Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРИМОРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА

ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В ПРИМОРСКОМ КРАЕ

 

ОБЗОР

от 2008 года

 

ОБЗОР КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ПРИМОРСКОГО КРАЕВОГО СУДА ЗА 2008 ГОД

 

Нарушение норм Уголовно-процессуального кодекса

 

Согласно ст. 292 ч. 6 УПК РФ после произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить один раз с репликой, которая в соответствии со ст. 5 п. 36 УПК РФ является замечанием участника прений сторон относительно сказанного в речах других участников.

Постановлением президиума приговор Советского районного суда г. Владивостока в отношении Огай, Радвила, Костенко, Соловьева, Бурдюк, Колесова отменен в связи с нарушением требований ст. 292 УПК РФ.

Огай осужден за организацию сбыта поддельных банковских билетов ЦБ РФ и за организацию покушения на сбыт поддельных банковских билетов ЦБ РФ.

Радвила, Костенко, Соловьев, Бурдюк осуждены за сбыт поддельных банковских билетов ЦБ РФ, Костенко также осужден за приготовление к сбыту поддельных банковских билетов ЦБ РФ, а Радвила, Бурдюк и Соловьев за покушение на сбыт поддельных банковских билетов ЦБ РФ.

Колесов осужден за приготовление к сбыту поддельных банковских билетов, за подделку водительского удостоверения и за использование заведомо поддельного документа.

По смыслу закона в реплике высказываются возражения другой стороне, относящиеся к существу обвинения. Лица, имеющие права выступать в судебных прениях, не должны рассчитывать на реплику как на возможность дополнить выступление.

Данное требование закона было нарушено стороной обвинения, что повлекло нарушение прав на защиту всех осужденных.

Как следует из материалов уголовного дела, в судебном заседании при оглашении речи государственного обвинителя в судебных прениях, последний просил суд исключить квалифицирующий признак "организованной группой лиц" как не нашедший своего подтверждения, а действия Огай по факту обнаружения 83 купюр 25 декабря 2005 года в автомашине "Хонда Цивик" транзитный номер УА 9835 квалифицировать по ст. 30 ч. 1, 186 ч. 1 УК РФ как приготовление к сбыту поддельных банковских билетов ЦБ РФ и по указанной статье просил назначить наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Кроме того, государственный обвинитель высказал мнение по обвинению в отношении остальных подсудимых.

Однако после выступления в прениях всех участников со своими речами, после перерыва, государственным обвинителем в порядке реплики был изменен объем обвинения, предъявленного Огай, а именно, его действия, совершенные 25 декабря 2005 года, было предложено квалифицировать как 8 преступлений, при этом со ссылкой на ст. 33 ч. 3 УК РФ, также государственный обвинитель просил частично изменить окончательную квалификацию действий Колесова и наказание, предложенное Костенко по эпизоду обнаружения поддельных денежных средств (120 купюр) 27 декабря 2005 года.

При этом согласно протоколу судебного заседания от адвоката Климова поступила реплика, что государственный обвинитель выступил с новыми прениями. Однако суд на данную реплику не отреагировал и судебные прения были закончены.

При таких обстоятельствах в связи с неясностью позиции государственного обвинения в части обвинения Огай, суду следовало предоставить всем участникам судебного разбирательства возможность выступить с прениями вновь.

В соответствии со ст. 295 ч. 1 и ч. 2 УПК РФ, заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания. Перед удалением суда в совещательную комнату участникам судебного разбирательства должно быть объявлено время оглашения приговора.

Грудцен осужден Хасанским районным судом за то, что 1 июня 2007 года около 2 - 3 часов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в кв. N 503 по ул. Нагорной, 8 "а" в п. Зарубино Хасанского района, в ходе ссоры, возникшей на почве личных неприязненных отношений, нанес Ивановой легкие телесные повреждения и, держа кухонный нож в руке, угрожал убийством Ивановой, которая угрозу убийством восприняла реально и боялась ее осуществления.

Согласно протоколу судебного заседания судебное заседание по уголовному делу по обвинению Грудцена состоялось в период с 14 августа 2007 года по 13 сентября 2007 года.

Слушание дела началось 14 августа 2007 года, затем в связи с заявленным стороной защиты ходатайством о вызове в судебное заседание свидетелей Ильина и Зубарева отложено на 13 сентября 2007 года, и в 10 часов 30 минут 13 сентября 2007 года судебное заседание продолжено. В тот же день состоялись прения сторон, подсудимым произнесено последнее слово и оглашен приговор.

Между тем приговор в отношении Грудцена вынесен, как указано в приговоре, 14 августа 2007 года.

В последующем судьей было вынесено постановление от 14 сентября 2007 года, в котором уточнена дата вынесения приговора по уголовному делу в отношении Грудцена и постановлено считать датой вынесения приговора 14 сентября 2007 года.

По смыслу закона непрерывность судебного заседания во всех случаях должна соблюдаться между последним словом подсудимого и удалением суда в совещательную комнату.

Однако, учитывая, что судебное заседание было закончено 13 сентября 2007 сентября, а приговор был вынесен 14 сентября 2007 года, судом были нарушены требования ст. 295 УПК РФ, так как после удаления суда в совещательную комнату приговор должен быть вынесен тут же.

В соответствии со ст. 381 УПК РФ указанные нарушения уголовно-процессуального закона являются фундаментальными, поскольку протокол судебного заседания является единственным документом, который отражает весь ход судебного разбирательства, способствует постановлению приговора в соответствии с материалами, рассмотренными в судебном заседании, и обеспечивает возможность контроля за выполнением судом первой инстанции требований закона, в связи с чем судебные решения были отменены надзорным судом и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Согласно ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления; указание на обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

Постановлением президиума приговор мирового судьи судебного участка N 22 Советского района г. Владивостока в отношении Горваль, осужденного по ст. 158 ч. 1 УК РФ, отменен по следующим основаниям.

Как указано в приговоре: "Горваль обвиняется в том, что 13 мая 2006 года примерно в 13 часов, находясь в районе остановки общественного транспорта "Фабрика Заря" в г. Владивостоке, умышленно из корыстных побуждений тайно похитил из салона автомашины "Нисан Цивилиан", госномер X 377 ОМ, расположенной по указанному адресу, джинсовый жилет".

Суд, указав, в чем обвинялся Горваль, в нарушение требований закона не указал, что фактически установлено судом по обстоятельствам совершенного преступления. Отсутствуют в приговоре и данные о стоимости похищенного имущества, что имеет существенное значение для квалификации действий виновного.

Обсуждая вопрос о мере наказания, суд учитывал общественную опасность и тяжесть содеянного, в то же время не указал о наличии либо отсутствии обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, предусмотренных ст. ст. 61, 63 УК РФ.

В вводной части приговора суд указал о судимостях Горваль, в том числе в нарушение требований ст. 86 ч. 6 УК РФ и которые погашены.

Приговор составляет единый логически связанный документ, резолютивная часть которого должна вытекать из вводной и описательно-мотивировочной частей приговора. Несоответствие резолютивной части другим частям свидетельствует о необоснованности приговора.

Приговор Спасского районного суда в отношении Пайкова отменен надзорным судом по следующим основаниям.

Пайков осужден за кражу имущества Ильиных, совершенную 15 июня 2006 года около 12.00 часов группой лиц по предварительному сговору с Тарасенко и двумя лицами, в отношении которых дело выделено в отдельное производство, с незаконным проникновением в жилище (в дом и летнюю кухню), расположенное в пос. Славинка Спасского района по ул. Полевая, д. 3, причинив потерпевшей ущерб на общую сумму 1800 рублей.

Он же осужден за кражу имущества Ильиных, совершенную 15 июня 2006 года около 14.00 часов группой лиц по предварительному сговору с двумя лицами, в отношении которых дело выделено в отдельное производство, с незаконным проникновением в жилище (в дом и летнюю кухню), расположенное в пос. Славинка Спасского района по ул. Полевая, д. 3, причинив потерпевшей ущерб на общую сумму 730 рублей.

Он же осужден за кражу имущества Падерина, совершенную 25 июня 2006 года группой лиц по предварительному сговору с лицом, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, с незаконным проникновением в помещение (баню), расположенное в пос. Славинка Спасского района по ул. Партизанская, во дворе дома N 41, причинив потерпевшему ущерб на общую сумму 1900 рублей.

Он же осужден за кражу имущества Падерина, совершенную 18 июля 2006 года с незаконным проникновением в жилище (вагончик), расположенное в пос. Славинка Спасского района по ул. Партизанская, во дворе дома N 41, с причинением значительного ущерба потерпевшему на общую сумму 5400 рублей.

В нарушение требований ст. 308 УПК РФ описательно-мотивировочная и резолютивная части приговора содержат существенные противоречия, влияющие на правильность квалификации действий Пайкова и назначения ему наказания.

Так, указывая на причастность Пайкова к совершению преступлений, суд перечислил 4 деяния, совершенные им по предварительному сговору с иными лицами. При этом указал, что преступления 15 июня 2006 года совершены около 12.00 часов и в дневное время.

Однако счел доказанным его вину в совершении 3 преступлений - в дневное время 15 июня, 25 июня и 18 июля 2006 года. При этом в приговоре явно отсутствует часть первого абзаца, начинающегося словами "проникновением в жилище", а на третьем листе приговора последний абзац не дописан.

Вместе с тем наказание назначено за совершение 4 преступлений, 2 из которых совершены 15 июня 2006 года в 12.00 часов и 14.00 часов.

Кроме этого, признав Пайкова виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п. "а", "б" УК РФ, суд назначил наказание по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части приговора должны быть указаны: пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за преступление, в совершении которого подсудимый признан виновным.

В надзорном порядке приговор Советского районного суда г. Владивостока в отношении Мясникова и Растворова отменен по следующим основаниям.

Мясников и Растворов признаны виновными в том, что они 8 июня 2008 года, примерно в 18 часов 30 минут, группой лиц по предварительному сговору тайно похитили имущество, принадлежащее ГУФСИН России по ПК, причинив ущерб на сумму 168691 рубль 66 копеек.

Их действия в описательно-мотивировочной части приговора квалифицированы по пп. "а", "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ как кража, то есть тайное хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение.

Однако в резолютивной части приговора суд не указал часть статьи, по которой осуждены Мясников и Растворов.

Аналогичную ошибку допустил Находкинский городской суд в отношении осужденных Швеца и Рыжаева.

Из приговора усматривается, что в установочной и описательной части имеется указание на совершение Швецом и Рыжаевым 9 февраля 2006 года в отношении потерпевшего Бездетко умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенного группой лиц, что соответствует составу уголовно-наказуемого деяния, предусмотренного ст. 111 ч. 3 п. "а" УК РФ. Между тем действия Швеца и Рыжаева судом квалифицированы по ст. 111 ч. 3 УК РФ.

В надзорном порядке приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В соответствии с ч. 1 ст. 314 УПК РФ обвиняемый вправе при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего заявить о согласии с предъявленным ему обвинением и ходатайствовать о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства по уголовным делам о преступлениях, наказание за которые, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы. Согласие с предъявленным обвинением означает, что подсудимый признает фактические обстоятельства содеянного, форму вины, мотивы совершения деяния, юридическую оценку содеянного, характер и размер вреда, причиненного деянием (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел").

В кассационном порядке приговор Советского районного суда г. Владивостока в отношении Цимбельмана, осужденного по ст. 158 ч. 1 УК РФ, постановленный в особом порядке, отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.

Органами предварительного расследования Цимбельман обвинялся по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ в совершении кражи, совершенной с причинением значительного ущерба гражданину.

Суд переквалифицировал действия Цимбельмана на ст. 158 ч. 1 УК РФ, признав установленным факт совершения им кражи, ссылаясь на заявление потерпевшей Новиковой в суде о том, что с учетом ее заработной платы, состава семьи, наличия работающих лиц, иждивенцев, материального положения ее семьи в целом, ущерб не является для нее значительным.

Из протокола судебного заседания следует, что поскольку в ходе предварительного следствия потерпевшая заявляла о значительности причиненного ей Цимбельманом ущерба, то судом были приняты меры по устранению противоречий в ее показаниях (выяснялись причины изменения показаний, имущественное положение потерпевшей, состав ее семьи, размер заработной платы, наличие иждивенцев). Это свидетельствует об исследовании судом доказательств по делу, что недопустимо при рассмотрении дела в порядке ст. 316 УПК РФ. В судебном заседании могли быть исследованы лишь обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание.

При рассмотрении дела в особом порядке переквалификация содеянного подсудимым возможна лишь при условии, что для этого не требуется исследование собранных по делу доказательств, и фактические обстоятельства при этом не меняются (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ N 60 от 5 декабря 2006 г.).

Между тем действия суда привели к изменению фактических обстоятельств дела, поскольку изменилась юридическая оценка содеянного.

Квалифицирующий признак причинения значительного ущерба гражданину является оценочным и зависит не только от стоимости имущества, а требует исследования других существенных обстоятельств.

Из материалов дела следует, что Цимбельману было предъявлено обвинение по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, в ходе судебного заседания государственным обвинителем ходатайство о переквалификации действий Цимбельмана не заявлялось.

В нарушение п. 8 ст. 316 УПК РФ описательно-мотивировочная часть приговора противоречит описанию преступного деяния, с обвинением в совершении которого согласился подсудимый по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ.

Нарушены судом и требования ст. 299 ч. 1 п. 10 УПК РФ: не принято решение по гражданскому иску.

Кроме того, в отсутствие в материалах дела свидетельства о рождении, в приговоре не мотивировано решение суда о признании в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, наличие у Цимбельмана на иждивении малолетнего ребенка.

Согласно ч. 2 ст. 316 УК РФ судебное заседание в особом порядке проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника.

В кассационном порядке отменен приговор Фрунзенского районного суда г. Владивостока в отношении Пустоваловой, осужденной по ст. 158 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Пустовалова осуждена за совершение 30 января 2008 года кражи имущества Драч с причинением значительного ущерба.

Приговор постановлен в особом порядке без проведения судебного разбирательства.

Из протокола судебного заседания и постановления следует, что судебное заседание было проведено в отсутствии защитника Пустоваловой.

Кроме того, после ознакомления в порядке ст. 217 УПК РФ с материалами дела, защитником Пустоваловой было заявлено ходатайство о проведении по делу предварительного слушания для исключения доказательств. Однако указанное ходатайство оставлено судом без внимания и судебное заседание вопреки требованиям ст. 229 УПК РФ назначено без проведения предварительного слушания.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут отмену приговора.

Аналогичная ошибка допущена этим же судом в отношении Задоркина, осужденного по ст. 319 и ст. 318 ч. 1 УК РФ.

Суд первой инстанции в нарушение закона провел судебное заседание в отсутствие защитника, что подтверждается протоколом судебного заседания.

 

Нарушение норм материального права

 

В надзорном порядке приговор Ленинского районного суда г. Владивостока в отношении Семченко, осужденного по ст. 105 ч. 1 и ст. 139 ч. 1 УК РФ, изменен.

Семченко осужден за то, что 6 июля 2002 года помимо воли потерпевших Громской И.С. и Громского Е.В. разбил окно в ванной комнате, проник через него в их квартиру и он же убил потерпевшего Громского.

Его действия квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ как убийство и по ст. 139 ч. 1 УК РФ как нарушение неприкосновенности жилища.

Из показаний потерпевшей Громской И.А. следует, что Семченко, настаивая на ее разводе с мужем, угрожал зарезать мужа, преследовал их, постоянно звонил в квартиру и появлялся в квартире по ул. Светланская в их с мужем отсутствие. В день убийства Семченко позвонил по телефону. Громская И.А. сказала, что остается с мужем. Он попросил денег, сказав, что сразу уедет, и предложил встретиться. Громский Е.В. потребовал оставить ее в покое и сказал, что на встречу она не пойдет. Через час, когда она с мужем сидела в зале, раздался звук разбивающегося стекла, она с мужем выбежала в коридор, закричала: "Вызывай милицию", услышала голос Семченко, испугалась и побежала вызывать милицию. Когда вернулась, муж был мертв.

Таким образом, Семченко проник в квартиру Громских с целью убийства Громского, поэтому осуждение Семченко по ст. 139 УК РФ является излишним, поскольку это был способ облегчить его преступные намерения.

Действия виновного, умышленно причинившего физическую боль и тяжкий вред здоровью, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, квалифицируются по ст. 111 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ст. 116 УК РФ.

В надзорном порядке приговор Артемовского городского суда в отношении Трушина, осужденного по ст. 116 ч. 1 и ст. 111 ч. 4 УК РФ, изменен по следующим основаниям.

Действия Трушина квалифицированы по ст. 116 ч. 1 УК РФ - совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль; по ст. 111 ч. 4 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Как следует из материалов дела, Трушин ударил кулаком в лицо Голенко, причинив ему физическую боль, от чего тот упал на землю. Поднявшись с земли, Голенко стал объяснять Трушину и Клепча о том, что им придется отвечать за свои действия. Трушин предложил Голенко пройти к трансформаторной будке, где Трушин и Клепча сбили Голенко ударами на землю и нанесли ему множественные удары ногами по голове и телу, причинив различные телесные повреждения, в том числе относящиеся к тяжкому вреду здоровья, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего.

Квалификация действий Трушина в отношении Голенко одновременно по ст. 116 ч. 1 УК РФ и ст. 111 ч. 4 УК РФ является излишней.

Действия, начатые Трушиным, как иные насильственные действия, причинившие физическую боль, переросли в более тяжкое преступление - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

При таких обстоятельствах квалификация действий Трушина по ст. 116 ч. 1 УК РФ является излишней. В связи с чем указания на осуждение по данной статье, а также на применение ст. 69 ч. 3 УК РФ, подлежат исключению.

Указание на совершение разбойного нападения с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, не соответствует фактически установленным судом обстоятельствам.

Постановлением президиума приговор Первореченского районного суда г. Владивостока в отношении Дьячкова, осужденного по ст. 162 ч. 2 УК РФ, изменен по следующим основаниям.

По приговору Дьячков осужден за разбой, совершенный с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Дьячков, имея заранее обдуманный умысел на хищение чужого имущества, попросил позвонить сотовый телефон у ранее знакомого Шахова. Стал его удерживать и в ответ на требование Шахова о возвращении сотового телефона Дьячков отказался его возвращать, с целью подавления воли Шахова к сопротивлению, реализуя свой умысел, ударил потерпевшего, после чего скрылся с похищенным телефоном.

При квалификации действий Дьячкова судом указаны оба квалифицирующих признака ст. 162 УК РФ - с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Вместе с тем судом установлено, что Дьячков применил в отношении Шахова насилие, опасное для жизни и здоровья, используя в качестве оружия острый предмет, нанес им удар потерпевшему в область левого бедра, причинив телесное повреждение, повлекшее легкий вред здоровью.

Как следует из показаний потерпевшего Шахова, данных им в ходе предварительного следствия, в том числе и на очной ставке с Дьячковым, каких-либо угроз в его адрес Дьячков не высказывал.

При таких обстоятельствах указание о том, что Дьячков совершил разбойное нападение с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, не соответствует фактически установленным обстоятельствам.

В связи с изменениями, внесенными Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", судам необходимо правильно квалифицировать действия подсудимых.

По смыслу закона в тех случаях, когда передача наркотического средства, психотропного вещества или их аналогов осуществлялась в ходе проверочной закупки, проводимой представителями правоохранительных органов, содеянное следует квалифицировать по части 3 статьи 30 и соответствующей статьи 228.1 УК РФ, поскольку в этих случаях происходит изъятие наркотического средства или психотропного вещества из незаконного оборота. В случаях, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном или особо крупном размере, совершило такие действия в несколько приемов, реализовав лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую крупный или особо крупный размер, все содеянное подлежит квалификации по части 3 статьи 30 УК РФ и соответствующей части ст. 228.1 УК РФ.

В надзорном порядке приговор Артемовского городского суда, по которому осуждены Мазанова и Пшеничная дважды по ст. 228.1 ч. 2 п. "а" УК РФ, изменен по следующим основаниям.

Мазанова и Пшеничная осуждены за незаконный сбыт наркотических средств масла каннабиса (гашишного масла) 30 ноября 2004 года весом 1 грамм, и 6 декабря 2004 года весом 0,93 грамма, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

Как усматривается из приговора, по данному делу была проведена проверочная закупка, в ходе которой наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

При таких обстоятельствах действия Мазановой и Пшеничной, связанные со сбытом наркотических средств, следует квалифицировать как покушение на их сбыт по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. "а" УК РФ, так как сбыт совершен в рамках оперативно-розыскных мероприятий и наркотическое средство было изъято из незаконного оборота.

Судом установлено, что Мазанова и Пшеничная имели умысел на сбыт наркотических средств в крупном размере, совершили такие действия в два приема, реализовав лишь часть имеющихся у них наркотических средств, не образующую крупный размер.

С учетом этого все действия Мазановой и Пшеничной, связанные с покушением на сбыт масла каннабиса, совершенные 30 ноября 2004 и 6 декабря 2004 года, следует квалифицировать одной статьей 30 ч. 3, 228.1 ч. 2 п. "а" УК РФ, как покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный группой лиц по предварительному сговору.

Аналогичную ошибку допустил Находкинский городской суд в отношении Никитиной, осужденной за три преступления по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 1 УК РФ за каждое, по ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 1 УК РФ и по ст. 30 ч. 1, 234 ч. 1 УК РФ.

Согласно действующему законодательству под лишением свободы понимается незаконное лишение человека свободы передвижения в пространстве, выбора им места нахождения и общения с другими людьми.

Приговор Уссурийского районного суда в отношении Тимофеева, осужденного по ст. 111 ч. 4 УК РФ, 127 ч. 2 п. "ж" УК РФ, изменен надзорным судом по следующим основаниям.

Тимофеев осужден за то, что 8 сентября 2002 года, находясь в доме N 25 по ул. Первомайская в с. Раковка Уссурийского района, в ходе ссоры со своими родителями, возникшей на почве личных неприязненных отношений, в результате избиения причинил тяжкий вред здоровью своему отцу Тимофееву В.Т., повлекший его смерть.

Он же осужден за то, что после причинения тяжких телесных повреждений своему отцу, находясь во дворе дома N 25 по ул. Первомайская в с. Раковка, имея умысел на лишения последних свободы передвижения, выбора места нахождения и общения с другими людьми, для достижения своей цели, а именно лишение физической свободы родителей, закрыл входную дверь со стороны улицы на навесной замок и ушел, лишив их тем самым возможности покинуть дом и обратиться к людям.

Суд признал установленным, что Тимофеев, имея умысел на лишение своих родителей свободы передвижения, выбора места нахождения и общения с другими людьми, закрыл входную дверь со стороны улицы на навесной замок и ушел, лишив их тем самым возможности покинуть дом и обратиться к людям.

Вместе с тем такой умысел Тимофеева по приговору суда ничем не подтвержден. Так, сам Тимофеев утверждал, что когда пришел домой после обеда, увидел, что мать упала и лежала пьяная, отец был пьяный. Родители употребляли спиртные напитки на протяжении нескольких дней, хозяйством не занимались. В такие дни мать просила закрывать их на замок. Вечером он привел родителей от корейца, который живет у них в селе. По дороге они падали с отцом, но он его не избивал, завел их в дом и, чтобы они опять куда-то не ушли, закрыл на навесной замок и ушел спать.

Согласно заключению эксперта N 1106 при судебно-химическом исследовании крови трупа Тимошенко В.Т. обнаружен этиловый спирт в концентрации 1,8 промилле, что обычно у живых лиц соответствует средней степени алкогольного опьянения.

Из показаний потерпевшей Тимофеевой Г.Н. следует, что когда сын ушел из дома, она подошла к мужу, и он сказал, что ему плохо, и она попросила потерпеть его до утра, намочила тряпку и положила ему на голову. Себя она чувствовала плохо. Если бы она предполагала, что мужу срочно необходимо вызвать скорую помощь, то она могла выбить окна.

Из обвинения Тимофеева за незаконное лишение свободы исключен квалифицирующий признак "повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего", как не нашедший своего подтверждения.

Суд сделал вывод, что у подсудимого не установлен умысел при незаконном лишении свободы на смерть потерпевшего и признал действительными показания потерпевшей в той части, что "если бы она понимала, что смерть ее мужа наступит мгновенно, то она бы обратилась за помощью с целью оказания медицинской помощи, а именно могла разбить окно".

Указанные обстоятельства не свидетельствуют бесспорно о том, что у Тимофеева имелся прямой умысел на лишение родителей свободы.

Доводы Тимофеева о том, что когда он уходил и запирал дверь, чтобы родители, будучи в пьяном виде, никуда не ушли, также ничем не опровергнуты в приговоре суда.

При таких обстоятельствах президиум приговор в части осуждения Тимофеева по ст. 127 ч. 2 п. "ж" УК РФ отменил и дело производством в этой части прекратил за отсутствием состава преступления.

 

Ошибки при назначении наказания

 

В соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитываются судимости за умышленные преступления небольшой тяжести, за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет, за преступления, осуждение по которым признавалось условным либо по которым предоставлялась отсрочка исполнения приговора, если условное осуждение или отсрочка исполнения приговора не отменялись и лицо не направлялось для отбывания наказания в места лишения свободы, а также судимости, снятые или погашенные в порядке, установленном ст. 86 УК РФ.

В нарушение этих требований закона мировой судья судебного участка N 69 Анучинского района признал рецидив преступлений в отношении Дягилева, осужденного по ст. 119 ч. 1 УК РФ. Дягилев имел судимость за преступление небольшой тяжести, по настоящему делу осужден также за преступление небольшой тяжести. Приговор изменен надзорным судом.

Ярохин осужден Пограничным районным судом по ст. 111 ч. 1 УК РФ. Суд признал обстоятельством, отягчающим наказание Ярохина, рецидив преступлений, с учетом которого назначил ему срок наказания и определил вид исправительного учреждения для отбывания наказания. Вместе с тем судимость Ярохина по приговору от 26 августа 2004 года не должна учитываться при признании рецидива преступлений, так как осуждение было условным и не отменялось ранее.

20 сентября 2004 года и 12 октября 2004 года он был осужден за преступления небольшой тяжести.

При таких обстоятельствах в действиях Ярохина отсутствует рецидив преступлений, в связи с чем президиум приговор изменил со смягчением назначенного судом наказания и изменением вида режима отбывания наказания.

Аналогичные ошибки допущены мировым судьей судебного участка N 78 Надеждинского района в отношении Кузнецова, осужденного по ст. 167 ч. 1 УК РФ, Хорольским районным судом в отношении Шульгина, осужденного по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ.

В соответствии с п. 43 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.01.2007 N 2 "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания" при условном осуждении по второму приговору за преступление, совершенное до провозглашения первого приговора, по которому также было применено условное осуждение, суд в резолютивной части второго приговора должен указать на самостоятельность исполнения указанных приговоров.

Испытательный срок, устанавливаемый при условном осуждении, не является наказанием и не может быть ни поглощен более длительным испытательным сроком, ни частично или полностью сложен.

Постановлением президиума приговор Шктовского районного суда в отношении Дудинова, осужденного по ст. 158 ч. 3 УК РФ, с учетом ст. 69 ч. 5 УК РФ, изменен.

Окончательное наказание Дудинову, осужденному по обоим приговорам к лишению свободы условно, назначено по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ, что не соответствует требованиям закона.

Аналогичные ошибки допущены Ханкайским районным судом в отношении Давыдюк, осужденного по ст. 158 ч. 2 п. "в", "г" УК РФ, по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ, Первореченским районным судом г. Владивостока в отношении Чепель, осужденного по ст. ст. 30 ч. 3, 166 ч. 2 п. "а", 158 ч. 2 п. "б", "в", 158 ч. 1, 161 ч. 1 УК РФ.

При наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса.

В надзорном порядке приговор Уссурийского городского суда в отношении Волкова, осужденного по ст. 105 ч. 1 УК РФ, изменен по следующим основаниям.

Согласно приговору Волков осужден за то, что 10 декабря 2004 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире N 2 по ул. Чимеркина, 116 в г. Уссурийске, нанес многочисленные удары двумя ножами, деревянной скалкой и железным совком Житникову по телу и голове, причинив телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего.

Из материалов дела следует, что при назначении Волкову наказания суд учитывал в качестве смягчающих обстоятельств явку с повинной, а также его несовершеннолетний возраст на момент совершения преступления.

Отягчающих обстоятельств судом не установлено, в связи с чем наказание должно быть назначено в соответствии с положениями ст. 62 УК РФ, исходя из максимального срока наказания, установленного ст. 88 ч. 6 УК РФ для несовершеннолетних, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, и не может превышать 7 лет 6 месяцев лишения свободы (3/4 от 10 лет). Однако судом назначено 8 лет лишения свободы, в связи с чем надзорным судом Волкову снижено наказание.

Явка с повинной в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учитывается, во всяком случае, когда она признана судом доказательством по делу и положена в основу обвинения как одно из доказательств.

В надзорном порядке приговор Уссурийского городского суда в отношении Рымора, осужденного по ст. 162 ч. 3 УК РФ, изменен.

Рымор осужден за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Как следует из приговора, суд в обоснование виновности Рымор сослался на протокол его явки с повинной, содержащий собственноручное признание факта нанесения им побоев Антонову. Однако данное обстоятельство, вопреки положениям ст. 61 УК РФ, не признано смягчающим наказание и мотивы этого в приговоре не приведены.

В связи с этим явка с повинной в соответствии со ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ признана обстоятельством, смягчающим наказание, и Рымору снижено наказание.

Аналогичную ошибку допустил Чугуевский районный суд в отношении Назарова, осужденного по ст. 162 ч. 2 пп. "а", "в", "г" УК РФ.

Из дела усматривалось, что в судебном заседании исследовался протокол явки с повинной Назарова, который приведен судом в приговоре как доказательство, подтверждающее его вину наряду с другими доказательствами.

Вместе с тем явка с повинной, в нарушение требований ст. 61 УК РФ, не признана обстоятельством, смягчающим наказание, мотивов принятого решения судом не приведено. Приговор также изменен надзорным судом со смягчением наказания Назарову.

Исходя из смысла статей 69, 70 УК РФ, суд должен сначала назначить наказание за вновь совершенное преступление, затем по совокупности преступлений и окончательно по совокупности приговоров. Наказание, назначенное по совокупности приговоров, должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

Кассационный суд отменил приговор Советского районного суда г. Владивостока в отношении Томина, осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с неотбытой частью наказания по приговору от 26 июля 2006 года назначено 3 года лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания по настоящему приговору с наказанием, назначенным приговором от 17 июня 2008 года, окончательно определено 4 года 6 месяцев лишения свободы по следующим основаниям.

Томин осужден за тайное хищение чужого имущества, совершенное 26 ноября 2007 года с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище.

Из приговора видно, что суд сначала назначил наказание за вновь совершенное преступление, затем в нарушение требований уголовного закона назначил наказание по совокупности приговоров в соответствии со ст. 70 УК РФ, а затем окончательное наказание назначил по совокупности преступлений в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ, которое по своему размеру оказалось больше наказания, назначенного по совокупности приговоров.

Согласно ч. 4 ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору.

В кассационном порядке отменен приговор Хасанского районного суда в отношении Бабич, осужденной по ст. 318 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 79 ч. 7 п. "в", ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединен не отбытый срок по приговору от 3 апреля 2001 года, окончательно определено к отбыванию 2 года 4 месяца лишения свободы.

Бабич осуждена за применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти - милиционера патрульно-постовой службы МОБ ОВД по Хасанскому муниципальному району рядовой милиции Писаненко в связи с исполнением ею своих должностных обязанностей.

Суд первой инстанции при назначении окончательного наказания Бабич нарушил требования ч. 4 ст. 70 УК РФ.

Из материалов дела следует, что Бабич, ранее судимая по приговору Хасанского районного суда от 3 апреля 2001 года, освободилась условно-досрочно на 3 года 6 месяцев 13 дней. По обжалуемому приговору за содеянное ей назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года. Таким образом, в соответствии со ст. 70 ч. 4 УК РФ окончательное наказание должно быть больше 3 лет 6 месяцев 13 дней.

Если в особом порядке судебного разбирательства рассматривается дело о совершении лицом нескольких преступлений, то вначале наказание назначается за каждое из них по правилам, установленным ч. 7 ст. 316 УПК РФ, а по совокупности преступлений применяются правила, предусмотренные ч. ч. 2 и 3 ст. 69 УК РФ.

При этом окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания, которое может быть назначено по указанным правилам за наиболее тяжкое из совершенных преступлений.

Приговор Первореченского районного суда г. Владивостока в отношении Ларцева изменен в надзорном порядке в связи с несоблюдением правил назначения наказаний.

Ларцев осужден за 32 кражи чужого имущества, совершенные с незаконным проникновением в жилище и с причинением значительного ущерба гражданам, а также за покушение на кражу с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, за покушение на открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, и за тайное хищение чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.

При назначении Ларцеву наказания по ст. 30 ч. 3, ст. 161 ч. 2 п. "а", "в" УК РФ, совершенному 12 марта 2007 года, в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы судом не соблюдены требования ст. 66 ч. 3 УК РФ и ст. 316 ч. 7 УПК РФ, в соответствии с которыми наказание за это преступление не может превышать 3 лет 5 месяцев лишения свободы.

Кроме того, окончательное наказание Ларцеву назначено по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ в виде 7 лет лишения свободы, что также не соответствует требованиям закона.

Дело рассмотрено в особом порядке. Ларцев осужден за совершение нескольких преступлений, наиболее тяжким из которых является ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ.

В соответствии с ч. 7 ст. 316 УПК РФ максимальный срок наказания по ст. 158 ч. 3 п. "а" УК РФ составляет 4 года лишения свободы.

Таким образом, окончательное наказание Ларцеву по правилам ст. 69 ч. 3 УК РФ не могло быть выше 6 лет лишения свободы, в связи с чем президиум снизил наказание Ларцеву.

В соответствии с п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. N 60 "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел", при назначении подсудимому наказания за неоконченное преступление вначале следует с учетом требований статьи 66 УК РФ определить максимальный срок или размер наказания, которое может быть назначено виновному, затем в соответствии с частью 7 статьи 316 УПК РФ сократить этот срок (размер) наказания в связи с рассмотрением дела в особом порядке и лишь после этого определить подсудимому наказание с учетом положений Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации.

В надзорном порядке приговор Чугуевского районного суда в отношении Покрашенко, осужденного по ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 3 УК РФ, изменен со снижением наказания.

Дело рассмотрено в особом порядке в соответствии со ст. 316 УПК РФ.

По приговору назначено наказание 3 года 6 месяцев лишения свободы.

Покрашенко совершено неоконченное преступление - покушение на кражу, в связи с чем, согласно ст. 66 ч. 3 УК РФ максимальный размер наказания не может превышать 3/4 от предусмотренного санкцией статьи, т.е. 4 лет 6 месяцев лишения свободы. С учетом требований ст. 316 ч. 7 УПК РФ от указанного срока должно быть назначено не более 2/3, что составляет 3 года лишения свободы.

Кроме того, из описательно-мотивировочной части приговора исключено указание на отмену условно-досрочного освобождения Покрашенко на основании ст. 79 ч. 7 п. "в" УК РФ, поскольку из указанной нормы закона следует, что в случае совершения лицом умышленного преступления в период срока условно-досрочного освобождения суд назначает наказание по правилам ст. 70 УК РФ, принятие решения об отмене условно-досрочного освобождения законом не предусмотрено.

Аналогичную ошибку допустил и кассационный суд по делу в отношении Осипчука, осужденного Находкинским городским судом за незаконные действия с наркотическими средствами и ядовитыми веществами.

Из материалов дела усматривается, что приговор в отношении Осипчука постановлен в особом порядке.

Вместе с тем Осипчуку назначено кассационным судом наказание по ст. 30 ч. 3, 228.1 ч. 1 УК РФ 4 года лишения свободы, по ст. 30 ч. 3, 234 ч. 1 УК РФ 2 года лишения свободы, по ст. 30 ч. 1, 228.1 ч. 1 УК РФ 4 года лишения свободы.

Кассационным судом не были учтены требования закона, связанные с назначением наказания в соответствии со ст. 66 УК РФ, ст. 316 УПК РФ, ст. 62 УК РФ.

В связи с чем президиум снизил наказание за совершенные преступления и по совокупности преступлений.

Из смысла закона следует, что при применении принципа сложения наказаний окончательный размер штрафа также подлежит сложению.

Приговор Партизанского городского суда в отношении Никитина, осужденного по ст. 131 ч. 1 УК РФ, по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ, в том числе по ст. 139 ч. 1 УК РФ к штрафу в сумме 2500 рублей, по ст. 139 ч. 1 УК РФ к штрафу в сумме 2500 рублей, изменен.

Согласно приговору штраф за преступления, совершенные Никитиным по преступлениям, предусмотренным ст. 139 ч. 1 УК РФ, назначен в качестве основного наказания.

Суд, назначив штраф за каждое преступление, не выполнил требования закона о назначении наказания по совокупности.

При таких обстоятельствах размер окончательного наказания в виде штрафа, назначенного Никитину по ст. ст. 139 ч. 1 УК РФ в сумме 2500 рублей и по ст. 139 ч. 1 УК РФ в сумме 2500 рублей, по правилам ст. 69 ч. 2 УК РФ подлежит сложению.

Преступление, предусмотренное ст. 139 ч. 1 УК РФ является преступлением небольшой тяжести, а потому окончательный размер штрафа назначается исходя из правил, установленных ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Применив принцип частичного сложения наказаний, суд назначил наказание, превышающее размер наказания полученного даже при полном сложении наказаний.

Заикин осужден Спасским районным судом за кражу деревянного бруса группой лиц по предварительному сговору с Игнатовым и за присвоение имущества Охрименко на сумму 12047 рублей, с причинением значительного ущерба гражданину. Его действия квалифицированы по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ и ст. 160 ч. 2 УК РФ, и за каждое преступление назначено по одному году лишения свободы.

Заикиным совершены преступления, относящиеся к преступлениям средней тяжести (максимальное наказание за каждое из которых - до 5 лет лишения свободы).

При назначении окончательного наказания по совокупности преступлений применен принцип частичного сложения и окончательно назначено наказание 2 года 6 месяцев лишения свободы. Однако размер окончательного наказания не соответствует требованиям закона и принципу назначения наказания, примененному судом.

Применив принцип частичного сложения назначенных наказаний - 1 год лишения и 1 год лишения, суд допустил арифметическую ошибку, назначив Заикину окончательное наказание в виде 2 лет 6 мес. лишения свободы.

Президиум приговор изменил и снизил назначенное наказание.

 

Другие ошибки

 

По смыслу закона любое судебное решение должно быть законным и обоснованным, мотивированным и основанным на исследованных судом доказательствах.

В надзорном порядке отменено постановление Шкотовского районного суда, которым Шадрину отказано в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Так, в описательно-мотивировочной части постановления указано, что по приговору Ленинского районного суда г. Владивостока от 22 мая 2006 года Шадрину назначено наказание по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ. Вместе с тем судебной коллегией по уголовным делам Приморского краевого суда 13 марта 2007 года этот приговор изменен: исключено указание об отмене условно-досрочного освобождения и о назначении наказания по совокупности приговоров. Это свидетельствует о том, что на момент совершения нового преступления срок условно-досрочного освобождения истек.

Отказывая Шадрину в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении, суд сослался на то, что он ранее неоднократно судим, в период условно-досрочного освобождения совершил новое преступление. Таким образом, выводы суда, послужившие основанием к отказу в условно-досрочном освобождении, не основаны на представленных суду материалах.

В соответствии со ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло два года после совершения преступления небольшой тяжести, при этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу.

Постановлением президиума приговор Уссурийского городского суда в отношении Рагузина, осужденного за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Харчук, опасного для жизни и здоровья, совершенное группой лиц по предварительному сговору; за грабеж, то есть открытое хищение имущества, группой лиц по предварительному сговору и за похищение у Харчук важного личного документа, изменен по следующим основаниям.

Рагузин осужден за совершение 23 апреля 2004 года преступления, предусмотренного ст. 325 ч. 2 УК РФ, которое в соответствии с требованиями ст. 15 ч. 2 УК РФ отнесено к категории преступления небольшой тяжести, в связи с чем, при рассмотрении настоящего уголовного дела кассационным судом 29 мая 2006 года, истекли сроки давности. Это обстоятельство влечет за собой прекращение уголовного преследования в отношении осужденного по данному преступлению в соответствии с требованиями ст. ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ и освобождение его от назначенного наказания по данному преступлению за истечением сроков давности.

Также изменен приговор и.о. мирового судьи судебного участка N 72 Кировского района в отношении Димова, осужденного по ст. 117 ч. 1 и ст. 119 УК РФ.

Димов осужден за то, что в период с 1 сентября по 6 октября 2004 года, находясь в пос. Кировский Кировского района, в доме N 41 по ул. Хуторная, систематически высказывал в адрес Димовой В.В. угрозы нанесения побоев, оскорблял и унижал ее, причиняя психические страдания, в период с 23.00 часов 6 октября 2004 года до 01.00 часов 7 октября 2004 года умышленно, путем нанесения побоев и совершения иных насильственных действий, интенсивно причинял длительные физические страдания Димовой. Кроме того, с целью запугивания потерпевшей, в перерывах между нанесением побоев, держа в руках ножницы, высказывал в адрес Димовой угрозу убийством.

Преступление, предусмотренное ст. 119 УК РФ, совершено Димовым в ночь с 6 на 7 октября 2004 года, относится к преступлению небольшой тяжести.

11 июля 2006 года производство по уголовному делу приостановлено мировым судьей в связи с объявлением Димова в розыск.

7 октября 2006 года Димов был задержан, соответственно срок давности должен быть продлен на 2 месяца 26 дней. Таким образом, срок давности привлечения Димова к уголовной ответственности по ст. 119 УК РФ истек 2 января 2007 года, то есть до вынесения приговора по настоящему уголовному делу.

Вместе с тем судом не решен вопрос о прекращении уголовного преследования в отношении Димова в части совершения преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, в связи с истечением срока давности.

В порядке ст. 125 УПК РФ рассматриваются жалобы на действия (бездействия) или иные решения должностных лиц стороны обвинения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

В кассационном порядке постановление Советского районного суда г. Владивостока, которым жалоба адвоката Белова М.В. в защиту интересов Поповой, поданная в порядке ст. 125 УПК РФ на постановление следователя СУ при УВД по Советскому району г. Владивостока от 23 января 2008 года об отказе в удовлетворении ходатайства, оставлена без удовлетворения, отменено по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что суд первой инстанции, рассматривая жалобу по существу в порядке ст. 125 УПК РФ, не учел, что данная жалоба не подлежала рассмотрению в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку в ней автор ставил вопрос о правильности квалификации действий Мирова.

Кроме того, в жалобе не указывается, каким образом нарушено конституционное право Поповой либо затруднен ее доступ к правосудию.

Таким образом, действия следователя, связанные с отказом в удовлетворении ходатайства представителя потерпевшей Поповой, не могли быть предметом обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ.

Согласно ст. 47 ч. 1 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

В соответствии со ст. 31 ч. 1 УПК РФ мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает 3 лет лишения свободы, за исключением уголовных дел о преступлениях, перечисленных в части 1 ст. 31 УПК РФ, в том числе ст. 306 ч. 1 УК РФ.

В кассационном порядке отменен приговор Михайловского районного суда в отношении Ребрикова, осужденного по ст. 306 ч. 2 УК РФ по следующим основаниям.

Ребриков осужден по ст. 306 ч. 2 УК РФ, за заведомо ложный донос о совершенном преступлении, соединенный с обвинением лица в совершении тяжкого преступления.

Как следует из материалов уголовного дела, Ребрикову было предъявлено обвинение, и он был осужден по ст. 306 ч. 2 УК РФ за преступление, совершенное 13 - 14 июня 2007 года. Максимальное наказание санкции статьи 306 ч. 2 УК РФ (в ред. ФЗ от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ) составляет 3 года лишения свободы. Таким образом, в силу ст. 31 ч. 1 УПК РФ по верхнему пределу санкции рассмотрение уголовного дела подсудно мировому судье.

Суд первой инстанции оценку данным обстоятельствам ни при назначении судебного заседания, ни в ходе судебного разбирательства не дал.

Нарушение требований ст. 31 УПК РФ о подсудности уголовного дела относится к существенному нарушению уголовно-процессуального закона, которое могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора суда, что является основанием для отмены приговора в порядке ст. 379 ч. 1 п. 2 УПК РФ, поэтому приговор отменен с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Для устранения препятствий рассмотрения уголовного дела, указанных в пунктах 2 - 5 части 1 статьи 237 УПК РФ, а также в других случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, неустранимые в судебном заседании, а устранение таких нарушений не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, судья в соответствии с частью 1 статьи 237 УПК РФ по собственной инициативе или по ходатайству стороны в порядке, предусмотренном статьями 234 и 236 УПК РФ, возвращает дело прокурору для устранения допущенных нарушений.

В кассационном порядке постановление Дальнегорского районного суда, которым уголовное дело в отношении Алексеева, Богомяковой, Андреевой возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в суде, отменено по следующим основаниям.

Принимая решение о возвращении уголовного дела прокурору, суд сослался на нарушение норм УПК РФ, однако не конкретизировал, нарушение каких норм УПК РФ препятствует рассмотрению дела в суде.

Из протокола судебного заседания следует, что подсудимым Алексеевым заявлено ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке по ст. 116 УК РФ. Вину по ст. 158 ч. 3 УК РФ он не признал и просил дело отправить на доследование.

Подсудимые Андреева и Богомякова, а также защитники Ерновская и Елизарова поддержали заявленное Алексеевым ходатайство.

Изложенное в постановлении от 16 июля 2008 года ходатайство подсудимого Андреева не соответствует по сути и содержанию ходатайству, изложенному в протоколе судебного заседания.

Ссылка суда на то, что ст. 116 ч. 1 УК РФ, инкриминируемая Андреевой, не подсудна Дальнегорскому районному суду, несостоятельна: согласно ст. 33 ч. 1 УПК РФ в случае обвинения одного лица или группы лиц в совершении нескольких преступлений, уголовные дела о которых подсудны судам разных уровней, уголовное дело о всех преступлениях рассматривается вышестоящим судом.

Противоречит закону и вывод суда о том, что препятствием к рассмотрению дела является невозможность рассмотрения ходатайства Алексеева о рассмотрении дела в особом порядке при отсутствии такого ходатайства от Богомяковой и Андреевой.

По смыслу ст. 316 УПК РФ (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 5 декабря 2006 года "О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел"), если по уголовному делу обвиняется несколько лиц, а ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства заявили лишь некоторые, то при невозможности выделить дело в отношении лиц, заявивших ходатайство об особом порядке судебного разбирательства в отдельное производство, такое дело в отношении всех обвиняемых должно рассматриваться в общем порядке.

При этом следует учесть, что рассмотрение дела в особом порядке возможно лишь при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (ст. 314 ч. 1 УПК РФ), а Алексеев оспаривает объем предъявленного ему обвинения.

В нарушение требований закона этот же суд возвратил прокурору уголовное дело и в отношении Пивкина, обвиняемого по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ.

Основанием для возвращения указанного дела прокурору явилось то обстоятельство, что в обвинительном заключении указано, что преступление совершено Пивкиным 23 февраля 2008 года в период времени с 02 до 04 часов (более точное время органом следствия не установлено), а в судебном заседании в показаниях свидетеля Шпаковой, потерпевшего Габьева и оглашенных показаниях Пивкина имеются разногласия в части времени совершенного преступления. По мнению суда, данное обстоятельство исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основании имеющегося обвинительного заключения.

В обвинительном заключении по уголовному делу в отношении Пивкина указаны дата, время, место совершения преступления и иные обстоятельства, подлежащие доказыванию по делу.

Согласно ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

В силу ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном УПК РФ, устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Наличие противоречий в показаниях допрошенных по делу лиц само по себе не может являться основанием для возвращения дела прокурору, поскольку, как вытекает из требований ст. 87, ст. 88 УПК РФ, проверка доказательств в ходе судебного следствия производится судом, путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, при этом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Кассационным судом решение о возвращении дела прокурору отменено и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Приморского краевого суда,

член президиума, судья

Л.И.ПАТАШНИКОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь