Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРИМОРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА

ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В ПРИМОРСКОМ КРАЕ

 

ОБЗОР

от 2008 года

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО РАССМОТРЕНИЮ

ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ В КАССАЦИОННОМ И НАДЗОРНОМ ПОРЯДКЕ

ВО ВТОРОМ ПОЛУГОДИИ 2008 ГОДА

 

Во втором полугодии 2008 года судебной коллегией по гражданским делам Приморского краевого суда в кассационном порядке рассмотрено 4739 дел, что на 12% больше, чем во втором полугодии 2007 года (4173 дела). Из 3632 обжалованных решений по 2711 делам решения оставлены без изменений (74,6%), отменены по 845 делам (23,3%), изменены по 76 делам (2,1%).

Наибольшее количество решений отменялось по делам о восстановлении на работе; о выселении и другим жилищным спорам, по спорам, связанным с землепользованием; по иным спорам, вытекающим из права собственности, а также из договоров в сфере торговли и услуг.

В надзорном порядке во втором полугодии 2008 года рассмотрено 1036 жалоб и представлений прокурора, что на 37,6% ниже по сравнению со вторым полугодием 2007 года (рассмотрено 1659 жалоб и представлений). Из указанных 1036 жалоб и представлений рассмотрено с истребованием дел - 183. На заседаниях президиума рассмотрено 73 гражданских дела, по всем рассмотренным делам судебные постановления отменены.

Президиумом отменено: 18 решений (из них 13 дел с направлением на новое рассмотрение) и 11 других постановлений районных и городских судов; 34 определения судебной коллегии по гражданским делам (из них 13 дел с направлением на новое кассационное рассмотрение, 5 - с вынесением нового решения). Кроме того, президиумом отменено 22 решения (из них 17 направлено на новое рассмотрение; 5 - с вынесением нового решения) и 1 другое постановление мировых судей; 37 апелляционных постановлений (из них 9 - с направлением на новое апелляционное рассмотрение, 2-е оставлением в силе решения мирового судьи).

 

Трудовые споры

 

1. При рассмотрении исков сотрудников районных органов внутренних дел о взыскании денежного довольствия суды допускают ошибки в определении надлежащего ответчика по делу, возлагая ответственность по выплате денежных сумм на УВД Приморского края. Между тем в ряде случае правовой статус районного органа внутренних дел позволяет привлекать его в качестве самостоятельного ответчика по делу.

Ленинским районным судом г. Владивостока удовлетворен иск старшего следователя следственного управления при УВД по Ленинскому району, в его пользу взыскана денежная компенсация за сверхурочную работу с УВД по Приморскому краю. Между тем истец состоял в штате и работал в УВД по Ленинскому району, начисление и выплата ему денежного довольствия производились бухгалтерией районного УВД. Согласно Положению, утвержденному приказом УВД по Приморскому краю от 28 декабря 2006 г. N 2934, УВД по Ленинскому району является юридическим лицом, в гражданских правоотношениях участвует в форме государственного учреждения, имеет самостоятельный баланс, счета, необходимые для осуществления своей деятельности, выступает истцом и ответчиком в суде. Данный орган внутренних дел внесен в Единый государственный реестр юридических лиц. В такой ситуации УВД по Приморскому краю является ненадлежащим ответчиком. Решение суда отменено по надзорной жалобе УВД по Приморскому краю, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции для решения вопроса о замене ненадлежащего ответчика с учетом мнения истца по делу.

2. На основании статьи 137 Трудового кодекса РФ и статьи 1109 Гражданского кодекса РФ заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана за исключением счетной ошибки и при отсутствии недобросовестности с его стороны. Обязанность представлять доказательства наличия счетной ошибки, повлекшей переплату работнику денежных сумм, лежит на работодателе.

По иску Управления Россвязьохранкультуры с государственного служащего К. была взыскана сумма материальной помощи, ошибочно выплаченная ему к отпуску вследствие неправильного применения законодательства, регулирующего оплату труда государственного служащего (Первореченский районный суд г. Владивостока).

Правовых оснований для возврата денежной суммы не имелось, так как недобросовестность со стороны работника не была установлена. Доказательства счетной ошибки работодателем в суд первой инстанции не представлены и в судебном заседании не исследованы. При отсутствии таких доказательств денежные суммы не подлежат возврату. Президиум краевого суда по надзорной жалобе работника судебные постановления отменил и вынес новое решение об отказе в иске.

3. При взыскании среднего заработка в пользу работника, восстановленного на прежней работе, или в случае признания его увольнения незаконным выплаченное ему выходное пособие подлежит зачету (п. 62 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ"). Это правило применяется и в отношении государственных гражданских служащих, поскольку законодательством о государственной гражданской службе не предусмотрено иное.

Фрунзенским районным судом г. Владивостока вынесено решение по иску Н. к администрации Приморского края о восстановлении на работе в должности государственного гражданского служащего. При взыскании в пользу Н. среднего заработка за время вынужденного прогула суд не учел выплаченную истцу компенсацию в размере четырехмесячного денежного содержания гражданского служащего.

В соответствии с п. 9 ст. 31 Федерального закона "О государственной гражданской службе Российской Федерации" при увольнении с гражданской службы в связи с реорганизацией государственного органа или изменением его структуры, ликвидацией государственного органа либо сокращением должностей гражданской службы гражданскому служащему выплачивается компенсация в размере четырехмесячного денежного содержания. При этом выходное пособие не выплачивается.

По смыслу указанной нормы данная выплата компенсационного характера по существу представляет собой повышенный размер выходного пособия для случаев увольнения государственного гражданского служащего по не зависящим от него основаниям.

В соответствии с пунктом 62 указанного выше постановления Пленума Верховного Суда РФ данная компенсация подлежит зачету при взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в том же порядке, что и сумма выходного пособия.

Судебной коллегией краевого суда по кассационной жалобе ответчика решение суда изменено: размер взысканной в пользу Н. заработной платы снижен на сумму полученной денежной компенсации.

 

Споры о возмещении вреда

 

1. В случае смерти потерпевшего от действий лица, ответственность которого застрахована по договору обязательного автострахования, возмещение ущерба страховой организацией (страховщиком) производится по правилам, установленным главой 59 Гражданского кодекса РФ.

Размер возмещения вреда и круг лиц, понесших ущерб в результате смерти кормильца, определяется в соответствии со статьями 1089 и 1088 ГК РФ.

Ошибка допущена Ленинским районным судом г. Владивостока при рассмотрении иска Ш. к ООО "Росгосстрах - Дальний Восток" о возмещении ущерба в связи со смертью жены, погибшей по вине водителя П., ответственность которого застрахована ответчиком.

Страховщик (ответчик по делу) оплатил истцу расходы на погребение супруги в сумме 13000 руб., но отказал в выплате ущерба, причиненного смертью потерпевшей.

Удовлетворяя иск о взыскании с ответчика страховой суммы 147000 руб., суд пришел к выводу о том, что факт смерти жены истца в ДТП является основанием для выплаты в пользу члена ее семьи страхового возмещения, предусмотренного статьей 7 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".

Такой вывод суда противоречит нормам материального права. В соответствии с указанным выше Федеральным законом и Гражданским кодексом РФ сам факт смерти потерпевшего не является основанием для страховой выплаты. Страховщик не является причинителем вреда, а несет установленную законом ответственность за виновные действия причинителя вреда.

Согласно п. 1 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" размер страховой выплаты, причитающейся потерпевшему в счет возмещения вреда, причиненного его жизни и здоровью, рассчитывается страховщиком в соответствии с правилами главы 59 Гражданского кодекса РФ. Потерпевший обязан предоставить страховщику все документы и доказательства, а также сообщить все известные сведения, подтверждающие объем и характер вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего.

В соответствии со ст. 1088 Гражданского кодекса РФ в случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда имеют лица, состоявшие на иждивении умершего.

Истцом не представлено доказательств, что он относится к категории лиц, имеющих право на возмещение вреда по утере кормильца, поэтому его право на получение страховых выплат не подтверждено.

В кассационном порядке решение суда отменено, принято новое решение об отказе в удовлетворении иска.

 

Жилищные споры

 

1. В соответствии со ст. 40 Конституции РФ никто не может быть произвольно лишен жилища. Названное положение закона предполагает возможность выселения гражданина из занимаемого жилого помещения только в установленном законом порядке, на основании решения суда. Применение судебного порядка выселения не ставится в зависимость от того, занимает гражданин жилое помещение на законном основании либо без такового. Выселение без судебного решения противоречит российскому законодательству и нормам международного права.

Согласно ч. 1 ст. 35 Жилищного кодекса РФ в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

По делу, рассмотренному Ханкайским районным судом, отказано в удовлетворении требований С. о признании незаконными действий по его самоуправному (без судебного решения) лишению возможности пользоваться квартирой и находящимся в ней имуществом. Суд ошибочно признал действия комиссии муниципального района по вскрытию квартиры С. и вывозу его имущества правомерными, сославшись на то, что муниципальное образование района как собственник жилого помещения в соответствии со ст. 209 ГК РФ вправе владеть, пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению.

Несмотря на то, что С. пользовался квартирой без законных оснований, его права были нарушены. Администрации муниципального района было известно о проживании С. в спорной квартире, но вопреки требованиям закона судебный порядок его выселения соблюден не был. По надзорной жалобе С. судебные постановления об отказе в удовлетворении его требований отменены, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

2. По искам о выселении членов семьи (бывших членов семьи) нанимателя в случае их выезда на другое место жительства существенное значение имеет установление обстоятельств обеспеченности ответчика другим жилым помещением и фактическое проживание в нем.

Согласно ч. 3 ст. 83 Жилищного кодекса РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма считается расторгнутым со дня выезда. Данная норма предусматривает право нанимателя и членов его семьи (бывших членов семьи) на одностороннее расторжение договора социального найма и определяет момент его расторжения.

Равенство прав и обязанностей нанимателя и членов его семьи (бывших членов семьи) означает, что это установление распространяется на каждого участника договора социального найма. Поэтому при выезде кого-либо из участников договора социального найма жилого помещения в другое место жительства и отказе в одностороннем порядке от исполнения названного договора этот договор в отношении него считается расторгнутым со дня выезда, а лицо утрачивает право на жилое помещение.

Судом Советского района г. Владивостока отказано в иске нанимателю жилого помещения о выселении из квартиры совершеннолетнего сына, который приобрел по краевой целевой программе "Квартира молодой семье" собственное жилое помещение и фактически проживал в нем со своей супругой и ребенком. Истица - мать ответчика - ссылалась на то, что сын выехал на другое место жительства. Суд эти доводы проверил недостаточно, в связи с чем сделал ошибочный вывод о временном характере непроживания ответчика в квартире своей матери. Между тем обеспеченность ответчика другим жилым помещением и фактическое пользование им в данном случае имели существенное значение, но не были учтены судами первой и второй инстанции. Судебные постановления отменены в надзорном порядке с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

3. Выселение бывшего супруга из жилого помещения, приобретенного в период брака, раздел которого как совместно нажитого имущества не произведен, признано незаконным.

Истец обратился с иском к бывшей супруге о выселении, указывая, что в 1994 году им была приобретена квартира. В этот период он состоял с ответчицей в браке, который в 1997 году был расторгнут. В настоящее время он нуждается в жилье, однако вынужден проживать на съемных квартирах. Ответчица и несовершеннолетний сын проживают в спорной квартире, он же не имеет ключей, что препятствует ему пользоваться собственным жильем.

Решением Первореченского районного суда г. Владивостока иск удовлетворен частично: ответчица выселена из квартиры, в выселении несовершеннолетнего ребенка отказано.

С решением суда согласилась судебная коллегия краевого суда.

Постановлением президиума краевого суда судебные постановления отменены, по делу вынесено новое решение об отказе в иске по следующим основаниям.

Спорная квартира была приобретена супругами в период брака и в соответствии со статьей 34 Семейного кодекса РФ являлась их совместной собственностью. При этом не имело значения, на чье имя она была оформлена. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по их обоюдному согласию (п. 1 ст. 35 СК РФ).

Суд необоснованно применил статью 31 Жилищного кодекса РФ, регулирующую отношения между собственником жилого помещения и членами его семьи, не являющимися собственниками жилого помещения, тогда как в данном случае квартира находилась в совместной собственности сторон.

Выселяя ответчицу, суд ошибочно сослался на то, что требование о разделе совместного имущества или выделе доли не заявлено. Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов (п. 1 ст. 38 СК РФ). Такой раздел является их правом, а не обязанностью. В данном случае раздел имущества не имел значения, так как ответчица продолжала пользоваться совместным имуществом, а расторжение брака само по себе не изменило законного режима имущества супругов и не могло являться основанием к лишению ее права пользования данным имуществом.

4. Вывод суда о вселении в квартиру нанимателя несовершеннолетнего ребенка бывшего члена семьи нанимателя, фактическим местом жительства которого являлось другое жилое помещение, признан неправильным.

Истец Б. обратился с иском о вселении, ссылаясь на то, что нанимателем квартиры является его бывшая жена У., которая препятствует его проживанию, сменила замки на входной двери. Он как бывший член семьи сохраняет право пользования квартирой, поэтому просил его вселить в жилое помещение вместе с его несовершеннолетней дочерью, рожденной в 2004 году от совместной жизни с Ш. Как указал истец, на вселение к родителям несовершеннолетних детей согласия остальных членов семьи нанимателя не требуется.

Решением Первомайского районного суда г. Владивостока иск удовлетворен: истец и его несовершеннолетняя дочь вселены в квартиру.

В кассационной жалобе У. просила судебные постановления отменить в полном объеме. Суд кассационной инстанции согласился с решением суда в части вселения истца. Однако в части вселения ребенка решение суда отменено по следующим основаниям.

По делу установлено, что истец с 2001 года не проживает в спорной квартире в связи с прекращением семейных отношений с ответчицей. Его дочь рождена в 2004 году от фактических брачных отношений с другой женщиной Ш. При этом несовершеннолетняя дочь истца никогда не проживала в спорной квартире, не являлась членом семьи ответчицы У., постоянно проживала со своими родителями в другом жилом помещении, зарегистрирована по месту регистрации своей матери Ш. в г. Артеме. Согласно п. 1 ст. 20 Гражданского кодекса РФ местом жительства несовершеннолетних детей признается место жительства их родителей. В данном случае местом жительства ребенка является место жительства ее матери Ш., а не спорная квартира, в которой несовершеннолетняя Б. никогда со своим отцом не проживала. Отменив решение в части вселения в квартиру ребенка, судебная коллегия вынесла новое решение об отказе в удовлетворении этих требований.

 

Споры о взыскании задолженности по коммунальным платежам

 

1. Самовольное переоборудование гражданами системы центрального отопления в отдельной квартире многоквартирного дома (например, со снятием радиаторов отопления) не может служить основанием для освобождения от оплаты за предоставленные услуги теплоснабжения.

Суды продолжают допускать ошибки, отказывая в удовлетворении исков теплоснабжающих организаций о взыскании задолженности за отопление с граждан, самовольно переоборудовавших жилые помещения и установивших альтернативные источники обогрева в отдельных квартирах многоквартирного дома.

В соответствии с ч. 1 ст. 26 Жилищного кодекса РФ переустройство жилого помещения производится с соблюдением требований законодательства по согласованию с органом местного самоуправления на основании принятого им решения.

Согласно п. 1.7.2 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных постановлением Госкомитета РФ по строительству и жилищно-коммунальному комплексу N 170 от 27 сентября 2003 г., переоборудование и перепланировка жилых домов и квартир (комнат), ведущие к нарушению прочности или разрушению несущих конструкций здания, нарушению в работе инженерных систем и (или) установленного на нем оборудования, ухудшению сохранности и внешнего вида фасадов, нарушению противопожарных устройств, не допускаются.

Решением мирового судьи Ленинского района г. Владивостока, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, отказано во взыскании задолженности по оплате тепловой энергии с граждан, которые произвели переоборудование своей квартиры, демонтировав радиаторы отопления. По мнению судебных инстанций, это обстоятельство освобождает собственников жилья от внесения соответствующих платежей.

Такой вывод является неправильным, поскольку приборы отопления служат частью отопительной системы жилого дома, были демонтированы в отдельной квартире без соответствующего разрешения уполномоченных органов, что может привести к нарушению порядка теплоснабжения многоквартирного дома, и противоречит положениям ст. 29 Жилищного кодекса РФ.

Кроме того, демонтаж приборов отопления не свидетельствует о том, что тепловая энергия ответчиками не потреблялась, поскольку энергия передавалась в дом, где распределялась через транзитные стояки по квартирам и общим помещениям дома, тем самым отапливая весь дом.

Президиум краевого суда отменил судебные постановления по надзорной жалобе Дальневосточной генерирующей компании, дело направил на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Аналогичная ошибка была допущена судами Кировского района и г. Находки.

2. По спорам о размере платы за поставленную в жилые дома граждан тепловую энергию судам следует проверять соответствие установленного органами местного самоуправления порядка ее оплаты требованиям федерального законодательства.

В Пожарском районе собственник индивидуального жилого дома П. предъявил иск к Дальневосточной генерирующей компании о перерасчете платы за потребленную тепловую энергию. Решением мирового судьи, оставленным без изменения в апелляционном порядке, в иске отказано, так как расчет произведен в соответствии с требованиями нормативного правового акта - постановления главы Пожарского муниципального района от 26 декабря 2005 г. N 924 "Об оплате населения за содержание и ремонт жилищного фонда и коммунальные услуги". Данным постановлением определен порядок оплаты собственником индивидуального жилищного фонда за потребляемую тепловую энергию, согласно заключенным договорам с поставщиком тепловой энергии, по тепловой нагрузке.

Суд не проверил, соответствует ли данный порядок требованиям федерального законодательства.

Как установлено ст. 157 Жилищного кодекса РФ, размер платы за коммунальные услуги рассчитывается исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами местного самоуправления. Правила предоставления коммунальных услуг гражданам устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Согласно п. 7 Правил предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденных постановлением Правительства РФ от 23 мая 2006 г. N 307, собственники помещений в многоквартирном жилом доме и собственники жилых домов вносят плату за приобретенные у ресурсоснабжающей организации объемы (количество) тепловой энергии, исходя из показаний приборов учета, установленных на границе сетей, входящих в состав общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме или принадлежащих собственникам жилых домов, с системами коммунальной инфраструктуры, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

В случае отсутствия указанных приборов учета расчет размера платы производится в порядке, установленном п. 19 настоящих Правил, для отопления - в соответствии с пп. 1 п. 1 приложения N 2 к настоящим Правилам, исходя из общей площади жилого помещения, норматива потребления тепловой энергии на отопление и тарифа на тепловую энергию, установленного в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно ч. 2 ст. 11 Гражданского процессуального кодекса РФ суд, установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу.

Эти требования закона суд не выполнил, нормы Жилищного кодекса РФ к возникшим правоотношениям не применил, что повлекло отмену судебных постановлений по надзорной жалобе истца. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

3. Взыскание компенсации морального вреда в пользу собственника квартиры в многоквартирном доме за ненадлежащее выполнение текущего или капитального ремонта общего имущества дома является неправильным.

Собственник квартиры в многоквартирном доме обратился в суд с иском к администрации г. Владивостока и управляющей компании о возложении обязанности произвести капитальный ремонт кровли дома и взыскании морального вреда.

Решением Фрунзенского районного суда г. Владивостока исковые требования удовлетворены частично: на администрацию г. Владивостока возложена обязанность по капитальному ремонту кровли дома и в пользу истца взыскана компенсация морального вреда 3 000 руб. При этом суд руководствовался ст. 15 Закона РФ "О защите прав потребителей".

Отменяя решение суда в части морального вреда и отказывая в иске, судебная коллегия краевого суда указала, что Закон РФ "О защите прав потребителей" применяется к отношениям, возникающим между потребителями, изготовителями, продавцами при продаже товаров, выполнении работ, оказании услуг. Правоотношения между истцом и администрацией г. Владивостока данным законом не регулируются. Обязанность по надлежащему содержанию общего имущества многоквартирного дома возложена на собственников жилья в силу требований жилищного законодательства, в том числе и на самого истца как собственника отдельной квартиры в многоквартирном доме (ст. 158 ЖК РФ). Моральный вред в данном случае взыскан судом без законных оснований.

Аналогичная ошибка допущена судом Первомайского района г. Владивостока. Судебная коллегия краевого суда, отменяя решение в части морального вреда, взысканного судом с управляющей компании, правильно указала на то, что квартира находится в собственности истца. Тогда как в соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ N 7 от 29.09.1994 "О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей" (в редакции от 11.05.2007) отношения, регулируемые законом о защите прав потребителей, могут возникать по жилищным правоотношениям лишь из договора социального найма.

 

Споры, вытекающие из семейных правоотношений

 

1. Возможность раздела между бывшими супругами доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью зависит от выяснения вопроса о том, предусмотрен ли порядок отчуждения долей третьим лицам уставом общества и не нарушает ли реальный раздел доли права других участников ООО.

При невозможности реального раздела доли и взыскании в пользу другого супруга денежной компенсации размер взысканной суммы должен определяться действительной стоимостью доли исходя из стоимости чистых активов общества на время рассмотрения дела в суде.

При разделе имущества супругов Е. (г. Арсеньев) суд апелляционной инстанции принял решение передать ответчику - участнику ООО долю в уставном капитале общества, а истице - денежную компенсацию половины стоимости доли. Однако истица, требуя реального раздела доли в ООО, ссылалась на положения ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", п. 2 которой допускается продажа или уступка иным образом участником общества своей доли (части доли) третьим лицам, если это не запрещено уставом общества. Суд устав ООО не исследовал и не выяснил обстоятельства, влияющие на возможность раздела доли. Ограничившись взысканием в пользу истицы денежной компенсации доли, суд исходил из размера вклада, внесенного ответчиком в это общество при формировании его уставного капитала 350 050 руб. При этом не принял меры к установлению действительной стоимости доли, не истребовал данные последней к дате рассмотрения дела бухгалтерской отчетности.

Такой раздел имущества противоречит разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" о том, что стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется судом на время рассмотрения дела (п. 15).

В связи с указанными ошибками решение суда отменено президиумом краевого суда по надзорной жалобе истицы, дело направлено на новое рассмотрение в Арсеньевский городской суд.

Аналогичная ошибка допущена судом Советского района г. Владивостока при рассмотрении в апелляционном порядке дела о разделе имущества супругов П.

Суд определил размер причитающейся супруге денежной компенсации стоимости доли в уставном капитале общества, сославшись на п. 8 ст. 23 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью", устанавливающий порядок определения стоимости доли в уставном капитале, которая подлежала бы выплате обществом, в случае приобретения им доли участника общества. Эта норма материального права применена судом неправильно. В соответствии с п. 2 ст. 14 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" действительная стоимость доли участника общества соответствует части стоимости чистых активов общества, пропорциональной размеру его доли. Исходя из того, что стоимость имущества супругов определяется на время рассмотрения дела, надлежало исследовать бухгалтерскую отчетность общества, последнюю ко дню рассмотрения дела. При несогласии одной из сторон с размером стоимости доли, указанной в балансе предприятия, следовало проверить эти доводы с учетом всех представленных сторонами доказательств и дать им оценку в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ. Суд этого не сделал, что повлекло отмену апелляционного решения в надзорном порядке. Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

2. В силу ст. 130 Гражданского кодекса РФ объекты незавершенного строительства относятся к недвижимым вещам. Поэтому они, как и другое имущество супругов, могут быть разделены на основании ст. 38 Семейного кодекса РФ.

При невозможности реального раздела неоконченного строительством дома суд может признать право на строительные материалы и конструктивные элементы дома. Для раздела неоконченного строительством дома как строительных материалов не требуется заявлять новое исковое требование или изменять поданный иск. Суд должен поставить данный вопрос на обсуждение сторон.

Решением мирового судьи Советского района г. Владивостока произведен раздел между супругами Л. в равных долях незавершенного строительством жилого дома степенью готовности 98%.

Суд апелляционной инстанции, не соглашаясь с выводом мирового судьи, что неоконченный строительством жилой дом является совместной собственностью супругов, указал следующее: домовладение перешло к ответчику по наследству, поэтому является его личной собственностью; неоконченный строительством жилой дом не зарегистрирован в качестве объекта незавершенного строительства, является самовольной постройкой; требований о включении в состав имущества, подлежащего разделу, стоимости стройматериалов, используемых на строительство указанного объекта, стороны не заявили. Данные выводы суда апелляционной инстанции являются ошибочными.

По делу установлено, что полученный ответчиком по наследству в 1994 году жилой дом был снесен в 1999 году в связи с ветхостью и на его месте построен жилой двухэтажный дом, который истицей включен в состав имущества, подлежащего разделу. Отказывая в иске о разделе дома, суд второй инстанции не учел, что при невозможности раздела неоконченного строительством дома может быть признано право на строительные материалы и конструктивные элементы дома. Вывод районного суда о том, что для такого раздела нужно заявить специальное требование, является неправильным. Требование о разделе незавершенного строительством объекта заявлено истицей и должно быть рассмотрено в зависимости от установленных обстоятельств. При этом в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Неверно отказав в иске о разделе недвижимого объекта, суд апелляционной инстанции в то же время не устранил другую ошибку мирового судьи, исключившего из состава совместно нажитого имущества, подлежащего разделу, автомашину "Камаз-5302", проданную ответчиком в период брака третьему лицу. Суд сослался на то, что в апреле 2007 года решением суда отказано в иске о признании данной сделки недействительной. Однако в этом деле установлено, что ответчик продал автомашину без согласия супруги, но, поскольку покупатель об этом не знал, в удовлетворении иска было отказано. Обстоятельства, установленные этим решением суда, в силу ст. 61 ГПК РФ являются обязательными для суда при рассмотрении данного дела. В соответствии с пунктом 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" от 5 ноября 1998 года, если при рассмотрении требования о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость. Таким образом, решение суда об отказе в иске о признании недействительной сделки по продаже автомашины само по себе не исключало возможности удовлетворения требования о взыскании компенсации половины ее стоимости. Суду следовало проверить, в чьих интересах были потрачены вырученные от продажи машины деньги: на нужды семьи или в интересах ответчика, и в зависимости от установленных обстоятельств решить вопрос о включении ее стоимости в совместно нажитое имущество.

Апелляционное решение суда отменено по жалобе истицы Л., дело направлено на новое апелляционное рассмотрение.

 

Споры, связанные с возложением ответственности

на бюджеты (казну)

 

В соответствии с приказом Министерства финансов Российской Федерации и Федерального казначейства Российской Федерации от 25 августа 2006 г. N 114н/9н "О порядке организации и ведения работы по представлению в судебных органах интересов Министерства финансов Российской Федерации в случаях, когда их представление поручено Министерству финансов Российской Федерации" обязанность по представлению в судебных органах интересов Министерства финансов Российской Федерации и интересов Правительства Российской Федерации в случаях, когда их представление поручено Министерству финансов Российской Федерации, возложена на управление Федерального казначейства по субъектам Российской Федерации.

С учетом изложенного, судам следует иметь в виду, что в случае рассмотрения дел, по которым затрагиваются интересы Министерства финансов Российской Федерации и Правительства Российской Федерации, когда их представление поручено Министерству финансов Российской Федерации, судебные извещения необходимо направлять в Управление Федерального казначейства Российской Федерации по Приморскому краю (690069, г. Владивосток, ул. Светланская, 69).

1. Вред, причиненный в результате действий должностных лиц, не носящих административно-властного характера и выходящих за рамки их служебных полномочий, не подлежит возмещению за счет казны. Правила ст. 1069 Гражданского кодекса РФ в этом случае не применяются.

Гражданин Р. предъявил иск к Управлению Федеральной службы судебных приставов и Министерству финансов РФ о возмещении вреда, ссылаясь на то, что судебный пристав-исполнитель, получив от должника Л. денежные средства для передачи ему как взыскателю, на депозитный счет ОСП их не внес, взыскателю не выплатил. По факту присвоения денежных средств возбуждено уголовное дело, в рамках которого Р. признан потерпевшим.

Мировым судьей Фрунзенского района, с которым согласился Фрунзенский районный суд г. Владивостока, ущерб взыскан с Министерства финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства. Делая такой вывод, суды исходили из того, что вред истцу причинен бездействием ОСП, выразившимся в невыплате ему денежной суммы, и подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации в лице Министерства финансов РФ.

Однако в данном случае вред причинен не ОСП, а противоправными действиями судебного пристава-исполнителя, которые выходили за рамки исполнительных действий и его служебных полномочий. Получив деньги от Л., судебный пристав-исполнитель на депозитный счет ОСП их не перечислил, взыскателю не выплатил. По факту присвоения судебным приставом-исполнителем денежных средств возбуждено уголовное дело, прекращенное впоследствии в связи со смертью подозреваемого.

При таких обстоятельствах подлежал обсуждению вопрос о наличии оснований для возложения ответственности на работодателя судебного пристава по правилам ст. 1068 ГК РФ, согласно которой юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Оснований для взыскания ущерба с казны Российской Федерации по правилам ст. 1069 ГК РФ не имелось.

Судебные постановления отменены по надзорной жалобе Министерства финансов РФ, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

2. Российская Федерация или субъект Российской Федерации, возместившие потерпевшему вред, причиненный незаконными действиями (решениями) органа исполнительной власти, приобретают право обратного требования (регресса) к тому должностному лицу, которое непосредственно виновно в совершении неправомерных действий (принятии незаконных решений). В этом случае должностное лицо несет регрессную ответственность в полном объеме, если иное не установлено Законом (ст. 1081 ГК РФ).

Вред, причиненный гражданину в результате недобросовестного исполнения должностных обязанностей сотрудниками милиции, и возмещенный на основании ст. 1069 Гражданского кодекса за счет казны Российской Федерации, то есть государством, может быть взыскан за счет виновных лиц в порядке регресса, в частности, по иску прокурора, предъявленному в интересах Российской Федерации.

Верховный Суд Российской Федерации отменил в порядке надзора определение судебной коллегии Приморского краевого суда, которым отменено решение Ленинского районного суда г. Владивостока и постановлено новое решение об отказе в иске прокурора в интересах Российской Федерации о взыскании с А. и Г. денежной суммы в порядке регресса, по следующим основаниям.

По решению суда, вынесенному в 2000 году, с Министерства финансов РФ за счет казны Российской Федерации в пользу гражданина К. на основании ст. 1069 ГК РФ взыскан ущерб в сумме 97152 руб., причиненный в результате недобросовестного исполнения служебных обязанностей сотрудниками Ленинского РУВД А. и Г. Данный ущерб возмещен потерпевшему.

Прокурор в интересах государства обратился в суд с иском о взыскании ущерба с виновных лиц А. и Г. Решением Ленинского районного суда иск удовлетворен.

Судебная коллегия, отменив решение суда, в том числе по процессуальным основаниям, вынесла новое решение об отказе в иске, исходя из того, что п. 1 ст. 1081 Гражданского кодекса РФ в данном случае неприменим, поскольку А. и Г. не являются по отношению к Министерству финансов РФ теми лицами, к которым в силу указанной нормы закона может быть предъявлено регрессное требование.

Вывод судебной коллегии является неправильным по следующим основаниям.

Особенность установленной ст. 1069 и ст. 1070 Гражданского кодекса РФ ответственности состоит в том, что источником возмещения вреда в этом случае служат соответственно казна Российской Федерации, казна субъекта Российской Федерации или казна муниципального образования. Стороной в обязательствах по возмещению вреда, предусмотренного указанными нормами ГК РФ, является государство. При предъявлении исков к государству о возмещении вреда в соответствии с данными нормами закона от имени казны Российской Федерации в качестве ответчика выступает Министерство финансов Российской Федерации (ст. 1071 ГК РФ). Поскольку Министерство финансов в судах лишь представляет казну Российской Федерации, то сумма возмещения взыскивается именно за счет казны Российской Федерации, а не за счет имущества и денежных средств Министерства финансов, переданных ему как федеральному органу исполнительной власти в оперативное управление. В свою очередь Российская Федерация, возместившая потерпевшему вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц, приобретает право обратного требования к должностному лицу, непосредственно виновному в совершении неправомерных действий. Таким образом, поскольку в данном случае вред гражданину К. был возмещен за счет казны, то есть государством, прокурор вправе в интересах Российской Федерации предъявить регрессное требование к ответчикам А. и Г., непосредственно виновным в причинении вреда.

Определение судебной коллегии в части принятия нового решения отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

3. Суды допускают ошибки при рассмотрении исков граждан о возмещении убытков, причиненных вследствие незаконного привлечения к административной или уголовной ответственности.

Следует различать требования о возмещении реабилитированному лицу имущественного вреда, а также издержек по уголовному или административному делу, которые рассматриваются в уголовном или административном порядке (ст. 135 УПК РФ, 24.7 КоАП РФ), от требований гражданско-правового характера о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, которые разрешаются в порядке искового производства.

По общему правилу требования о взыскании убытков, возможность возмещения которых не предусмотрена уголовным или административным законодательством, должны рассматриваться в исковом порядке.

Ч. предъявила иск к Министерству финансов РФ, Спасскому муниципальному району о взыскании убытков, вызванных незаконным привлечением к административной ответственности, ссылаясь на то, что постановлением ДПС ГАИ Спасского ГОВД в 2007 году она привлечена к административной ответственности. По решению судебных инстанций постановление ГАИ отменено и производство по административному делу прекращено. Она понесла убытки, которые образовались из почтовых расходов, расходов на оформление нотариальной доверенности на представление ее интересов защитнику, транспортных расходов на проезд защитника для участия в судебных заседаниях в г. Владивостоке, которые она просила взыскать с соответствующей казны.

Мировым судьей г. Спасска-Дальнего, с которым согласился Спасский городской суд, в иске отказано по тем основаниям, что убытки в данном случае представляют собой судебные расходы, вопрос о взыскании которых должен разрешаться в порядке главы 7 ГПК РФ в рамках дела, в ходе которого они понесены. Делая такой вывод, судебные инстанции не учли, что судебные расходы понесены Ч. не в связи с рассмотрением гражданского дела, а в рамках дела об административном правонарушении.

В силу ст. 24.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях к издержкам по делу об административном правонарушении относятся суммы, выплачиваемые свидетелям, потерпевшим, их законным представителям, понятым, специалистам, экспертам, переводчикам; суммы, израсходованные на хранение, перевозку (пересылку) и исследование вещественных доказательств.

Почтовые и транспортные расходы, а также расходы, затраченные в связи с оформлением нотариально удостоверенной доверенности, по смыслу указанной правовой нормы к издержкам по делу об административном правонарушении не относятся, поэтому не могут быть взысканы по правилам ч. 2 и ч. 3 ст. 24.7 КоАП РФ. Не могут быть они взысканы и по правилам главы 7 ГПК РФ в рамках дела об административном правонарушении, поскольку нормы ГПК РФ порядок производства по таким делам не регулируют.

Вопрос о расходах, о взыскании которых заявлено Ч., подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства путем предъявления соответствующих исковых требований. При рассмотрении таких требований применяются правила, установленные статьями 15, 1069, 1070 ГК РФ о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Судебные решения по делу отменены по надзорной жалобе Ч., дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Аналогичная ошибка допущена Красноармейским районным судом при рассмотрении дела по иску А. к Министерству финансов, УВД по Приморскому краю о взыскании материального ущерба, морального вреда и судебных расходов. Суд прекратил производство по делу в части требований о взыскании стоимости, изъятой в ходе расследования уголовного дела и не возвращенной истцу древесины стоимостью более 40000 руб., указав, что данные требования подлежат рассмотрению в уголовно-процессуальном порядке в соответствии со ст. 135 УПК РФ, регулирующей возмещение реабилитированному лицу причиненного имущественного вреда.

Однако истцом заявлены требования о возмещении стоимости изъятого в качестве вещественного доказательства и не возвращенного ему имущества. Данное имущество (древесина), как следует из постановления следователя о прекращении уголовного дела, подлежит возврату законному владельцу А., но фактически древесина истцу не возвращена в связи с отсутствием ее в ООО "Тайга", куда она помещена на хранение.

Ущерб, образовавшийся вследствие ненадлежащего хранения и утраты вещественного доказательства по уголовному делу, не отнесен ч. 1 ст. 135 УПК РФ к видам имущественного вреда, подлежащего возмещению в порядке, установленном данной нормой. В связи с этим требования А. о возмещении стоимости изъятой древесины подлежали рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

По надзорной жалобе А. определение суда о прекращении дела в части отменено с направлением на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

4. Расходы по хранению вещественных доказательств по уголовному делу, понесенные третьими лицами, не могут быть взысканы с Министерства финансов РФ, которое не несет имущественной ответственности по оплате процессуальных издержек.

Верховным Судом Российской Федерации в порядке надзора пересматривалось решение Находкинского городского суда и определение судебной коллегии по гражданским делам Приморского краевого суда по делу по иску ЗАО "Восточный Международный Контейнерный Сервис" к Находкинскому ЛОВДТ, Министерству финансов РФ, Дальневосточному управлению внутренних дел на транспорте о взыскании расходов по хранению вещественных доказательств.

Судами первой и второй инстанции иск о взыскании расходов за хранение мороженого мяса, изъятого в рамках уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 188 УК РФ (контрабанда), признанного вещественным доказательством и помещенного на хранение истцу, удовлетворен за счет Министерства финансов РФ, с которого в пользу хранителя взыскана стоимость услуг хранения в сумме более 2,5 млн руб.

Данный вывод судов признан неправильным по следующим основаниям.

Согласно п. 3 Положения о хранении и реализации предметов, являющихся вещественными доказательствами, хранение которых до окончания уголовного дела или при уголовном деле затруднительно, утвержденному постановлением Правительства РФ от 20 августа 2002 г. N 620, основанием для хранения вещественных доказательств является соглашение (договор), заключаемое хранителем с уполномоченным органом.

В силу п. 9 данного Положения финансирование мероприятий, связанных с хранением и реализацией вещественных доказательств, осуществляется за счет средств, предусматриваемых на текущее содержание уполномоченного органа в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Министерство финансов Российской Федерации таким органом не является, в связи с чем не может нести имущественную ответственность по оплате процессуальных издержек.

Предметом предъявленного иска является требование об оплате Находкинским ЛОВДТ оказанных истцом услуг по хранению имущества - вещественных доказательств по уголовному делу. Возникшие между ЗАО "ВМКС" и Находкинским ЛОВДТ отношения являются гражданско-правовыми и в них участвуют истец (хранитель) и Находкинское ЛОВДТ, непосредственно передавшее имущество на хранение.

Министерство финансов либо управление Федерального казначейства по Приморскому краю участниками отношений, возникших между ЗАО "ВМКС" и Находкинским ЛОВДТ, не являются.

Поскольку арестованное имущество было впоследствии реализовано, то на основании Положения о Российском фонде федерального имущества, утвержденного постановлением Правительства РФ от 25 декабря 2002 г. N 925 (в редакции постановления Правительства РФ от 20 декабря 2006 г. N 782), и постановления следователя СО при Находкинском ЛОВДТ о передаче вещественных доказательств для реализации в Российский фонд федерального имущества в лице Дальневосточного межрегионального отделения, последнему следовало перечислить денежные средства, полученные от реализации вещественных доказательств, за вычетом налогов и затрат, на счет Находкинского ЛОВДТ. При этом Дальневосточное межрегиональное отделение Российского фонда федерального имущества обязано было из средств, вырученных от реализации вещественных доказательств, произвести оплату расходов (судебных издержек по уголовному делу), а именно, возместить ЗАО "ВМКС" расходы за хранение вещественных доказательств, что сделано не было. Все это свидетельствует о неправильном применении нижестоящими судами норм материального права.

Верховный Суд Российской Федерации, указав на данные ошибки, вместе с тем судебные постановления оставил без изменения, так как учел принцип правовой определенности, закрепленный в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 1 Протокола к ней, который является основополагающим аспектом верховенства права и предполагает, чтобы принятое судами окончательное решение не могло быть оспорено. Данное решение суда вступило в законную силу, процессуальные издержки в любом случае подлежат взысканию за счет средств федерального бюджета, по имеющимся в деле данным судебное постановление исполнено, его отмена приведет к вмешательству в право истца на пользование присужденной и перечисленной на его банковский счет денежной суммой, что недопустимо с точки зрения принципов международного права.

При рассмотрении судами Приморского края подобных споров следует учитывать позицию Верховного Суда РФ, изложенную в данном деле, и правильно определять надлежащего ответчика.

 

Другие дела

 

1. Действия сотрудников милиции, уполномоченных на осуществление оперативно-розыскных мероприятий, проводимые до решения вопроса о возбуждении уголовного дела вне рамок уголовного процесса, могут быть обжалованы заинтересованным лицом в порядке гражданского судопроизводства по правилам, установленным главой 25 ГПК РФ.

Определением Ленинского районного суда г. Владивостока отказано в принятии жалобы гражданки К. на действия сотрудников подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, выразившиеся в ее незаконном досмотре и применении физической силы. При этом суд исходил из того, что действия работников милиции проводились в рамках оперативно-розыскных мероприятий, в связи с чем заявление не может рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства.

В кассационном порядке определение суда отменено по тем основаниям, что заявителем обжалованы действия должностных лиц ОРЧ-1 УНП УВД по Приморскому краю не в связи с возбужденным уголовным делом, а в связи с нарушением прав заявителя при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Данные действия не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ для случаев обжалования решений и действий дознавателя, следователя, прокурора, которые способны причинить ущерб правам и свободам участников уголовного судопроизводства. Ранее в принятии такой жалобы заявителю было отказано постановлением того же суда. Отказом в принятии данного заявления нарушены права заявителя на судебную защиту. Учитывая, что в данном случае обжалованы действия должностных лиц не по возбужденному уголовному делу, заявление К. подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства по правилам главы 25 ГПК РФ.

2. В соответствии с п. 1 ст. 323 Гражданского кодекса РФ при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части уплаты долга.

Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (п. 2 ст. 323).

Примсоцбанк обратился в суд Фрунзенского района г. Владивостока с иском о взыскании задолженности по кредиту с двух физических лиц как поручителей по договору кредитной линии, заключенному между банком и ООО "Омега" сроком на год. Решением суда требования удовлетворены, сумма долга с процентами взыскана с ответчиков солидарно.

Отменяя решение суда в кассационном порядке, судебная коллегия краевого суда сослалась на решение арбитражного суда о взыскании суммы долга с основного должника ООО "Омега", указав, что наличие двух судебных решений о взыскании одной и той же задолженности может воспрепятствовать их исполнению.

По надзорной жалобе Примсоцбанка кассационное определение отменено в порядке надзора с оставлением в силе решения суда первой инстанции по следующим основаниям.

По настоящему делу иск предъявлен банком к физическим лицам как к поручителям ООО "Омега" по его обязательствам, возникшим из кредитного договора, в то время как по другому делу (решение арбитражного суда) иск предъявлен банком к самому обществу как заемщику по спорному кредитному договору, что не противоречит требованиям п. 1 ст. 323 ГК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 323 ГК РФ кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

Закон не запрещает производить взыскание задолженности с заемщика и его поручителей в самостоятельных процессах. При этом законодательством предусмотрены соответствующие нормы на случай неосновательного обогащения лица при одновременном исполнении двух судебных актов по одной и той же задолженности перед банком.

Таким образом, до погашения образовавшейся задолженности любым из должников, все должники остаются обязанными перед банком.

3. Вывод суда о расторжении договора купли-продажи квартиры в связи с неисполнением обязательств по ее оплате признан неправильным.

Решением Ленинского районного суда г. Владивостока, оставленным без изменения определением судебной коллегии краевого суда, расторгнут договор купли-продажи квартиры, заключенный и зарегистрированный в установленном порядке между Х. и З. Основанием для расторжения договора послужило невыполнение покупателем Х. условий договора о полном расчете за квартиру в день получения зарегистрированных документов.

Расторгая договор, суд сослался на ст. 451 ГК РФ, но не учел, что применение данной нормы допустимо при наличии одновременно четырех условий, оговоренных в п. 2 данной статьи. Однако наличие этих условий в совокупности по делу не проверялось.

Согласно п. 2 ст. 223 ГК РФ с момента государственной регистрации сделки у приобретателя имущества возникает право собственности на это имущество.

Суд по существу принял решение об изъятии квартиры у собственника Х, не указав ни на одно из оснований прекращения права собственности, предусмотренных главой 15 ГК РФ.

Между тем по общему правилу возможность возврата товара, право собственности на который перешло к покупателю, законом не предусмотрена, кроме случаев, когда это прямо указано в законе или договоре. В данном случае договор такого условия не содержит.

В силу п. 4 ст. 453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Выводы суда о возможности расторжения договора купли-продажи квартиры в связи с неисполнением Х. обязательства по оплате квартиры противоречат положениям п. 3 ст. 486 ГК РФ, согласно которой если покупатель своевременно не оплачивает переданный в соответствии с договором купли-продажи товар, продавец вправе потребовать оплаты товара и уплаты процентов в соответствии со ст. 375 настоящего Кодекса. Такого последствия неисполнения обязанности по оплате переданного товара как расторжение договора купли-продажи данная норма закона не содержит.

Кроме того, вывод суда о том, что договор купли-продажи не предусматривал возможность передачи денежных средств продавцу риэлтером был сделан без учета имеющихся в деле договоров поручения, заключенных указанной риэлтерской фирмой как с покупателем Х., так и с продавцом З.

По надзорной жалобе Х. судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Применение норм процессуального права

 

1. Заявление должника об освобождении от оплаты исполнительского сбора не подлежит оплате государственной пошлиной, поскольку не является требованием искового характера, а по существу представляет собой жалобу на действия судебного пристава-исполнителя.

Согласно пп. 7 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции, освобождаются организации и физические лица при подаче в суд жалоб на действия судебного пристава-исполнителя.

Такое же правило применяется при рассмотрении вопросов, связанных с исполнением судебного решения.

В кассационном порядке неоднократно изменялись решения Фрунзенского районного суда в части взыскания с администрации г. Владивостока государственной пошлины за подачу заявлений об освобождении от уплаты исполнительского сбора.

В данном случае требования администрации, хотя и были оформлены в виде искового заявления, но по существу представляли собой жалобу на действия судебного пристава. В обоснование таких заявлений администрация ссылалась на то, что постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора вынесены без учета обстоятельств, делающих его своевременное исполнение невозможным (например, трудности, связанные с проведением конкурса по выбору подрядной организации для ремонта жилищного фонда). Данные требования, как заявленные в рамках принудительного исполнения, не носят искового характера и в силу ст. 333.36 Налогового кодекса РФ не подлежат оплате государственной пошлиной.

2. Разрешение вопроса о восстановлении пропущенного срока на кассационное (апелляционное) обжалование зависит от выяснения причин, повлекших невозможность подачи жалобы в установленный законом срок.

К уважительным причинам пропуска срока могут быть отнесены, в частности, случаи, когда копия решения суда получена стороной, не участвовавшей в судебном заседании, по истечении срока обжалования или когда времени, оставшегося до истечения этого срока, явно недостаточно для ознакомления с материалами дела и составления мотивированной кассационной жалобы (п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. N 12 "О применении судами норм Гражданского процессуального кодекса РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции").

В ряде случаев суды учитывали обстоятельства, не имеющие в силу требований ст. 112 ГПК РФ юридического значения для восстановления процессуального срока.

Так, Советский районный суд г. Владивостока отказал ответчику в восстановлении срока кассационного обжалования, исходя из того, что он был надлежаще извещен о времени и месте рассмотрения дела, что само по себе свидетельствует о неуважительности причин пропуска им срока на подачу жалобы. Между тем, поскольку ответчик не участвовал в судебном заседании, выяснению подлежал вопрос, когда им была получена копия решения суда. В деле имелась сопроводительная о направлении ему копии решения, однако данные о дате ее получения отсутствовали. В ходатайстве о восстановлении срока ответчик указал, что о решении суда, состоявшемся в январе 2008 года, узнал только в марте 2008 года, прибыв в командировку в г. Владивосток, и в течение 10 дней подал кассационную жалобу. В период нахождения дела в производстве суда ответчик постоянно проживал и работал в г. Москве, а судебные извещения и вызовы направлялись на его имя по месту жительства членов семьи в г. Владивосток. При таких обстоятельствах доводы ответчика об уважительных причинах пропуска срока заслуживали внимания. По надзорной жалобе ответчика определение районного суда и кассационное определение отменены с направлением дела на новое рассмотрение для выяснения вопроса о дате получения им копии решения суда.

Несоблюдение судом установленного ст. 199 ГПК РФ срока, на который может быть отложено составление мотивированного решения, приводит к невозможности своевременной подготовки и подачи кассационной жалобы в установленный для этого срок. Данное обстоятельство как случай пропуска срока по уважительной причине должно являться основанием для восстановления процессуального срока.

Между тем суды в ряде случаев отказывали в восстановлении срока обжалования, несмотря на отсутствие в деле сведений о фактическом изготовлении решения суда в пятидневный срок со дня оглашения его резолютивной части.

Такие случаи имели место в Первомайском районном суде г. Владивостока и Находкинском городском суде. Президиумом краевого суда определения судов отменялись, срок кассационного обжалования восстанавливался.

В том случае, если процессуальный срок восстановлен судом первой инстанции, суду второй инстанции не следует переоценивать обстоятельства, положенные в основу выводов суда.

Так, Хасанским районным судом без достаточных оснований отменено определение мирового судьи о восстановлении срока апелляционного обжалования. Районным судом хотя и сделана ссылка на ст. 321 ГПК РФ, согласно которой апелляционная жалоба могла быть подана в течение десяти дней со дня принятия мировым судьей решения в окончательной форме, но применена она неправильно. При определении начала течения срока на подачу апелляционной жалобы районный суд исходил не из даты принятия мировым судьей решения в окончательной форме, а из даты провозглашения решения суда, что противоречит положениям ст. 321 ГПК РФ. Между тем по делу усматривалось, что решение мировым судьей оглашено 22 мая 2008 года, однако 30 мая 2008 года ответчику отказано в выдаче копии решения в окончательной форме в связи с тем, что оно не было изготовлено. Апелляционная жалоба подана ответчиком 6 июня 2008 года. При этом данные о том, что на эту дату решение было изготовлено в окончательной форме, в материалах дела отсутствовали. Так как мировой судья нарушил установленный ст. 199 ГПК РФ срок изготовления мотивированного решения, он обоснованно восстановил ответчику срок на подачу апелляционной жалобы. В данном случае у суда апелляционной инстанции отсутствовали предусмотренные законом основания к отмене определения мирового судьи и отказу в восстановлении срока. По надзорной жалобе апелляционное определение отменено президиумом краевого суда с оставлением в силе определения мирового судьи.

3. Рассмотрение требований с нарушением правил подсудности не влечет прекращения производства по делу, а является основанием для передачи дела в тот суд, которому оно подсудно в силу закона.

Суд апелляционной инстанции г. Лесозаводска допустил существенное процессуальное нарушение при пересмотре в апелляционном порядке решения мирового судьи по трудовому спору.

Городской суд правильно установил, что требования истицы Ф. в части внесения записи в трудовую книжку об изменении формулировки причины увольнения на увольнение по собственному желанию подсудны федеральному суду и мировым судьей рассмотрены с нарушением подсудности. Однако прекратил производство по делу в этой части без законных оснований.

Основания прекращения производства по делу предусмотрены ст. 220 ГПК РФ. Такого основания для прекращения как подсудность дела другому суду ст. 220 ГПК РФ не содержит. Установив, что требования об изменении формулировки причины увольнения как связанные с проверкой законности увольнения подсудны районному суду, суд апелляционной инстанции должен был отменить решение мирового судьи и передать дело по подсудности в соответствующий, то есть в городской суд.

Прекратив производство по делу в части требований истицы об изменении формулировки причины увольнения, суд апелляционной инстанции лишил Ф. права на судебную защиту, поскольку ее повторное обращение в суд по тому же вопросу не допускается (ст. 221 ГПК РФ).

По надзорной жалобе Ф. президиум краевого суда признал прекращение производства по делу неправильным и направил дело в указанной части в Лесозаводский городской суд для рассмотрения по первой инстанции.

 

Иные вопросы

 

Управлением Министерства юстиции России по Дальневосточному федеральному округу обобщена за 2008 год практика исполнения судами запросов о международной правовой помощи и направлении судебных документов на территории иностранных государств.

Отмечено, что судами Приморского края при оформлении документов допускались следующие ошибки:

- не были заверены гербовой печатью суда подтверждения о вручении документов (Шкотовский районный суд). В соответствии со ст. 11 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года вручение документов удостоверяется подтверждением, подписанным лицом, которому вручен документ, и скрепленным официальной печатью запрашиваемого учреждения, и содержащим указание даты вручения и подпись работника учреждения, вручающего документ. Факт невручения документов также подтверждается указанным документом с указанием причин невручения.

- не были заверены гербовой печатью суда определения, протоколы судебных заседаний и документы, являющиеся приложением к материалам исполненного судебного поручения (судебный участок Первореченского района г. Владивостока, Ханкайский районный суд). В соответствии со ст. 13 Конвенции на территории иностранного государства без специального удостоверения принимаются только такие документы, которые засвидетельствованы учреждением или специально на то уполномоченным лицом в пределах их компетенции по установленной форме и скреплены гербовой печатью.

- в адрес Управления для направления на территорию иностранных государств поступали определения суда и исполнительные листы российских судов, которые не имеют юридической силы на территории иностранных государств и для признания и исполнения которых в соответствии со ст. 7 Конвенции требуется оформлять соответствующее ходатайство (Первореченский районный суд г. Владивостока).

Допускаемые судьями при составлении и оформлении документов ошибки, как указано в обзоре, являются одной из главных причин длительного неисполнения и неоправданного затягивания российской стороной сроков выполнения международных обязательств, что в свою очередь умаляет авторитет Российской Федерации перед иностранными государствами-партнерами, а также влечет невозможность восстановления нарушенных прав граждан России.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Приморского краевого суда, судья

Н.Л.ХРЕБТОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь