Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ЗА ЯНВАРЬ 2009 ГОДА

 

Процессуальные вопросы

 

Досудебное производство

 

Неизвещение обвиняемого и его адвоката о дате и времени судебного заседания по рассмотрению ходатайства о продлении срока содержания под стражей повлекло нарушение права на защиту и отмену судебного решения

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода Г. продлен срок содержания под стражей.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление отменила, указав следующее.

В соответствии с требованиями ст.ст. 7, 108 и 109 УПК РФ по поступившему ходатайству следователя судья обязан провести подготовительные действия к судебному заседанию с принятием предусмотренного уголовно-процессуальным законом решения.

В материалах дела отсутствуют данные о проведении надлежащей подготовки по поступившему ходатайству следователя.

Постановление о назначении судебного заседания с указанием места, даты и времени судебного заседания, списка лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, и разрешением других предусмотренных уголовно-процессуальным законом вопросов не выносилось.

Вручение копии ходатайства следователя, а также сообщение обвиняемому о предстоящем судебном рассмотрении ходатайства было произведено менее чем за час до предстоящего судебного разбирательства, что не обеспечило ему достаточного времени для его изучения и подготовки к рассмотрению.

Из протокола судебного заседания видно, что обвиняемый настаивал на обязательном участии в судебном заседании адвоката А., с которым у него заключено соответствующее соглашение.

В материалах дела нет документального факта своевременного и надлежащего извещения судом адвоката А. о времени судебного заседания. Вместо него к участию в рассмотрении ходатайства, в отсутствие для этого законных оснований, была привлечена адвокат Р., от услуг которой обвиняемый отказался.

Рассмотрение ходатайства о продлении срока содержания под стражей Г. в отсутствие защитника по соглашению и сведений о его своевременном извещении о времени судебного заседания явилось нарушением требований ч. 4 ст. 108 УПК РФ и повлекло за собой нарушение прав обвиняемого на защиту.

 

Повторное обращение с жалобой в порядке статьи 125 УПК РФ по одному и тому же основанию при наличии вступившего в законную силу судебного решения недопустимо. Жалоба обоснованно признана неприемлемой к рассмотрению и возвращена заявителю

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода жалоба С. на бездействие должностных лиц прокуратуры признана неприемлемой для рассмотрения и возвращена заявителю.

Судом первой инстанции установлено, что С. 11.11.2008 обращалась в Октябрьский районный суд г. Белгорода с жалобой на бездействие должностных лиц прокуратуры, которые не провели проверку ее сообщения о преступлении. Вступившим в законную силу постановлением суда эта жалоба была признана неприемлемой для рассмотрения и возвращена заявителю.

При таких данных суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что повторное обращение заявителя с жалобой по вопросам, которые получили оценку в постановлении суда, вступившем в законную силу, является недопустимым.

 

В порядке статьи 125 УПК РФ могут быть обжалованы в суд только действия и решения должностных лиц по уголовному делу, принятые в досудебном порядке, то есть на стадиях решения вопроса о возбуждении уголовного дела или предварительного расследования. При наличии вступившего в законную силу приговора процессуальным законом предусмотрен иной порядок обжалования

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода жалоба Ч. о признании незаконным бездействия прокурора оставлена без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам областного суда постановление оставила без изменения.

Из материалов дела видно, что в отношении Ч. постановлен приговор, который вступил в законную силу.

Ответом прокурора, обжалуемым Ч. в порядке ст. 125 УПК РФ, сообщено о том, что проверка его сообщений о преступлениях уже была произведена при рассмотрении в отношении него уголовного дела и по ним было принято решение в соответствии со ст.ст. 144 и 145 УПК РФ.

При таких данных суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что жалоба Ч. не подлежит удовлетворению в порядке ст. 125 УПК РФ, поскольку он фактически обжалует обстоятельства, получившие оценку при постановлении приговора, и для которых процессуальным законом предусмотрен иной порядок обжалования.

 

Поданная в порядке статьи 125 УПК РФ жалоба на отказ начальника отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Белгородской области в предоставлении материалов надзорного производства признана неприемлемой и возвращена заявителю, поскольку из представленных материалов не следует, что такой отказ способен причинить ущерб конституционным правам и свободам заявителя либо затруднить его доступ к правосудию

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Белгорода жалоба Ч., поданная в порядке ст. 125 УПК РФ, признана неприемлемой для рассмотрения и возвращена заявителю.

Суд надзорной инстанции постановление оставил без изменения.

Как видно из материалов дела, Ч. начальником отдела по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами прокуратуры Белгородской области был разъяснен порядок ознакомления с материалами надзорного производства, в том числе через своего представителя, и получения копий необходимых документов из данного производства, чем мог воспользоваться Ч., находясь в исправительной колонии.

Из представленных материалов не следует, что отказ в предоставлении материалов надзорного производства начальником отдела для ознакомления способен причинить ущерб конституционным правам и свободам заявителя как участника уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно признал жалобу Ч. неприемлемой для рассмотрения в порядке ст. 125 УПК РФ.

 

Судебное производство

 

Вывод суда о возвращении уголовного дела прокурору для решения вопроса о его направлении в компетентные органы Украины признан обоснованным, поскольку лицо, совершившее преступление, является гражданином Украины и постоянно там проживает, что делает невозможным обеспечение его участия в судебном заседании на территории Российской Федерации

 

Постановлением Белгородского районного суда уголовное дело по обвинению Д. в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 188 ч. 2, 288 ч. 1 УК РФ, возвращено прокурору для решения вопроса о его направлении в компетентные органа Украины для осуществления уголовного преследования.

Президиум областного суда постановление оставил без изменения, указав следующее.

В соответствии со ст. 458 УПК РФ в случае совершения преступления на территории Российской Федерации иностранным гражданином, впоследствии оказавшимся за ее пределами, и невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории РФ, все материалы возбужденного и расследуемого уголовного дела передаются в Генеральную прокуратуру, которая решает вопрос об их направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления уголовного преследования.

Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года, участниками которой являются Российская Федерация и Украина, предусмотрено осуществление уголовного преследования лица, являющегося гражданином Украины, совершившего преступление на территории Российской Федерации и оказавшегося впоследствии на территории Украины, только компетентными органами Украины.

Из материалов дело видно, что Д. является гражданином Украины и зарегистрирован на ее территории. Представленная с места жительства характеристика подтверждает факт проживания там обвиняемого. В обвинительном заключении этот адрес указан как место жительства обвиняемого.

При таких данных невозможно обеспечить участие Д. в судебном заседании на территории Российской Федерации, в связи с чем суд пришел к обоснованному выводу, что указанные обстоятельства являются препятствием к рассмотрению дела судом и возвратил уголовное дело прокурору для решения вопроса о его направлении в компетентные органы Украины.

 

Возвращая уголовное дело прокурору по основанию неустановления органами следствия действительного места жительства или места нахождения обвиняемого, суд может избрать последнему меру пресечения в виде заключения под стражу и объявить его розыск лишь в случае заявления представителем прокуратуры такого ходатайства и представления фактических данных, подтверждающих указанное обстоятельство

 

Постановлением Белгородского районного суда уголовное дело в отношении К. возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В надзорном представлении заместитель прокурора просил постановление отменить, поскольку считал, что судом нарушены требования ч. 2 ст. 238 УПК РФ, в соответствии с которой в случае, если обвиняемый скрылся от суда, суд избирает в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу и объявляет его в розыск, чего сделано не было.

Президиум областного суда отказал в удовлетворении надзорного представления.

Для принятия решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и объявлении розыска в соответствии с ч. 2 ст. 238 УПК РФ необходимо наличие двух условий.

Первым условием является наличие выводов правомочного органа, которым может быть прокурор или орган расследования, о том, что обвиняемый скрылся от суда. Такого вывода в материалах дела нет, а при его отсутствии суд не может принимать решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и объявлении розыска обвиняемого. Решение об этом может быть принято лишь в случае, если обвиняемый скрылся от суда, а при неявках обвиняемого по иным причинам, неизвестным для суда, суд в соответствии с ч. 2 ст. 238 УПК РФ не может решать вопрос об избрании меры пресечения обвиняемому и объявлении розыска.

В соответствии со ст. ст. 10, 46, 123 Конституции Российской Федерации, ст. 15 УПК РФ и правовой позицией Европейского суда (дело Т. против Российской Федерации) суд не является органом уголовного преследования и тем более не может осуществлять его по своей инициативе.

Из приведенного процессуального положения следует, что решение вопроса об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения и объявлении его розыска в порядке ч. 2 ст. 238 УПК РФ может приниматься судом при заявлении об этом ходатайства представителем прокуратуры.

Как видно из протокола судебного заседания представитель прокуратуры в судебном заседании признал недопустимым изменение в отношении обвиняемого К. меры пресечения на заключение под стражу. При такой позиции прокурора суд не мог по своей инициативе принимать решение об избрании в отношении обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу и его розыска.

Правильным и обоснованным является вывод постановления суда о неустановлении на предварительном следствии по делу и при направлении его в суд действительного места жительства или места нахождения обвиняемого К. В обвинительном заключении его местом жительства указан <...>. Из представленных в суд сообщений администрации Стрелецкого сельского поселения и Белгородского РОВД видно, что обвиняемый К. по указанному адресу никогда не проживал. Таким образом, это обстоятельство обоснованно признано основанием к возвращению уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

 

Приговор не должен содержать формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступлений других лиц, судебное разбирательство в отношении которых не проводилось

 

Приговором Старооскольского городского суда осуждены М.А. по ст. ст. 112 ч. 2 п. "г", 111 ч. 3 п "а" УК РФ и М.С. по ст. ст. 163 ч. 2 п. "а", 127 ч. 2 п. "а" (2 эпизода) УК РФ.

В соответствии со ст. 307 УПК РФ и разъяснением Пленума ВС РФ от 29 апреля 1996 года N 1 "О судебном приговоре" судебное разбирательство дела проводится только в отношении подсудимых. Суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступлений других лиц. Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, в приговоре указывается, что преступление совершено совместно с другими лицами, без упоминания фамилий.

Приговором установлено, что М.А. и М.С. совершили преступления в соучастии с иными лицами, в отношении которых дело выделено в отдельное производство.

При обсуждении вопросов доказанности виновности подсудимых в инкриминируемых деяниях и квалификации содеянного суд указал о совершении ими преступлений совместно с И. и З., то есть допустил формулировки, свидетельствующие о виновности последних в преступлениях.

Поскольку судебное разбирательство в отношении И. и З. не производилось, суд кассационной инстанции исключил из приговора упоминание их фамилий.

 

Вопросы применения норм материального права

 

При установлении обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УК РФ, суд обязан привести в приговоре мотивы, по которым он не признает их в качестве смягчающих наказание. Невыполнение этого требования закона повлекло изменение приговора

 

Приговором Губкинского городского суда Ж. осужден по ст. ст. 159 ч. 2 (3 эпизода), 161 ч. 2 п. "г" УК РФ.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 61 ч. 1 пп. "и" и "к" УК РФ явка с повинной, добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного в результате преступления, являются смягчающими наказание обстоятельствами.

Как установлено приговором, Ж. путем обмана похитил принадлежащий К.П. мобильный телефон.

В судебном заседании К. показал, что Ж. в ходе следствия возместил ему деньги за похищенный телефон, что подтвердила в своих показаниях законный представитель потерпевшего К.О.

Суд, признав указанные доказательства достоверными, не мотивировал свое решение о непризнании обстоятельством, смягчающим Ж. наказание, - добровольное возмещение имущественного ущерба, причиненного К.П. в результате преступления.

Из материалов дела следует, что уголовное дело в отношении Ж. по ст. 159 ч. 2 УК РФ возбуждено 22 декабря 2007 года. 15 декабря 2007 года оперуполномоченным ОВД от Ж. принята явка с повинной, в которой он сообщил о совершенном в отношении К.П. преступлении.

В судебном заседании потерпевший К.П. показал, что родителям о произошедшем не рассказывал. Заявление по факту пропажи у него сотового телефона родители написали после того, как узнали о случившемся от сотрудников милиции.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о том, что органы предварительного следствия к моменту написания Ж. явки с повинной располагали достоверными сведениями о его причастности к совершению мошенничества в отношении К., не имеется.

Стороной защиты в судебном заседании был оглашен и исследован в качестве доказательства протокол явки с повинной Ж. по эпизоду мошенничества в отношении К.П.

Суд не дал оценки данному протоколу и не привел мотивов, по которым не признал явку с повинной Ж. в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

 

Погашенные в порядке, установленном статьей 86 УК РФ, судимости не могут учитываться при признании рецидива преступлений

 

Приговором Ровеньского районного суда К. осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. "б", 158 ч. 2 пп. "а, б" (2 эпизода) УК РФ.

Суд кассационной инстанции приговор изменил по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

На момент совершения инкриминируемых деяний судимости К. по приговорам от 18 декабря 1997 года и от 22 марта 1999 года, в соответствии с п. "в" ч. 3 ст. 86 УК РФ, были погашены. В связи с чем суд необоснованно указал на их наличие во вводной части приговора, а также в описательно-мотивировочной части при определении вида и размера наказания К.

С учетом изложенного, в действиях К. отсутствует рецидив преступлений.

 

При назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого преступления с применением правил статьи 88 ч. 6.1 УК РФ нижний предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается на половину

 

Приговором Старооскольского городского суда П. осужден по ст. ст. 161 ч. 1, 162 ч. 2 (2 эпизода) УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет 6 месяцев.

Президиум областного суда приговор изменил, размер наказания осужденному снизил.

В соответствии со ст. 88 ч. 6.1 УК РФ при назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого преступления нижний предел наказания, предусмотренный соответствующей статьей Особенной части УК РФ, сокращается на половину.

Из приговора следует, что по одному из эпизодов ст. 162 ч. 2 УК РФ суд назначил ему наказание с применением правил ст. 88 ч. 6.1 УК РФ.

Санкция ст. 162 ч. 2 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы от 5 до 10 лет. С учетом правил ст. 88 ч. 6.1 УК РФ низший предел санкции ст. 162 ч. 2 УК РФ составляет 2 года 6 месяцев лишения свободы.

Приговором суда наказание П. назначено в виде лишения свободы на 5 лет 6 месяцев, то есть фактически без применения ст. 88 ч. 6.1 УК РФ.

 

Незаконное изъятие лицом пластиковой карты Сберегательного Банка РФ, без снятия с нее впоследствии находящихся на банковском счете денежных средств, не признано хищением денежных средств

 

Приговором Октябрьского районного суда г. Белгорода Л. осужден по ст. 161 ч. 1 УК РФ.

Президиум областного суда приговор изменил.

Как видно из материалов уголовного дела, после совершения преступления Л. был задержан сотрудниками милиции. В ходе осмотра места происшествия обнаружено похищенное им имущество (сотовый телефон, кошелек, деньги и пластиковая карта Сбербанка России), которое впоследствии было возвращено потерпевшей Н.

Судом установлено, что денежные средства со счета Н. в Сберегательном Банке РФ сняты не были, однако данная сумма учитывалась при определении ущерба, причиненного потерпевшей в результате преступных действий Л.

Поскольку фактически осужденный не изъял находящиеся на банковском счете денежные средства и соответственно не причинил потерпевшей ущерб на данную сумму, согласно примечанию к ст. 158 УК РФ не имелось оснований считать, что он их похитил.

 

Президиум областного суда признал обоснованным осуждение лица, продававшего семена мака с примесью наркотических средств, за сбыт наркотических средств

 

Приговором Алексеевского районного суда Б. осужден по ст. ст. 30 ч. 3 - 228.1 ч. 1 (2 эпизода), 30 ч. 1 - 228.1 ч. 2 п. "б".

В надзорной жалобе Б. просил приговор изменить, исключить осуждение за сбыт наркотического средства Б., поскольку полагал, что имела место организованная работниками правоохранительных органов провокация преступления. Считал, что семена мака, изъятые у него при обыске, не содержали наркотических веществ.

Президиум областного суда жалобу оставил без удовлетворения, приговор без изменения по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности Б. в преступлениях, за которые он осужден, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Судом установлено, что в соответствии с ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" оперативно-розыскные мероприятия (наблюдение) проводились не в отношении Б., а в отношении лиц, употребляющих наркотические средства, - Я. и Б. Как было установлено в судебном заседании, Б. сбывал им наркотическое средство в разное время и в разных местах г. Алексеевки. Поэтому доводы надзорной жалобы Б. о наличии провокации преступления признаны несостоятельными.

Обыск по месту жительства Б., в ходе которого изъяты семена мака, проведен в соответствии с требованиями УПК РФ. В ходе экспертизы по исследованию изъятых семян мака установлено, что в них содержится наркотическое средство - маковая солома, общей массой 106,26 грамма. Выводы экспертов научно обоснованы, поэтому у суда не имелось оснований сомневаться в их правильности.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь