Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 13 января 2009 г. N 33-177/2010

 

Судья: Шипилов О.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Рогачева И.А.

судей Зарочинцевой Е.В. и Кутыева О.О.

при секретаре Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании 13 января 2009 года кассационную жалобу М.Д. на решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 06 ноября 2009 года по делу N 2-931/09 по иску М.Д. к М.С. о признании утратившей право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета и по встречному иску М.С. к М.Д. об устранении препятствий к пользованию жилым помещением и вселении, изменении договора социального найма.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения М.Д., поддержавшего жалобу, судебная коллегия

 

установила:

 

Решением Ленинского районного суда от 06.11.2009 г. по настоящему делу отказано в удовлетворении требований М.Д. о признании М.С. утратившей право пользования двухкомнатной квартирой <...> и о снятии ответчицы с регистрационного учета по этому адресу. Встречный иск М.С. удовлетворен в части требований об устранении препятствий к вселению в указанную квартиру и о ее вселении туда, в удовлетворении требования об изменении договора социального найма квартиры с выделением в пользование М.С. комнаты площадью 11,4 кв. м и заключением отдельного договора социального найма в отношении этого жилого помещения отказано.

В кассационной жалобе истец М.Д. просит отменить указанное решение, считая его незаконным и необоснованным, и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие ответчицы М.С., которая извещалась о месте и времени заседания суда кассационной инстанции (л.д. 180, 181), о причине своей неявки не сообщила.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения.

Разрешая спор, суд на основе надлежащей оценки представленных сторонами доказательств, с которой судебная коллегия считает возможным согласиться, пришел к правильному выводу об отсутствии законных оснований для признания М.С. утратившей право пользования спорной квартирой.

Исходя из взаимосвязанных положений ч. 4 ст. 69, ст. 71 и ч. 3 ст. 83 Жилищного кодекса Российской Федерации, основанием для прекращения права пользования жилым помещением по договору социального найма может быть постоянное отсутствие нанимателя или члена его семьи, обусловленное их выездом в другое место жительства. Такое признание допускается по требованию наймодателя и других лиц, имеющих право пользования тем же помещением.

Указанные положения закона подлежат применению с учетом разъяснений, содержащихся в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", согласно которым при разрешении таких споров судам, в частности, надлежит выяснять, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер или добровольный, временный или постоянный, не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением, приобрел ли он право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства и исполняет ли обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг.

Как видно из материалов дела, ответчица М.С. зарегистрирована постоянно по месту жительства в квартире <...> с 01.12.1989 г. в связи с вступлением в брак с М.Д. (л.д. 11).

То обстоятельство, что М.С. приобрела право пользования спорной квартирой, вселившись туда и проживая там в качестве члена семьи нанимателя, истцом не оспаривалось.

В связи с этим при рассмотрении дела на истце лежала обязанность доказать факт постоянного непроживания ответчицы в спорном жилом помещении, обусловленного ее добровольным выездом в другое место жительства и отказом в одностороннем порядке от прав и обязанностей нанимателя по договору социального найма при отсутствии препятствий в пользовании этим помещением.

Однако достаточных доказательств в подтверждение указанных обстоятельств истцом представлено не было.

Доводы истца о том, что ответчица М.С. добровольно выехала из спорной квартиры в конце 2000 г., не могут быть приняты во внимание, поскольку имеющиеся в деле доказательства указывают на то, что выезд ответчицы из жилого помещения носил вынужденный характер.

Так, на наличие конфликтных отношений между сторонами указывают показания свидетеля Ж. (знакомой сторон) о том, что в период их совместного проживания между ними происходили скандалы и драки, в связи с чем ответчица переживала и грозилась прыгнуть в Обводный кан., но потом уехала в г. Балтийск к сестре; впоследствии ответчица приезжала в Санкт-Петербург для замены паспорта и еще один раз, останавливаясь у свидетельницы, и рассказывала, что ее не пускают в спорную квартиру (л.д. 127 - 128).

Свидетель В. (подруга матери истца) также показала, что семейные отношения у сторон не ладились, между ними происходили конфликты и ссоры, после которых ответчица уходила из дома, всем было тяжело (л.д. 126 - 127). Утверждение свидетельницы о том, что мать истца пыталась возвращать ответчицу и сохранить семью сторон, не опровергает изложенные выше факты о наличии между истцом и ответчицей конфликтных отношений.

Из копии свидетельства о расторжении брака следует, что брак между сторонами был прекращен 29.07.2002 г. на основании решения Ленинского районного суда от 17.07.2002 г. (л.д. 7).

Таким образом, приведенные материалы дела позволяют сделать вывод о том, что оставление ответчицей спорной квартиры было вызвано уважительными причинами, связанными с конфликтными отношениями, сложившимися между сторонами, и расторжением их брака, в связи с чем дальнейшее совместное проживание бывших супругов в одной квартире было затруднительно.

В ходе судебного разбирательства истец не оспаривал утверждение ответчицы об отсутствии у нее ключей от квартиры, что подтвердила свидетель Ж. (л.д. 127).

Данное обстоятельство также создавало ответчице препятствия к проживанию в этом жилом помещении.

При таком положении отсутствие ответчицы в спорной квартире само по себе не свидетельствует о ее отказе от прав нанимателя в связи с добровольным выездом на другое постоянное место жительства.

Ссылка истца на то, что в деле имеется адресная справка УФМС России по Калининградской области о регистрации ответчицы по месту жительства в квартире <...> с 12.12.2008 г. (л.д. 89), не может быть принята во внимание.

В соответствии со ст. 3 Закона РФ N 5242-1 от 25.06.1993 г. "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием или условием реализации прав и свобод граждан.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31.10.1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия", данные, свидетельствующие о наличии или отсутствии прописки (регистрации), являются лишь одним из доказательств того, состоялось ли между нанимателем (собственником) жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в занимаемое ими жилое помещение и на каких условиях.

Таким образом, учитывая, что регистрация является административным актом и носит уведомительный характер, факт регистрации ответчицы по указанному адресу в г. Балтийске сам по себе не свидетельствует о приобретении ею права на это жилое помещение.

Это обстоятельство подлежало оценке при рассмотрении дела в совокупности с другими фактами.

Из представленной в материалы дела ксерокопии свидетельства о регистрации следует, что М.С. зарегистрирована по названному адресу в г. Балтийске не по месту жительства, а по месту пребывания, на период с 12.12.2008 г. по 12.12.2009 г. (л.д. 157).

Согласно копии договора приватизации от 01.10.1993 г. указанная квартира передана Администрацией г. Балтийска Калининградской области в собственность Б.А.С. (л.д. 121 - 122), являющегося, по объяснениям ответной стороны, мужем сестры М.С., что не опровергалось истцом при рассмотрении дела.

Из копии лицевого счета на данную квартиру следует, что к членам семьи Б.А.С., зарегистрированным совместно с ним постоянно по этому адресу, относятся его жена Б.Т. и сын Б.А.А. (л.д. 156).

В ходе судебного разбирательства истец не оспаривал достоверность копий перечисленных документов и не возражал против их приобщения к материалам дела (л.д. 161), ходатайств об истребовании дополнительных доказательств об основаниях регистрации М.С. по названному адресу не заявлял.

Согласно ответу Управления Федеральной регистрационной службы по Калининградской области от 07.10.2009 г. на запрос суда за М.С. не зарегистрировано прав на объекты недвижимости (л.д. 131).

Эти обстоятельства в совокупности с приведенными выше доказательствами не позволяют опровергнуть утверждение ответчицы о ее временном проживании в г. Балтийске по месту жительства ее сестры.

В свою очередь, с учетом указанного выше доказательственного значения регистрации по месту жительства факт сохранения ответчицей регистрации по спорному адресу косвенно подтверждает ее доводы о том, что ее отсутствие на спорной жилой площади также носит временный характер.

Таким образом, отсутствие ответчицы в спорной квартире и ее неучастие в оплате жилья и коммунальных услуг не являются достаточными для вывода о ее отказе от прав нанимателя этого жилого помещения.

При таком положении, с учетом фактических данных, свидетельствующих о вынужденном оставлении ответчицей спорной квартиры, у суда не имелось оснований для признания ответчицы утратившей право пользования спорным жилым помещением.

Поскольку М.Д. оспаривал право проживания М.С. в спорном жилом помещении и не отрицал факт отсутствия у нее ключей от квартиры, решение районного суда об удовлетворении встречных требований М.С. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением и о ее вселении туда также является правильным.

Выводы суда в части отказа в удовлетворении требований М.С. об изменении договора социального найма квартиры с выделением в ее пользование комнаты площадью 11,4 кв. м и заключением отдельного договора социального найма участниками дела не оспаривается и является правильным, поскольку Жилищный кодекс РФ не содержит норм о праве члена семьи нанимателя жилого помещения потребовать от наймодателя изменения договора социального найма путем заключения с ним отдельного договора социального найма.

Этот вывод подтверждается разъяснением, содержащимся в п. 31 указанного Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. N 14.

Доводы кассационной жалобы направлены на переоценку установленных по делу обстоятельств и доказательств, которым районным судом дана надлежащая оценка, и не могут повлечь отмену обжалуемого решения.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Ленинского районного суда Санкт-Петербурга от 06 ноября 2009 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу М.Д. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь