Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

за II полугодие 2008 года

 

Кассационная практика

 

1. Увольнение истца по пункту 5 статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с неоднократным неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей является незаконным, поскольку он не имел дисциплинарных взысканий на момент совершения дисциплинарного проступка, явившегося основанием для увольнения.

 

Р. обратился в суд по тем основаниям, что работал директором Петрозаводского филиала ФГУП, приказами от 18 апреля 2008 года и 19 мая 2008 года ему были объявлены выговоры за невыполнение указаний руководства предприятия, 23 мая 2008 года он был уволен с работы по пункту 5 статьи 81 Трудового кодекса РФ в связи с неоднократным неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей. Считая привлечение к дисциплинарной ответственности и увольнение незаконными, истец просил отменить наложенные на него дисциплинарные взыскания, изменить указанную формулировку увольнения на увольнение по собственному желанию.

Решением суда в удовлетворении иска Р. отказано.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда в части требований об изменении формулировки увольнения, в этой части вынесено новое решение об удовлетворении иска.

В соответствии с пунктом 5 статьи 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор по инициативе работодателя может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

В силу пункта 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

В соответствии со статьей 394 Трудового кодекса РФ в случае признания увольнения незаконным суд может по заявлению работника принять решение об изменении формулировки основания увольнения на увольнение по собственному желанию. В случае если увольнение признано незаконным, суд выносит решение не о восстановлении работника, а об изменении формулировки основания увольнения, то дата увольнения должна быть изменена на дату вынесения решения судом.

Судом установлено, что Р. работал директором Петрозаводского филиала ФГУП. Филиалу были запрещены все отгрузки готовой продукции без согласования с ФГУП. В нарушение указанного распоряжения в апреле и в мае такие отгрузки были произведены без соответствующего согласования. Приказами генерального директора ФГУП от 18 апреля и 19 мая 2008 года на истца наложены дисциплинарные взыскания в виде выговоров.

Основанием для увольнения Р. послужило нарушение им финансовой дисциплины в 1 квартале 2008 года - истец допустил значительное превышение расхода денежных средств. Факт значительного перерасхода денежных средств в течение продолжительного периода, начиная с 1 квартала 2007 года, был подтвержден в ходе проверки, проведенной контрольно-ревизионным управлением ФГУП.

Таким образом, указанное нарушение со стороны истца имело место не после взысканий, наложенных на него 18 апреля 19 мая 2008 года, а в 1 квартале 2008 года.

При этом, в материалах дела не имеется сведений о том, что истец имел дисциплинарные взыскания до указанных финансовых нарушений, т.е. до 1 апреля 2008 года, т.е. несмотря на ранее наложенное дисциплинарное взыскание, истец вновь не исполнил возложенные на него трудовые обязанности, следствием чего явились финансовые нарушения.

Учитывая изложенное, не имеется оснований, для вывода о неоднократности неисполнения истцом трудовых обязанностей без уважительных причин и законности его увольнения по пункту 5 статьи 81 Трудового кодекса РФ.

В соответствии с пунктами 3 и 4 части 1 статьи 362 ГПК РФ решение суда в части изменения формулировки увольнения отменено.

Поскольку увольнение Р. в соответствии с приказом от 23 мая 2008 года по пункту 5 статьи 81 Трудового кодекса РФ, является незаконным, судебная коллегия вынесла решение об изменении указанной формулировки увольнения истца на увольнение по собственному желанию.

 

2. Пассажир транспортного средства, пострадавший в результате столкновения двух транспортных средств и находившийся в одном из них, вправе заявить требование о взыскании компенсации морального вреда к одному из владельцев таких источников повышенной опасности.

 

Щ. обратилась в суд с иском по тем основаниям, что по вине водителя ООО ПСК "Строитель" М., управлявшего а/м ГАЗ 31029, произошло ДТП - столкновение с а/м ВАЗ 21083, под управлением ее мужа Щ. и в котором она находилась в качестве пассажира. Полученная ею автодорожная травма явилась причиной прерывания беременности, что причинило ей значительные нравственные и физические страдания. Истица просила взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 500000 руб.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично. Взыскано с ООО ПСК "Строитель" в пользу Щ. компенсация морального вреда 80000 руб., расходы по госпошлине - 100 руб., в остальной части иска отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия согласилась с таким судебным решением.

Судом установлено, что в июне 2005 года произошло дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего ООО ПКС "Строитель" а/м ГАЗ 31029, которым управлял М., и а/м и ВАЗ 21083 под управлением Щ. Возбужденное в отношении М. уголовное дело было прекращено в связи с истечением срока привлечения к уголовной ответственности. В результате ДТП Щ., находившейся в а/м ВАЗ 21083, причинены повреждения здоровья в связи с чем, по срочным показаниям выполнено оперативное вмешательство. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы прерывание беременности на сроке 32 недели состоит в прямой причинной связи с наступившими последствиями.

При рассмотрении заявленных требований суд правомерно применил положения статей 1079, 1100 ГК РФ.

Оценив собранные по делу доказательства, суд, обоснованно возложил на ООО ПКС "Строитель", как владельца источника повышенной опасности, обязанность по возмещению истице компенсации морального вреда.

При этом, не могут быть приняты во внимание доводы кассационной жалобы ООО ПКС "Строитель" относительно обязательного привлечения водителя ВАЗ 21083 к участию в деле в качестве соответчика.

Из представленных материалом видно, что суд ставил на обсуждение вопрос о его привлечении к участию в деле в качестве соответчика; истица настаивала на заявленных требованиях к ООО ПСК "Строитель". В силу пункта 3 статьи 40 ГПК РФ суд по своей инициативе привлекает соответчика к участию в деле только в случае невозможности рассмотрения дела без участия этого соответчика в связи с характером спорного правоотношения. В данном случае в соответствии с пунктом 3 статьи 1079 ГК РФ ООО ПСК "Строитель" и Щ., как владельцы источников повышенной опасности, несут солидарную ответственность за вред, причиненный истице, в результате взаимодействия этих источников. При этом, согласно статьи 323 ГК РФ при солидарной ответственности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из в отдельности.

Таким образом, истица имеет право предъявить требование только к одному из солидарных должников, т.е. к ООО ПКС "Строитель". Следовательно, разрешения данного спора без участия Щ. в качестве соответчика не противоречит положениям гражданского процессуального законодательства.

Ссылки в кассационной жалобе на вину Щ. в дорожно-транспортном происшествии также не могут быть учтены, поскольку данное обстоятельство не является юридически значимым для данного спора. В силу пункта 1 статьи 1079 ГК РФ деятельность, связанная с использованием источника повышенной опасности, создающая риск повышенной опасности для окружающих, обуславливает и повышенную ответственность владельцев источников повышенной опасности (независимо от наличия их вины) в наступлении неблагоприятных последствий для третьих лиц. Указанная норма предусматривает основания для освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности за причиненный вред; отсутствие вины в причинении вреда таковым не является. Таким образом, отсутствие вины в ДТП водителя ООО ПКС "Строитель" не является основанием для освобождения ответчика от обязанности возместить истице денежную компенсацию причиненных нравственных и физических страданий.

При этом судебная коллегия учитывает, что Щ. был привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, а в силу статьи 325 ГПК РФ должник, исполнивший солидарную ответственность, имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого.

 

3. Правильным является вывод суда о том, что на сотрудников органов внутренних дел не распространяются положения ранее действовавшей статьи 11 Закона РФ от 19 февраля 1993 года "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" относительно льгот молодежи (лицам в возрасте до 30 лет) в части выплаты процентной надбавки к заработной плате в полном размере с первого дня работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, если они прожили в указанных районах и местностях не менее пяти лет.

 

В соответствии с прежней редакцией статьи 11 Закона РФ от 19 февраля 1993 г. N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" молодежи (лицам в возрасте до 30 лет) процентная надбавка к заработной плате выплачивается в полном размере с первого дня работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, если они прожили в указанных районах и местностях не менее пяти лет.

Г. предъявил иск по тем основаниям, что с 2007 года он проходит службу в органах внутренних дел в должности милиционера-водителя Отдела вневедомственной охраны при Костомукшском ГОВД, но в приказе о назначении его на должность ему не установлена надбавка к заработной плате за работу в районах Севера. Ранее с 1988 года по 1995 год он проживал в г. Костомукша, с 1995 года по 1997 год проходил срочную военную службу, в том числе в Мурманской области, затем с 1998 года проходил службу в органах внутренних дел г. Магнитогорска Челябинской области, откуда был переведен в Отдел вневедомственной охраны при Костомукшском ГОВД. Истец просил обязать Министерство внутренних дел по РК установить ему с июня 2007 года процентную надбавку к заработной плате за работу в районах Крайнего Севера в полном размере - 80 процентов; обязать Управление вневедомственной охраны при МВД по Республике Карелия произвести перерасчет и выплату причитающегося ему денежного содержания с учетом процентной надбавки в указанном размере с 18 июня 2007 года и по настоящее время.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Кассационная инстанция не нашла оснований для отмены судебного решения.

Судом установлено, что Г. приказом Министра внутренних дел по Республике Карелия от 26 июня 2007 года был назначен на должность милиционера Отдела вневедомственной охраны при Костомукшском ГОВД. Данным приказом истцу установлена надбавка за работу в районах Крайнего Севера в размере 10 процентов. Ранее он проходил службу в органах внутренних дел г. Магнитогорска Челябинской области.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Правительства РФ от 28 мая 2001 г. N 416 "О дополнительных выплатах сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации, проходящим службу в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях и других местностях с неблагоприятными климатическими или экологическими условиями, в том числе отдаленных", пунктом 104 Приказа МВД России от 30 сентября 1999 года N 750 "Об утверждении Положения о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел" установлен порядок выплаты процентной надбавки к денежному довольствию сотрудникам органов внутренних дел в возрасте до 30 лет, прожившим в районах Крайнего Севера не менее одного года, согласно которому эта надбавка указанным лицам выплачивается в размере 20 процентов по истечении 6 месяцев службы с увеличением ее на 20 процентов за каждые последующие 6 месяцев.

Таким образом, указанные нормативные акты не предусматривают выплату северной надбавки в полном размере в связи с проживанием в районах Севера лицам, впервые поступающим на службу в органы внутренних дел, расположенные в районах Севера.

Учитывая изложенное, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для установления истцу указанной надбавки в размере 80 процентов.

При этом, судебная коллегия не может согласиться с тем, что суд при разрешении данного спора применил положения утвержденной приказом Министерства труда РСФСР от 22 ноября 1990 года N 2 Инструкции о порядке предоставления социальных гарантий и компенсаций лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в соответствии с действующими нормативными актами, поскольку порядок выплаты северной надбавки сотрудникам органов внутренних дел урегулирован указанными выше нормативными актами.

Вместе с тем, данное обстоятельство не является основанием для отмены по существу правильного судебного решения.

При этом, не могут быть приняты во внимание доводы кассационной жалобы относительно проживания истца в районах Крайнего Севера в период с 1988 года по 1997 год и срочной военной службы с 1995 года по 1997 год, поскольку действующим законодательством, регулирующим порядок начисления и выплаты денежного довольствия сотрудникам органов внутренних дел, указанные обстоятельства не предусмотрены в качестве основания для начисления заявленного истцом размера северных надбавок.

 

4. Заработная плата, в перерасчете которой истцом было заявлено правомерно, но во взыскании которой, судом отказано в связи с истечением срока обращения в суд в соответствии со статьей 392 Трудового кодекса РФ, подлежит учету при исчислении средней заработной платы для последующих выплат.

 

М. обратился с иском по тем мотивам, что он работал оператором котельной в ООО "Беломорские коммунальные системы" (БКС), согласно Отраслевому тарифному соглашению (ОТС) в ЖКХ на 2008-2010 г. г. тарифная ставка рабочих первого разряда должна составлять с 1 января 2008 года 2550 руб. Указанное соглашение заключено на федеральном уровне, распространило свое действие на ООО "БКС". Поскольку ответчик в нарушение условий ОТС производит расчет и выплату заработной платы в прежнем размере, истец просил взыскать с него разницу в заработной плате (между существующей и определенной в соответствии с требованиями ОТС) за период с января по июль 2008 года в общей сумме 55053 руб. 16 коп.

Решением суда иск удовлетворен частично. Взыскана с ООО "БКС" в пользу М. задолженность по заработной плате в сумме 54264 руб., а также госпошлина в доход государства, в остальной части иска отказано.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о законности и обоснованности судебного решения по следующим основаниям.

22 июня 2007 года на федеральном уровне заключено Отраслевое тарифное соглашение в жилищно-коммунальном хозяйстве Российской Федерации на 2008-2010 годы между Общероссийским профсоюзом работников жизнеобеспечения, Общероссийским отраслевым объединением работодателей "Союз коммунальных предприятий" и Федеральным агентством по строительству и жилищно-коммунальному хозяйству, которое 5 сентября 2007 года прошло уведомительную регистрацию в Федеральной службе по труду и занятости и утверждено Рострудом. ОТС было опубликовано в журнале "Труд и Страхование" и размещено на официальном сайте Министерства здравоохранении и социального развития России.

В соответствии с частями 6 и 7 статьи 48 Трудового кодекса РФ, когда на федеральном уровне заключено отраслевое соглашение, руководитель федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по нормативно-правовому регулированию в сфере труда, имеет право предложить работодателям, не участвовавшим в заключении данного соглашения, присоединиться к этому соглашению. Если работодатели в течение 30 календарных дней со дня официального опубликования предложения о присоединении к соглашению не представили в федеральный орган исполнительной власти по труду письменный мотивированный отказ присоединиться к нему, то соглашение считается распространенным на этих работодателей со дня официального опубликования этого предложения.

Письмом Министра здравоохранения и социального развития РФ от 13 декабря 2007 года работодателям предложено присоединиться к ОТС. Указанное письмо было опубликовано в "Российской газете" 19 декабря 2007 года.

Судом установлено, что М. с 1 сентября 2007 года по 31 июля 2008 года работал в ООО "БКС", с 1 января 2008 года ему был установлен должностной оклад в размере 2443 руб.

ООО "БКС" осуществляет деятельность по организации коммунального водоснабжения, водоотведения и теплоснабжения. 5 февраля 2008 года генеральный директор ООО "БКС" направил в адрес Министерства здравоохранения и социального развития РФ отказ от присоединения к ОТС.

Исходя из положения пункта 1.1 ОТС, вида деятельности ООО "БКС", также того, что ответчиком отказ от присоединения к ОТС направлен в адрес Министерства здравоохранения и социального развития РФ лишь 5 февраля 2008 года, т.е. с нарушением установленных Трудовым кодексом РФ сроков, суд правомерно указал, что в данном случае в силу части 7 статьи 48 Трудового кодекса РФ действие ОТС распространяется на работодателя и работников ООО "БКС" со дня официального опубликования обращения, т.е. с 19 декабря 2007 года и подлежало исполнению ООО "БКС", как стороной такого соглашения, с 1 января 2008 года.

При этом, судом обоснованно применены положения статьи 392 Трудового кодекса РФ к требованиям истца о взыскании заработной платы с января по апрель 2008 года, поскольку истец не представил доказательства уважительности пропуска срока для обращения в суд за защитой нарушенного права в этой части.

Разрешая спор в части оплаты труда (в том числе перерасчета оплаты отпуска) за период с мая по июль 2008 года, суд с учетом положений статей 48, 135, 152 Трудового кодекса РФ, пунктов 1.7, 2.3 ОТС, обоснованно удовлетворил иск в этой части, поскольку истцу за этот период заработная плата начислялась и выплачивалась в ином порядке, чем это предусмотрено ОТС.

Доводы кассационной жалобы ответчика о том, что суд неправильно при расчете отпускных за июнь и июль 2008 года, учитывал суммы за период с января по апрель 2008 года, которые подлежали начислению истцу, исходя из ОТС, являются несостоятельными и противоречат положениям ст. ст. 114, 135, 139 Трудового кодекса РФ. Применение судом положений статьи 392 Трудового кодекса РФ к части заявленных истцом требований о перерасчете заработной платы за период с января по апрель 2008 года не является основанием для производства соответствующих расчетов без использования таких сумм за иные периоды времени, поскольку иной подход противоречил бы названным выше законоположениям.

При таких обстоятельствах, решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам жалобы не имеется.

 

5. Правомерным является определение судьи об оставлении без движения по мотиву неуплаты государственной пошлины кассационной жалобы службы судебных приставов на решение суда об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя.

 

Управление Федеральной службы судебных приставов России по РК подало кассационную жалобу на решение Петрозаводского городского суда по заявлению ОАО "Мобильные ТелеСистемы" об оспаривании постановлений должностного лица. Данная жалоба оставлена судьей без движения по мотиву отсутствия документа, подтверждающего уплату государственной пошлины.

С определением судьи об оставлении кассационной жалобы без движения не согласно Управление Федеральной службы судебных приставов России по РК.

В частной жалобе поставлен вопрос об отмене определения, в связи с тем, что утверждение судьи о необходимости уплаты государственной пошлины в размере 1000 руб. при подаче кассационной жалобы по делу, рассмотренному в порядке оспаривания решения или действия (бездействия) должностного лица службы судебных приставов, не основано на законе.

Судебная коллегия не нашла оснований для отмены определения судьи.

В соответствии с пунктом 4 статьи 339 Гражданского процессуального кодекса РФ к кассационной жалобе прилагается документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, если жалоба при ее подаче подлежит оплате.

В силу положений подпунктов 3 и 9 пункта 1 статьи 333.19 Налогового кодекса РФ по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, при подаче кассационной жалобы государственная пошлина уплачивается в размере 50 процентов размера государственной пошлины, подлежащей уплате при подаче искового заявления неимущественного характера, которая для организаций составляет 2000 руб.

Учитывая изложенное, при подаче Управлением Федеральной службы судебных приставов России по РК кассационной жалобы на решение Петрозаводского городского суда по делу, рассмотренному в порядке гл. 25 ГПК РФ, подлежит уплате государственная пошлина в размере 1000 руб.

Оснований полагать Управление Федеральной службы судебных приставов России по РК освобожденным от уплаты государственной пошлины в силу положений статьи 333.36 Налогового кодекса РФ, устанавливающей льготы при обращении в суды общей юрисдикции, не имеется.

Документ, подтверждающий уплату заявителем государственной пошлины в вышеуказанном размере, к кассационной жалобе не приложен.

Согласно пункту 1 статьи 341 ГПК РФ при подаче кассационной жалобы, не соответствующей требованиям, предусмотренным статьей 339 ГПК РФ, судья выносит определение, на основании которого оставляет жалобу без движения.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия находит определение судьи постановленным при правильном применении норм процессуального права. Оснований к отмене определения судьи по доводам частной жалобы не имелось.

 

6. Правомерным является отказ в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на имущество должника, которое является предметом договора залога по иным обязательствам.

 

Судебный пристав-исполнитель обратился в суд с заявлением об обращении взыскания на автомобиль "Ниссан Алмера классик", зарегистрированный на имя П. - должника по исполнительному производству о взыскании в пользу Костомукшского отделения Сберегательного Банка задолженности по кредитному договору в размере 215 164 руб. 40 коп. на основании исполнительного листа, выданного Костомукшским городским судом. Указанный автомобиль является предметом залога на основании договора между Коммерческим банком "Ренессанс Капитал" и П.

Суд постановил определение об отказе в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на заложенное имущество.

Суд кассационной инстанции оставил определение суда без изменения, указав следующее.

В соответствии со статьей 78 ФЗ "Об исполнительном производстве" при недостаточности у должника имущества для удовлетворения требований всех взыскателей взыскание на заложенное имущество может быть обращено на основании судебного акта об обращении взыскания на заложенное имущество в интересах не являющихся залогодержателями взыскателей, требования которых в соответствии с частью 1 статьи 111 указанного Федерального закона относятся к первой или второй очереди, имеют преимущество перед требованием залогодержателя и возникли до заключения договора залога.

Статьей 111 ФЗ "Об исполнительном производстве" установлена очередность удовлетворения требований взыскателя, в частности, в первую очередь удовлетворяются требования по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца, а также требования о компенсации морального вреда; во вторую очередь удовлетворяются требования по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих (работавших) по трудовому договору, а также по выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности; в третью очередь удовлетворяются требования по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды; в четвертую очередь удовлетворяются все остальные требования.

Как усматривается из представленных материалов дела, судебным приставом-исполнителем на основании исполнительного листа о взыскании с должника П. в пользу Костомукшского отделения Сберегательного Банка долга по кредитному договору от 21 декабря 2006 года в размере 215 164 руб. 40 коп. было возбуждено исполнительное производство. За должником зарегистрировано транспортное средство "Ниссан Алмера классик", которое является предметом залога по кредитному договору между Коммерческим банком "Ренессанс Капитал" и П. от 25 декабря 2006 года.

В соответствии со статьей 334 Гражданского кодекса РФ залог возникает в силу договора.

Согласно п. 8.1 кредитного договора между Коммерческим банком "Ренессанс Капитал" и П. "в обеспечение исполнения своих обязательств по погашению задолженности по кредиту, а также иных обязательств заемщика, установленных в настоящих условиях, заемщик передает банку в залог автомобиль, который является предметом залога". Пунктом 8.3 вышеуказанного кредитного договора определено, что право залога на предмет залога возникает у банка с момента заключения договора между банком и заемщиком в соответствии с п. 4.2 настоящих условий.

Судебная коллегия находит вывод суда первой инстанции об отказе в удовлетворении заявления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на заложенное имущество правильным, поскольку данный автомобиль является предметом залога по договору П. с Коммерческим банком "Ренессанс Капитал", который заключен в 2006 году, а взыскание по кредитному договору, заключенному между П. с Костомукшским отделением Сбербанка России состоялось 17 августа 2007 года. Также правильным является вывод суда о том, что требования взыскателя - Костомукшского отделения Сберегательного Банка не относятся к первой или второй очереди согласно статье 111 ФЗ "Об исполнительном производстве".

Учитывая изложенное, коллегия считает, что судом постановлено законное и обоснованное определение.

 

Надзорная практика

 

1. В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда, причиненного гражданину, может быть взыскана с причинителя вреда в случае, если вред причинен действиями, нарушающими личные неимущественные права гражданина.

 

А. предъявила иск к Министерству финансов РФ, Управлению Федерального казначейства по РК, Федеральной миграционной службе по РК о взыскании материального ущерба и взыскании компенсации морального вреда по тем основаниям, что в декабре 2006 года территориальным пунктом Управления Федеральной миграционной службы РФ по РК истице был выдан заграничный паспорт с внесением в него сведений о несовершеннолетнем ребенке. Истица для себя и своей несовершеннолетней дочери приобрела путевку в Египет, однако воспользоваться ею не смогла ввиду того, что ее несовершеннолетней дочери было отказано в пересечении государственной границы РФ из-за отсутствия в паспорте двух печатей. Истица просит взыскать причиненный ей материальный ущерб и компенсацию морального вреда.

Решением Петрозаводского городского суда исковые требования удовлетворены частично. Суд взыскал с Министерства финансов РФ за счет казны Российской Федерации в пользу А. в возмещение материального ущерба 31730 рублей, компенсацию морального вреда, причиненного несовершеннолетней дочери истицы. В остальной части иска и в иске к Управлению Федерального казначейства по РК, Федеральной миграционной службе, Управлению Федеральной миграционной службы по РК суд отказал.

Кассационным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК решение Петрозаводского городского суда отменено в части отказа в иске о взыскании расходов на проезд до г. Москвы и обратно и взыскании компенсации морального вреда самой истице. Судебной коллегией в этой части вынесено новое решение о частичном удовлетворении иска: взыскано с Министерства финансов РФ в пользу А. в возмещение материального ущерба - 2 299 рублей 60 копеек и взыскана денежная компенсация морального вреда. В остальной части решение оставлено без изменения.

Президиум Верховного суда Республики Карелия состоявшиеся судебные постановления в части удовлетворения требований о взыскании компенсации морального вреда отменил по следующим основаниям.

Судом установлено, что 4 декабря 2006 года истицей было подано заявление в отделение Федеральной миграционной службы о выдаче заграничного паспорта, 16 января 2007 года паспорт ей был выдан с внесением в него сведений о несовершеннолетнем ребенке истицы. 8 октября 2007 года между А. и ЗАО "Интурист-Петрозаводск" был заключен договор купли-продажи тура в Египет с 27 октября 2007 года по 6 ноября 2007 года.

27 октября 2007 года перед вылетом на отдых в аэропорту "Домодедово" при прохождении паспортного контроля в результате неправильного оформления заграничного паспорта дочери истицы было отказано в пересечении государственной границы РФ в связи с тем, что на странице 34 и 35 загранпаспорта - сведения о детях, не были проставлены печати. Неправильное оформление паспорта было произведено сотрудником Отделения Управления федеральной миграционной службы.

Судебные инстанции при удовлетворении исковых требований в части взыскания морального вреда исходили из того, что поскольку гарантированное Конституцией РФ право свободного передвижения истицы было нарушено в результате неправомерных действий сотрудников миграционной службы, а также поскольку данное право согласно статье 150 Гражданского кодекса РФ относится к личным неимущественным правам, истица имеет право на компенсацию морального вреда.

Однако выводы суда первой и кассационной инстанции в части взыскания компенсации морального вреда основаны на неправильном толковании норм материального права. Выводы суда о нарушении конституционного права истицы на свободу передвижения несостоятельны. Требования истицы о взыскании морального вреда связаны с ненадлежащим оформлением загранпаспорта и причинением ей материального ущерба, следовательно, с нарушением ее имущественных прав.

В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Таким образом, как следует из указанной нормы закона, компенсация причиненного морального вреда может быть взыскана судом с нарушителя в том случае, если таким нарушением затрагиваются его личные неимущественные права.

При таких обстоятельствах судом первой и кассационной инстанции были неправильно применены нормы материального права, в связи с чем указанные судебные постановления в части взыскания компенсации морального вреда отменены, и Президиум вынес новое решение в этой части об отказе в иске о взыскании компенсации морального вреда.

 

2. Судебные издержки, связанные с рассмотрением дела арбитражными судами, являются судебными расходами, вопрос о которых разрешается в порядке, предусмотренном Арбитражным процессуальным кодексом РФ.

 

Т. обратилась в суд с иском к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы РФ по РК о признании недействительным решения налогового органа, которым она как индивидуальный предприниматель была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения по итогам камеральной налоговой проверки в связи с неполной уплатой единого налога на вмененный доход (ЕНВД) в результате занижения налоговой базы. Также просила взыскать с ответчика убытки, связанные с восстановлением ее нарушенного права, а именно: расходы на поездки ее представителя в Арбитражные суды г. Петрозаводска, г. Санкт-Петербурга и проживание там, всего в сумме 11 000 рублей.

Решением мирового судьи судебного участка N 1 Сегежского района исковые требования истицы удовлетворены частично: решение налогового органа признано недействительным, с МИ ФНС РФ N 2 по РК в пользу Т. взысканы убытки в сумме 11 045 руб. 90 коп.

Апелляционным определением Сегежского городского суда решение мирового судьи судебного участка N 1 Сегежского района оставлено без изменения, апелляционная жалоба ответчика - без удовлетворения.

Президиум Верховного суда Республики Карелия состоявшиеся судебные постановления в части удовлетворения требований о взыскании убытков отменил ввиду существенного нарушения норм процессуального права, указав следующее.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, решением налогового органа Т., как индивидуальный предприниматель и налогоплательщик единого налога на вмененный доход (ЕНВД), была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения по итогам камеральной налоговой проверки. Указанным решением Т. предлагалось уплатить сумму штрафа, сумму неуплаченного налога и пени, также было разъяснено право на обжалование данного решения в соответствии с главой 19 Налогового кодекса РФ - в вышестоящий налоговый орган и в соответствии с главой 24 АПК РФ - в Арбитражный суд РК.

Также установлено, что Т., не согласившись с решением налогового органа, обратилась в Арбитражный суд РК и вышестоящие инстанции, где ее интересы на основании доверенности представляла С. В последующем Федеральным арбитражным судом Северо-Западного округа производство по делу было прекращено по неподведомственности, так как Т. утратила статус индивидуального предпринимателя, в связи с чем истица обратилась в суд общей юрисдикции.

Удовлетворяя заявленные исковые требования, суд взыскал в пользу истицы в качестве убытков, руководствуясь ст. 15 Гражданского кодекса РФ, сумму расходов, понесенных истицей в связи с рассмотрением дела в Арбитражном суде, в размере 11 045 руб. 90 коп.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя.

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Из материалов дела усматривается, что сумма, взысканная судом в пользу истицы в качестве убытков складывается из затрат на поездки представителя истицы в Арбитражные суды в г. Петрозаводск и г. Санкт-Петербург и проживание там, то есть из сумм, являющихся судебными издержками, связанными с рассмотрением Арбитражными судами иска Т.

Согласно ст. 112 АПК РФ вопросы о судебных расходах разрешаются арбитражным судом и отражаются в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении. Указанное определение может быть обжаловано.

В материалах дела имеется копия определения Арбитражного суда РК от 01.10.2007 года, которым производство по заявлению Т. о взыскании судебных издержек прекращено.

Однако данные обстоятельства судом при рассмотрении дела не были учтены.

Таким образом, взыскание в пользу истицы суммы судебных расходов в размере 11 045 руб. 90 коп., признанных судом в качестве убытков, нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем судебные постановления в указанной части отменены. Учитывая, что обстоятельства дела судом установлены полно и правильно, но судебные инстанции неправильно применили нормы материального права, Президиум вынес новое решение в указанной части об отказе в иске.

 

3. У суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для применения срока исковой давности, поскольку при рассмотрении дела мировым судьей стороны о применении срока исковой давности не заявляли.

 

Б. предъявила иск к 13-й поликлинике ФГУ Ленинградского военного округа Министерства обороны РФ по тем основаниям, что истица с 21.01.2002 года работала в аптеке госпиталя в/ч 93487 Ленинградского военного округа Минобороны РФ, реорганизованного 01.09.2007 года в 13-ую поликлинику ФГУ Ленинградского военного округа Министерства обороны РФ, в должности фармацевта. С ноября 2005 года истица была переведена на должность заведующей аптеки - провизора. С 01.06.2007 г. Военно-медицинской Академией истице присвоена высшая квалификационная категория по специальности "фармация". На основании приказов Министерства обороны РФ, приказа Минздрава РФ N 35 при присвоении квалификационной категории разряды оплаты труда устанавливаются выше по сравнению с разрядом, определенным по Единой тарифной сетке. В июне 2007 года истица обратилась к командованию с просьбой об увеличении разряда оплаты труда, в чем ей было отказано. На основании изложенного истица просила обязать ответчика произвести перерасчет заработной платы и взыскать недоплаченную сумму за период с 01.01.2006 года по 01.12.2007 года в размере 27548 руб. 82 коп.

Решением мирового судьи судебного участка N 2 г. Сортавала в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным решением Сортавальского городского суда решение мирового судьи отменено, вынесено новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Суд надзорной инстанции отменил апелляционное решение как принятое с существенным нарушением норм процессуального права и указал следующее.

Отменяя решение мирового судьи, суд апелляционной инстанции, не рассматривая спор по существу, пришел к выводу о том, что истицей без уважительных причин пропущен срок для обращения в суд, предусмотренный ст. 392 ТК РФ, в связи с чем имеются основания для отказа в иске.

Между тем, в соответствии с ч. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Согласно п. 12 Постановления Пленума ВС РФ, Пленума ВАС РФ от 28.02.1995 года N 2/1 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой ГК РФ", заявление стороны в споре о применении срока исковой давности является основанием к отказу в иске при условии, что оно сделано на любой стадии процесса до вынесения решения судом первой инстанции, и пропуск указанного срока подтвержден материалами дела.

Как следует из материалов дела, ответчик о пропуске истицей срока исковой давности при рассмотрении дела мировым судьей не заявлял, в связи с чем у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для применения срока исковой давности, и соответственно, для отказа в иске по этим основаниям. Апелляционная жалоба истицы по существу не рассматривалась.

Таким образом, суд апелляционной инстанции при рассмотрении данного дела допустил существенные нарушения норм процессуального права, в связи с чем принятое по делу апелляционное решение отменено, а дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

 

4. В случае если неисправный радиатор отопления, по причине которого произошло залитие квартиры, находится в жилом помещении собственника и предназначен только для отопления данного жилого помещения, то ущерб от залития подлежит взысканию с собственника этого жилого помещения.

 

И. обратился в суд с иском к Б. по тем основаниям, что принадлежащая истцу на праве общей долевой собственности квартира была залита из квартиры ответчика, в связи с чем имуществу И. причинен ущерб.

Определением мирового судьи к участию в деле в качестве третьего лица привлечена обслуживающая организация ООО "Этрон".

Решением мирового судьи судебного участка N 7 г. Петрозаводска РК исковые требования удовлетворены. Суд взыскал с ответчика в пользу И. в возмещение ущерба, причиненного залитием квартиры, денежную сумму в размере 7689 рублей.

Апелляционным решением Петрозаводского городского суда РК решение мирового судьи отменено и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении требований И. в полном объеме.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил апелляционное решение по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 210 Гражданского кодекса РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности (ч. 1 ст. 244 ГК РФ).

Согласно ч. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В силу ч. 1 ст. 36 Жилищного кодекса РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке.

Мировым судьей установлено, что 17 марта 2007 года по причине течи радиатора отопления в квартире ответчика произошло залитие расположенной ниже квартиры истца. Также судом установлено, что квартира, в которой произошла течь радиатора, принадлежит на праве собственности ответчику Б. Размер ущерба составил 4479 руб., что подтверждается заключением эксперта. Факт залития ответчиком не оспаривался.

При таких обстоятельствах мировой судья пришел к выводу о том, что вред имуществу И. причинен по вине собственника квартиры ответчика Б. и постановил решение об удовлетворении исковых требований.

При рассмотрении дела в апелляционной инстанции суд указал, что внутридомовая система отопления, включая радиаторы отопления, расположенные в квартирах, входит в состав общего имущества многоквартирного дома. Техническим обслуживанием общего имущества многоквартирного дома должна заниматься обслуживающая организация, в связи с чем Б. не является надлежащим ответчиком по данному иску.

По изложенным основаниям суд апелляционной инстанции отменил решение мирового судьи и постановил новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Однако с данными выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя.

Согласно ч. 1 ст. 36 Жилищного кодекса РФ в состав общего имущества собственников многоквартирного дома входит (в том числе) оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения.

Находящийся в квартире ответчика радиатор отопления действительно входит в систему внутридомового отопления многоквартирного дома, однако предназначен только для отопления жилого помещения ответчика.

С учетом изложенного мировым судьей был сделан правильный вывод о том, что бремя содержания данного имущества в силу ст. 210 ГК РФ, ст. 30 ЖК РФ лежит на собственнике жилого помещения, в котором находится данный радиатор, в связи с чем обязанность поддержания имущества (оборудования) в надлежащем состоянии также возложена на собственника.

Доказательств обращения ответчика в обслуживающую организацию до момента залития суду не представлено.

Кроме того, свое решение суд апелляционной инстанции обосновал заключением технической экспертизы, выполненной ООО "Инжтехстрой" по определению суда апелляционной инстанции, в котором указано, что радиатор отопления в квартире ответчика является единым целым с системой внутридомового отопления многоквартирного дома по ул.Лыжной, в котором проживают стороны, а также, что при снятии радиаторов отопления (в том числе в одной квартире) произойдет ухудшение состояния общего имущества собственников жилых помещений указанного дома.

Вместе с тем, в силу ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда не обязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 ГПК РФ. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ч. 1, 2 ст. 67 ГПК РФ).

Согласно п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 г. N 23 "О судебном решении" заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами.

В основу оспариваемого судебного постановления судом апелляционной инстанции положено заключение ООО "Инжтехстрой". Представленные истцом и третьим лицом доказательства того, что радиатор отопления, установленный в квартире ответчика, предназначен для отопления только данного помещения; при демонтаже отопительного прибора в квартире ответчика и установке заглушек на подводках к радиатору система теплоснабжения дома не нарушится; ремонт и замена радиатора производится за счет собственника жилого помещения, судом апелляционной инстанции отвергнуты.

При таких обстоятельствах выводы суда апелляционной инстанции основаны на неправильном толковании закона, что является существенным нарушением норм материального и процессуального права, повлиявшим на исход дела, без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав И., в связи с чем оспариваемое апелляционное решение отменено.

Принимая во внимание, что мировым судьей правильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, и правильно применены нормы материального права, Президиум оставил без изменения решение мирового судьи об удовлетворении иска.

 

5. Решение суда об отказе в иске о возложении обязанности произвести ремонтные работы балконных плит многоквартирного дома на обслуживающую организацию отменено как основанное на неправильном применении норм материального права.

 

Т. обратилась в суд с иском к ООО "Жилфонд-Служба" о защите прав потребителей по тем основаниям, что невыполнение ответчиком работ по ремонту общего имущества в многоквартирном доме по ул.Кирова в г. Петрозаводске, собственником квартиры, в котором является истица, нарушает ее права как контрагента по заключенному между сторонами договору и угрожает безопасности всех жильцов дома. Несмотря на неоднократные обращения жильцов с заявлениями об устранении недостатков: разрушений на цоколе здания, отслаивания облицовочной плитки фасада, разрушения балконных плит, разрушения лестничных ступеней, ремонтные работы ответчиком не производились, в связи с чем жильцы дома обращались с требованиями о перерасчете сумм за техническое обслуживание. По причине несоблюдения ответчиком Постановления Госстроя РФ от 27 сентября 2004 г. N 170 "Об утверждении правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда", невыполнения им ремонтных работ по неоднократным заявкам жильцов, серьезные недостатки в системе вентиляции теплового распределительного узла подвала (отсутствие продухов) вызвали высокую влажность в подъезде и конденсат на дверях, что представляет угрозу причинения вреда несущим конструкциям многоквартирного жилого дома и их обрушению. В связи с ненадлежащим исполнением своих обязательств и некачественным предоставлением услуг ответчиком истица просила суд обязать ООО "Жилфонд-Служба" произвести ремонтные работы общего имущества в многоквартирном доме, в том числе произвести ремонт всех балконных плит, а также обязать ответчика произвести перерасчет платы за техническое обслуживание в связи с нарушением сроков выполнения работ.

Решением Петрозаводского городского суда иск удовлетворен частично. ООО "Жилфонд-Служба" обязано восстановить систему вентиляции теплового распределительного узла в указанном доме, установить дренаж для сброса воды из системы центрального отопления дома. В остальной части иска отказано.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия решение Петрозаводского городского суда РК оставлено без изменения.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил указанные судебные постановления в части отказа в иске о возложении обязанности произвести ремонтные работы балконных плит, указав следующее.

Суд, отказывая в удовлетворении исковых требований о возложении на ответчика обязанности по производству ремонтных работ балконных плит на фасаде всего дома, сослался на то, что такой ремонт должен производиться за счет собственников жилых помещений.

Вместе с тем, с выводами суда нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 36 Жилищного кодекса РФ собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке (далее - общее имущество в многоквартирном доме).

Согласно п. 1 ст. 156 Жилищного кодекса РФ плата за содержание и ремонт жилого помещения устанавливается в размере, обеспечивающем содержание общего имущества в многоквартирном доме, в соответствии с требованиями законодательства.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, Т. проживает и является собственником квартиры в доме по ул.Кирова в городе Петрозаводске. Управление указанным многоквартирным жилым домом осуществляет ООО "Жилфонд-Служба" на основании Устава и договора управления жилыми зданиями, заключенного 28 февраля 2005 года с Администрацией г. Петрозаводска. Согласно п. п. 1, 3.5, 4.1.2 указанного договора в целях обслуживания, содержания и текущего ремонта общего имущества жилых домов, управляющая организация обязана заключать договоры с обслуживающими организациями независимо от их организационно-правовых форм, в том числе - при необходимости по видам работ, как следствие заключенный 31 декабря 2005 года договор простого товарищества (о совместной деятельности) с ООО "Центр-Сервис" для выполнения комплекса работ по содержанию и ремонту общего имущества. В феврале 2007 года ООО "Центр-Сервис" проведено обследование вышеуказанного жилого дома и установлено, что имеются разрушения штукатурного слоя балконов, оголенные участки металлической арматуры, частично отсутствуют металлические сливы, разрушены деревянные перила на ограждающей решетке балконов, что подтверждается Актом обследования жилого помещения.

Постановлением Правительства РФ от 13 августа 2006 г. N 491 утверждены Правила содержания общего имущества в многоквартирном доме, регулирующие отношения по содержанию общего имущества, принадлежащего на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме. Согласно п. п. "в" п. 2 настоящих Правил "балконные и иные плиты" включены в состав общего имущества, принадлежащего на праве общей долевой собственности собственникам помещений в многоквартирном доме.

Поскольку п. 7 Приложения N 4 к стандартам качества жилищно-коммунальных услуг указано, что в перечень работ, связанных с текущим ремонтом общего имущества жилых домов, выполняемых за счет платы за текущий ремонт жилья, входит восстановление или замена отдельных участков и элементов, в том числе балконов, отказ суда в удовлетворении заявленных исковых требований о производстве ремонтных работ балконных плит на фасаде всего дома, не основан на нормах права.

При таких обстоятельствах судебные постановления в указанной части признаны незаконными, в связи с чем отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

6. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков (статья 15 Гражданского кодекса РФ).

 

Т. и Ш. обратились в суд с иском к ОАО "Российские железные дороги" о защите прав потребителей в связи с некачественно оказанной услугой перевозки железнодорожным транспортом. В обоснование заявленных требований истцы указали, что приобрели у ответчика два билета на поезд, следующий 20.10.2007 г. от ст. Петрозаводск до ст. Москва и обратно, однако в связи с прибытием поезда на ст. Москва с опозданием на 3 часа 59 минут, истцы опоздали на самолет, вылетавший из аэропорта "Домодедово" в Чехию, куда истцы приобрели турпутевки. В связи с вынужденным отказом от туристической поездки истцы просили взыскать с ответчика причиненные им убытки в размере стоимости турпутевки (33 127 рублей), стоимость проезда в Москву и обратно железнодорожным транспортом (2197 руб.), стоимость проезда на такси от вокзала в Москве до аэропорта "Домодедово" (3 000 рублей), стоимость проезда по Москве общественным транспортом (134 рубля), пени за опоздание поезда (133 рубля 61 копейку), пени за просрочку возмещения убытков (768 рублей 25 копеек), компенсацию морального вреда и штраф за несоблюдение в добровольном порядке законных требований потребителей.

Решением мирового судьи судебного участка N 7 г. Петрозаводска РК исковые требования удовлетворены частично. Также частично удовлетворены требования о взыскании стоимости железнодорожных билетов.

Апелляционным решением Петрозаводского городского суда решение мирового судьи судебного участка N 7 г. Петрозаводска РК изменено.

С ОАО "Российские железные дороги" взысканы в пользу Т. штраф за опоздание поезда в сумме 51 рубль, стоимость турпутевки в сумме 33 127 рублей, компенсация морального вреда в сумме 1 000 рублей; в пользу Ш. с ответчика взысканы штраф за опоздание поезда в сумме 51 рубль, компенсация морального вреда в сумме 1 000 рублей.

В остальной части исковых требований отказано.

Президиум Верховного суда Республики Карелия отменил апелляционное решение Петрозаводского городского суда в части отказа в иске о взыскании убытков, взыскании пеней и в части взыскания штрафа в доход государства, указав следующее.

Судом установлено, что истцы приобрели железнодорожные билеты для проезда от ст. Петрозаводск до ст. Москва отправлением 20 октября 2007 года и прибытием в пункт назначения 21 октября 2007 года, стоимость каждого билета составляет 566 рублей 70 копеек. Поезд прибыл в Москву 21 октября 2007 года с опозданием на 3 часа 59 минут, что подтверждается материалами дела и не оспаривается ответчиком, в связи с чем истцы опоздали на самолет, вылетавший из аэропорта "Домодедово". Ввиду опоздания поезда истцы не смогли воспользоваться туристической путевкой в Чехию. Таким образом, услуга по перевозке пассажиров истцам была оказана ненадлежащего качества.

В соответствии со статьей 110 Устава железнодорожного транспорта РФ (Федеральный закон от 10.01.2003 года N 18-ФЗ) в случае опоздания поезда на железнодорожную станцию, за исключением перевозок в пригородном сообщении, пассажир также вправе потребовать возмещения причиненных ему убытков в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Суд апелляционной инстанции, изменяя решение мирового судьи судебного участка N 7 г. Петрозаводска в части взыскания стоимости железнодорожных билетов и пеней, исходил из того, что транспортные расходы не могут быть признанны убытками, так как не связаны напрямую с опозданием поезда и могли быть понесены истцами и в том случае, если бы поезд пришел в Москву по расписанию, а поскольку основное требование о взыскании транспортных расходов не удовлетворено, то не подлежит удовлетворению и неустойка за отказ исполнителя выполнить требование потребителя.

Однако с выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя.

В соответствии со статьей 15 Гражданского кодекса РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права

Согласно статье 1064 Гражданского кодекса РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Расходы по оплате стоимости железнодорожных билетов, понесенные истцами, неразрывно связаны с использованием приобретенной истцами туристической путевкой в Чехию, однако в результате опоздания поезда истцы были лишены возможности отправиться на отдых.

Таким образом, выводы суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении иска о взыскании стоимости железнодорожных билетов основаны на неправильном применении норм материального права, в связи с чем апелляционное решение в указанной части отменено.

Поскольку удовлетворение исковых требований о взыскании неустойки, предусмотренной ст. 30 Федерального закона "О защите прав потребителей", зависит от удовлетворения основных требований о взыскании убытков, апелляционное решение об отказе в иске о взыскании неустойки также отменено.

Так как размер штрафа, взысканного с ответчика в доход государства, предусмотренного ч. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей", зависит от размера суммы, присужденной судом в пользу потребителя, то апелляционное решение в этой части также отменено, а дело в данной части направлено на новое апелляционное рассмотрение.

 

7. Решение суда об отказе в иске о взыскании с работодателя заработной платы на период трудоустройства (ст. 318 Трудового кодекса РФ) в связи с тем, что истица отказалась от подходящей работы, отменено ввиду неправильного применения норм материального права.

 

Б. обратилась в суд с иском по тем основаниям, что 13.08.2007 г. была уволена из МУ "Олонецкая центральная районная больница" в связи с сокращением численности штатов. Получала пособие в размере среднего месячного заработка на период трудоустройства в течение первых трех месяцев после увольнения. Истица состоит на учете в ГУ "Центр занятости населения Олонецкого района". Согласно решениям центра занятости истице предоставлено право на сохранение среднемесячного заработка по последнему месту работы в течение четвертого, пятого и шестого месяцев. Однако работодатель в выплате среднего месячного заработка за указанные месяцы ей отказал. Просила взыскать среднюю заработную плату за четвертый, пятый и шестой месяц после увольнения, компенсацию морального вреда.

Решением мирового судьи судебного участка Олонецкого района в удовлетворении исковых требований отказано.

Решением Олонецкого районного суда решение мирового судьи судебного участка Олонецкого района отменено и вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований частично. Суд взыскал с МУ "Олонецкая центральная районная больница" в пользу Б. средний месячный заработок на период трудоустройства в течение четвертого месяца 18 814 руб. 59 коп., компенсацию морального вреда в размере 300 рублей. В удовлетворении исковых требований в остальной части отказано.

Суд надзорной инстанции отменил решение Олонецкого районного суда в части отказа в иске о взыскании заработной платы ввиду существенного нарушения судом норм материального права, указав следующее.

В соответствии со статьей 27 Федерального закона "О занятости населения в РФ" работникам при расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации предоставляются гарантии и компенсации в соответствии с трудовым законодательством.

Согласно статье 318 Трудового кодекса РФ работнику, увольняемому из организации, расположенной в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части первой статьи 81 Кодекса) либо сокращением численности или штата работников организации (пункт 2 части первой статьи 81 Кодекса), выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка, за ним также сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше трех месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия).

В исключительных случаях средний месячный заработок сохраняется за указанным работником в течение четвертого, пятого и шестого месяцев со дня увольнения по решению органа службы занятости населения при условии, если в месячный срок после увольнения работник обратился в этот орган и не был им трудоустроен.

Выплата выходного пособия в размере среднего месячного заработка и сохраняемого среднего месячного заработка, предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, производится работодателем по прежнему месту работы за счет средств этого работодателя.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, Б. работала старшим лаборантом лаборатории диагностики СПИД МУ "Олонецкая центральная районная больница", имеет квалификацию медицинской сестры. В соответствии с сертификатом специалиста Б. присвоена специальность "Лабораторная диагностика". 13.08.2007 г. Б. была уволена в связи с сокращением численности штатов по п. 2 статьи 81 Трудового кодекса РФ.

В течение первого месяца после увольнения 24.08.2007 г. истица встала на учет в ГУ "Центр занятости населения Олонецкого района" и была зарегистрирована в качестве лица, ищущего работу, так как является пенсионером по старости. В течение первых трех месяцев после увольнения за счет средств ответчика истице выплачивался средний месячный заработок.

Решением организационно-методической комиссии ГУ "Центр занятости населения Олонецкого района" от 14.12.2007 г. Б. предоставлено право на сохранение месячного заработка по последнему месту работы в течение четвертого месяца со дня увольнения. Решениями органа службы занятости от 14.01.2008 г. и 14.02.2008 г. Б. предоставлено право на сохранение месячного заработка по последнему месту работы в течение пятого и шестого месяца со дня увольнения. Указанные решения работодателем обжалованы не были.

Также из материалов дела следует, что 13.12.2007 г. ГУ "Центр занятости населения Олонецкого района" истице было выдано направление в МУ "Олонецкая центральная районная больница" на должность лаборанта клинико-диагностической лаборатории. Б. от предложенного варианта работы отказалась.

Суд апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания среднего месячного заработка на период трудоустройства в течение пятого и шестого месяцев со дня увольнения, сослался на то, что решения органа службы занятости от 14.01.2008 г. и 14.02.2008 г. о предоставлении Б. права на сохранение среднего месячного заработка в течение пятого, шестого месяца со дня увольнения являются незаконными, так как не соответствуют требованиям статьи 318 Трудового кодекса РФ и ФЗ "О занятости населения в РФ", поскольку истица отказалась от подходящей работы лаборанта клинико-диагностической лаборатории.

Однако данный вывод суда основан на неправильном толковании норм материального права.

Из анализа статьи 318 Трудового кодекса РФ следует, что сохранение среднего заработка за работником в течение четвертого, пятого и шестого месяцев после увольнения производится не в качестве общего правила, а в исключительных случаях при одновременном наличии трех условий: обращении в орган государственной службы занятости не позднее одного месяца после увольнения; нетрудоустройстве обратившегося этим органом; решении данного органа.

В силу п. 3 статьи 3 Федерального закона "О занятости населения в РФ" безработными не могут быть признаны граждане, отказавшиеся в течение 10 дней со дня их регистрации в органах службы занятости в целях поиска подходящей работы от двух вариантов подходящей работы, включая работы временного характера, а впервые ищущие работу (ранее не работавшие) и при этом не имеющие профессии (специальности) - в случае двух отказов от получения профессиональной подготовки или от предложенной оплачиваемой работы, включая работу временного характера.

Принимая во внимание вышеуказанную норму Закона, учитывая, что Б. был предложен только один вариант подходящей работы, от которого она отказалась, нельзя считать, что у истицы была реальная возможность трудоустроиться с помощью органа службы занятости, но она ею не воспользовалась.

Учитывая, что Б. до настоящего времени не трудоустроена, и соблюдены все условия, предусмотренные статьей 318 Трудового кодекса РФ, отказ истцу в иске только на том основании, что она отказалась от предложенной работы в качестве лаборанта клинико-диагностической лаборатории, которая является для нее подходящей работой, нельзя признать правильным.

Таким образом, судебное постановление суда апелляционной инстанции, принятое по настоящему делу, в части отказа в удовлетворении исковых требований о взыскании среднего месячного заработка на период трудоустройства в течение пятого и шестого месяцев со дня увольнения, отменено ввиду существенного нарушения норм материального права и принято новое решение в этой части об удовлетворении исковых требований.

 

8. Вывод суда о том, что несчастный случай с работниками произошел на производстве при исполнении трудовых обязанностей, основан на неправильном применении норм материального права.

 

Акционерная компания "АЛРОСА" (филиал компании в г. Архангельске "АЛРОСА-Поморье") обратилась с заявлением о признании незаконным предписания Государственного инспектора труда в Республике Карелия от 15 ноября 2007 года по тем основаниям, что 12 сентября 2007 года с работниками филиала компании ЗАО "АЛРОСА" в г. Архангельске "АЛРОСА-Поморье" Т. и Г. произошел групповой несчастный случай со смертельным исходом, но поскольку несчастный случай произошел на рыбалке и в выходной день, заявитель не отнес его к несчастному случаю на производстве. Однако 23 ноября 2007 года филиалом ЗАО "АЛРОСА" в г. Архангельске "АЛРОСА-Поморье" было получено предписание Государственной инспекции труда в Республике Карелия от 15 ноября 2007 года об устранении нарушений законодательства о труде и охране труда. Заявитель полагает, что указанное предписание Государственной инспекции труда в Республике Карелия незаконно, поскольку несчастный случай произошел не на производстве и во вне рабочее время, в связи с чем просит признать указанное предписание незаконным.

Решением Петрозаводского городского суда в удовлетворении заявления о признании незаконным предписания Государственного инспектора труда в Республике Карелия отказано.

Кассационным определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК решение Петрозаводского городского суда оставлено без изменения.

Президиум состоявшиеся по делу судебные постановления отменил по следующим основаниям.

Судом установлено, что 12 сентября 2007 года в районе озера Кукас Лоухского района Республики Карелия с работником Карельского участка филиала компании ЗАО "АЛРОСА" в г. Архангельске "АЛРОСА-Поморье" - старшим геологом Т. и рабочим Г., командированными на сезонные работы в соответствии с приказами "О направлении в командировку" от 13 июня 2007 года, произошел групповой несчастный случай со смертельным исходом.

Приказом директора филиала компании ЗАО "АЛРОСА" в г. Архангельске "АЛРОСА-Поморье" от 13 сентября 2007 года была создана специальная комиссия для расследования обстоятельств и установления причин гибели Т. и Г.

Из объяснительных записок работников филиала Б., начальника Карельского участка Ч. и очевидца несчастного случая Щ. следует, что гибель Т. и Г. произошла на рыбалке в результате утопления.

Извещением о несчастном случае от 13 сентября 2007 года филиал АК "АЛРОСА" (ЗАО) в г. Архангельске "АЛРОСА-Поморье" уведомило Государственную инспекцию труда по Республике Карелия и прокуратуру республики Карелия о произошедшем 12 сентября 2007 года групповом несчастном случае со смертельным исходом.

Из табелей учета рабочего времени, представленных суду заявителем, следует, что 12 сентября 2007 года у геолога Т. и рабочего Г. указан выходной день. Кроме того, допрошенные в судебном заседании свидетели Ч. и Щ. показали, что в связи с тем, что 12 сентября 2007 года шел проливной дождь, этот день был объявлен выходным. Щ. вместе с погибшими проверял сети, производственной деятельностью в этот день они не занимались.

Судебные инстанции при отказе в удовлетворении заявления исходили из того, что во время несчастного случая погибшие граждане находились в зоне трудовой деятельности отряда - "озеро Кукас", а обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагается на работодателя.

Однако выводы суда первой и кассационной инстанций основаны на неправильном толковании норм материального права.

В соответствии со статьей 106 Трудового кодекса РФ время отдыха - время, в течение которого работник свободен от исполнения трудовых обязанностей и которое он может использовать по своему усмотрению.

Согласно статье 209 Трудового кодекса РФ рабочее место - место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя.

В силу статьи 227 Трудового кодекса РФ расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах, а также расследуются несчастные случаи, не связанные с производством, в том числе во время отдыха.

Следовательно, вышеуказанная норма, предусматривая общее положение о том, что расследованию и учету подлежат несчастные случаи, происшедшие как на производстве, так и во время отдыха, вместе с тем разделяет указанные понятия.

В соответствии с пунктом 3 Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях, утвержденного постановлением Минтруда РФ от 24 октября 2002 года N 73, расследуются в установленном порядке, квалифицируются, оформляются и учитываются в соответствии с требованиями статьи 230 Трудового кодекса РФ и настоящего Положения как связанные с производством несчастные случаи, происшедшие с работниками или другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя, при исполнении ими трудовых обязанностей или работ по заданию работодателя (его представителя), а также осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.

Таким образом, комиссия устанавливает обстоятельства и причины несчастного случая и определяет, связан несчастный случай с производством, с трудовыми обязанностями или работами по заданию работодателя, осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах или не связан с вышеуказанными обстоятельствами.

Как усматривается из материалов дела, несчастный случай с работниками филиала произошел в выходной день и при неисполнении ими трудовых обязанностей или работ по заданию работодателя с использованием лодки, не принадлежащей работодателю.

Наличие трудовых отношений между работником и работодателем само по себе не может иметь определяющего значения при квалификации несчастного случая и определять его связь с производством. При указанных обстоятельствах отказ в удовлетворении заявления Акционерной компании "Алроса" о признании незаконным и отмене предписания Государственного инспектора труда в Республике Карелия, которым указанный несчастный случай квалифицирован как связанный с производством, является преждевременным.

При таких обстоятельствах судом первой и кассационной инстанций неправильно применены нормы материального права, в связи с чем судебные постановления отменены и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь