Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ АРХАНГЕЛЬСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ЧЕТВЕРТЫЙ КВАРТАЛ 2008 ГОДА

 

I. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

1.1. Отдельные виды обязательств

 

Купля-продажа

 

При наличии недостатков приобретенного характера ответственность продавца (изготовителя) за их устранение зависит от времени и причин их возникновения

 

Постановлением суда надзорной инстанции отменены решение мирового судьи и определение апелляционной инстанции, которыми удовлетворены исковые требования потребителя, заявленные к ООО, о расторжении договора купли-продажи лодочного мотора, взыскании уплаченной за товар денежной суммы, неустойки и компенсации морального вреда.

Проведенной в рамках рассмотрения дела экспертизой было установлено, что все дефекты, имеющиеся в лодочном моторе, являются дефектами приобретенного характера. Указано также, что недостаточный уровень топлива в поплавковой камере мог быть результатом нарушения заводской регулировки.

При разрешении исковых требований судами не было учтено следующее.

В соответствии с абз. 2 п. 6 ст. 18 Закона РФ "О защите прав потребителей" в отношении товара, на который установлен гарантийный срок, продавец (изготовитель), уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер отвечает за недостатки товара, если не докажет, что они возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения потребителем правил использования, хранения или транспортировки товара, действий третьих лиц или непреодолимой силы.

Таким образом, при наличии недостатков приобретенного характера ответственность продавца (изготовителя) за их устранение зависит от времени и причин их возникновения.

Вместе с тем судами данных обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, выяснено не было (N 44г-67/08).

 

Хранение

 

Вывод суда о том, что между сторонами возникли обязательства по хранению имущества, признан необоснованным, поскольку предусмотренных законом оснований для помещения автомобиля на платную стоянку не имелось, а его собственник согласия на эвакуацию транспортного средства на специализированную платную стоянку не давал

 

Решением мирового судьи отказано в удовлетворении исковых требований ПК "Беломорье", заявленных к ответчику о взыскании задолженности по договору хранения.

Апелляционным решением городского суда решение мирового судьи отменено, постановлено новое решение об удовлетворении заявленных требований.

Суд надзорной инстанции, отменяя апелляционное решение городского суда и оставляя в силе решение мирового судьи, указал следующее.

Как следует из материалов дела, между УВД города и ПК "Беломорье" был заключен договор, по которому УВД города передает задержанные транспортные средства, а ПК "Беломорье" осуществляет их транспортировку на специализированную автостоянку, где осуществляет хранение транспортных средств и производит их выдачу с соблюдением требований, предусмотренных Постановлением Правительства РФ от 18.12.2003 N 759.

Отменяя решение мирового судьи и удовлетворяя заявленные требования, суд апелляционной инстанции исходил из того, что принадлежащее ответчику транспортное средство после дорожно-транспортного происшествия на основании протокола о задержании транспортного средства было помещено на специализированную платную стоянку правомерно, а потому между сторонами возникли обязательства по хранению имущества.

Вместе с тем судом апелляционной инстанции не было учтено, что задержание транспортного средства, являясь мерой обеспечения производства по делу об административном правонарушении, может производиться только в строго процессуальном порядке. Основанием для его применения в соответствии с ч. 1 ст. 27.13 КоАП РФ могут служить нарушения правил эксплуатации транспортного средства и управления транспортным средством соответствующего вида, предусмотренных ст. 11.9, ч. 1 ст. 12.3, ч. 2 ст. 12.5, ч. 1 и 2 ст. 12.7, ч. 1 ст. 12.8, ч. 4 ст. 12.19, ст. 12.26 данного кодекса.

Как следовало из материалов дела, административных правонарушений, являющихся основанием для задержания транспортного средства, водитель транспортного средства Т. не совершал. В протоколе задержания транспортного средства также отсутствуют ссылки на совершение Т. каких-либо административных правонарушений.

При таких обстоятельствах вывод мирового судьи о незаконности задержания автомобиля ответчика является правильным, как основанный на тех нормах материального права, которые подлежали применению к сложившимся отношениям сторон, и соответствующим установленным по делу обстоятельствам.

Кроме того, ошибочным является вывод суда апелляционной инстанции о наличии между сторонами обязательств по хранению имущества в силу закона.

В соответствии со ст. 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности. При этом в силу п. 1 ст. 421 ГК РФ волеизъявление сторон на заключение договора должно быть свободным.

Согласно материалам дела обязательства по хранению задержанных транспортных средств возложены на истца на основании договора, заключенного между УВД города и специализированной стоянкой ПК "Беломорье".

При этом ни ответчик, ни управлявший в момент дорожно-транспортного происшествия машиной Т. согласия на эвакуацию транспортного средства на специализированную платную стоянку сотрудникам ГИБДД не давали (N 44-76/08).

 

Страхование

 

В силу того, что выплата пособия по временной нетрудоспособности лицу, застрахованному по договору обязательного социального страхования, является исполнением Фондом социального страхования своей обязанности по данному договору, у Фонда социального страхования отсутствовали правовые основания для взыскания выплаченных застрахованному денежных сумм с лица, ответственного за возникновение временной нетрудоспособности у застрахованного, как в порядке суброгации, так и в порядке регресса, поскольку понесенные Фондом социального страхования расходы не превышали размера денежных поступлений от страхователя за соответствующий период времени

 

Решением районного суда отказано в удовлетворении исковых требований Государственного учреждения - Архангельского регионального отделения Фонда социального страхования РФ, заявленных к Б. о взыскании страхового возмещения в порядке регресса, выплаченных К. за счет средств Фонда социального страхования.

Суд кассационной инстанции постановленное судом решение оставил без изменения по следующим основаниям.

Судом установлено, что в результате дорожно-транспортного происшествия, виновником которого постановлением судьи районного суда признан ответчик, работник предприятия К. получил телесные повреждения, повлекшие его временную нетрудоспособность.

В связи с наступившей в результате ДТП временной нетрудоспособностью работодатель К. произвел последнему выплаты за счет средств Фонда социального страхования пособий по временной нетрудоспособности.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что в соответствии со ст. 1 Федерального закона от 16.07.1999 N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования", что субъектами обязательного социального страхования являются страхователи (работодатели), страховщики, застрахованные лица, а также иные органы, организации и граждане, определяемые в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования. Исходя из данного определения Закона Фонд социального страхования выполняет роль страховщика во взаимоотношениях со страхователями и застрахованными лицами.

Согласно ст. 8 и ст. 3 названного Федерального закона пособие по временной нетрудоспособности является одним из видов страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию. Обеспечение по обязательному социальному страхованию (страховое обеспечение) - исполнение страховщиком, а в отдельных случаях, установленных федеральными законами, также и страхователем своих обязательств перед застрахованным лицом при наступлении страхового случая посредством страховых выплат.

Суд первой инстанции в силу ст. 934 ГК РФ правильно указал, что данное страхование относится к личному страхованию жизни и здоровья гражданина (застрахованного), и, руководствуясь ст. 965 ГК РФ, обоснованно пришел к выводу, что у страховщика отсутствуют правовые основания для взыскания выплаченного застрахованному лицу страхового обеспечения в порядке суброгации. Поскольку в силу подп. 2 п. 1 ст. 4 и п. 4 ст. 1 Федерального закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации" отношения по обязательному социальному страхованию отнесены к институтам личного страхования, а в соответствии со ст. 965 ГК РФ переход прав страхователя на возмещение ущерба к страховщику (суброгация) предусмотрен только по договору имущественного страхования.

Судом также правомерно отклонена ссылка истца на право предъявления регрессных исков о возмещении понесенных расходов, предоставленное ему п. 8 ст. 11 Федерального закона N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования", поскольку истец, выплачивая пособие по временной нетрудоспособности, не возмещал вред, причиненный другим лицом, а исполнял свои обязанности в силу того, что К. является субъектом обязательного социального страхования.

Также суд правомерно по существу указал на то, что ответчик не нарушал каких-либо прав истца, выплата последним пособия по временной нетрудоспособности застрахованному лицу не является убытком Фонда и к данному спору не применимы положения ст. 15, 1064, 1081 ГК РФ.

Как видно из дела, ответчиком были нарушены непосредственно права К., а не истца, и Фонд обратился по существу не с иском о возмещении понесенных расходов, а с требованием полностью возместить выплаченное застрахованному лицу страховое обеспечение, гарантированное за счет специально аккумулированных для целей социального страхования денежных средств, уплачиваемых работодателем потерпевшего.

В соответствии со ст. 17 Федерального закона N 165-ФЗ "Об основах обязательного социального страхования" источниками поступлений денежных средств в бюджеты фондов конкретных видов обязательного социального страхования являются в том числе страховые взносы и (или) налоги, которые обязаны уплачивать страхователи на основании ст. 12 названного Закона.

В данном случае страхователем К. является его работодатель, который производил выплаты страховых взносов за своих работников, в том числе и за пострадавшего. В связи с этим, как правомерно указал суд, истец вправе требовать возмещения только тех расходов, которые превышают денежные поступления от страхователя за соответствующий период.

Поскольку названные доказательства истцом представлены не были, у суда отсутствовали основания для удовлетворения заявленных требований (N 33-3086/08).

 

1.2. Обязательства вследствие причинения вреда

 

Возлагая на собственников жилого помещения в солидарном порядке ответственность по возмещению вреда, причиненного залитием квартиры истцов в результате тушения противопожарной службой возникшего в квартире ответчиков пожара, суды не учли, что вред истцам был причинен не ответчиками, а сотрудниками противопожарной службы, действовавшими в чужом интересе

 

Отменяя судебные постановления суда первой и кассационной инстанций по иску о возмещении ущерба, причиненного залитием квартиры, надзорная инстанция указала, что суд при возложении на ответчиков обязанности по возмещению вреда в солидарном порядке, с чем согласился суд кассационной инстанции, при применении к спорным отношениям норм материального права не учел, что вред ответчиками был причинен залитием, принадлежащей им на праве собственности квартиры, в результате тушения пожара противопожарной службой.

При таких обстоятельствах при разрешении спора суду следовало руководствоваться положением ч. 2 ст. 1067 ГК РФ, которое позволяет суду возложить обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред, а не ст. 1080 ГК РФ, которой руководствовались суды при разрешении спора.

Кроме того, президиум областного суда указал в своем постановлении на то, что судами не были учтены положения, закрепленные в ст. 1064 ГК РФ, а именно, что согласно п. 1 указанной нормы вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

При этом ответственность, предусмотренная названной нормой, наступает при условии доказанности состава правонарушения, включающего наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда и его вину, размер причиненного вреда, а также причинно-следственную связь между противоправными действиями и наступившими неблагоприятными последствиями.

Отсутствие одного из вышеперечисленных условий служит основанием для отказа суда в удовлетворении иска о взыскании ущерба.

Неправильной признана и ссылка суда первой инстанции на положения ст. 30 ЖК РФ, определяющей основные обязанности собственников жилых помещений по их содержанию, поскольку спорные правоотношения между сторонами в рамках настоящего дела возникли из отношений, регулируемых главой 59 ГК РФ (N 44г-74/08).

 

Судом первой инстанции не учтено, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором

 

Суд кассационной инстанции отменил решение районного суда об отказе в удовлетворении требований Г., заявленных к ответчикам Ч-вым о возмещении ущерба, причиненного заливом квартиры.

Судом первой инстанции было установлено, что из принадлежащей ответчикам на праве собственности квартиры произошло затопление нижерасположенной квартиры, принадлежащей истцу.

При этом, оставив без удовлетворения требования истца на основании ст. 1064 ГК РФ, суд пришел к выводу об отсутствии вины ответчиков в причинении материального ущерба, поскольку залитие квартиры произошло по вине работников, производивших замену сантехнического оборудования в квартире ответчиков.

С данными выводами судебная коллегия не согласилась, поскольку судом не учтено, что в соответствии со ст. 210 ГК РФ на собственников жилого помещения возложена обязанность по поддержанию имущества, в том числе сантехнического оборудования, в надлежащем состоянии, проведению его ремонта, осуществлению за ним контроля.

Из материалов дела следовало, что протечка произошла из-за некачественного соединения работниками Б. и М. гофры с канализационной трубой.

Из объяснений ответчика Ч. в кассационной инстанции усматривалось, что он в частном порядке договорился с Б. и М. о замене сантехнического оборудования в своей квартире, но работы были проведены некачественно, что привело к залитию жилого помещения истца.

Судом не было принято во внимание, что ответчики, как собственники жилого помещения, не осуществляли контроль за качеством выполняемой работы по замене сантехнического оборудования, не убедились в его исправности до начала эксплуатации, что свидетельствовало об их вине (N 33-293/08).

 

1.3. Обязательства вследствие неосновательного обогащения

 

Удовлетворяя исковые требования о взыскании неосновательного обогащения, суд не учел, что вопросы возмещения затрат арендатора на усовершенствование объекта аренды не могут рассматриваться в рамках положений главы 60 ГК РФ, поскольку регулируются заключенным между сторонами договором аренды и положениями главы 34 ГК РФ

 

Ф. обратился в суд с иском к мэрии города о взыскании стоимости неосновательного обогащения, указав, что между ним и ответчиком в 2002 г. был заключен договор аренды, по которому ему во временное владение и пользование были переданы нежилые помещения склада, расположенные в отдельно стоящем здании, для использования под приемный пункт стеклотары. В марте 2004 г. был проведен аукцион по продаже указанного здания, и между победителем этого аукциона - ООО "Улис" - и муниципальным образованием был заключен договор купли-продажи здания склада. В связи с тем, что ответчик реализовал нежилые помещения вместе с отделимыми улучшениями, произведенными истцом за период аренды нежилого помещения, истец просил взыскать с ответчика в его пользу неосновательно полученное обогащение.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, исковые требования истца удовлетворены.

Суд надзорной инстанции отменил судебные акты, указав следующее.

Удовлетворяя исковые требования, мировой судья исходил из того (с чем согласилась апелляционная инстанция), что улучшения, произведенные истцом, являются отделимыми, их стоимость повлекла за собой увеличение рыночной стоимости арендованного здания, проданного на аукционе. В связи с тем, что доход от реализации нежилых помещений получен ответчиком с учетом стоимости произведенных истцом отделимых улучшений, то в данной части полученный ответчиком доход является неосновательным обогащением.

Вместе с тем такой вывод сделан судами без учета следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 настоящего Кодекса.

Из текстуального содержания данной статьи следует, что для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого и приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований.

Однако согласно материалам дела улучшения нежилых помещений, стоимость которых истец просит взыскать с ответчика, были произведены Ф. в рамках заключенного между ним и ответчиком договора аренды.

Вопросы возмещения затрат арендатора на усовершенствование объекта аренды регулируются заключенным между сторонами договором аренды и положениями главы 34 ГК РФ.

Истец, заявивший требования о взыскании стоимости произведенных им улучшений арендованного здания, не может быть признан потерпевшим в соответствии со ст. 1102 ГК РФ, поскольку спорные правоотношения между сторонами в рамках настоящего дела возникли из отношений, регулируемых главой 34 этого же кодекса, а потому положения главы 60 ГК РФ, которыми руководствовался суд при рассмотрении дела, в данном случае применены быть не могут (N 44г-68/08).

 

2. ЖИЛИЩНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

2.1. Право собственности и другие вещные права на жилые помещения

 

Отказывая в удовлетворении исковых требований о выселении из квартиры бывшего члена семьи собственника, суд не учел, что между сторонами заключен договор безвозмездного пользования

 

Решением районного суда отказано в удовлетворении исковых требований о выселении из спорной квартиры без предоставления другого жилого помещения бывшего члена семьи собственника-ответчика по делу.

Суд кассационной инстанции постановленное решение отменил, постановил новое решение об удовлетворении исковых требований и указал следующее.

Судом первой инстанции было установлено, что истец с 1997 г. владеет спорной квартирой на праве собственности, в 1998 г. в квартиру с ее согласия вселились ее сын и его супруга. Истец совместно с семьей сына не проживала. В декабре 2006 г. сын был осужден к лишению свободы, а в ноябре 2007 г. брак между сыном и ответчиком был расторгнут.

Отказывая в удовлетворении иска о выселении ответчика - бывшей супруги сына истца, суд руководствовался ст. 53 и 54 ЖК РФ и исходил из того, что поскольку ответчик вселилась в квартиру с согласия собственника, то она приобрела право пользования жилым помещением.

С данным выводом судебная коллегия не согласилась, указав, что ответчик проживала в спорной квартире на основании бессрочного договора безвозмездного пользования, а в соответствии с ч. 2 ст. 30 ЖК РФ собственник жилого помещения вправе предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение гражданину на основании договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании.

На основании ст. 689 ГК РФ по договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется передать или передает вещь в безвозмездное временное пользование другой стороне (ссудополучателю), а последняя обязуется вернуть ту же вещь в том состоянии, в каком она ее получила, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором.

В силу ст. 699 ГК РФ каждая из сторон вправе во всякое время отказаться от договора безвозмездного пользования, заключенного без указания срока, известив об этом другую сторону за один месяц, если договором не предусмотрен иной срок извещения.

При таком положении, поскольку истец отказалась от договора безвозмездного пользования, известив ответчика своевременно за один месяц о необходимости освобождения жилого помещения, то ее требования о выселении в соответствии со ст. 35 ЖК РФ основаны на законе (33-3097/08).

 

2.2. Специализированный жилищный фонд

 

Суд правильно пришел к выводу, что добровольный выезд из общежития бывшего работника предприятия, невнесение им платы за пользование жилой площадью свидетельствует об отказе от данного жилья и договор на пользование общежитием считается расторгнутым

 

Суд кассационной инстанции оставил без изменения решение городского суда, которым удовлетворены исковые требования о признании ответчика утратившей право пользования жилым помещением по следующим основаниям.

Судом первой инстанции было установлено, что ответчику работодателем в 1996 г. было предоставлено для проживания место в общежитии предприятия, а в 1997 г. это же место в общежитии было предоставлено в связи с работой истцу.

Сохраняя регистрацию по спорной комнате, ответчик с 1998 г. в общежитии не проживала, с 1996 г. плату за пользование жилым помещением не вносила, в 2000 г. прекратила трудовые отношения с предприятием, предоставившим ей место в общежитии.

В мае 2007 г. спорный дом был передан в муниципальную собственность, а в сентябре 2007 г. между истцом и администрацией муниципального образования был заключен договор найма спорной комнаты.

В соответствии со ст. 7 Федерального закона от 29.12.2004 N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса РФ" к отношениям по пользованию жилыми помещениями, которые находились в жилых домах, принадлежавших государственным или муниципальным предприятиям либо государственным или муниципальным учреждениям и использовавшихся в качестве общежитий, и переданы в ведение органов местного самоуправления, применяются нормы ЖК РФ о договоре социального найма.

Из указанной статьи следует, что общежития, которые принадлежали государственным или муниципальным предприятиям и учреждениям и были переданы в ведение органов местного самоуправления, утрачивают статус общежитий в силу закона и к ним применяется правовой режим, установленный для жилых помещений, предоставленных по договорам социального найма.

С учетом изложенного, поскольку спорное здание общежития было передано в муниципальную собственность, то статус общежития этого жилого дома был утрачен в силу закона.

Как следует из положений ст. 109 и 110 ЖК РСФСР, действовавших на день вселения ответчика в спорную комнату, общежитие предоставлялось рабочим на период их работы.

Следовательно, при прекращении трудовых отношений работник утрачивал право пользования общежитием. Добровольный выезд из общежития бывшего работника предприятия, невнесение им платы за пользование жилой площадью свидетельствует об отказе от данного жилья и договор на пользование общежитием считается расторгнутым. Выселению подлежат только граждане, продолжающие проживать в общежитии, что следует из п. 22 Примерного положения об общежитиях, утвержденного постановлением Совета Министров РСФСР от 11.08.1988 N 328.

Поскольку в момент выезда ответчика спорное жилое помещение являлось общежитием, и на момент введения в действие ЖК РФ (1 марта 2005 г.) трудовые отношения у ответчика с работодателем, предоставившим ей место в общежитии, были прекращены, с 1996 г. ответчик не вносила плату за пользование спорной жилой площадью, добровольно выехала из общежития, суд первой инстанции обоснованно посчитал, что ответчик утратила право пользования жилой площадью в общежитии (33-3869/08).

 

2.3. Плата за жилое помещение и коммунальные услуги

 

Удовлетворяя требования о взыскании задолженности по оплате коммунальных услуг, суд не выяснил, наделен ли был истец в спорный период полномочиями наймодателя или управляющей организации

 

Решением мирового судьи, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, удовлетворены исковые требования МУП ЖКХ о взыскании с П-ва задолженности по оплате жилья и коммунальных услуг.

Суд надзорной инстанции судебные акты отменил, указав, что, обращаясь с иском в суд, истец указал об образовавшейся задолженности за период с 1 января 2005 г. по 1 мая 2008 г., тогда как срок действия имеющегося в деле генерального договора на жилищно-коммунальное обслуживание с истцом установлен с 1 января по 31 декабря 2006 г.

При этом вопрос о том, в каком качестве в спорных правоотношениях в период с 1 января 2005 г. по 1 мая 2008 г. выступало МУП ЖКХ, суды не выяснили.

Взыскав сумму задолженности, состоящую из периодических ежемесячных платежей, мировой судья ни в мотивировочной, ни в резолютивной частях решения не указал период взыскания.

Кроме того, судами не были приняты во внимание доводы ответчика о том, что в спорной квартире проживает его бывшая супруга, он доступа в квартиру не имеет, проживая в другом жилом помещении, тогда как такие доводы заслуживают внимания и требуют судебной оценки с позиции ч. 4 ст. 69 ЖК РФ, в соответствии с которой, если гражданин перестал быть членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, но продолжает проживать в занимаемом жилом помещении, за ним сохраняются такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи, однако указанный гражданин самостоятельно отвечает по своим обязательствам, вытекающим из соответствующего договора социального найма (N 44-79/09).

 

2.4. Приватизация жилищного фонда

 

Суд правильно пришел к выводу, что граждане, занимающие жилые помещения на условиях социального найма, вправе приобрести эти помещения в собственность только с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи

 

Суд кассационной инстанции оставил без изменения решение городского суда, которым было отказано в удовлетворении исковых требований Г-вой, заявленных к администрации города об обязании заключить договор о безвозмездной передаче квартиры.

Судом было установлено, что третье лицо Г-в, являющийся нанимателем спорного жилого помещения, согласия на приватизацию квартиры истцу, имеющей право пользования жилым помещением, не дает, хотя ранее воспользовался правом на приватизацию другого жилого помещения.

При этом суд первой инстанции, правильно истолковав нормы Закона РФ от 04.07.1991 N 1541-1 "О приватизации жилищного фонда в РФ", обоснованно указал на то, что норма, содержащаяся в ст. 2 закона разрешает приватизацию жилого помещения с согласия всех совместно проживающих с нанимателем совершеннолетних членов семьи, не предъявляя к ним каких-либо дополнительных требований, в частности - неучастие ранее в приватизации другого жилого помещения.

Поскольку Г-в, имеющий права на спорное жилое помещение, согласия на приватизацию не дает, то у суда первой инстанции отсутствовали законные основания для удовлетворения заявленных требований (N 33-3176/08).

 

3. ТРУДОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

3.1. Трудовой договор. Прекращение трудового договора

 

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание

 

Суд кассационной инстанции отменил решение районного суда об отказе С. в удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

Из материалов дела следовало, что распоряжениями работодателя от 08.08.2008 и от 11.09.2008 на истца наложены дисциплинарные взыскания в виде выговора, на основании которых она уволена с работы 16 сентября 2008 г. распоряжением от <...> по п. 5 ст. 81 ТК РФ.

Отказывая в иске, суд пришел к выводу о законности увольнения С.Е.А. с работы.

Судебная коллегия с таким выводом суда не согласилась, поскольку в соответствии с п. 5 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Из смысла и содержания п. 5 ст. 81 ТК РФ следует, что работник может быть уволен по данному основанию, если имеет дисциплинарное взыскание, то есть привлечен к дисциплинарной ответственности в установленном ст. 193 настоящего Кодекса порядке и вновь совершил дисциплинарный проступок.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание (ч. 5 ст. 193 ТК РФ).

Из материалов дела следовало, что истец была уволена с работы 16 сентября 2008 г. на основании двух распоряжений о привлечении ее к дисциплинарной ответственности, в частности второе взыскание в виде выговора на нее наложено 11 сентября 2008 г.

Однако вновь после 11 сентября 2008 г. она дисциплинарного проступка, за который могла быть уволена по п. 5 ст. 81 ТК РФ, не совершала (N 33-3124/08).

 

Действующим законодательством не предусмотрена обязанность нанимателя изменить дату увольнения сотрудника органа внутренних дел или уголовно-исполнительной системы по собственной инициативе в случае его нахождения на больничном или для продления очередного ежегодного отпуска после увольнения сотрудника со службы

 

Суд кассационной инстанции оставил без изменения решение районного суда об отказе М. в удовлетворении исковых требований к Управлению федеральной службы исполнения наказаний по Архангельской области, федеральному бюджетному учреждению "Исправительная колония" о признании незаконными приказа об увольнении со службы с 13 августа 2008 г. и отказа ответчиков в продлении ему отпуска на период временной нетрудоспособности, изменении даты увольнения на 25 сентября 2008 г.

Судебная коллегия указала, что, как установлено материалами дела, истец проходил службу в должности заместителя начальника колонии по тылу, 13 июня 2008 г. им был подан рапорт о предоставлении с 18 июня 2008 г. очередного ежегодного отпуска с последующим увольнением со службы по пункту "б" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел (по достижении предельного возраста).

Данный рапорт был удовлетворен, и приказом от <...> М. уволен со службы 13 августа 2008 г. по достижении предельного возраста.

За период с 21 июля по 1 сентября 2008 г. ему был выдан листок временной нетрудоспособности по причине нахождения на амбулаторном лечении в поликлинике на станции Сольвычегодск ОАО "Российские железные дороги". В связи с чем, прибыв к месту службы 2 сентября 2008 г., истец обратился к ответчику с рапортом о продлении очередного отпуска и изменении даты увольнения, в чем ему было отказано.

Суд правильно отказал истцу в иске о признании незаконным увольнения со службы и пришел к выводу о правомерности отказа в продлении ему очередного отпуска после увольнения со службы.

В соответствии со ст. 21 Федерального закона от 21.07.1998 N 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты РФ в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы" на сотрудников органов внутренних дел, переходящих на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, а также на лиц, вновь поступающих на службу в указанные учреждения и органы, распространено действие Положения о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 г. N 4202-1, впредь до принятия федерального закона о службе в уголовно-исполнительной системе Минюста РФ.

В судебном заседании стороны также не оспаривали, что порядок прохождения службы истца в исправительной колонии регламентирован специальным нормативным актом - Положением о службе в органах внутренних дел и Инструкцией о порядке применения указанного Положения в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, утвержденной приказом Минюста РФ от 6 июня 2005 г. N 76.

В соответствии с п. "б" ст. 58 Положения сотрудник органов внутренних дел может быть уволен со службы по достижении предельного возраста, установленного ст. 59 настоящего Положения.

Увольнение по указанному основанию возможно как по инициативе самого сотрудника, так и по инициативе нанимателя.

Судом установлено, что рапорт о предоставлении отпуска за 2008 год с последующим увольнением истцом написан лично и добровольно. С рапортом о продлении отпуска в связи с нахождением на излечении истец обратился к нанимателю лишь 2 сентября 2008 г., т.е. после его увольнения.

Поэтому при разрешении спора суд правильно сослался на положения ст. 127 ТК РФ и разъяснения, содержащиеся в подп. "в" п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2, поскольку специальными нормами законодательства о службе в органах внутренних дел или в уголовно-исполнительной системе особенности расторжения трудового договора по инициативе работника не урегулированы.

При наличии рапорта М. о предоставлении отпуска с последующим увольнением по п. "б" ст. 58 Положения, фактического предоставления ему очередного ежегодного отпуска за 2008 год по 13 августа 2008 г. ответчик обязан был уволить истца со службы в соответствии со ст. 127 ТК РФ именно 13 августа 2008 г. согласно его волеизъявлению, поскольку по дате увольнения со службы иного соглашения не имелось. Рапорт истцом об увольнении до дня начала отпуска, а также на момент фактического его увольнения 13 августа 2008 г. отозван не был.

Действующим трудовым законодательством или специальными правовыми актами, регулирующими прохождение службы в органах внутренних дел или в уголовно-исполнительной системе, не предусмотрена обязанность нанимателя изменить дату увольнения сотрудника по собственной инициативе в случае его нахождения на больничном или для продления очередного ежегодного отпуска после увольнения сотрудника со службы. Применительно к настоящему спору законом не предоставлено такое право и суду (N 33-3424/08).

 

3.2. Оплата и нормирование труда

 

Лица, работающие в организациях Вооруженных Сил РФ, относятся к особой категории работников, на которых трудовое законодательство распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Для них устанавливаются особые условия оплаты труда, а также дополнительные льготы и преимущества

 

Судом первой инстанции было отказано в удовлетворении исковых требований Г. к Военному комиссариату района о взыскании недоплаченной заработной платы в связи с увеличением тарифной ставки 1 разряда, процентов за задержку ее выплаты и индексации в связи с обесцениванием денежных сумм.

Судебная коллегия решение оставила без изменения и указала следующее.

Как установлено материалами дела, истец работала в Военном комиссариате района в должности, относящейся к гражданскому персоналу.

Заработная плата истцу начислялась и выплачивалась исходя из единой тарифной ставки (оклада) первого разряда: с 1 января 2005 г. в размере 600 руб., а с 1 сентября 2005 г. по 30 апреля 2006 г. в размере 666 руб.

При разрешении спора суд первой инстанции правильно исходил из того, что отсутствуют правовые основания для удовлетворения заявленного искового требования о перерасчете заработной платы и соответственно производных требований о взыскании процентов и индексации в связи с задержкой ее выплаты.

Так, согласно ст. 349 ТК РФ непосредственно предусмотрено, что на работников, заключивших трудовой договор о работе в воинских частях, учреждениях, военных образовательных учреждениях высшего и среднего профессионального образования, иных организациях Вооруженных Сил РФ и федеральных органов исполнительной власти, в которых законодательством РФ предусмотрена военная служба, а также на работников, проходящих заменяющую военную службу альтернативную гражданскую службу, распространяется трудовое законодательство с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

В соответствии с задачами органов, учреждений и организаций, указанных в ч. 1 настоящей статьи, для работников устанавливаются особые условия оплаты труда, а также дополнительные льготы и преимущества.

Постановление Правительства РФ от 31.12.2004 N 902 "О повышении тарифных ставок (окладов) работников федеральных государственных учреждений", на которое правомерно сослался суд в решении, принято во исполнение ст. 1 и 3 Федерального закона "Об оплате труда работников федеральных государственных учреждений", в соответствии с которыми размеры тарифных ставок (окладов) первого и последующих разрядов Единой тарифной сетки по оплате труда работников федеральных государственных учреждений определяются Правительством РФ. Названный Федеральный закон, делегирующий Правительству РФ полномочие по установлению размеров тарифных ставок, не осуществил непосредственное правовое регулирование соответствующих общественных отношений.

Следовательно, Правительство РФ как действовавшее во исполнение полномочия, возложенного на него непосредственно федеральным законом, не нарушило предписание ч. 4 ст. 5 ТК РФ, согласно которому постановления Правительства РФ, содержащие нормы трудового права, не должны противоречить этому Кодексу и иным федеральным законам.

Указав в п. 3, что действие этого Постановления не распространяется на работников, занятых в воинских частях и учреждениях, подведомственных федеральным органам исполнительной власти, где предусмотрена военная служба, Правительство РФ осуществило дифференциацию правового регулирования оплаты труда различных категорий работников, что соответствует ст. 251 ТК РФ, предусматривающей возможность установления особенностей регулирования труда - норм, частично ограничивающих применение общих правил по тем же вопросам либо предусматривающих для отдельных категорий работников дополнительные правила.

Лица, работающие в организациях Вооруженных Сил РФ, отнесены ТК РФ к особой категории работников, на которых трудовое законодательство распространяется с особенностями, предусмотренными федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Для них устанавливаются особые условия оплаты труда, а также дополнительные льготы и преимущества (ст. 349). Это предопределено особым характером деятельности воинских частей и иных организаций Вооруженных Сил РФ и федеральных органов исполнительной власти, в которых законодательством РФ предусмотрена военная служба.

Специальными нормативными актами предусмотрены для работников из числа гражданского персонала Вооруженных Сил РФ повышенные гарантии трудовых прав, включая более высокий уровень оплаты труда по установлению размеров надбавок и компенсационных доплат, а также оказания материальной помощи до шести месячных фондов заработной платы в год. Установление различных условий оплаты труда для разных категорий работников, если такая дифференциация обусловлена объективными различиями в содержании и условиях их трудовой деятельности, не может рассматриваться как не согласующееся с требованиями принципа равенства всех перед законом и судом и равенства прав и свобод гражданина либо как умаляющее право на справедливое вознаграждение за труд, предусмотренного положениями Конституции РФ (N 33-3195/08).

 

3.3. Особенности регулирования труда лиц, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях

 

Суд не принял во внимание, что законодательство предоставило право субъектам, финансируемым из бюджета соответствующего уровня, самостоятельно определять условия и порядок компенсации работникам расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно

 

Решением районного суда в полном объеме удовлетворены исковые требования Р., заявленные к Средней общеобразовательной школе, о взыскании компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно в размере 15 170 руб.

Суд кассационной инстанции постановленное судом решение отменил и постановил новое решение, которым взыскал с ответчика расходы на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно в размере 5 000 руб.

Судебная коллегия указала, что, удовлетворяя исковые требования и взыскивая с ответчика стоимость проезда в полном объеме, суд пришел к выводу о том, что законодателем не установлено ограничений расходов по использованию льготы по оплате проезда к месту отдыха.

Кассационная инстанция с таким выводом не согласилась, поскольку положениями ст. 325 ТК РФ установлено, что полномочия по определению размера, условий и порядка компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, финансируемых из местных бюджетов, предоставляются органам местного самоуправления.

Из Устава Школы следовало, что источниками формирования имущества и финансовых ресурсов Школы являются собственные средства Учредителя - администрации муниципального образования, бюджетные и внебюджетные средства.

Главой местного самоуправления было принято решение и утвержден порядок предоставления гарантий и компенсаций для лиц, работающих в организациях, финансируемых из бюджета муниципального образования.

Решением Собрания депутатов муниципального образования в указанное решение были внесены изменения, которыми компенсация расходов на оплату стоимости проезда работника и членов его семьи к месту использования отпуска и обратно производится по фактическим расходам, но не свыше 5 000 руб. на одного человека.

В этой связи, судебная коллегия пришла к выводу, что исходя из смысла и содержания указанных норм права и фактических обстоятельств дела истец имеет право на компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно в размере, определенном органом местного самоуправления (N 33-3728/08).

 

Суд не учел, что отсутствие у работодателя, не финансируемого из бюджета, локального нормативного акта, предусматривающего компенсацию расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно, является основанием для отказа истцу в компенсации таких расходов

 

Суд кассационной инстанции отменил решение районного суда об удовлетворении исковых требований о компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно и постановил новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Кассационная инстанция указала, что, удовлетворяя исковые требования и взыскивая с ответчика стоимость проезда, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что отсутствие локального нормативного акта, предусматривающего компенсацию названных расходов, не препятствует реализации права гражданина на компенсацию стоимости проездных билетов.

Судебная коллегия с таким выводом не согласилась и указала, что, как следует из положений ст. 325 ТК РФ, размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, предусматриваются коллективными договорами, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения выборных органов первичных профсоюзных организаций, трудовыми договорами.

Таким образом, действующее законодательство предусматривает право хозяйствующих субъектов, не финансируемых из бюджета, самостоятельно определять условия и порядок компенсации работникам расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно путем принятия коллективного договора, издания иных локальных нормативных актов, заключения трудовых договоров.

Из материалов дела следовало, что ответчик какие-либо локальные нормативные акты, предусматривающие компенсацию расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно, не принимал, а потому требования истца, как указала судебная коллегия, не основаны на законе (N 33-3728/08).

 

4. НАЛОГОВОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

 

Нотариус, удостоверяя согласие супруга на регистрацию договора об участии в долевом строительстве квартиры, правильно определил размер подлежащей оплате государственной пошлины как за регистрацию односторонней сделки

 

К. обратился в суд с иском к нотариусу города о взыскании убытков, складывающихся из незаконно истребованной государственной пошлины.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения апелляционным решением районного суда, исковые требования удовлетворены.

Суд надзорной инстанции постановленные судебные акты отменил по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявленные требования, мировой судья исходил из того, что истец обратился к нотариусу за удостоверением согласия супруга для регистрации договора об участии в долевом строительстве квартиры. Руководствуясь ст. 154 и 155 ГК РФ, суд указал, что удостоверение согласия в данном случае не влечет возникновение каких-либо материальных прав и тем более не накладывает на истца каких-либо обязанностей, поэтому оформление согласия нельзя признать односторонней сделкой. Суд пришел к выводу, что государственная пошлина в соответствии с п. 26 ч. 1 ст. 33.24 НК РФ должна быть взыскана в размере 100 руб. - как за совершение прочих нотариальных действий, для которых законодательством РФ предусмотрена обязательная нотариальная форма.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами мирового судьи.

Между тем судами не было учтено следующее.

Размеры государственной пошлины за совершение нотариальных действий определены ст. 333.24 НК РФ.

За удостоверение сделок, предмет которых не подлежит оценке и которые в соответствии с законодательством РФ должны быть нотариально удостоверены, размер государственной пошлины составляет 500 руб. (п. 6 ч. 1 ст. 333.24 НК РФ).

За совершение прочих нотариальных действий, для которых законодательством РФ предусмотрена обязательная нотариальная форма, размер государственной пошлины составляет 100 руб. (п. 26 ч. 1 ст. 333.24 НК РФ).

Истец обратился к нотариусу за нотариальным удостоверением своего согласия, как супруга, на совершение другим супругом сделки, требующей государственной регистрации (договора долевого участия в строительстве).

Согласно п. 3 ст. 35 СК РФ для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Дача такого согласия является односторонней сделкой, подпадающей под определение сделки, содержащееся в ст. 153 ГК РФ. Для совершения такой сделки в соответствии с законом (п. 3 ст. 35 СК РФ) необходимо и достаточно выражения воли одной стороны.

Так, супруг при даче согласия другому супругу, выражая свою волю, вправе оговорить условия, на которых другому супругу разрешается совершить одну из перечисленных в п. 3 ст. 35 СК РФ сделок.

Таким образом, при даче согласия на совершение сделки волевые действия гражданина направлены на установление, изменение или прекращение конкретных гражданских прав и обязанностей в отношении общего имущества супругов.

Поэтому нотариус в данном случае удостоверяет сделку, предмет которой не подлежит оценке и которая в соответствии с законодательством РФ должна быть нотариально удостоверена. Размер государственной пошлины за удостоверение такой сделки в силу п. 6 ч. 1 ст. 333.24 НК РФ составляет 500 руб. (N 44г-69/08).

 

II. ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. Подсудность

 

Суд не вправе возвратить исковое заявление по тем основаниям, что истцом не представлено доказательств того, что обособленное подразделение общества, по месту нахождения которого предъявлен иск, является филиалом или представительством общества

 

Суд кассационной инстанции, отменяя определение городского суда о возврате искового заявления Г. о восстановлении на работе, указал следующее.

Полагая, что гражданское дело неподсудно городскому суду, судья сослался на то, что ответчик находится в г. Москве, и поэтому в силу ст. 28 ГПК РФ иск должен предъявляться по месту его нахождения.

Между тем из содержания искового заявления следовало, что иск предъявлен истцом в городской суд по месту нахождения обособленного подразделения ответчика, где истец работала в должности кассира и которое, как она полагала, является филиалом ответчика.

В соответствии с ч. 2 ст. 29 ГПК РФ иск к организации, вытекающий из деятельности ее филиала или представительства, может быть предъявлен также в суд по месту нахождения ее филиала или представительства.

Таким образом, если юридические действия, которые повлекли возникновение спора, совершены представительством или филиалом, то иск может быть предъявлен по месту их нахождения.

Ссылка суда на то, что истец не представила доказательства того, что обособленное подразделение ответчика, в котором она работала, является его филиалом, не могло служить основанием к возврату искового заявления по указанному судом первой инстанции основанию, поскольку данные обстоятельства подлежат выяснению при рассмотрении дела (N 33-2983/08).

 

2. Судебные расходы

 

Разрешая вопрос о возмещении потерпевшему расходов, понесенных им в связи с участием в рассмотрении уголовного дела, суды не учли, что такие требования подлежат рассмотрению и разрешению в порядке уголовного судопроизводства

 

И. обратился в суд с иском к Р. о взыскании судебных расходов, указав, что вступившим в законную силу приговором районного суда ответчик признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ. Истец является потерпевшим по данному уголовному делу, в связи с участием в его рассмотрении судом кассационной инстанции понес расходы на оплату услуг представителя и транспортные расходы, которые просил взыскать с ответчика.

Решением мирового судьи, оставленным без изменения апелляционным определением районного суда, исковые требования удовлетворены.

Отменяя постановленные судебные акты, суд надзорной инстанции указал, что в соответствии с положениям п. 1 ч. 1 ст. 134 и абз. 2 ст. 220 ГПК РФ в случае, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства в связи с тем, что оно рассматривается и разрешается в ином судебном порядке, в принятии заявления должно быть отказано, а возбужденное по такому заявлению производство подлежит прекращению.

Как следует из представленных материалов, истец предъявил иск о взыскании с осужденного Р. расходов, которые понесены им в связи с участием в рассмотрении судом уголовного дела в качестве потерпевшего и включают в себя транспортные расходы и расходы на оплату услуг представителя.

Согласно ч. 3 ст. 42 УПК РФ потерпевшему обеспечивается возмещение расходов, понесенных в связи с его участием в ходе предварительного расследования и в суде, включая расходы на представителя, согласно требованиям ст. 131 названного кодекса.

При этом суммы подлежащих возмещению процессуальных издержек выплачиваются согласно ч. 3 ст. 131 УПК РФ по постановлению дознавателя, следователя, прокурора или судьи либо по определению суда.

Таким образом, вопрос о возмещении потерпевшему расходов, понесенных им в связи с участием в рассмотрении уголовного дела, подлежит рассмотрению и разрешению в порядке уголовного судопроизводства, то есть в ином судебном порядке (N 44г-70/08).

 

3. Решение суда

 

Нарушение правил о тайне совещания судей является безусловным основанием к отмене судебного решения

 

Суд надзорной инстанции отменил решение мирового судьи и апелляционное определение районного суда о взыскании задолженности по квартплате, указав, что при рассмотрении дела мировым судьей было допущено существенное нарушение норм процессуального права.

Согласно ст. 8 ГПК РФ при осуществлении правосудия судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону.

Независимость судей обеспечивается, в частности, нормами ГПК РФ о тайне совещательной комнаты.

В соответствии с требованиями ст. 194 ГПК РФ решение суда принимается в совещательной комнате, где могут находиться только судья, рассматривающий дело, или судьи, входящие в состав суда по делу. Присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается. Судьи не могут разглашать суждения, высказывавшиеся во время совещания.

Данное требование закона мировым судьей выполнено не было.

Как следовало из материалов служебной проверки, при принятии мировым судьей решения по данному делу в совещательную комнату, в которой принималось решение, вошел и находился помощник мирового судьи (N 44г-81/08).

 

4. Прекращение производства по делу

 

Суд не вправе прекратить производство по делу по иску прокурора о возложении на ответчика обязанности провести аттестацию рабочих мест

 

Суд кассационной инстанции отменил определение районного суда о прекращении производства по делу по иску прокурора, обратившегося в интересах неопределенного круга лиц, к ООО о возложении обязанности провести аттестацию рабочих мест.

Судебная коллегия указала, что, прекращая производство по делу в соответствии с абз. 2 ст. 220, п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, суд пришел к выводу о том, что прокурором заявлены требования в интересах определенного круга лиц, а именно в интересах работников ООО, численность которых определена штатным расписанием.

Однако, как следует из искового заявления прокурора, в результате проведенной проверки было установлено, что администрация ООО не обеспечивает безопасных условий труда, нарушает требования ст. 22 и 212 ТК РФ о проведении аттестации рабочих мест по условиям труда.

Прокурор также указал, что обращается в суд в защиту гарантированных Конституцией РФ прав работников на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности. Аттестация рабочих мест не связана с деятельностью конкретного работника на том или ином рабочем месте. Такая аттестация проводится по условиям труда, это мероприятие призвано способствовать установлению безопасных условий труда на каждом рабочем месте всех работников, которые его занимают или будут занимать.

Прекращая производство по делу, суд не учел, что на основании и во взаимосвязи с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ и п. 4 ст. 27, п. 3 ст. 35 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в исках, предъявленных в интересах неопределенного круга лиц, прокурор выступает представителем неопределенного круга физических лиц, поскольку действует в силу закона в их интересах.

В соответствии с ч. 4 ст. 353 ТК РФ на Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров в соответствии с федеральным законом возложена обязанность по осуществлению государственного надзора за точным и единообразным исполнением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

Прекращая производство по делу по иску прокурора, поданного также в интересах РФ, суд оставил без внимания, что согласно ст. 210 ТК РФ обеспечение приоритета сохранения жизни и здоровья работников, государственный надзор и контроль за соблюдением требований охраны труда, профилактика несчастных случаев и повреждения здоровья работников являются основными направлениями государственной политики в области охраны труда (N 33-3396/08).

 

5. Исполнительное производство

 

Требования о замене сторон исполнительного производства правопреемником не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку основаны на постановлении должностного лица, а не на судебном решении

 

Судебная коллегия отменила определение районного суда об отказе в удовлетворении заявления Государственного учреждения - Управления пенсионного фонда РФ в Холмогорском районе о замене должника исполнительного производства правопреемником и прекратила производство по делу по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 52 ФЗ "Об исполнительном производстве" правопреемство в исполнительном производстве в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга и другое) судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

При этом правопреемство в отношении должника или взыскателя производит суд, выдавший исполнительный лист, или орган (должностное лицо) по несудебному исполнительному документу.

В силу ст. 44 ГПК РФ процессуальное правопреемство возможно в случае выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении.

Как следовало из материалов дела, исполнительное производство было возбуждено не на основании решения суда, а на основании постановления должностного лица начальника ГУ - Управления Пенсионного фонда РФ в Холмогорском районе, которое исходя из положений ст. 12 ФЗ "Об исполнительном производстве", п.п. 14 и 15 ст. 25.1 ФЗ "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации" имеет силу исполнительного документа.

Доказательств того, что ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ в Холмогорском районе в соответствии со ст. 52 ФЗ "Об исполнительном производстве" реализовало свои полномочия по правопреемству (издало соответствующий акт), а судебный пристав отказал произвести замену стороны исполнительного производства ее правопреемником на основании данного акта, и именно оспаривание таких действий судебного пристава-исполнителя могло бы являться основанием для обращения в суд, пенсионным органом не представлено.

Таким образом, вопрос о правопреемстве в исполнительном производстве по исполнительному документу, выданному не на основании решения суда, не может быть разрешен в порядке гражданского судопроизводства в соответствии со ст. 44 ГПК РФ, а потому данные требования в соответствии со ст. 220, п. 1 ч. 1 ст. 220 ГПК РФ не подлежали рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства (N 33-3532/08).

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Архангельского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь