осужден Н.А., в отношении которого надзорное производство не возбуждено.

Заслушав доклад судьи Челябинского областного суда Зайдуллиной А.Н., мнение прокурора Ваганова А.Б., полагавшего надзорную жалобу подлежащей частичному удовлетворению, президиум

 

установил:

 

суд признал Ф.А. виновным в том, что в ночь на 1 января 2007 года он совместно по предварительному сговору с Н.А. причинил К.П. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, после чего тайно похитил из кармана одежды потерпевшего деньги в сумме 1000 рублей.

В надзорной жалобе осужденный Ф.А. просит отменить состоявшиеся судебные решения и направить уголовное дело на новое рассмотрение. Ф.А. отрицает хищение денег у К.П. и считает, что данное обвинение не доказано. Указывает на необходимость переквалификации его действий с п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ на ст. 116 УК РФ, поскольку тяжкий вред здоровью потерпевший мог получить при падении либо в результате избиения другими лицами. Осужденный обращает внимание на то, что нанес удары кулаками потерпевшему в ответ на его неправомерные действия. Указывает, что показания на предварительном следствии давал без адвоката, в результате недозволенных методов ведения следствия.

Проверив материалы дела, президиум находит жалобу подлежащей частичному удовлетворению.

Доводы осужденного о том, что его действия необходимо квалифицировать по ст. 116 УК РФ, поскольку он нанес потерпевшему только три удара кулаком и не причастен к причинению тяжкого вреда здоровью, а также о том, что он не совершал хищение денег, опровергаются собранными по делу доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая оценка.

Из показаний свидетеля П.С., следует, что она видела, как Ф.А. одновременно с Н.А. наносил потерпевшему удары руками и ногами по голове и телу. После этого Ф.А. у лежащего потерпевшего обыскал карманы одежды и забрал деньги. Кроме того, свидетель П.С. поясняла, что от нанесенных потерпевшему ударов он потерял сознание.

Показания свидетеля П.С. подтверждаются показаниями свидетелей С.В., К.В., которым стало известно о том, что К.П. избили Ф.А. и Н.А., после чего потерпевший был доставлен в больницу.

Потерпевший К.П. не помнит обстоятельств совершенного в отношении него преступления, но утверждает, что до преступления у него были деньги в сумме 1000 рублей, которые находились в кармане брюк.

Заключениями судебно-медицинских экспертиз установлено наличие у потерпевшего К.П. закрытой черепно-мозговой травмы в виде перелома затылочной кости, травматического кровоизлияния над твердой мозговой оболочкой, травматических кровоизлияний под мягкую мозговую оболочку, ушиба головного мозга. Данные повреждения причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. (л. 96, 97, 181 - 183).

Выводы эксперта относительно времени и механизма причинения телесных повреждений потерпевшему согласуются с показаниями очевидца преступления - свидетеля Петренко С.У., а также с показаниями самих осужденных, данными на предварительном следствии и оглашенными в судебном заседании.

Ф.А. и Н.А. при их допросе в качестве подозреваемых и при выходе на место происшествия поясняли, что по предложению Ф.А. они вдвоем пришли к К.П. с целью его избиения в связи с ранее происшедшим конфликтом между Ф.А. и потерпевшим. Когда наносили К.П. удары руками и ногами по голове и телу, он сопротивления не оказывал. После того как потерпевший потерял сознание, Ф.А. из кармана его джинсов похитил деньги. (л. 53 - 56, 63 - 65, 70 - 71, 73 - 84).

Доводы Ф.А. о том, что показания на предварительном следствии он давал без адвоката и под "давлением" сотрудников милиции, противоречат материалам уголовного дела. Как следует из протоколов указанных следственных действий, Ф.А. допрошен в присутствии адвоката К.М. Процессуальные документы удостоверены подписями Ф.А., адвоката, следователя. Каких-либо возражений, заявлений не подавалось.

Приведенные доказательства в полной мере изобличают Ф.А. в умышленном причинении К.П. тяжкого вреда здоровью, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и в краже денег у потерпевшего.

Соответствует фактическим обстоятельствам и вывод суда о совершении осужденным преступления, предусмотренного ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ, в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений.

Доводы осужденного об отсутствии с его стороны требований к потерпевшему о передаче имущества, а также предварительного сговора с Н.А. на ограбление потерпевшего, не основаны на установленных судом обстоятельствах совершения преступлений и их юридической оценке.

Признавая с учетом изложенного правильными выводы суда о виновности Ф.А. в преступлениях и о квалификации его действий по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ, президиум вместе с тем не может согласиться с юридической оценкой действий осужденного по краже, а именно, по признаку ее совершения из одежды, находящейся на потерпевшем.

Характерность этого квалифицирующего признака заключается не просто в совершении кражи в присутствии потерпевшего, не замечающего тайного хищения, а в том, что кража совершается в той ситуации, когда потерпевший (или другое находящееся здесь же лицо) может в любой момент обнаружить и пресечь преступные действия. Именно это свидетельствует об особой дерзости виновного и его высоком преступном профессионализме и, следовательно, о повышенной степени общественной опасности данного преступления.

Из доказательств по делу, а также из описания в приговоре преступного деяния, признанного судом доказанным, видно, что кража денег у потерпевшего К.П. совершена уже после причинения ему тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, когда он находился без сознания и не мог контролировать сохранность своего имущества, то есть был лишен возможности обнаружить и пресечь действия Ф.А. При этом, как следует из взятых судом за основу показаний Ф.А. на предварительном следствии, именно в связи с таким состоянием К.П. он "стал проверять карманы потерпевшего и вытащил оттуда деньги", посторонних на месте преступления не было.

Таким образом, состояние потерпевшего, по существу беспомощное, которое было очевидным для осужденного, не требовало от него проявлять особую осторожность и сноровку, а также специальных навыков, характеризующих объективную сторону деяния, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

При таких данных действия Ф.А. следует расценивать как совершение им тайного хищения чужого имущества, квалифицируемое по ч. 1 ст. 158 УК РФ.

В соответствии с Федеральным законом РФ от 16 мая 2008 года N 74-ФЗ "О внесении изменений в статьи 3.5 и 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях" кража при отсутствии квалифицирующих признаков на сумму, не превышающую 1000 рублей, признается мелким хищением. То есть совершенное Ф.А. преступление в настоящее время декриминализировано.

Поэтому от наказания за кражу осужденного следует освободить.

С учетом изложенного приговор и кассационное определение подлежат изменению вследствие неправильного применения уголовного закона при квалификации преступления, то есть по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 382 УПК РФ, и в связи с изменением уголовного закона.

Руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

1. Надзорную жалобу осужденного Ф.А. удовлетворить частично.

2. Приговор Ленинского районного суда г. Магнитогорска Челябинской области от 2 июля 2007 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 21 сентября 2007 года в отношении Ф.А. изменить: освободить его от наказания, назначенного по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ, исключить указание о назначении окончательного наказания по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ.

В части осуждения Ф.А. по п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима судебные решения оставить без изменения.

 

Председательствующий

В.П.СМИРНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь