Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Утвержден

постановлением президиума

Свердловского областного суда

от 14 января 2009 г.

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ИЗБИРАТЕЛЬНЫМ ДЕЛАМ

СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА 2008 ГОД

 

Споры, связанные с отменой решения избирательной комиссии

об итогах голосования, о результатах выборов, референдума

 

Суд обоснованно пришел к выводу о том, что в ходе подсчета голосов избирателей, права заявителей нарушены не были.

 

Решением Верхотурской районной территориальной избирательной комиссии от 03 декабря 2007 года N 114 досрочные выборы, проведенные 02 декабря 2007 года на территории городского округа Верхотурский, признаны состоявшимися.

Депутат Думы городского округа Верхотурский по многомандатному избирательному округу N 2 З., кандидаты в депутаты в Думу городского округа Верхотурский по многомандатным избирательным округам К., Б., Н., П., А., Т. обратились в суд с заявлением об отмене решения Верхотурской районной территориальной избирательной комиссии об итогах голосования на досрочных выборах депутатов Думы городского округа Верхотурский, просили провести повторный подсчет голосов избирателей по избирательным участкам N 314, 315, 316, 320.

В обоснование заявления указали на нарушения, обнаруженные в ходе подсчета голосов избирателей:

председательствующим участковой комиссии называлась одна цифра, а в последующем цифры были искажены путем увеличения или уменьшения;

подсчет голосов избирателей осуществлялся членами участковой избирательной комиссии, которые собрались парами, при этом наблюдатели не могли контролировать процесс подсчета голосов;

в ходе подсчета голосов избирателей был удален с избирательного участка кандидат в депутаты П.

Полагали, что указанные нарушения не позволили с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Решением Верхотурского районного суда от 04 февраля 2008 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационных жалобах заявители З., К., П., Т. просили решение суда отменить, ссылаясь на его незаконность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", основанием для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов являются следующие установленные судом обстоятельства:

а) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, израсходовали на проведение своей избирательной кампании помимо средств собственного избирательного фонда средства в размере, составляющем более чем 10 процентов от предельного размера расходования средств избирательного фонда, установленного законом;

б) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению кандидатских мандатов, осуществляли подкуп избирателей, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей;

в) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, при проведении агитации вышли за рамки ограничений, предусмотренных п. 1 ст. 56 настоящего Федерального закона, что не позволяет выявить действительную волю избирателей;

г) кандидат, признанный избранным, руководитель избирательного объединения, выдвинувшего список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, использовали преимущества должностного или служебного положения, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей.

Суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в муниципальном образовании, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, незаконного отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов, признанного таковым после дня голосования, других нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.

Согласно п. 15 ст. 68 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", при проведении выборов по многомандатным избирательным округами и наличии у избирателя более одного голоса сортировка бюллетеней, поданных за каждого из кандидатов, не производится. Содержащиеся в каждом из бюллетеней отметки избирателя оглашаются с представлением бюллетеня для визуального контроля всем лицам, присутствующим при непосредственном подсчете голосов. Одновременное оглашение содержания двух и более бюллетеней не допускается. После оглашения данные, содержащиеся в бюллетене, заносятся в специальную таблицу, содержащую фамилии всех депутатов, внесенных в бюллетень, и суммируются.

Непосредственный подсчет голосов избирателей, участников референдума производится по находящимся в ящиках для голосования бюллетеням членами участковой комиссии.

Рассматривая заявления по доводам заявителей о нарушении их прав в ходе подсчета голосов и оглашения данных, содержащихся в бюллетенях, суд не нашел нарушений прав заявителей при подсчете голосов. Выводы суда основаны на доказательствах, которые были исследованы в суде первой инстанции, и этим доказательствам суд дал надлежащую оценку.

В кассационной жалобе депутата З. о нарушении избирательного законодательства при подсчете голосов на указанных выше избирательных участках не приведены доводы, подтверждающие нарушение его личных прав и интересов уже избранного депутата несоблюдением избирательного законодательства при подсчете голосов на избирательных участках, поэтому судебная коллегия оставила кассационную жалобу З. без удовлетворения.

Судебная коллегия оставила без удовлетворения кассационные жалобы других заявителей, не признанных избранными по результатам выборов на конкретном избирательном участке, поскольку подсчет голосов на других участках, по которым заявители не проходили кандидатами в депутаты, не нарушал их прав и законных интересов, доводы кассационных жалоб сводятся к переоценке свидетельских показаний и решения суда в целом, эти доводы были проверены судом первой инстанции в ходе судебного разбирательства.

Суд установил, что заявители не представили доказательств, которые свидетельствовали бы о нарушении избирательного законодательства в ходе подсчета голосов избирателей на избирательных участках N 314, N 315, N 316, N 320 конкретно в отношении каждого заявителя, не позволившем с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 13 марта 2008 года, дело N 33-1883/2008

 

Решение избирательной комиссии по итогам соответствующих выборов после определения их результатов может быть отменено судом только при установлении обстоятельств, указанных в п. 2 ст. 77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

 

Д. обратился в суд с заявлением об обжаловании действий Арамильской городской территориальной избирательной комиссии и признании недействительными выборов депутатов Думы Арамильского городского округа четвертого созыва по пяти трехмандатным округам, состоявшихся 02 марта 2008 года.

В обоснование требований указано, что группа кандидатов в депутаты Арамильской городской Думы - А.П., И.Н., В.А., А.А., С.Г., Э.А., В.Ю., А.В., В.В., О.Г., А.В., Ю.Ф., М.М. - в избирательном процессе 02 марта 2008 года представились общественным движением "Арамильская Слобода". По мнению заявителя, это обман избирателей, так как такой организации не существует. Действия указанных граждан не соответствовали условиям Избирательного кодекса Свердловской области об участии общественных объединений в избирательном процессе, об их совместной агитационной деятельности. В агитационных газетах кандидатов В.Ю., А.П., О.Г. с призывом "выбирать команду руководителей, а не беспомощных одиночек", "скандалистов" и "крикунов", выступали Глава Арамильского городского округа А.И., председатель Думы Арамильского городского округа В.Н., председатель религиозной мусульманской общины М.А., настоятель Храма Святой Троицы Отец Евгений и другие лица, которым закон запрещает участие в предвыборной агитации. Бездействие Арамильской городской территориальной избирательной комиссии, не принявшей мер при нарушении законов о выборах, оказало негативное влияние на свободное волеизъявление избирателей, создало неравные условия в избирательном процессе для других кандидатов в депутаты Арамильской городской Думы, поэтому он обратился в суд с данным заявлением.

Председатель Арамильской городской территориальной избирательной комиссии Б. просил отказать в удовлетворении заявления, пояснив, что кандидаты в депутаты на основании п. 4 ст. 63 Избирательного кодекса Свердловской области вправе были самостоятельно определять содержание, формы и методы своей агитации. В агитационных материалах кандидатов А.П., И.Н., В.В., А.А., С.Г., Э.А., В.Ю., А.В., В.В., О.Г., А.В., М.М. словосочетание "общественное движение "Арамильская слобода" не применялось. Статья "Городу нужна команда опытных, ответственных руководителей" подписана не Б., а кандидатом в депутаты В.Ю. В агитационном материале кандидата в депутаты О.Г. "Наша Арамильская слобода" в своем интервью А.И. давал лишь оценку взаимодействию предыдущего состава Арамильской городской Думы с Администрацией городского округа и перспективе развития городского округа, но не говорил об "Арамильской слободе". Кроме того, Б. пояснила, что согласно подп. 4 п. 7 ст. 63 Избирательного кодекса Свердловской области агитация запрещена членам и участникам религиозных объединений при совершении обрядов и церемоний. Председатель Арамильской мусульманской общины М.А. и настоятель Храма Святой Троицы Отец Евгений указанных действий не совершали. Арамильская мусульманская община является общественной организацией, и в высказываниях М.А. и Отца Евгения не упоминались ни "Арамильская слобода", ни какие-либо кандидаты. В период избирательной кампании в окружные избирательные комиссии жалоб (заявлений) на агитационные материалы других кандидатов от Д. не поступало. При проведении голосования 02 марта 2008 года и установлении итогов голосования, а также при принятии решения о результатах выборов, принятии решения об установлении общих результатов выборов депутатов Думы Арамильского городского округа в участковые избирательные комиссии, в окружные избирательные комиссии и в Арамильскую городскую территориальную избирательную комиссию жалоб и заявлений не поступало, при том что в избирательной кампании участвовало 47 кандидатов. Статьей 99 Избирательного кодекса Свердловской области и ст. 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" установлен исчерпывающий перечень оснований для отмены решения о результатах выборов, но указанные заявителем основания не входят в этот перечень.

Представитель заинтересованного лица председатель Думы Арамильского городского округа А.П. также просил отказать в удовлетворении заявления, ссылаясь на отсутствие оснований для признания выборов недействительными, указав, что предвыборная агитация всеми кандидатами осуществлялась в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Решением Сысертского районного суда от 10 апреля 2008 года Д. в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе Д. просил отменить решение суда ввиду его необоснованности, приводя указанные в судебном заседании доводы.

Судебная коллегия оставила решение без изменения по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что назначенные на 02 марта 2008 года выборы депутатов Думы Арамильского городского округа четвертого созыва по пяти трехмандатным округам решением Арамильской городской территориальной избирательной комиссии от 03 марта 2008 года N 9/70 были признаны состоявшимися и действительными.

Согласно п. 2 ст. 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", решения избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов могут быть отменены судом при установлении следующих обстоятельств: а) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, израсходовали на проведение своей избирательной кампании помимо средств собственного избирательного фонда средства в размере, составляющем более чем 10 процентов от предельного размера расходования средств избирательного фонда, установленного законом; б) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, осуществляли подкуп избирателей, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей; в) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, при проведении агитации вышли за рамки ограничений, предусмотренных п. 1 ст. 56 настоящего Федерального закона, что не позволяет выявить действительную волю избирателей; г) кандидат, признанный избранным, руководитель избирательного объединения, выдвинувшего список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, использовали преимущества должностного или служебного положения, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей.

Данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. При разрешении спора по существу судом при проведении оспариваемых выборов оснований, предусмотренных вышеуказанной нормой Закона, не было установлено. Доказательств обратного Д. не представил ни в суд первой инстанции, ни в суд кассационной инстанции.

Разрешая спор, суд установил, что 28 февраля 2008 года в Арамильскую городскую территориальную избирательную комиссию поступило заявление от Д. по агитационному материалу О.Г., в котором Арамильской городской территориальной избирательной комиссией было усмотрено нарушение правил предвыборной агитации, предусмотренных п. 5 ст. 63 Избирательного кодекса Свердловской области, которым запрещается агитация одних кандидатов за счет средств других кандидатов, о чем Арамильская городская территориальная избирательная комиссия сообщила Д.

01 марта 2008 года Арамильская городская территориальная избирательная комиссия получила ответ от избирательной комиссии избирательного округа N 4, признавшей нарушение правил предвыборной агитации, и указание изъять и уничтожить тираж. Больше жалоб по поводу распространения данного агитационного материала не поступало.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что действия Арамильской городской территориальной избирательной комиссии соответствовали требованиям законодательства.

Судом также было установлено, что выступления Главы Арамильского ГО А.И. и председателя Думы Арамильского ГО Б. при исполнении ими своих должностных или служебных обязанностей не содержали призыв голосовать за отдельных кандидатов и не противоречили требованиям закона, предусмотренным п. 8 ст. 63 Избирательного кодекса Свердловской области, лицам, замещающим государственные или выборные муниципальные должности.

Из материалов дела усматривается, что обращения председателя религиозной мусульманской общины М.А. и настоятеля Храма Святой Троицы Отца Евгения также не содержали призыва голосовать за отдельных кандидатов и не производились при совершении обрядов и церемоний. Доказательств обратного Д. не представил, поэтому судебная коллегия находит правильным вывод суда о том, что в данном случае не было нарушений требований закона, предусмотренных подп. 4 п. 7 ст. 63 Избирательного кодекса Свердловской области, согласно которому запрещена агитация членам и участникам религиозных объединений при совершении обрядов и церемоний.

Согласно ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Д. не представил доказательств, которые с достоверностью свидетельствуют о том, что результаты выборов не отражают действительного волеизъявления избирателей, как не представил доказательств и того, что были нарушены его права на участие в выборах на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 15 мая 2008 года, дело N 33-3771/2008

 

Суд пришел к правильному выводу о том, что обязательным условием отмены судом результатов выборов является установление факта нарушения избирательного законодательства, которое повлекло невозможность выявления действительной воли избирателей по округу в целом.

 

02 марта 2008 года в г. Березовском были проведены выборы Главы Березовского городского округа.

Решением Березовской городской территориальной избирательной комиссии от 03 марта 2008 года, официально опубликованным в газете "Березовский рабочий", данные выборы признаны состоявшимися и действительными.

Т., являвшаяся кандидатом на должность Главы Березовского городского округа, обратилась в суд с заявлением об отмене указанного решения Березовской городской территориальной избирательной комиссии, об отмене результатов указанных выборов, а также о признании итогов голосования и результатов выборов недействительными. Просила признать недействительными протоколы участковых избирательных комиссий N 1138, N 1158.

В обоснование заявленных требований указала, что 02 марта 2008 года присутствовала при приеме протоколов Березовской территориальной избирательной комиссией от участковых избирательных комиссий. Прием протоколов проводился на третьем этаже здания администрации Березовского городского округа по ул. Театральной, 9. Другие документы от участковых комиссий принимались на втором этаже. Таким образом, прием протоколов от участковых комиссий и суммирование протоколов проходили с нарушением требований закона. Прием протоколов нижестоящих комиссий, суммирование данных этих протоколов и составление протокола об итогах голосования должны были осуществляться в одном помещении, при этом все действия членов комиссии должны были находиться в поле зрения наблюдателей. Помещение должно быть оборудовано увеличенной формой сводной таблицы итогов голосования, в которую немедленно после прибытия председателей, секретарей комиссий заносятся данные протоколов с указанием времени их внесения. В действительности во время приема протоколов у участковых избирательных комиссий территориальная комиссия занимала несколько помещений на разных этажах, поэтому не все действия членов комиссии находились в ее (заявителя) поле зрения, контроль за действиями членов комиссии был невозможен. Члены комиссии выходили из помещения. Данные протоколов об итогах голосования в увеличенную форму сводной таблицы заносились не сразу по прибытии председателей участковых избирательных комиссий с первыми экземплярами этих протоколов. В увеличенную форму сводной таблицы заносились данные, принятые системой ГАС "Выборы", время в указанную таблицу проставлялось не сразу. Во время передачи первых экземпляров протоколов от участковых комиссий членам территориальной избирательной комиссии и после проверки правильности их заполнения и выполнения контрольных соотношений практически все протоколы возвращались председателям участковых избирательных комиссий для исправления ошибок. Протоколы переписывались, но отметка "повторный" на них не ставилась. После получения копии сводной таблицы она обнаружила расхождения с некоторыми данными увеличенной формы таблицы. В сводной таблице по участковой избирательной комиссии N 1172 в графе 12 стоит цифра "329", в увеличенной же форме таблицы - "324"; по участковой комиссии N 1170 в графе 6 в сводной таблице стоит цифра "229", в увеличенной форме таблицы - "220". Изложенные факты указывают на неоднократные нарушения Березовской территориальной избирательной комиссией ст. 69 Федерального закона N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", в результате чего нарушен порядок подсчета голосов и недостоверно определены итоги выборов Главы Березовского городского округа 02 марта 2008 года, что является основанием для отмены результатов голосования. В протоколах участковых комиссий N 1138 и N 1158 неверно указано количество недействительных бюллетеней, а также количество избирателей, включенных в списки избирателей.

В судебном заседании Т. свои требования поддержала, дополнительно пояснила, что процентное соотношение голосов избирателей, где за нее проголосовало 9,09 процентов избирателей, а за В. 79,6 процентов, она не оспаривает. По ее мнению, был нарушен порядок подсчета голосов избирателей. Данное нарушение заключалось в том, что председатели и секретари участковых избирательных комиссий несвоевременно вносили данные результатов голосования в увеличенную сводную таблицу, как того требует ст. 69 Закона, а показывали эти протоколы первоначально членам территориальной комиссии, затем эти данные заносились в компьютер и после этого уже вносились в увеличенную сводную таблицу. Некоторые председатели комиссий уезжали, как предполагает заявитель, для внесения изменений в протоколы об итогах голосования. Кто именно - она сказать не может. В день выборов она с какими-либо заявлениями и жалобами в Березовскую территориальную избирательную комиссию не обращалась.

В обоснование требований о признании протоколов участковых избирательных комиссий N 1138 и N 1158 недействительными Т. пояснила, что ею обнаружено несоответствие количества избирателей, указанных в протоколах об итогах голосования, списку избирателей. Так, по ее мнению, количество недействительных бюллетеней на участке N 1138 - 24, в сводной же таблице их 20. Выдано бюллетеней в помещении участковой комиссии N 1138 - 1221, а в таблице - 1223, проголосовало досрочно 27 человек, а в таблице - 24 человека. Кроме того, страницы списков избирателей не пронумерованы, имеются исправления, одна из подписей избирателя не заклеена. Аналогичные нарушения, как считает Т., имеются и на участке N 1158, поэтому протоколы участковых избирательных комиссий являются недействительными.

Представитель Березовской городской территориальной избирательной комиссии Н.А. с требованиями Т. не согласилась, в обоснование возражений пояснила, что в соответствии с п. 2 ст. 69 Федерального закона от 12 июня 2002 года "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а также в соответствии с решением от 19 февраля 2008 года N 6-76 "Об организации работы Березовской городской избирательной комиссии..." протоколы об итогах голосования и приложенные к ним документы участковых комиссий принимались членами территориальной избирательной комиссии в одном помещении - в кабинете Главы Березовского городского округа N 301. При этом все действия членов комиссии по приему документов находились в поле зрения присутствующих в помещении доверенных лиц, кандидатов на должность Главы Березовского городского округа Т. и В. В этом же помещении находилась увеличенная форма сводной таблицы, в которую председатели и секретари участковых комиссий заносили данные из первых экземпляров протоколов об итогах голосования и ставили свои подписи. Все наблюдатели могли свободно передвигаться по кабинету и отслеживать поступающую информацию по сводной таблице. Кабинет Думы на втором этаже использовался в качестве хранилища списков избирателей, использованных и "погашенных" бюллетеней, журналов, печатей, канцелярских принадлежностей. Списки, использованные и "погашенные" бюллетени принимались в упакованном виде. Присутствующие в помещении работники милиции не ограничивали Т. в передвижении по помещению, где принимались документы и списки избирателей. Кандидат на должность Главы Березовского городского округа с жалобой либо устным заявлением по поводу нарушений избирательного законодательства к председателю комиссии не обращалась. Все протоколы участковых комиссий были составлены без ошибок и не переписывались. Данные из протоколов вводились в систему ГАС "Выборы". Повторный ввод данных об итогах голосования в эту систему возможен только по мотивированному решению вышестоящей комиссии. Информация, содержащаяся в сводных таблицах ГАС "Выборы", кандидатом Т. была получена от комиссии. Расхождений в цифрах сводных таблиц, протоколов участковых комиссий и увеличенной формы сводной таблицы нет. Формальное несоблюдение председателями участковых избирательных комиссий последовательности заполнения увеличенной формы сводной таблицы не является основанием для отмены решения избирательной комиссии, поскольку не влияет на достоверность действительной воли избирателей. Доводы заявителя о том, что в списках имеются подчистки, исправления, не соответствуют действительности. Избирательное законодательство не содержит обязательного требования к заклеиванию подписей избирателей. Страницы книг списка избирателей нумеруются автоматически системой ГАС "Выборы" при распечатывании. На избирательном участке N 1138 количество избирательных бюллетеней, выданных избирателям в помещении для голосования в день голосования и выданных вне помещения досрочно, соответствует количеству избирателей и равно 1267, что подтверждается данными протоколов. Процентное соотношение проголосовавших за кандидатов В. и Т. не изменилось. Несоответствие указанных данных протокола данным списков участковой комиссии N 1138 не выявлено. Использование при проведении выборов системы ГАС "Выборы", ввод данных, содержащихся в протоколах комиссий об итогах голосования, и немедленная передача их в Избирательную комиссию Свердловской области подтверждают правильность подведения итогов голосования.

Решением Березовского городского суда Свердловской области от 07 июня 2008 года в удовлетворении заявленных Т. требований отказано.

В кассационной жалобе Т. просила указанное решение суда отменить, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В силу подп. "а" п. 9 ст. 70 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" соответствующая комиссия признает итоги голосования, результаты выборов, референдума субъекта Российской Федерации, местного референдума недействительными в случае, если допущенные при проведении голосования или установлении итогов голосования нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, участников референдума.

В силу п. 2 ст. 77 указанного Закона основанием для отмены судом решения избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов являются следующие установленные судом обстоятельства:

а) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, израсходовали на проведение своей избирательной кампании помимо средств собственного избирательного фонда средства в размере, составляющем более чем 10 процентов от предельного размера расходования средств избирательного фонда, установленного законом;

б) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, осуществляли подкуп избирателей, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей;

в) кандидат, признанный избранным, избирательное объединение, выдвинувшее список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, при проведении агитации вышли за рамки ограничений, предусмотренных п. 1 ст. 56 настоящего Федерального закона, что не позволяет выявить действительную волю избирателей;

г) кандидат, признанный избранным, руководитель избирательного объединения, выдвинувшего список кандидатов, допущенный к распределению депутатских мандатов, использовали преимущества должностного или служебного положения, и указанное нарушение не позволяет выявить действительную волю избирателей.

Суд соответствующего уровня может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в муниципальном образовании, в субъекте Российской Федерации, в Российской Федерации в целом также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, незаконного отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов, признанного таковым после дня голосования, других нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей (п. 3 ст. 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации").

Как усматривается из материалов дела, судом исследовались доводы заявителя о допущенных нарушениях при проведении предвыборной кампании и выборов Главы Березовского городского округа и обоснованно признаны судом несостоятельными.

Судом установлено, что прием документов по итогам голосования происходил в следующем порядке: председатель участковой комиссии и секретарь в кабинете N 207 сдавали территориальной избирательной комиссии списки избирателей, печати, бюллетени, после этого на третьем этаже в кабинете N 301 сдавали протоколы, затем сдавали данные по итогам голосования для системы ГАС "Выборы", сверяли данные и после этого вносили их в увеличенную форму сводной таблицы, находящуюся в кабинете N 301, ставили подписи, дату и время.

Отклоняя требования заявителя, основанные на наличии отступлений от порядка, предусмотренного ст. 69 Федерального закона от 12 июня 2002 года "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", в соответствии с которым данные об итогах голосования должны вноситься председателем, секретарем участковой комиссии в сводную таблицу немедленно после прибытия в территориальную избирательную комиссию, суд обоснованно сделал вывод о том, что данное нарушение является несущественным.

Суд обоснованно принял во внимание, что данные по итогам голосования, изложенные в протоколе участковой комиссии, заносились в компьютер, эти данные совпадают с данными первых экземпляров протоколов участковых комиссий, акты о соответствии этих данных были подписаны всеми председателями участковых комиссий.

Опрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей председатели участковых комиссий суду показали, что они сдавали документы в изложенном порядке, расхождений между данными протоколов и данными, введенными в систему ГАС "Выборы", не было.

Таким образом, суд сделал обоснованный вывод о том, что изложенный порядок сдачи документов не мог повлиять на итоги голосования.

Не нашли своего подтверждения доводы Т., в которых она указывала, что почти все председатели и секретари участковых избирательных комиссий возвращались на избирательные участки и вносили исправления в протоколы об итогах голосования, в частности по участку N 1158, а также доводы Т. о том, что данные, изложенные в протоколах N 1138 и N 1158, не соответствуют данным, изложенным в списках избирателей.

По ходатайству заявителя и с учетом мнения председателя территориальной избирательной комиссии судом было проверено на участках N 1138 и N 1158 количество бюллетеней избирателей, проголосовавших за кандидата Т. и за кандидата В., и установлено их соответствие данным протоколов. Бюллетени были упакованы в соответствующие темные пакеты, на которых имелась надпись с номером участка, фамилиями членов участковой избирательной комиссии. Списки избирателей участков N 1138 и N 1158 не были упакованы, однако их изъятие было проведено комиссией в соответствии с требованиями п. 2 ст. 69 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а также в соответствии с постановлением Избирательной комиссии Свердловской области от 20.03.2008 N 14/112. Какие-либо исправления в списках не обнаружены. Данные о количестве избирателей, указанные в списках, соответствуют данным протоколов участковых комиссий.

Судом было установлено, что списки избирателей составлялись участковыми избирательными комиссиями на основании сведений, полученных с использованием государственной системы регистрации избирателей по установленной форме. Список избирателей составлялся с применением ГАС "Выборы" отдельно по каждому избирательному участку. Подсчет количества избирателей, включенных в списки, проводился участковыми комиссиями на основании категорий избирателей: избиратели, проголосовавшие вне помещения, в помещении комиссии, проголосовавшие досрочно. Эти данные отражены в списке избирателей на момент окончания голосования. Никаких исправлений в списках обнаружено не было. Итоги голосования на момент его окончания были подсчитаны членами комиссий. Данные занесены в систему ГАС "Выборы" и с учетом контрольных соотношений проверены судом в совокупности с другими данными по итогам голосования, соответствуют данным, изложенным в протоколе территориальной избирательной комиссии.

Допрошенный в судебном заседании свидетель, который являлся секретарем участковой комиссии N 1138, суду показал, что подсчеты результатов голосования проводились участковой комиссией после окончания выборов, до начала оформления протокола об итогах голосования на участке была допущена счетная ошибка, которая была исправлена, данные об итогах голосования были переданы в систему ГАС "Выборы". На участке было 20 недействительных бюллетеней, 4 из них являются "погашенными", то есть неиспользованными. На участке присутствовали наблюдатели, никаких замечаний с их стороны высказано не было.

Доводы заявителя о том, что в списки были внесены изменения на момент окончания голосования, председатели и секретари почти всех комиссий уезжали и вносили исправления в протоколы по итогам голосования, также не нашли своего подтверждения.

Судом установлено, что территориальная избирательная комиссия при подведении итогов голосования действовала в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 69 Федерального закона от 12 июня 2002 года "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Результат был определен на основании данных протоколов об итогах голосования нижестоящих комиссий после предварительной проверки правильности их составления путем суммирования содержащихся в них данных. Решение комиссии было оформлено протоколом об итогах голосования, который заявителем не оспорен.

Не нашли своего подтверждения в судебном заседании и доводы заявителя о расхождении данных сводной таблицы и увеличенной сводной таблицы. Такой вывод суд сделал, ознакомившись с увеличенной сводной таблицей. Никаких исправлений в этой таблице установлено не было. Опрошенные в качестве свидетелей председатели участковых комиссий показали, что вносили в таблицу данные собственноручно, о чем поставили подписи внизу таблицы.

По смыслу закона обязательным условием отмены результатов выборов судом является установление факта нарушения избирательного законодательства, которое повлекло невозможность выявления действительной воли избирателей по округу в целом.

Таких нарушений судом установлено не было.

Действующим процессуальным законодательством (ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) предусмотрено, что заявитель обязан представить доказательства обстоятельств, которые свидетельствуют о наличии оснований для отмены решения избирательной комиссии по состоявшимся выборам. Таких доказательств, позволяющих сделать вывод об удовлетворении требований заявителя, суду не представлено.

При данных обстоятельствах дела судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения суда.

Изложенные в кассационной жалобе доводы были предметом тщательного и полного исследования, о чем в решении суда содержится мотивированный и исчерпывающий ответ, основанный на проверенных судом доказательствах в их совокупности.

Оснований для иной оценки установленных судом обстоятельств не имеется.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 14 августа 2008 года, дело N 33-6265/2008

 

Суд правильно пришел к выводу о том, что оснований для признания итогов голосования недействительными и отмены решений избирательных комиссий не имеется.

 

Н. обратился в суд с заявлением об отмене решений участковых избирательных комиссий N 1401, N 1423, N 1426, N 1431, N 1440, N 1468, N 1436, N 1405, N 1408, N 1412, N 1392, N 1395, N 1411, N 1386, N 1439, N 1464, N 1406, N 1407, N 1409, N 1404, N 1433, N 1443, N 1434, N 1418, N 1390, N 1398, N 1415, N 1424, N 1446, N 1441, N 1416 об итогах голосования по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по Кировскому одномандатному избирательному округу N 6 и о признании итогов голосования по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по Кировскому одномандатному избирательному округу N 6 на указанных выше избирательных участках недействительными.

В обоснование своих требований Н. указал, что 02 марта 2008 года состоялись выборы депутатов Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области. 02 марта 2008 года и 03 марта 2008 года в ходе подведения итогов голосования на избирательных участках N 1401, N 1423, N 1426, N 1431, N 1440, N 1468, N 1436, N 1405, N 1408, N 1412, N 1392, N 1395, N 1411, N 1386, N 1439, N 1464, N 1406, N 1407, N 1409, N 1404, N 1433, N 1443, N 1434, N 1418, N 1390, N 1398, N 1415, N 1424, N 1446, N 1441, N 1416 Кировского одномандатного избирательного округа N 6 по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области были допущены нарушения действующего избирательного законодательства. На всех избирательных участках при сортировке избирательных бюллетеней по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по Кировскому одномандатному избирательному округу N 6 пачки избирательных бюллетеней перекладывались, их меняли местами члены участковых избирательных комиссий, осуществлявшие сортировку и подсчет бюллетеней, что является нарушением пп. 13, 21 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области.

В нарушение п. 16 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области подсчет рассортированных бюллетеней проводился путем отсчитывания от пачки бюллетеней некоторого их количества и откладывания в сторону. Данный факт является грубейшим нарушением законодательства о выборах, так как избирательные бюллетени должны подсчитываться путем перекладывания их по одному из одной части пачки в другую таким образом, чтобы присутствующие при подсчете могли увидеть отметку избирателя на каждом избирательном бюллетене. Однако этого членами участковых избирательных комиссий сделано не было. Членами этих участковых избирательных комиссий с правом совещательного голоса были замечены избирательные бюллетени, поданные за кандидата Н., в пачках недействительных избирательных бюллетеней и в пачках бюллетеней, поданных за кандидата К. В частности, на избирательном участке N 1418 при повторном подсчете голосов были обнаружены бюллетени, поданные за кандидата Н., в пачках недействительных бюллетеней и бюллетеней, поданных за кандидата К. На других участках отказались принимать заявления о повторном подсчете голосов.

На избирательных участках N 1333, N 1334 осуществлялся подкуп избирателей путем бесплатной раздачи продуктов питания (чая, гречки).

На выявленные нарушения были поданы жалобы в Кировскую районную территориальную избирательную комиссию г. Екатеринбурга.

Н. считает, что указанные несоблюдения избирательного законодательства при проведении голосования и подсчете голосов избирателей, выразившиеся в массовом подкупе избирателей, отступлениях от законодательно установленной процедуры подсчета голосов избирателей, нарушили его пассивное избирательное право, а также его права как кандидата.

Просил отменить решения участковых избирательных комиссий N 1401, N 1423, N 1426, N 1431, N 1440, N 1468, N 1436, N 1405, N 1408, N 1412, N 1392, N 1395, N 1411, N 1386, N 1439, N 1464, N 1406, N 1407, N 1409, N 1404, N 1433, N 1443, N 1434, N 1418, N 1390, N 1398, N 1415, N 1424, N 1446, N 1441, N 1416 об итогах голосования по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по Кировскому одномандатному избирательному округу N 6, признать итоги голосования по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по Кировскому одномандатному избирательному округу N 6 на избирательных участках N 1401, N 1423, N 1426, N 1431, N 1440, N 1468, N 1436, N 1405, N 1408, N 1412, N 1392, N 1395, N 1411, N 1386, N 1439, N 1464, N 1406, N 1407, N 1409, N 1404, N 1433, N 1443, N 1434, N 1418, N 1390, N 1398, N 1415, N 1424, N 1446, N 1441, N 1416 недействительными.

С.Ю., представитель Н., просила заявление удовлетворить, указав, что в ходе подведения итогов голосования на избирательных участках Кировского одномандатного избирательного округа N 6, упомянутых в заявлении, по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области были допущены нарушения действующего избирательного законодательства, а именно п. 13 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области, которым установлено, что при сортировке избирательных бюллетеней члены участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса оглашают содержащиеся в каждом из них отметки избирателя и представляют избирательные бюллетени для визуального контроля всем лицам, присутствующим при непосредственном подсчете голосов. В частности, на участке N 1405 членом избирательной комиссии с правом совещательного голоса А. были сделаны замечания на то, что визуальный контроль осуществляться не может, поскольку не видно, за кого проголосовал избиратель в бюллетене. На замечания А. члены избирательной комиссии с правом решающего голоса, которые осуществляли сортировку избирательных бюллетеней, не отреагировали. То же самое происходило на участке N 1443, где были сделаны аналогичные замечания членом избирательной комиссии с правом совещательного голоса С.

Кроме того, был нарушен п. 16 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области, который гласит, что после сортировки бюллетеней производится их подсчет в каждой пачке отдельно по каждому кандидату. На участке N 1423 членом избирательной комиссии с правом совещательного голоса У. было замечено, что при сортировке бюллетеней пачки бюллетеней перекладывались и менялись местами, также замечено, что в пачках недействительных бюллетеней и пачке бюллетеней, поданных за К., попадались бюллетени, поданные за Н. Бюллетени, поданные за Н., были обнаружены в других пачках и на избирательных участках N 1423, N 1426, N 1431, N 1440, N 1390, N 1398, N 1415. Согласно п. 16 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области, бюллетени подсчитываются путем перекладывания их по одному из одной части пачки в другую. На участке N 1443 член избирательной комиссии с правом совещательного голоса П. обратил внимание на то, что член комиссии, осуществляющий подсчет избирательных бюллетеней, поданных за Н., пересчитывал по 10 бюллетеней, а не перекладывал их по одному. На избирательном участке N 1423 было выявлено, что после окончания голосования избирательных бюллетеней при подсчете оказалось больше на 300 штук, чем пришло избирателей. На участке N 1461 в увеличенной форме сводной таблицы об итогах голосования отсутствовали сведения о количестве голосов, поданных за кандидата Н., что является нарушением п. 2 ст. 88 Избирательного кодекса Свердловской области. На участке N 1434 при составлении увеличенной сводной таблицы и внесении в нее данных о количестве голосов, поданных за кандидатов, произошла ошибка, о которой сообщила председатель комиссии. После чего члену избирательной комиссии с правом совещательного голоса Б. была выдана копия протокола, где были иные результаты. В ходе подведения итогов голосования был нарушен п. 21 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области, согласно которому после завершения подсчета голосов рассортированные избирательные бюллетени упаковываются в отдельные пачки, пачки упаковываются в мешки, на которых указываются номер участка, число бюллетеней. На этих мешках вправе поставить свои подписи члены избирательной комиссии как с правом совещательного голоса, так и с правом решающего голоса. На участке N 1405 член избирательной комиссии с правом совещательного голоса А. изъявил желание поставить свою подпись на мешке, но председатель комиссии отказал ему. Имеются жалобы, поданные в Кировскую районную территориальную избирательную комиссию. Все это ставит под сомнение достоверность итогов голосования. На основании вышеизложенного представитель Н. просила признать итоги голосования по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по Кировскому одномандатному округу N 6 недействительными.

В.В. и Д.Л. - представители заинтересованного лица Кировской районной территориальной избирательной комиссии по выборам депутатов Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по одномандатному избирательному округу N 6, не согласившись с заявлением, указали, что участковые избирательные комиссии создаются только на время проведения выборов. Интересы данных комиссий полностью представляет Кировская районная территориальная избирательная комиссия по выборам депутатов Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по одномандатному избирательному округу N 6. С заявлением Н. не согласны по следующим основаниям. Процедура подсчета голосов избирателей регламентируется ст. 68 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области. Заявителем оспариваются в процедуре подсчета голосов стадии сортировки, подсчета и упаковки избирательных бюллетеней.

02 марта 2008 года состоялись выборы Президента Российской Федерации, депутатов Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области, депутатов Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области, Главы Екатеринбурга, то есть было 4 избирательных бюллетеня.

02 марта 2008 года участковые избирательные комиссии сортировали бюллетени в два этапа, первый - по видам выборов, второй - непосредственно по голосам, поданным за каждого из кандидатов. На втором этапе сортировка бюллетеней происходила в следующей очередности: сортировка по голосам, отданным за каждого из кандидатов в Президенты Российской Федерации, за каждого из кандидатов в депутаты Областной Думы, за каждого из кандидатов в депутаты Палаты Представителей, за каждого из кандидатов на должность Главы Екатеринбурга. Нарушений положений п. 13 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области допущено не было. Данная норма не запрещает при сортировке избирательных бюллетеней перекладывать их с места на место, менять местами, тогда как в заявлении Н. эти действия рассматриваются как нарушение. В заявлении Н. также указывает, что при наблюдении за сортировкой и подсчетом избирательных бюллетеней члены участковых избирательных комиссий с правом совещательного голоса заметили избирательные бюллетени, поданные за кандидата Н., в пачках недействительных избирательных бюллетеней и в пачках бюллетеней, поданных за кандидата К., из чего следует, что лица, присутствующие при подсчете, смогли увидеть отметку избирателя в каждом избирательном бюллетене, как того требует п. 16 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области.

Не имелось нарушений и положений п. 19 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области. Правом ознакомиться с рассортированными избирательными бюллетенями воспользовались только три члена комиссии с правом совещательного голоса: в участковых избирательных комиссиях N 1390, N 1416, N 1418. Об этом свидетельствуют графы протоколов указанных участковых избирательных комиссий "Сведения о количестве поступивших в участковую избирательную комиссию в день голосования и до окончания подсчета голосов избирателей жалоб (заявлений), прилагаемых к протоколу" и прилагаемые к протоколам решения по факту рассмотрения поступивших жалоб.

В заявлении Н. не указывается на какие-либо нарушения, связанные с упаковкой избирательных бюллетеней по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области, то есть на какие-либо нарушения избирательного законодательства, регламентированные п. 21 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области.

Кировской районной территориальной избирательной комиссией г. Екатеринбурга с полномочиями окружной избирательной комиссии по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по одномандатному избирательному округу N 6 в соответствии с п. 3 ст. 88 Избирательного кодекса Свердловской области все поданные жалобы были рассмотрены в установленные законом сроки, до момента подведения итогов голосования по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по Кировскому одномандатному избирательному округу N 6, и по ним было принято решение от 03 марта 2008 года N 20/170 "О жалобах, поступивших в избирательную комиссию, связанных с нарушением действующего законодательства", которое было приобщено к первому протоколу Территориальной избирательной комиссии.

Представители заинтересованного лица считали, что нарушений действующего избирательного законодательства, а именно пп. 13, 16, 21 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области, при подсчете голосов избирателей на избирательных участках N 1401, N 1401, N 1423, N 1426, N 1431, N 1440, N 1468, N 1436, N 1405, N 1408, N 1412, N 1392, N 1395, N 1411, N 1386, N 1439, N 1464, N 1406, N 1407, N 1409, N 1404, N 1433, N 1443, N 1434, N 1418, N 1390, N 1398, N 1415, N 1424, N 1446, N 1441, N 1416 допущено не было.

М.В., представитель заинтересованного лица Депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области К., не согласившись с заявлением Н., указал, что ссылка заявителя на пп. 13, 21 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области необоснованна. В п. 13 устанавливается правило сортировки бюллетеней и отсутствует запрет на "перекладывание с одного места на другое место" пачек с избирательными бюллетенями. В п. 21 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области закрепляется порядок упаковки избирательных бюллетеней в отдельные пачки, мешки и коробки. Таким образом, заявитель указал на действия, которые в соответствии с избирательным законодательством не признаются неправомерными, а значит, не могут служить основанием для признания действий участковой избирательной комиссии незаконными.

Указывая на нарушение п. 16 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области, заявитель не представил суду, как того требует ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, достаточных доказательств того, что бюллетени подсчитывались не по одному, а путем отсчитывания от пачки бюллетеней некоторого их количества и откладывания в сторону. Напротив, ни один из всех представленных суду протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования не содержит указания на жалобы доверенных лиц заявителя и других лиц, присутствовавших при подсчете голосов. В связи с этим нет никаких оснований ставить под сомнение законность решений участковых избирательных комиссий, состоящих из представителей различных политических партий и других объединений граждан.

По утверждению заявителя, на двух избирательных участках производился подкуп избирателей путем бесплатной раздачи продуктов питания (чая и гречки). Из смысла п. 2 ст. 56 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" следует, что избирательное законодательство под подкупом избирателей понимает определенные действия кандидата (его доверенных лиц и уполномоченных представителей) или его обещания осуществить определенные действия. Между тем, как следует из объяснений представителя заявителя в предварительном судебном заседании, продукты питания раздавали представители Администрации района без призывов голосовать за кого-либо из кандидатов. Таким образом, действия Администрации района по бесплатной раздаче продуктов питания (чая и гречки) не попадают под признаки такого избирательного правонарушения, как "подкуп избирателей", а значит, не могут служить основанием для признания итогов голосования недействительными.

В данном случае отсутствуют все предусмотренные федеральным законодателем условия, позволяющие суду признать итоги голосования недействительными. Со стороны участковых избирательных комиссий или кандидата в депутаты К. суду также не представлено ни одного достаточного доказательства нарушения избирательного законодательства.

Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 31 июля 2008 года заявление Н. оставлено без удовлетворения.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, Н. в кассационной жалобе указал, что решение судом постановлено с нарушением норм процессуального права.

Судебная коллегия оставила решение без изменения по следующим основаниям.

Установлено судом и подтверждается материалами дела, что 02 марта 2008 года в г. Екатеринбурге проведены выборы депутатов Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области, в том числе и по Кировскому одномандатному избирательному округу N 6.

Согласно решению Кировской районной территориальной избирательной комиссии г. Екатеринбурга с полномочиями окружной избирательной комиссии по выборам депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по одномандатному избирательному округу N 6 от 03 марта 2008 года N 20/171, выборы депутата Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по Кировскому одномандатному избирательному округу N 6 признаны состоявшимися. Утверждены протокол и сводная таблица Кировской районной территориальной избирательной комиссии г. Екатеринбурга с полномочиями окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по одномандатному избирательному округу N 6 о результатах выборов депутатов Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по Кировскому одномандатному избирательному округу N 6. Избранным депутатом признан К.

Суд, дав оценку представленным доказательствам в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, правильно установив обстоятельства, имеющие значение для дела, и применив материальный закон, подлежащий применению, обоснованно пришел к выводу о том, что заявление Н. об отмене решений участковых избирательных комиссий и о признании итогов голосования недействительными удовлетворению не подлежит.

Судом установлено, доказательствами по делу подтверждается, что нарушений при голосовании не выявлено, поступившие жалобы на нарушения при подсчете голосов избирателей были рассмотрены, а нарушения устранены путем повторного пересчета голосов, жалоб на перерасчет голосов не поступало. Лицам, присутствовавшим при непосредственном подсчете голосов, был обеспечен полный обзор действий членов участковой избирательной комиссии, а также визуальный контроль при непосредственном подсчете голосов.

Нарушений положений пп. 13, 16, 21 ст. 86 Избирательного кодекса Свердловской области, на наличие которых ссылался в заявлении Н., допущено не было.

Заявителем и его представителями не представлено доказательств нарушения избирательного законодательства, не позволяющих с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей при проведении голосования.

Кроме того, как установлено судом, продукты питания (чай, гречку) раздавали представители Администрации района без призывов голосовать за кого-либо из кандидатов. Следовательно, суд на основании п. 2 ст. 56 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" правильно пришел к выводу о том, что указанные действия Администрации района не попадают под признаки избирательного правонарушения "подкуп избирателей" и не могут служить основанием для признания итогов голосования недействительными.

В кассационной жалобе указано, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства представителей Н. об истребовании и исследовании в судебном заседании всей избирательной документации по перечисленным в заявлении участковым избирательным комиссиям. По мнению Н., непредоставление избирательной документации, как самого значимого доказательства заявленных им требований, свидетельствует о недоказанности установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела, то есть в судебном заседании не были доказаны факты, которые положены в основу решения суда.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационной жалобы, основанные на отказе суда в удовлетворении данного ходатайства, и согласно ч. 1 ст. 55, ст. 59 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации считает правильным вывод суда о том, что каких-либо оснований для истребования данной документации не имелось.

Как видно из заявления Н., для установления наличия либо отсутствия обстоятельств, на которые он ссылался в обоснование заявленных требований, не требовалось исследование указанных Н. письменных доказательств.

Удовлетворение судом ходатайства об истребовании данных письменных доказательств, а впоследствии отказ суда в удовлетворении этого ходатайства не привели и не могли привести к неправильному разрешению судом дела.

В соответствии с п. 1.2 ст. 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" суд может признать итоги голосования недействительными при наличии трех условий:

1) суд уже отменил решение избирательной комиссии об итогах голосования, если при проведении голосования или установлении его итогов, определении результатов выборов были допущены нарушения Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации";

2) суд не принял решение о повторном подсчете голосов избирателей;

3) если установленные судом нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Таким образом, применяя положения п. 1.2 ст. 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", суд правильно пришел к выводу о том, что оснований для признания итогов голосования недействительными и отмены решений избирательных комиссий не имеется.

Доводы кассационной жалобы не опровергают правильность выводов суда.

Нарушений норм материального и процессуального права, влекущих отмену решения, не установлено.

Оснований для отмены решения суда по тем доводам, которые изложены в кассационной жалобе, не имеется.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 07 октября 2008 года, дело N 33-8102/2008

 

Споры, связанные с отказом в регистрации кандидата

(списка кандидатов)

 

Обязанность по надлежащему оформлению и составлению протокола об итогах сбора подписей избирателей в поддержку выдвижения кандидата и представлению его в соответствующую избирательную комиссию для регистрации возлагается на кандидата, как на лицо, претендующее на замещаемую посредством прямых выборов должность в представительном органе местного самоуправления.

 

26 января 2008 года решением Артемовской районной территориальной избирательной комиссии на основании подп. 3 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области было принято решение N 8/27 "Об отказе в регистрации кандидата Н. в депутаты Думы Артемовского городского округа по одномандатному избирательному округу N 9".

Н. обратился в суд с заявлением об отмене вышеуказанного решения избирательной комиссии, ссылаясь на нарушение избирательной комиссией его права на участие в выборах. 21 января 2008 года он представил в избирательную комиссию документы, необходимые для регистрации - финансовый отчет, подписные листы с подписями избирателей в поддержку его выдвижения. Протокол об итогах сбора подписей не был представлен, поскольку в выдаче бланка этого протокола в избирательной комиссии ему было отказано. 22 января 2008 года он представил в избирательную комиссию полный пакет документов для регистрации, который у него был принят. 26 января 2008 года избирательной комиссией было принято оспариваемое решение.

Представитель Артемовской районной территориальной избирательной комиссии в судебном заседании заявление не признал.

Решением Артемовского городского суда от 04 февраля 2008 года в удовлетворении требования Н. отказано.

В кассационной жалобе заявитель Н. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. 3 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области основанием для отказа в регистрации кандидата является отсутствие среди документов, представленных для уведомления о выдвижении и регистрации кандидата, документов, необходимых в соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, настоящим Кодексом для уведомления о выдвижении и (или) регистрации кандидата.

В соответствии со ст. 51 Избирательного кодекса Свердловской области регистрация кандидата осуществляется соответствующей избирательной комиссией при наличии документов, указанных в пп. 1, 2 ст. 44 настоящего Кодекса, иных предусмотренных федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, настоящим Кодексом, документов, представляемых в соответствующую избирательную комиссию для уведомления о выдвижении кандидата, списка кандидатов, а также после представления следующих документов: в случае проведения кандидатом сбора подписей в поддержку выдвижения кандидата: подписных листов, сброшюрованных, пронумерованных и заверенных кандидатом; протокола об итогах сбора подписей избирателей; первого финансового отчета кандидата (подп. 1 п. 1 ст. 51 Избирательного кодекса Свердловской области). Перечисленные документы передаются кандидатами в соответствующую избирательную комиссию не позднее чем за 40 дней до дня голосования до 18 часов по местному времени (п. 2 ст. 51 Избирательного кодекса Свердловской области).

В данном случае с учетом установленного дня голосования - 02 марта 2008 года - срок представления кандидатами документов для регистрации заканчивался в 18 часов по местному времени 21 января 2008 года.

Отказывая в удовлетворении заявления об отмене решения избирательной комиссии, суд первой инстанции правильно исходил из требований ст. ст. 51, 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

В судебном заседании судом первой инстанции было установлено, что документы Н. для регистрации кандидатом в депутаты были представлены в избирательную комиссию 22 января 2008 года, с пропуском срока, установленного избирательным законодательством; этот факт является основанием для отказа в регистрации.

В кассационной жалобе заявителя вышеуказанные выводы суда первой инстанции не оспариваются.

Доводы кассационной жалобы заявителя о том, что он был лишен возможности представить документы в избирательную комиссию в установленный срок, поскольку с 17 до 19 часов 21 января 2008 года избирательной комиссией проводилось заседание, являются несостоятельными, так как в суде первой инстанции было установлено, что до 18 часов 21 января 2008 года Н. не обращался в избирательную комиссию и не передавал все документы, необходимые для регистрации.

Доводы кассационной жалобы заявителя о возможности частичного представления им документов не имеют правового значения для дела, поскольку кандидат обязан представить все предусмотренные законом документы в установленный срок.

Доводы заявителя о том, что избирательная комиссия не довела до него информацию о требованиях избирательного законодательства, не выдала бланк протокола об итогах сбора подписей избирателей, чем нарушила его избирательные права, являются необоснованными и не могут быть приняты во внимание по следующим основаниям.

В соответствии с п. 4 ст. 50 Избирательного кодекса Свердловской области после окончания сбора подписей кандидат подсчитывает число собранных подписей избирателей по каждому муниципальному образованию (населенному пункту), где проводился их сбор, а также общее число подписей избирателей и составляет протокол об итогах сбора подписей по установленной форме (приложение 8 к настоящему Кодексу).

Приложение 8 к Избирательному кодексу Свердловской области является неотъемлемой частью закона, подлежащего исполнению всеми субъектами избирательного процесса.

Обязанность по надлежащему оформлению и составлению протокола об итогах сбора подписей избирателей в поддержку выдвижения кандидата и представлению его в соответствующую избирательную комиссию для регистрации возлагается на кандидата, как на лицо, претендующее на замещаемую посредством прямых выборов должность в представительном органе местного самоуправления. Судом первой инстанции было установлено, что возложенная на заявителя обязанность в данном случае не выполнена.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 14 февраля 2008 года, дело N 33-1441/2008

 

Недействительными признаются все подписи избирателей в подписном листе в случае, если не указана или не внесена собственноручно дата заверения подписного листа лицом, осуществлявшим сбор подписей избирателей.

 

Решением Избирательной комиссии г. Нижнего Тагила Свердловской области от 15 июля 2008 года N 123 назначены повторные выборы депутатов Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному округу N 25 на 12 октября 2008 года.

09 сентября 2008 года Избирательной комиссией г. Нижнего Тагила (далее - избирательная комиссия) на основании подп. 5 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области было принято решение N 211 "Об отказе М. в регистрации кандидатом в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 25".

М. обратился в суд с заявлением о признании незаконным вышеназванного решения избирательной комиссии, указав, что комиссией нарушено его право на участие в выборах депутатов Нижнетагильской городской Думы. Избирательной комиссией из 96 подписей избирателей, представленных им в поддержку его самовыдвижения, необоснованно признаны недействительными 49 подписей, в результате чего комиссия пришла к выводу о недостаточности достоверных подписей, необходимых для регистрации его кандидатом. С таким решением комиссии он не согласен. Полагает, что им было представлено 96 достоверных подписей избирателей при необходимых для регистрации 88 подписях, а признание избирательной комиссией по малозначительному и формальному признаку недействительными 49 подписей избирателей не может являться основанием для отказа ему в регистрации кандидатом в депутаты. Подавляющее большинство этих недостатков в подписных листах могли быть устранены им и сборщиком подписей еще в день приема документов, 01 сентября 2008 года, при наличии соответствующего замечания со стороны избирательной комиссии. Кроме того, избирательная комиссия не довела до него информацию о требованиях избирательного законодательства, своевременно не обеспечила его образцами и формами документов, необходимых для регистрации, чем нарушила его избирательные права и поставила его в неравное положение по отношению к другим кандидатам. Просил возложить на избирательную комиссию обязанность зарегистрировать его в качестве кандидата и предоставить на равных условиях с другими кандидатами эфирное время в средствах массовой информации, а также печатную площадь для размещения агитационных материалов.

Представитель избирательной комиссии заявленные требования не признал, ссылаясь на соответствие избирательному законодательству решения комиссии об отказе в регистрации М. кандидатом в депутаты.

Решением Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 17 сентября 2008 года отказано в удовлетворении заявления М.

В кассационной жалобе заявитель М. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение без изменения по следующим основаниям.

Согласно подп. "д" п. 24 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", основаниями для отказа в регистрации кандидата являются недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом. Выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, не является основанием для отказа в регистрации кандидата в случае, когда для его регистрации требуется представить менее 200 подписей, если достоверных подписей достаточно для регистрации кандидата.

Аналогичные положения содержатся в подп. 5 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

Как следует из материалов дела, 01 сентября 2008 года в избирательную комиссию кандидатом М. были представлены 96 подписей избирателей на 20 подписных листах при необходимых для регистрации 88 подписях избирателей.

В результате проведенной 03 сентября 2008 года с участием М. проверки подписных листов из общего количества представленных подписей избирателей 49 подписей были признаны избирательной комиссией недействительными.

С учетом того, что оставшегося количества подписей (47) недостаточно для регистрации М. кандидатом в депутаты, 09 сентября 2008 года избирательной комиссией было принято оспариваемое решение об отказе в регистрации.

Посчитав незаконным признание недействительной лишь одной из 49 подписей, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что и при наличии 48 недействительных подписей избирательная комиссия была вправе принять решение об отказе в регистрации кандидата.

При этом суд, проверяя действия избирательной комиссии, обоснованно исходил из положений подп. 7 п. 5 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, в соответствии с которыми недействительными признаются все подписи избирателей в подписном листе в случае, если не указана или не внесена собственноручно дата заверения подписного листа лицом, осуществлявшим сбор подписей избирателей.

По этим основаниям избирательной комиссией правильно были признаны недействительными 45 подписей избирателей, содержащихся на 13 подписных листах (NN 3 - 5 и NN 14 - 19), в которых отсутствовала дата заверения подписного листа лицом, осуществлявшим сбор подписей избирателей в поддержку самовыдвижения М.

Доводы последнего об отсутствии необходимости указания даты заверения листа сборщиком подписей при наличии в этом подписном листе даты заверения самим кандидатом не могут быть приняты во внимание как противоречащие п. 3 ст. 50 Избирательного кодекса Свердловской области, устанавливающему, что при сборе подписей избирателей в поддержку кандидата, выдвинутого по единому избирательному округу, по одномандатному, многомандатному избирательному округу, подписной лист заверяется лицом, собиравшим подписи, которое собственноручно указывает свои фамилию, имя, отчество, адрес места жительства, серию и номер паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, дату его выдачи, ставит свою подпись и дату ее внесения.

Суд первой инстанции на основании подп. 6 п. 5 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области правильно согласился с выводами избирательной комиссии в части признания недействительными подписей избирателей в строке N 5 подписного листа N 7 и строке N 3 подписного листа N 9 как содержащих специально не оговоренные избирателем или лицами, заверяющими подписные листы, исправления в дате внесения подписи избирателем и в адресе избирателя соответственно.

Верными являются выводы суда о том, что подпись избирателя в строке N 4 подписного листа N 7 избирательной комиссией обоснованно признана недействительной на основании подп. 3 п. 5 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, поскольку содержала неверную дату внесения подписи избирателем.

Ссылка М. на малозначительность и формальность допущенных им нарушений при заполнении подписных листов не может быть принята во внимание, поскольку каких-либо оговорок или условий, при наступлении которых подписи избирателей могли бы быть признаны действительными в случае нарушения порядка заполнения подписных листов, избирательное законодательство не содержит.

Доводы заявителя о том, что избирательная комиссия не довела до него информацию о требованиях избирательного законодательства, своевременно не обеспечила его образцами и формами документов, необходимых для регистрации, чем нарушила его избирательные права, являются необоснованными и не могут быть приняты во внимание.

Так, согласно п. 1 ст. 49 Избирательного кодекса Свердловской области подписные листы изготавливаются кандидатами самостоятельно по установленной форме (приложения 5, 6 и 7 к настоящему Кодексу). В соответствии с п. 4 ст. 50 названного Кодекса после окончания сбора подписей кандидат подсчитывает количество собранных подписей избирателей по каждому муниципальному образованию (населенному пункту), где проводился их сбор, а также общее количество подписей избирателей и составляет протокол об итогах сбора подписей по установленной форме (приложение 8 к настоящему Кодексу).

Перечисленные приложения к Избирательному кодексу Свердловской области являются неотъемлемой частью закона, подлежащего исполнению всеми субъектами избирательного процесса.

Кроме того, в соответствии с подп. "б", подп. "ж" п. 10 ст. 24 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", подп. 7 п. 1 ст. 26 Избирательного кодекса Свердловской области, постановлением Избирательной комиссии Свердловской области от 05 июня 2008 года N 21/146 "Об утверждении Примерного перечня и форм документов, представляемых при проведении выборов в органы местного самоуправления" перечень и формы документов, представляемых при проведении повторных выборов депутата Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 25, были утверждены соответствующим решением Избирательной комиссии г. Нижнего Тагила от 19 июня 2008 года N 121, опубликованным в средствах массовой информации и доступным для ознакомления.

При этом по смыслу действующего избирательного законодательства обязанность по надлежащему оформлению подписных листов, оформлению и составлению протокола об итогах сбора подписей избирателей в поддержку выдвижения кандидата и представлению названных документов в соответствующую избирательную комиссию для регистрации возлагается на кандидата, как на лицо, претендующее на замещение должности в представительном органе местного самоуправления посредством прямых выборов. Судом первой инстанции было установлено, что возложенная на заявителя обязанность в данном случае не была выполнена.

Судом не установлено нарушений и в части процедуры проверки достоверности данных, содержащихся в подписных листах, и в части принятия решения об отказе в регистрации заявителя в качестве кандидата в депутаты.

Так, в соответствии с п. 7 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области 03 сентября 2008 года по результатам проверки подписных листов избирательной комиссией был составлен итоговый протокол, копия которого направлена заявителю. При этом действующее избирательное законодательство не устанавливает способ вручения копии протокола (лично либо иным образом) кандидату. Кроме того, М. лично присутствовал при проверке рабочей группой избирательной комиссии представленных им подписных листов, поэтому был непосредственно информирован о выявленных нарушениях порядка их заполнения.

Утверждения заявителя о нарушении избирательной комиссией его права, предусмотренного п. 8 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, на получение заверенных копий ведомостей проверки подписных листов судом первой инстанции обоснованно отвергнуты, поскольку М. данным правом не воспользовался, так как не обращался в избирательную комиссию с требованиями о представлении ему копий ведомостей проверки подписных листов.

Несостоятельными являются доводы кассационной жалобы о неправомерности действий избирательной комиссии со ссылкой на отсутствие предложений со стороны комиссии устранить нарушения в оформлении представленных им документов.

Согласно положениям п. 1.1 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", п. 1.1 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области кандидат не вправе вносить уточнения и дополнения в представленные им в избирательную комиссию подписные листы с подписями избирателей.

Не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства и доводы М. о предвзятом отношении к нему со стороны членов избирательной комиссии, доказательств этого в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заявителем суду не представлено.

При таких обстоятельствах выводы суда о правомерности оспариваемого М. решения избирательной комиссии и об отказе в удовлетворении заявленных требований сделаны правильно.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, нельзя признать обоснованными, поскольку их содержание по существу сводится к переоценке выводов суда об отказе в удовлетворении заявленных требований, которые судебная коллегия признает правильными.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 25 сентября 2008 года, дело N 33-8061/2008

 

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что окружной избирательной комиссией был нарушен установленный ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области порядок проведения проверки документов, представляемых кандидатами для регистрации, что привело к принятию незаконного, нарушающего избирательные права кандидата решения об отказе в его регистрации кандидатом в депутаты.

 

Решением Нижнетагильской городской Думы четвертого созыва от 06 декабря 2007 года N 59 выборы депутатов Нижнетагильской городской Думы пятого созыва назначены на 02 марта 2008 года.

Решением окружной избирательной комиссии одномандатного избирательного округа N 24 по выборам депутата Нижнетагильской городской Думы пятого созыва (далее - окружная избирательная комиссия) от 30 января 2008 года N 18 отказано в регистрации К. кандидатом в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 24.

Не согласившись с решением избирательной комиссии, К. обратился в суд с заявлением о признании незаконным решения избирательной комиссии и о его отмене, а также о возложении обязанности зарегистрировать его кандидатом в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 24.

В обоснование требований указал, что 11 января 2008 года уведомил избирательную комиссию о своем выдвижении кандидатом в депутаты, а 21 января 2008 года представил в комиссию подписные листы с подписями избирателей в поддержку своего выдвижения. 23 января 2008 года рабочей группой избирательной комиссии была проведена проверка подписей избирателей, по результатам которой из 95 представленных подписей избирателей признаны недействительными только 4 подписи, о чем составлен итоговый протокол проверки подписных листов. Решением избирательной комиссии от 23 января 2008 года утверждены указанные результаты проверки подписных листов. Таким образом, для регистрации его кандидатом имелось необходимое количество действительных подписей избирателей (91 подпись при требуемом количестве в 87 подписей). По заявлению председателя комиссии З.Н. решение окружной избирательной комиссии от 23 января 2008 года было отменено решением избирательной комиссии г. Нижнего Тагила от 25 января 2008 года N 70, которой была возложена обязанность на окружную избирательную комиссию направить подписные листы, содержащие вызывающие сомнения подписи, в общество с ограниченной ответственностью "Независимая экспертиза" (далее - ООО "Независимая экспертиза"). Решением окружной избирательной комиссии от 27 января 2008 года подписные листы направлены в экспертное учреждение. После получения заключения ООО "Независимая экспертиза" 29 января 2008 года председателем окружной избирательной комиссии З.Н. подписные листы направлены для проверки в Уральский региональный Центр судебных экспертиз (далее - УрЦСЭ), на основании заключения которого окружная избирательная комиссия 30 января 2008 года отказала заявителю в регистрации кандидатом в депутаты.

К. считал, что оспариваемое решение окружной избирательной комиссии от 30 января 2008 года об отказе в регистрации является незаконным, поскольку основано на заключении УрЦСЭ от 30 января 2008 года, которое получено с нарушением избирательного законодательства. К проверке подписных листов могли привлекаться только эксперты государственных учреждений путем включения их в рабочую группу избирательной комиссии. Специалисты УрЦСЭ, проводившие экспертное исследование, в рабочую группу по проверке подписных листов не включены; подписные листы направлены в УрЦСЭ не решением окружной избирательной комиссии, а решением председателя комиссии З.Н.; о проверке подписных листов экспертами УрЦСЭ заявитель извещен не был; копия данного заключения ему не вручалась, о существовании заключения его известили только на заседании окружной избирательной комиссии 30 января 2008 года. Поручение проверки подписных листов специалисту ООО "Независимая экспертиза" также неправомерно, поскольку данная организация не является государственным учреждением; специалист, проводивший исследование, не включен в состав рабочей группы избирательной комиссии.

Кроме того, итоговый протокол рабочей группы от 23 января 2008 года, которым признаны недействительными только 4 подписи избирателей, комиссией не отменен и не изменен; новый итоговый протокол по результатам проверки подписных листов рабочей группой не составлен. В связи с этим К. просил отменить оспариваемое решение окружной избирательной комиссии, обязать комиссию зарегистрировать его кандидатом в депутаты.

Представители избирательной комиссии с требованиями не согласились, указав, что решение комиссии об отказе в регистрации соответствует избирательному законодательству. Из общего числа 95 подписей избирателей, представленных К. в поддержку своего выдвижения, недействительными признаны 17 подписей, количество действительных составило 78 подписей, что меньше необходимого количества подписей (87) для регистрации кандидата. Первоначально представленные заявителем подписные листы были проверены рабочей группой, о чем составлен итоговый протокол от 23 января 2008 года. Из 95 подписей недействительными были признаны только 4 подписи избирателей. Аналогичное решение принято окружной избирательной комиссией на заседании 23 января 2008 года. Впоследствии решением избирательной комиссии г. Нижнего Тагила от 25 января 2008 года N 70 по заявлениям кандидата в депутаты Г. и председателя окружной избирательной комиссии З.Н. решение окружной избирательной комиссии было отменено, на комиссию возложена обязанность направить подписные листы, содержащие вызывающие сомнения подписи, в ООО "Независимая экспертиза". Решением комиссии от 27 января 2008 года подписные листы направлены в ООО "Независимая экспертиза", но, поскольку в заключении данной организации от 29 января 2008 года отсутствовали ответы на все вопросы, поставленные на разрешение эксперту, председателем окружной избирательной комиссии З.Н. после предварительного согласования по телефону с другими членами комиссии подписные листы были направлены 29 января 2008 года для проверки в УрЦСЭ, по заключению которого 17 подписей избирателей были признаны недействительными. На основании этого заключения, с которым К. был ознакомлен, окружная избирательная комиссия 30 января 2008 года приняла решение об отказе ему в регистрации кандидатом по причине отсутствия необходимого количества подписей избирателей.

Решением Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 08 февраля 2008 года требования К. удовлетворены.

Оспаривая законность и обоснованность данного решения, избирательная комиссия обратилась с кассационной жалобой, в которой не согласна с решением суда, просила решение суда отменить ввиду его незаконности.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд правильно определил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, и постановил решение в соответствии с нормами материального и процессуального законодательства.

Основаниями для отказа в регистрации кандидата в депутаты являются обстоятельства, указанные в п. 24 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и в п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

Одним из таких оснований является недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом (подп. "д" п. 24 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"). Аналогичное положение закреплено и в подп. 5 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

Отказывая К. в регистрации кандидатом, избирательная комиссия в своем решении от 30 января 2008 года N 18 указала на наличие в представленных подписных листах 17 подписей избирателей, признанных недействительными на основании заключения эксперта. Данный факт свидетельствует о недостаточности количества достоверных подписей избирателей.

Признавая вышеназванное решение избирательной комиссии незаконным, суд первой инстанции указал, что оно принято на основании экспертного заключения УрЦСЭ от 30 января 2008 года, полученного с нарушением избирательного законодательства. Судебная коллегия находит такие выводы правильными и соответствующими материалам дела.

Как следует из материалов дела, окружной избирательной комиссией 02 января 2008 года было принято решение N 5 "Об избрании рабочей группы и председателя рабочей группы для проверки подписных листов кандидатов в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва", из содержания которого усматривается, что специалисты-почерковеды, в том числе из состава специалистов УрЦСЭ, в рабочую группу по проверке подписных листов не были включены и среди членов рабочей группы не упоминаются.

По смыслу положений пп. 4, 4-2 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области решение о направлении подписных листов соответствующим специалистам, включенным в состав рабочей группы, возможно только решением избирательной комиссии и только при наличии сомнений в достоверности подписей избирателей в подписных листах.

Однако окружная избирательная комиссия решения о направлении подписных листов К. в УрЦСЭ не принимала. 29 января 2008 года 53 подписных листа были направлены в экспертное учреждение письмом окружной избирательной комиссии без номера и даты за подписью председателя комиссии З.Н., в котором не было обозначено, какие конкретно подписи либо сведения вызывают сомнения у комиссии либо членов ее рабочей группы. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что такая проверка подписных листов окружной избирательной комиссией проводилась с нарушением требований п. 3 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, согласно которому при проведении проверки подписей избирателей вправе присутствовать любой кандидат, представивший необходимое для регистрации количество подписей избирателей, его уполномоченные представители или доверенные лица, а о соответствующей проверке должны извещаться все кандидаты, представившие установленное количество подписей избирателей.

Как обоснованно установлено судом, представленные К. подписные листы с подписями избирателей были направлены председателем окружной избирательной комиссии на почерковедческое исследование, о результатах этого исследования данный кандидат был извещен окружной избирательной комиссией только 30 января 2008 года, когда был приглашен на заседание комиссии, где решался вопрос о его регистрации кандидатом в депутаты, чем нарушены его избирательные права, предусмотренные пп. 3, 7, 8 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области.

Кроме того, п. 7 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 9 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области запрещена повторная проверка подписей избирателей, за исключением случаев, предусмотренных п. 6 ст. 76 названного Федерального закона и п. 6 ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области, и только в пределах подписей, подлежавших проверке. Из этого следует, что после подписания итогового протокола проверки подписей, выдачи его кандидату либо уполномоченному им лицу количество отбракованных подписей не может увеличиваться, обратное свидетельствовало бы о дополнительной проверке.

Вместе тем, как установлено судом, после составления и подписания итогового протокола от 23 января 2008 года избирательной комиссией в нарушение указанных правовых норм 27 января 2008 года подписные листы были направлены в ООО "Независимая экспертиза" для дополнительной проверки, а затем 29 января 2008 года - в УрЦСЭ, заключение которого о недействительности 17 подписей избирателей было положено в основу решения избирательной комиссии об отказе К. в регистрации кандидатом в депутаты.

По результатам проверки итоговый протокол с указанием подписей избирателей, признанных комиссией недействительными, составлен не был, вследствие чего были грубо нарушены права заявителя как кандидата в депутаты, предусмотренные п. 7 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и пп. 7, 8 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области. Данные нормы содержат императивное предписание, адресованное избирательной комиссии, об обязательности составления итогового протокола по результатам проверки подписей, где указываются основания (причины) признания подписей избирателей недостоверными и (или) недействительными с указанием номеров папки, подписного листа и строки в подписном листе, в которых содержится каждая из таких подписей, а также об обязательности вручения копии данного протокола, заверенных копий ведомостей проверки подписных листов, копий официальных документов, на основании которых подписи были признаны недействительными и (или) недостоверными, кандидату в срок не позднее чем за двое суток до заседания избирательной комиссии, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации данного кандидата.

Так, окружная избирательная комиссия в нарушение указанных положений Избирательного кодекса Свердловской области не только не составила итоговый протокол, но и своевременно не вручила заявителю копию экспертного заключения УрЦСЭ от 30 января 2008 года, положенного в основу оспариваемого решения комиссии.

Правильным является вывод суда о том, что поручение окружной избирательной комиссией проведения проверки подписей специалистам ООО "Независимая экспертиза" противоречит положениям п. 4 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, устанавливающим, что к проведению проверки могут привлекаться только эксперты государственных учреждений. ООО "Независимая экспертиза" к числу таких организаций не относится, поскольку является коммерческой организацией.

Доводы избирательной комиссии о возможности привлечения к проведению проверки подписных листов специалистов негосударственных организаций являются ошибочными, основанными на неправильном толковании закона.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о нарушении окружной избирательной комиссией установленного ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области порядка проведения проверки документов, представляемых кандидатами для регистрации (невключение непосредственно специалистов-почерковедов в состав рабочей группы окружной избирательной комиссии, направление на почерковедческое исследование подписей без решения комиссии либо рабочей группы и без указания на то, какие именно данные в подписных листах вызывают сомнения, неизвещение кандидата о проверочных действиях), что привело к принятию незаконного, нарушающего избирательные права кандидата К. решения об отказе ему в регистрации кандидатом в депутаты.

Более того, как правильного указано судом, итоговый протокол проверки подписных листов от 23 января 2008 года, копия которого была выдана К., на момент принятия окружной избирательной комиссией решения об отказе в регистрации кандидата отменен либо изменен не был, иной итоговый протокол по проверке подписных листов комиссией также не составлялся.

Суд обоснованно указал, что собранные по делу доказательства свидетельствуют о недействительности только 4 подписей избирателей из 95 подписей избирателей, представленных в поддержку выдвижения кандидата, что, однако, не является основанием для отказа в регистрации заявителя кандидатом в депутаты.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о незаконности и об отмене решения окружной избирательной комиссии от 30 января 2008 года N 18 об отказе К. в регистрации кандидатом в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 24, и о возложении на окружную избирательную комиссию обязанности произвести регистрацию.

Выводы суда подробно мотивированы, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона. Основания для признания их неправильными отсутствуют.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 15 февраля 2008 года, дело N 33-1501/2008

 

Недействительными признаются все подписи избирателей в подписном листе в случае, если сведения о лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей, указаны не в полном объеме.

 

08 сентября 2008 года Среднеуральской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 26/3 "Об отказе С. в регистрации кандидатом на должность Главы городского округа Среднеуральск".

С. обратился в суд с заявлением об отмене указанного решения.

В обоснование заявления указал, что избирательной комиссией были незаконно признаны недействительными 48 подписей избирателей в подписных листах в поддержку выдвижения С. по причине неполного предоставления лицом, осуществлявшим сбор подписей, сведений об адресе места жительства: в подписных листах, заверенных Е.В., указан адрес места жительства: Свердловская область, пос. Половинный, ул. А, д. 1, г. Верхняя Пышма в сведениях об адресе не назван. В силу положений избирательного законодательства в адресе места жительства достаточно указание одного населенного пункта, которым в данном случае является поселок Половинный.

Представитель Среднеуральской городской территориальной избирательной комиссии в судебном заседании заявление не признал.

Решением Верхнепышминского городского суда от 15 сентября 2008 года С. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе заявитель С. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с пп. 5 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области основанием для отказа в регистрации кандидата является недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом. В соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, не является основанием для отказа в регистрации кандидата в случае, когда для его регистрации требуется представление менее 200 подписей, если достоверных подписей достаточно для регистрации.

В силу п. 2 ст. 50 Избирательного кодекса Свердловской области при сборе подписей избирателей в поддержку кандидата, выдвинутого по единому избирательному округу, подписной лист заверяется лицом, собиравшим подписи, которое собственноручно указывает свои фамилию, имя, отчество, адрес места жительства, серию и номер паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, дату его выдачи, ставит свою подпись и дату ее внесения.

Согласно подп. 5 ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан" и подп. 4 ст. 2 Избирательного кодекса Свердловской области, под адресом места жительства понимается адрес (наименование субъекта Российской Федерации, района, города, иного населенного пункта, улицы, номера дома и квартиры), по которому гражданин Российской Федерации зарегистрирован по месту жительства в органах регистрационного учета граждан по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации.

В соответствии с подп. 7 п. 5 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области недействительными признаются все подписи избирателей в подписном листе в случае, если сведения о лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей, указаны не в полном объеме.

На основании этих требований Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан" и Избирательного кодекса Свердловской области суд первой инстанции правильно отказал в удовлетворении заявления об отмене решения избирательной комиссии.

В судебном заседании судом первой инстанции было установлено, что во всех подписных листах с подписями избирателей в поддержку выдвижения кандидата С., заверенных сборщиком подписей Е.В., в адресе места жительства лица, осуществлявшего сбор подписей, не полностью указан адрес места жительства: Свердловская область, пос. Половинный, ул. А, д. 1. В паспорте Е.В. адрес ее места жительства указан следующий: Свердловская область, г. Верхняя Пышма, пос. Половинный, ул. А, д. 1, следовательно, сведения об адресе места жительства Е.В. в подписных листах представлены не в полном объеме. Таким образом, все подписи избирателей в подписных листах, заверенных вышеуказанным сборщиком подписей, являются недействительными.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о законности оспариваемого решения избирательной комиссии. Вывод суда об отказе в удовлетворении заявленных требований сделан правильно, подробно мотивирован в решении суда.

Доводы кассационной жалобы заявителя построены на неправильном толковании норм материального права и строятся на предположениях, которые не могут быть приняты во внимание, поскольку не имеют правового значения для правильного рассмотрения дела.

Необоснованность доводов кассационной жалобы отражена в выводах судебного решения, которые судебная коллегия считает правильными.

Анализ вышеуказанного федерального и областного законодательства свидетельствует о том, что указание в подписном листе неполных сведений об адресе места жительства сборщика подписей является нарушением закона. Действующее избирательное законодательство не содержит норм, обязывающих суд выяснять, не препятствуют ли однозначному восприятию представленные сведения, исключается ли иное толкование данных об адресе места жительства названного лица. Выяснение степени восприятия и толкования таких сведений нарушило бы принцип равенства прав всех кандидатов перед законом.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 23 сентября 2008 года, дело N 33-7955/2008

 

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что у избирательной комиссии отсутствовали законные основания для проведения повторной проверки подписных листов.

 

Решением Нижнетагильской городской Думы четвертого созыва от 06 декабря 2007 года N 59 на 02 марта 2008 года назначены выборы депутатов Нижнетагильской городской Думы пятого созыва.

Решением окружной избирательной комиссии одномандатного избирательного округа N 27 по выборам депутата Нижнетагильской городской Думы пятого созыва (далее - избирательная комиссия) от 24 января 2008 года N 10 отказано в регистрации И. кандидатом в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 27.

Не согласившись с решением избирательной комиссии, И. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным этого решения, о его отмене, о возложении на избирательную комиссию обязанности зарегистрировать ее кандидатом в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 27.

В обоснование заявленных требований указала, что 04 января 2008 года уведомила избирательную комиссию о своем самовыдвижении кандидатом в депутаты, предъявив необходимые документы, а 14 января 2008 года представила в комиссию подписные листы с подписями избирателей в поддержку своего самовыдвижения. 19 января 2008 года рабочей группой избирательной комиссии была проведена проверка подписей избирателей, по результатам которой из общего числа представленных 89 подписей была признана недействительной только 1 подпись избирателя, о чем был составлен итоговый протокол. Таким образом, для регистрации ее кандидатом в депутаты имелось необходимое количество подписей избирателей - 88 подписей при требуемом количестве 81 подпись. Однако 24 января 2008 года решением избирательной комиссии ей отказано в регистрации кандидатом ввиду наличия в подписных листах 10 недействительных подписей избирателей. Указанное решение является незаконным, поскольку избирательной комиссией в нарушение избирательного законодательства была проведена повторная проверка подписей без извещения кандидата, а положенное в основу решения комиссии заключение о недействительности подписей составлено негосударственной организацией, что противоречит п. 4 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области.

В судебном заседании И. требования поддержала, уточнив, что из общего числа представленных подписей (89) недействительными являются только пять подписей, что, однако, не является основанием для отказа в регистрации кандидатом, поскольку общее количество действительных подписей (84) превышает необходимое количество подписей для регистрации (81).

Представители избирательной комиссии с требованиями не согласились, пояснив, что оспариваемое решение комиссии об отказе в регистрации принято в соответствии с действующим избирательным законодательством. 19 января 2008 года по результатам проверки подписей рабочей группой был составлен итоговый протокол проверки подписных листов, копия которого вручена заявителю. Впоследствии возникли сомнения в достоверности подписей, так как все подписи избирателей были собраны в один день - 10 января 2008 года, в связи с чем 22 января 2008 года подписные листы были направлены в ООО "Независимая экспертиза", согласно заключению которого было выявлено 10 недействительных подписей избирателей, что явилось основанием для принятия 24 января 2008 года избирательной комиссией решения об отказе И. в регистрации кандидатом в депутаты.

Решением Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 01 февраля 2008 года требования И. удовлетворены.

В кассационной жалобе избирательная комиссия просила отменить решение суда как незаконное.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд правильно определил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, и постановил решение в соответствии с нормами материального и процессуального законодательства.

Основаниями для отказа в регистрации кандидата в депутаты являются обстоятельства, указанные в п. 24 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и в п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

Одним из таких оснований является недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом (подп. "д" п. 24 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"). Аналогичное положение закреплено и в подп. 5 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

Отказывая И. в регистрации кандидатом, избирательная комиссия в своем решении от 24 января 2008 года N 10 указала на наличие в представленных подписных листах 10 и более подписей избирателей, признанных недействительными на основании заключения эксперта, что свидетельствует о недостаточности количества достоверных подписей избирателей.

Суд первой инстанции признал названное решение избирательной комиссии незаконным, поскольку оно принято с нарушением избирательного законодательства. После составления и подписания итогового протокола проверки подписей от 19 января 2008 года избирательной комиссией была фактически проведена повторная проверка подписей, результаты которой положены в основу оспариваемого решения комиссии. По окончании данной проверки итоговый протокол составлен не был, о результатах проверки И. своевременно не была извещена, в связи с чем были нарушены ее права. Судебная коллегия нашла такие выводы правильными и соответствующими материалам дела.

Так, в соответствии с п. 6 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 3 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области при проведении проверки подписей избирателей, в том числе при выборке подписей для проверки, вправе присутствовать любой кандидат, представивший необходимое для регистрации количество подписей избирателей, его уполномоченные представители или доверенные лица, уполномоченные представители или доверенные лица любого избирательного объединения, выдвинувшего кандидатов, списки кандидатов и представившего необходимое для регистрации количество подписей избирателей. О соответствующей проверке должны извещаться кандидат, уполномоченный представитель избирательного объединения, представившие установленное количество подписей избирателей. Проверке подлежат все подписи, содержащиеся в подписных листах, отобранных для проверки.

По окончании проверки подписных листов составляется итоговый протокол, в котором должны быть отражены количество заявленных подписей, количество представленных подписей, количество проверенных подписей избирателей, а также количество подписей, признанных недостоверными и (или) недействительными, с указанием оснований (причин) признания их таковыми. Копия протокола передается кандидату не позднее чем за двое суток до заседания избирательной комиссии, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации этого кандидата. В случае если проведенная комиссией проверка подписных листов повлечет за собой последствия, предусмотренные подп. "д" п. 24 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ, кандидат вправе получить в комиссии одновременно с копией итогового протокола заверенные копии ведомостей проверки подписных листов, где называются основания (причины) признания подписей избирателей недостоверными и (или) недействительными, указываются номера папки, подписного листа и строки в подписном листе, содержащие каждую из таких подписей, а также получить копии официальных документов, на основании которых соответствующие подписи были признаны недостоверными и (или) недействительными. Итоговый протокол прилагается к решению комиссии о регистрации кандидата либо об отказе в регистрации кандидата (п. 7 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 8 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области).

При этом, как указано в п. 3 ст. 20 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", избирательные комиссии должны обеспечивать реализацию и защиту избирательных прав. Положения пп. 6, 7 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и пп. 3, 7, 8 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области призваны обеспечить право на защиту кандидата при решении вопроса о регистрации кандидата либо об отказе в регистрации кандидата в депутаты.

Как правильно установлено судом, 19 января 2008 года рабочей группой избирательной комиссии осуществлена проверка подписей избирателей, представленных И., о чем в тот же день составлен итоговый протокол, копия которого вручена заявителю. Из данного протокола усматривается, что из 89 представленных подписей недействительной была признана только 1 подпись избирателя М.Н. в связи с нахождением адреса места жительства избирателя за пределами избирательного округа.

Между тем из решения избирательной комиссии г. Нижнего Тагила от 18 декабря 2007 года N 13 "О количестве подписей избирателей, необходимом для поддержки выдвижения и регистрации кандидата (кандидатов) в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатным избирательным округам на выборах 02 марта 2008 года" следует, что для регистрации кандидатом в депутаты по одномандатному избирательному округу N 27 необходимо представить 81 подпись избирателя.

При таких обстоятельствах с учетом итогового протокола проверки подписных листов от 19 января 2008 года, которым действительными признаны 88 подписей избирателей, у избирательной комиссии отсутствовали основания для отказа в регистрации И. кандидатом по мотиву недостаточного количества достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации.

Вместе с тем у избирательной комиссии отсутствовали основания для проведения повторной проверки подписных листов, на что правильно указано судом первой инстанции.

По смыслу п. 7 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 9 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области законодателем запрещена повторная проверка подписей избирателей, за исключением случаев, предусмотренных п. 6 ст. 76 названного Федерального закона и п. 6 ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области, и только в пределах подписей, подлежавших проверке. Следовательно, после подписания итогового протокола проверки подписей, выдачи его кандидату либо уполномоченному им лицу количество отбракованных подписей не может увеличиваться, обратное свидетельствовало бы о дополнительной проверке.

Вместе тем, как установлено судом, после составления и подписания итогового протокола избирательной комиссией в нарушение указанных правовых норм 22 января 2008 года подписные листы были направлены в ООО "Независимая экспертиза" для дополнительной проверки, в результате 24 января 2008 года составлено заключение о недействительности 10 подписей избирателей, которое в последующем было положено в основу решения избирательной комиссии об отказе в регистрации И. кандидатом в депутаты.

При этом судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что направление 22 января 2008 года избирательной комиссией подписных листов на исследование в ООО "Независимая экспертиза" свидетельствует о проведении избирательной комиссией повторной проверки подписей, законные основания для которой отсутствовали, поскольку такая проверка возможна только по решению суда либо избирательной комиссии в соответствии с п. 6 ст. 76 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 6 ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области. Утверждение представителей избирательной комиссии об обратном противоречит указанным нормам.

Кроме того, по результатам проверки избирательной комиссией не был составлен итоговый протокол с указанием подписей избирателей, признанных комиссией недействительными, вследствие чего были грубо нарушены права И. как кандидата в депутаты, предусмотренные п. 7 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 7 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, содержащими императивное предписание, адресованное избирательной комиссии, об обязательности составления по итогам проверки подписей итогового протокола, где указываются основания (причины) признания подписей избирателей недостоверными и (или) недействительными с указанием номеров папки, подписного листа и строки в подписном листе, в которых содержится каждая из таких подписей, а также об обязательности вручения копии данного протокола кандидату в срок не позднее чем за двое суток до заседания избирательной комиссии, на котором должен рассматриваться вопрос о регистрации данного кандидата.

Поручение избирательной комиссией проведения проверки подписей специалистам ООО "Независимая экспертиза" противоречит положениям п. 4 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, устанавливающим, что к проведению проверки могут привлекаться только эксперты государственных учреждений. ООО "Независимая экспертиза" к числу таких организаций не относится. В связи с этим заключение специалиста данной организации не могло быть положено в основу решения избирательной комиссии от 24 января 2008 года, на что правильно указано судом первой инстанции.

Доводы избирательной комиссии о возможности привлечения к проведению проверки подписных листов специалистов негосударственных организаций являются ошибочными, основанными на неправильном толковании закона.

Ссылка представителей избирательной комиссии на заключение специалиста УрЦСЭ от 31 января 2008 года, подтверждающее факт недействительности подписей, предъявленных И., судом обоснованно не принята во внимание, так как данное заключение отсутствовало на момент принятия оспариваемого решения комиссии, а было получено только после обращения И. в суд с заявлением об отмене решения избирательной комиссии.

Правильно судом отвергнуты доводы избирательной комиссии о невозможности сбора за один день 89 подписей избирателей, поскольку действующим избирательным законодательством не установлены ограничения по количеству собранных в течение одного дня подписей избирателей. Судом были подробно исследованы все обстоятельства сбора подписей избирателей в поддержку выдвижения И. кандидатом в депутаты, была допрошена в качестве свидетеля сборщик подписей О.А., каких-либо нарушений избирательного законодательства в ходе сбора подписей избирателей в поддержку выдвижения И. судом не установлено.

Судебная коллегия согласилась с выводом суда о том, что оспариваемое решение избирательной комиссии от 24 января 2008 года является немотивированным, поскольку из буквального содержания этого решения не представляется возможным установить, на основании какого именно заключения эксперта и какие подписи избирателей были признаны недействительными; в связи с чем возникли основания для экспертного исследования подписей, и когда данное исследование имело место.

Более того, как правильно указано судом, в решении избирательной комиссии не содержится каких-либо выводов относительно итогового протокола проверки подписных листов от 19 января 2008 года, копия которого была выдана И. На момент принятия комиссией решения об отказе в регистрации кандидата данный протокол не был отменен либо изменен, иного итогового протокола по проверке подписных листов комиссией также составлено не было.

Суд обоснованно указал, что собранные по делу доказательства, включая объяснения самой И., свидетельствуют о недействительности только 6 подписей избирателей из общего числа 89 представленных в поддержку выдвижения подписей, что, однако, не является основанием для отказа в регистрации кандидатом в депутаты.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о незаконности и об отмене решения окружной избирательной комиссии от 24 января 2008 года N 10 об отказе в регистрации И. кандидатом в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 27, и о возложении на избирательную комиссию обязанности произвести регистрацию.

Выводы суда подробно мотивированы, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона. Основания для признания их неправильными отсутствуют.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 08 февраля 2008 года, дело N 33-1344/2008

 

Избирательная комиссия необоснованно признала некоторые подписи избирателей недействительными по мотиву внесения их в подписные листы ранее сроков, установленных п. 2 ст. 48 Избирательного кодекса Свердловской области.

 

Решением Первоуральской городской Думы от 06 декабря 2007 года N 394 очередные выборы Главы городского округа Первоуральск назначены на 02 марта 2008 года.

Решением Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии (далее - избирательная комиссия) от 27 января 2008 года N 4/29 Т. отказано в регистрации кандидатом на должность Главы городского округа Первоуральск в связи с недостаточностью количества достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата.

Не согласившись с таким решением, Т. обратился в Первоуральский городской суд с заявлением о признании этого решения незаконным, о его отмене, о возложении обязанности зарегистрировать его кандидатом на должность Главы городского округа Первоуральск.

В обоснование требований указал, что избирательная комиссия необоснованно признала 234 подписи избирателей недействительными по мотиву внесения их в подписные листы ранее сроков, установленных п. 2 ст. 48 Избирательного кодекса Свердловской области, хотя сроки сбора подписей им были соблюдены. Не согласен также с исключением комиссией 119 подписей из числа достоверных. Кроме того, проверка достоверности данных, содержащихся в подписных листах, проводилась с нарушением избирательного законодательства. Так, в нарушение п. 3 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области он не был извещен о времени проведения проверки. Избирательной комиссией не соблюдены требования п. 8 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области - не составлены ведомости проверки подписных листов с указанием конкретных подписей, признанных комиссией недействительными, не названы причины признания их таковыми. Акты проверки N 1 и N 2, составленные комиссией, не соответствуют требованиям избирательного законодательства. О заседании избирательной комиссии 27 января 2008 года, на котором решался вопрос об отказе в регистрации, он также не был извещен, в связи с чем был лишен возможности присутствовать на заседании комиссии.

Представитель избирательной комиссии с требованиями не согласился, указав, что решение комиссии об отказе в регистрации соответствует избирательному законодательству.

Решением Первоуральского городского суда Свердловской области от 04 февраля 2008 года требования Т. удовлетворены.

Оспаривая законность и обоснованность данного решения, избирательная комиссия в кассационной жалобе и прокурор города Первоуральска в кассационном представлении просили отменить решение суда ввиду его незаконности.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

Разрешая спор, суд правильно определил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, и постановил решение в соответствии с нормами материального и процессуального законодательства.

Основаниями для отказа в регистрации кандидата являются обстоятельства, указанные в п. 24 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и в п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

Одним из таких оснований является недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом (подп. "д" п. 24 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации"). Аналогичное положение закреплено и в подп. 5 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

Согласно п. 1 решения Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии от 14 декабря 2007 года N 21/231 "О количестве подписей избирателей, необходимом для поддержки выдвижения и регистрации кандидатов на должность Главы городского округа Первоуральск в Первоуральскую городскую территориальную избирательную комиссию при проведении выборов Главы городского округа Первоуральск 02 марта 2008 года", количество подписей избирателей, необходимое для регистрации кандидатом на должность Главы городского округа Первоуральск, составляет 939 подписей.

Как установлено судом, кандидатом Т. были представлены подписные листы с подписями избирателей в количестве 1025, в результате проверки которых 672 подписи избирателей признаны достоверными, а 353 подписи - недействительными, что составило 34,44 процента от числа проверенных подписей. В связи с чем 27 января 2008 года избирательной комиссией было принято оспариваемое решение об отказе заявителю в регистрации кандидатом.

Признавая такое решение избирательной комиссии незаконным, суд первой инстанции обоснованно не согласился с признанием комиссией недействительными 258 подписей избирателей как внесенных в подписные листы ранее сроков, установленных в п. 2 ст. 48 Избирательного кодекса Свердловской области.

Согласно положениям Избирательного кодекса Свердловской области, а также в соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации на выборах в органы местного самоуправления, подписи могут собираться со дня, следующего за днем уведомления избирательной комиссии о выдвижении кандидата, заверения списка кандидатов.

Как установлено судом, Т. уведомил избирательную комиссию о своем выдвижении кандидатом на должность Главы городского округа Первоуральск 24 декабря 2007 года; в тот же день им у индивидуального предпринимателя А.А. были заказаны подписные листы, которые изготовлены 26 декабря 2007 года. Сбор подписей избирателей был начат 26 декабря 2007 года после уведомления заявителем избирательной комиссии о своем выдвижении, то есть в соответствии с положениями п. 2 ст. 48 Избирательного кодекса Свердловской области. При этом, как установлено судом и не оспаривалось избирательной комиссией, изготовление подписных листов было оплачено Т. 09 января 2008 года за счет средств своего избирательного фонда.

Доводы кассационной жалобы избирательной комиссии о том, что сбор подписей избирателей мог осуществляться только с момента оплаты кандидатом изготовления подписных листов, судебная коллегия находит неправильными, основанными на ошибочном толковании закона.

Следует согласиться с выводами суда о достоверности 67 подписей, указанных в акте N 1 и признанных избирательной комиссией недействительными по основаниям, предусмотренным подп. 3, 6, 7 п. 5 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области. При этом суд, исследовав каждую подпись избирателя, установил, что данные подписи не могли быть признаны недействительными по тем правовым основаниям, которые указаны в акте N 1 проверки подписных листов. С доводами кассационной жалобы о недействительности данных подписей избирателей по иным основаниям, предусмотренным п. 5 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, судебная коллегия согласиться не может, поскольку предметом разбирательства являлась оценка законности и обоснованности принятого избирательной комиссией решения об отказе в регистрации, включая правовые основания признания комиссией недействительными подписей избирателей.

При таких обстоятельствах количество достоверных подписей, представленных Т., превысило количество подписей, необходимых для регистрации кандидатом на должность Главы городского округа Первоуральск (939), что, в свою очередь, не могло служить поводом для отказа ему в регистрации кандидатом на должность Главы городского округа на основании подп. "д" п. 24 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", подп. 6 п. 5 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

Кроме того, обстоятельства дела свидетельствуют о том, что проверка подписных листов избирательной комиссией проводилась с нарушением требований п. 3 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, согласно которому при проведении проверки подписей избирателей вправе присутствовать любой кандидат, представивший необходимое для регистрации количество подписей избирателей, его уполномоченные представители или доверенные лица, а о соответствующей проверке должны извещаться все кандидаты, представившие установленное количество подписей избирателей. В частности, Т. был лишен возможности лично либо посредством уполномоченного лица участвовать в проверке подписных листов, поскольку 24 января 2008 года он был приглашен в комиссию, где его только ознакомили с итоговым протоколом проверки подписных листов; в самой проверке он участия не принимал. Копия итогового протокола и копии актов проверки ему были вручены 25 января 2008 года.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о незаконности и об отмене решения Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии от 27 января 2008 года N 4/29, и о возложении на избирательную комиссию обязанности зарегистрировать Т. кандидатом на должность Главы городского округа Первоуральск.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции о нарушении избирательной комиссией положений п. 8 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, устанавливающих обязанность комиссии по составлению и выдаче кандидату заверенных копий ведомостей проверки подписных листов, в которых названы основания (причины) признания подписей избирателей недостоверными и (или) недействительными с указанием номеров папки, подписного листа и строки в подписном листе. По мнению суда, данное нарушение выразилось в том, что названия составленных в ходе проверки актов (N 1 и N 2) не соответствуют данным положениям закона.

В актах проверки, составленных избирательной комиссией, называются причины признания подписей недействительными с указанием номеров тома, подписного листа и строки в подписном листе, то есть данные акты соответствует требованиям п. 8 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области, фактически являясь ведомостями проверки подписных листов. Само по себе иное наименование документа не подменяет его содержания и юридического значения, в связи с чем выводы суда о нарушении избирательной комиссией положений п. 8 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области подлежат исключению из мотивировочной части.

Кроме того, являются ошибочными и подлежат исключению и выводы суда о нарушении избирательной комиссией положений п. 1.1 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в части неизвещения кандидата о выявленных недостатках в представленных им для регистрации документах.

По смыслу данной нормы Федерального закона кандидат вправе вносить уточнения и дополнения в документы, содержащие сведения о нем и представленные в соответствии с пп. 2, 3 ст. 33 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а также в иные документы, представленные в избирательную комиссию для уведомления о выдвижении кандидата и регистрации в целях приведения указанных документов в соответствие с требованиями закона, в том числе к их оформлению. При этом данная правовая норма одновременно устанавливает прямой запрет на внесение и уточнение сведений в подписных листах с подписями избирателей.

Поскольку основанием для отказа в регистрации явилось недостаточное количество достоверных подписей избирателей, у избирательной комиссии отсутствовала обязанность извещать кандидата в порядке, предусмотренном п. 1.1 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". В части вручения кандидату копии итогового протокола проверки подписных листов с подписями избирателей и копий ведомостей по проверке, поименованных как акты N 1 и N 2, избирательная комиссия свою обязанность исполнила.

В остальной части изложенные в решении суда выводы подробно мотивированы, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона. Основания для признания их неправильными отсутствуют.

Не содержит таких оснований и кассационная жалоба избирательной комиссии, доводы которой аналогичны указанным при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Эти доводы были предметом обсуждения суда первой инстанции и обоснованно признаны им несостоятельными.

Доводы кассационного представления прокурора г. Первоуральска об отмене решения суда по причине неправильного применения положений ст. 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ввиду того, что участвовавший в судебном заседании прокурор дал заключение не в полном объеме заявленных требований, являются несостоятельными, поскольку данное обстоятельство не предусмотрено гражданским процессуальным законодательством в качестве основания для отмены решения суда.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 08 февраля 2008 года, дело N 33-1513/2008

 

Сведения, указываемые кандидатом в подписных листах, должны соответствовать сведениям в иных представляемых данным кандидатом в избирательную комиссию документах, в том числе и в заявлении о согласии баллотироваться, поскольку они направлены на информирование избирателей о кандидате и влияют на формирование волеизъявления избирателей в ходе выборов.

 

Решением Думы городского округа Рефтинский от 15 июля 2008 года очередные выборы Главы городского округа Рефтинский назначены на 12 октября 2008 года.

06 сентября 2008 года Рефтинской поселковой территориальной избирательной комиссией (далее - избирательная комиссия) на основании подп. 5 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области было принято решение N 17/85 "Об отказе в регистрации П. кандидатом на должность Главы городского округа Рефтинский".

П. обратился в суд с заявлением об отмене названного решения, пояснив, что избирательной комиссией необоснованно признаны недействительными все представленные им подписи избирателей, собранные в поддержку его самовыдвижения. Основанием для этого послужило указание во всех подписных листах на его принадлежность к Всероссийской политической партии "Единая Россия", тогда как в сведениях биографического характера, прилагаемых к заявлению о согласии баллотироваться кандидатом и представленных в комиссию, такие данные отсутствуют, а также отсутствие документа, подтверждающего его принадлежность к политической партии и статус в ней. Оспариваемое решение комиссии об отказе в регистрации считает незаконным, поскольку указание на принадлежность кандидата к какому-либо общественному объединению является правом кандидата, а не обязанностью. Избирательной комиссии было достоверно известно о его принадлежности к Всероссийской политической партии "Единая Россия". Кроме того, при представлении документов в комиссию им предъявлялся партийный билет, который является документом, подтверждающим принадлежность к политической партии. Избирательная комиссия также вправе была проверить сведения, представленные им, в том числе сведения о членстве в политической партии.

Представитель избирательной комиссии в судебном заседании требования П. не признал, ссылаясь на законность и обоснованность решения избирательной комиссии.

Решением Асбестовского городского суда от 15 сентября 2008 года П. отказано в удовлетворении заявления.

В кассационной жалобе заявитель П. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

Согласно подп. "д" п. 24 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", основаниями для отказа в регистрации кандидата являются недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом. Выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, не является основанием для отказа в регистрации кандидата в случае, когда для его регистрации требуется представить менее 200 подписей, если достоверных подписей достаточно для регистрации кандидата.

Аналогичные положения содержатся в подп. 5 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

Как следует из материалов дела, П. в поддержку своего выдвижения представил в избирательную комиссию 114 подписей избирателей на 12 подписных листах в 1-м томе. В каждом из подписных листов было указано на его членство во Всероссийской политической партии "Единая Россия" и на статус в партии - член политсовета местного отделения партии.

Решением избирательной комиссии от 06 сентября 2008 года N 17/85 П. отказано в регистрации кандидатом на должность Главы городского округа Рефтинский.

Судом первой инстанции установлено, что основанием для отказа избирательной комиссией П. в регистрации кандидатом на должность Главы городского округа явилось недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных кандидатом, по причине признания всех собранных им подписей недействительными на основании подп. 11 п. 5 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области.

В соответствии с подп. 11 п. 5 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области недействительными подписями считаются все подписи избирателей в подписном листе, изготовленном с несоблюдением требований, предусмотренных ст. 49 настоящего Кодекса, и (или) оформленном не в соответствии с приложениями 5, 6 и 7 к настоящему Кодексу.

Согласно ст. 49 Избирательного кодекса Свердловской области, в подписном листе указываются сведения о принадлежности кандидата к общественному объединению, о членстве (участии) в котором он указал в заявлении о согласии баллотироваться, и о его статусе в этом общественном объединении.

Одновременно в п. 1 ст. 44 Избирательного кодекса Свердловской области установлено, что в соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, кандидат вправе указать в заявлении свою принадлежность к политической партии либо не более чем к одному иному общественному объединению, зарегистрированному не позднее чем за один год до дня голосования в установленном законом порядке, и свой статус в этой политической партии, этом общественном объединении при условии представления вместе с заявлением документа, подтверждающего указанные сведения и официально заверенного постоянно действующим руководящим органом политической партии, иного общественного объединения.

Таким образом, по смыслу вышеназванных правовых норм указание в подписных листах сведений о принадлежности кандидата к общественному объединению возможно только при выполнении кандидатом одновременно двух условий: 1) указании в заявлении о согласии баллотироваться сведений о принадлежности кандидата к общественному объединению и о его статусе в этом общественном объединении; 2) представлении кандидатом документа, подтверждающего указанные сведения и официально заверенного постоянно действующим руководящим органом политической партии, иного общественного объединения.

Между тем, как правильно установлено судом первой инстанции, такие требования П. выполнены не были, поскольку в сведениях биографического характера, прилагаемых к заявлению о согласии баллотироваться и представленных в комиссию 03 сентября 2008 года, отсутствовало указание о членстве кандидата во Всероссийской политической партии "Единая Россия" и его статусе в партии, хотя такие сведения имелись в представленных им подписных листах. Кандидатом также не был представлен документ, подтверждающий указанные сведения и официально заверенный постоянно действующим руководящим органом политической партии, в данном случае исполнительным комитетом Свердловского регионального отделения названной политической партии.

Доводы кассационной жалобы о праве кандидата указывать в подписных листах на его принадлежность к общественному объединению без одновременного указания таких сведений в заявлении о согласии баллотироваться судебная коллегия находит ошибочными, основанными на неправильном толковании избирательного закона.

Сведения, указываемые кандидатом в подписных листах, должны соответствовать сведениям в иных представляемых данным кандидатом в избирательную комиссию документах, в том числе и в заявлении о согласии баллотироваться, поскольку они направлены на информирование избирателей о кандидате и влияют на формирование волеизъявления избирателей в ходе выборов.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться и с утверждениями П. о том, что им был представлен в избирательную комиссию надлежащий документ в подтверждение своего членства в политической партии, в частности партийный билет, который согласно п. 4.2.2 Устава Всероссийской политической партии "Единая Россия" изготавливается Центральным исполнительным комитетом, относящимся к постоянно действующим руководящим органам общественного объединения.

По смыслу положений п. 1 ст. 44 Избирательного кодекса Свердловской области, являющегося специальной нормой и устанавливающего требования к документу, подтверждающему принадлежность (членство) к общественному объединению, партийный билет таким документом не является. По этим основаниям его представление в избирательную комиссию не свидетельствует о выполнении П. обязанности подтвердить свое членство в политической партии. При этом ссылки П. на вышеуказанные положения Устава политической партии не могут быть приняты во внимание, поскольку данные нормы не регулируют отношения по выдвижению и регистрации кандидатов.

Судебная коллегия также находит обоснованными выводы суда первой инстанции об ошибочности мнения заявителя о том, что избирательная комиссия сама должна была запросить справку о принадлежности кандидата к политической партии и о его статусе в ней, поскольку предоставление такого документа в соответствии с избирательным законодательством возлагается непосредственно на самого кандидата (п. 1 ст. 44 Избирательного кодекса Свердловской области). Избирательная комиссия может лишь проверить достоверность представленных кандидатом документов и иных представленных им сведений (п. 2 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области).

При таких обстоятельствах выводы суда о правомерности оспариваемого П. решения избирательной комиссии от 06 сентября 2008 года и об отказе в удовлетворении заявленных требований сделаны правильно.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, нельзя признать обоснованными, поскольку их содержание по существу сводится к переоценке выводов суда об отказе в удовлетворении заявленных требований, которые судебная коллегия признает правильными.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 23 сентября 2008 года, дело N 33-7954/2008

 

Основанием для отказа в регистрации кандидата является внесение кандидатом избирательного залога за счет средств, поступивших в его избирательный фонд с нарушением требований, предусмотренных законом.

 

05 сентября 2008 года Каменской районной территориальной избирательной комиссией было принято решение N 196 "Об отказе в регистрации К. кандидатом на должность Главы муниципального образования "Каменский городской округ" на основании подп. 13 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

К. обратился в суд с заявлением об отмене названного решения избирательной комиссии, пояснив, что после уведомления комиссии о том, что в платежных поручениях при перечислении добровольных пожертвований юридическими лицами были допущены нарушения избирательного законодательства: не указаны обязательные реквизиты - дата регистрации юридического лица и отметка об отсутствии ограничений для перечисления пожертвований, им были представлены в избирательную комиссию документы с данными, отсутствующими в платежных поручениях, которые не были приняты комиссией во внимание. Кроме того, он не имел образца платежного поручения для перечисления добровольных пожертвований.

Представитель Каменской районной территориальной избирательной комиссии в судебном заседании заявление не признал.

Решением Каменского районного суда от 12 сентября 2008 года заявление К. удовлетворено.

В кассационной жалобе Каменская районная территориальная избирательная комиссия просила решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия отменила решение суда по причине неправильного применения норм материального права.

В соответствии с подп. 13 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области основанием для отказа в регистрации кандидата является внесение кандидатом избирательного залога за счет средств, поступивших в его избирательный фонд с нарушением требований, предусмотренных законом.

В соответствии с п. 8 ст. 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" при внесении пожертвования юридическим лицом в платежном поручении указываются следующие сведения о нем: идентификационный номер налогоплательщика, наименование, дата регистрации, банковские реквизиты, отметка об отсутствии ограничений, предусмотренных п. 6 настоящей статьи.

Аналогичная норма содержится в п. 10 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области.

Указанные положения избирательного законодательства служат именно для осуществления контроля как со стороны кандидата, так и со стороны избирательных комиссий за правомерностью формирования соответствующего избирательного фонда.

В соответствии с п. 11 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области, если пожертвование внесено гражданином или юридическим лицом не имеющими права осуществлять такое пожертвование, либо пожертвование внесено с нарушением требований пп. 9, 10 настоящей статьи, либо пожертвование внесено в размере, превышающем установленный настоящим Кодексом максимальный размер такого пожертвования, кандидат, избирательное объединение обязаны не позднее чем через десять дней со дня поступления пожертвования на соответствующий избирательный счет возвратить его жертвователю в полном объеме или ту его часть, которая превышает установленный максимальный размер пожертвования, с указанием причины возврата.

Законодательство о выборах устанавливает четкий порядок действий кандидата при поступлении пожертвований от юридических и физических лиц: кандидат обязан знакомиться с банковскими документами о поступлении пожертвований на его специальный избирательный счет; убедиться, прежде чем начать расходование поступивших средств, в том, что среди жертвователей нет лиц, которым запрещено вносить пожертвование, а также в том, что платежные документы жертвователей оформлены надлежащим образом (с указанием всех необходимых реквизитов).

Обязанность кандидата регулярно знакомиться с банковскими документами по перечислениям предусмотрена п. 3.12 постановления Избирательной комиссии Свердловской области от 06 сентября 2007 года N 16/94 "О порядке открытия, ведения и закрытия специальных избирательных счетов, формах учета и отчетности кандидатов о поступлении средств избирательных фондов и расходовании этих средств, при проведении выборов в органы местного самоуправления", в соответствии с которым кандидаты обязаны регулярно знакомиться с информацией об источниках и о размерах поступлений денежных средств на счет своего избирательного фонда в отделении Сбербанка России.

Указанной обязанности кандидата соответствует обязанность отделения Сберегательного банка Российской Федерации, предусмотренная п. 7 ст. 74 Избирательного кодекса Свердловской области, в соответствии с которым кредитная организация, где открыт специальный избирательный счет, по требованию соответствующей избирательной комиссии, кандидата обязана периодически предоставлять им информацию о поступлении и расходовании средств, находящихся на избирательном счете данного кандидата. Кредитная организация, в которой открыт специальный избирательный счет, по представлению соответствующей избирательной комиссии, а по соответствующему избирательному фонду также по требованию кандидата обязана в трехдневный срок, а за три дня до дня голосования немедленно представить заверенные копии первичных финансовых документов, подтверждающих поступление и расходование средств избирательных фондов.

Следовательно, в случае выявления кандидатом пожертвования, внесенного с нарушением закона, такое пожертвование подлежит либо возврату жертвователю, либо перечислению в доход бюджета (если пожертвование анонимное). Такие неправомерные пожертвования не могут быть использованы для целей избирательной кампании кандидата, в том числе для внесения избирательного залога.

Статья 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" не предусматривает возможности какого-либо уточнения платежных документов жертвователей после перечисления пожертвований. В случае если в платежном документе не указаны установленные законодательством сведения, пожертвование подлежит возврату, и оно может быть перечислено вновь с уже полными обязательными сведениями.

Таким образом, если избирательный залог внесен из средств избирательного фонда, сформированного с нарушением указанных требований закона, и данное обстоятельство бесспорно установлено избирательной комиссией, комиссия обязана принять решение об отказе в регистрации кандидата на основании подп. "н" п. 24 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и аналогичной нормы подп. 13 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области в связи с имеющим место фактом внесения кандидатом избирательного залога за счет средств, поступивших в его избирательный фонд с нарушением требований, предусмотренных законом

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из того, что Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и Избирательным кодексом Свердловской области не предусмотрен отказ в регистрации кандидата в связи с ненадлежащим оформлением документов по избирательному залогу, следовательно, залог считается внесенным.

Указанный вывод суда является неверным и построенным на неправильном применении норм материального права, поскольку в данном случае основанием для принятия решения об отказе в регистрации явилось именно незаконное формирование избирательного фонда кандидата, из которого впоследствии кандидатом был внесен избирательный залог, что и является имеющим значение для дела обстоятельством, а не нарушение правил оформления документов по избирательному залогу, к которым в силу подп. 2 п. 1 ст. 51 Избирательного кодекса Свердловской области относится копия платежного документа с отметкой кредитной организации о перечислении избирательного залога на специальный счет избирательной комиссии.

Доводы представителя заявителя в суде кассационной инстанции о том, что кандидат К. во исполнение требований п. 1.1 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" представил все необходимые документы с подтверждением отсутствующих сведений в отношении организаций-жертвователей, являются несостоятельными и построенными на неправильном толковании указанной нормы права.

В данном случае не подлежит применению положение п. 1.1 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", предусматривающее возможность для кандидата не позднее чем за один день до дня заседания избирательной комиссии, на котором должен рассматриваться вопрос о его регистрации, вносить уточнения и дополнения в документы, содержащие сведения о нем, представленные в соответствии с пп. 2, 3 ст. 33 Федерального закона, а также в иные документы (за исключением подписных листов с подписями избирателей), представленные в избирательную комиссию для уведомления о выдвижении кандидата (кандидатов) и их регистрации, в целях приведения указанных документов в соответствие с требованиями закона, в том числе к их оформлению.

Перечень документов, необходимых для выдвижения и регистрации кандидатов на выборах, проводимых в Свердловской области, установлен в ст. ст. 44, 51 Избирательного кодекса Свердловской области, именно эти документы (за исключением подписных листов) могут уточняться и заменяться.

Платежные документы на перечисление пожертвований в избирательный фонд кандидатов не относятся к документам, представляемым для выдвижения и регистрации, и могут быть представлены кандидатом в комиссию в рамках проверки соблюдения закона при формировании избирательного фонда кандидата, то есть исполнения требований ст. 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области. Следовательно, эти платежные документы не могут уточняться или заменяться в порядке, установленном п. 1.1 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Оспариваемое заявителем решение Каменской районной территориальной избирательной комиссии от 05 сентября 2008 года N 196 "Об отказе в регистрации К. кандидатом на должность Главы муниципального образования "Каменский городской округ" является законным, принято на основании подп. 13 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

В суде первой инстанции нашел свое подтверждение факт внесения пожертвований от юридических лиц с нарушением п. 10 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области.

Кандидат К. в данном случае был обязан контролировать поступление добровольных пожертвований в свой избирательный фонд и выполнить указания п. 11 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области по возврату пожертвований, внесенных с нарушением требований закона.

В связи с вышеизложенным, а также с учетом несоответствия суждений суда требованиям законодательства вывод суда первой инстанции не может быть признан законным и обоснованным.

Поскольку анализ материалов дела указывает, что обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены и позволяют сделать обоснованный вывод, судебная коллегия нашла возможным, не передавая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, принять новое решение, которым отказала в удовлетворении заявления К. об оспаривании решения избирательной комиссии.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 23 сентября 2008 года, дело N 33-7943/2008

 

Споры, связанные с отменой регистрации кандидата

 

Поскольку заявителем не оспаривалось решение избирательной комиссии о регистрации кандидата, а ставился вопрос об отмене его регистрации в качестве кандидата, суду следовало руководствоваться положениями ч. 3 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и п. 5 ст. 78 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", устанавливающих, что заявление об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов) может быть подано в суд не позднее чем за восемь дней до дня голосования.

 

Решением Думы Березовского городского округа от 11 декабря 2007 года N 366 "О назначении выборов Главы Березовского городского округа" назначены выборы Главы Березовского городского округа на 02 марта 2008 года.

Решением Березовской территориальной избирательной комиссии от 21 января 2008 года N 6 Г. зарегистрирована кандидатом на должность Главы Березовского городского округа.

Решением Березовской территориальной избирательной комиссии от 21 января 2008 года N 8 Б. зарегистрирован кандидатом на должность Главы Березовского городского округа.

Г. обратилась в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата Б. по тем основаниям, что его выдвижение Всероссийской политической партией "Единая Россия" было произведено с нарушением Федерального закона "О политических партиях" и Устава Всероссийской политической партии "Единая Россия". Решение о выдвижении было принято Политсоветом Березовского местного отделения партии, хотя решение данного вопроса отнесено к компетенции конференции местного отделения партии. Заседание Политсовета и VIII Конференция местного отделения партии, проведенная 15 мая 2007 года, на которой были избраны члены Политсовета, являлись нелегитимными, поскольку в работе Конференции не участвовали делегаты большинства из 36 первичных отделений партии. Кроме того, совмещение Б. должности действующего Главы Березовского городского округа и должности секретаря Березовского местного отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия" свидетельствует о полном вмешательстве данной политической партии в деятельность органа местного самоуправления, что является нарушением Федерального закона "О политических партиях".

Кандидат Б., его представитель, представитель Березовского местного отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия" возражали против удовлетворения заявленных требований.

Решением Березовского городского суда от 20 февраля 2008 года в удовлетворении требований Г. отказано.

В кассационной жалобе Г. просила отменить решение суда по мотиву его незаконности.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. "а" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению зарегистрировавшей кандидата избирательной комиссии, кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случае вновь открывшихся обстоятельств, являющихся основанием для отказа в регистрации кандидата, предусмотренным подп. "а", "б", "е", "з", "и", "к", "л", "н" или "о" п. 24 ст. 38 настоящего Федерального закона. При этом вновь открывшимися считаются те обстоятельства, которые существовали на момент принятия решения о регистрации кандидата, но не были и не могли быть известны избирательной комиссии, зарегистрировавшей кандидата.

Согласно подп. "б" п. 24 ст. 38 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", основанием для отказа в регистрации кандидата, выдвинутого политической партией, является несоблюдение требований к выдвижению кандидата, предусмотренных Федеральным законом "О политических партиях".

Аналогичные положения содержатся в подп. 2 п. 6 ст. 53, подп. 1 п. 7 ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области.

В соответствии с пп. 1, 4, 5, 6 ст. 25 Федерального закона "О политических партиях" решения по вопросу выдвижения кандидатов (списков кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти и органах местного самоуправления принимаются в соответствии с уставом политической партии, но не менее чем большинством голосов от числа присутствующих на съезде политической партии или конференции ее регионального отделения делегатов, участников общего собрания регионального отделения политической партии, членов коллегиального постоянно действующего руководящего органа политической партии, ее регионального отделения или иного структурного подразделения.

Согласно подп. "и" п. 2 ст. 21 Федерального закона "О политических партиях", уставом политической партии должен быть предусмотрен порядок выдвижения политической партией кандидатов (списков кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в том числе на повторных и дополнительных выборах.

Таким образом, процедура выдвижения кандидатов в депутаты регулируется не только федеральными законами, но и уставами политических партий.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд пришел к правомерному выводу о том, что каких-либо нарушений требований законодательства при выдвижении кандидата Б. Березовским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия", которые могли бы повлечь отказ в регистрации, допущено не было.

Решение о выдвижении кандидата Б. было принято на заседании Политического совета Березовского местного отделения политической партии "Единая Россия" 14 января 2008 года, который в силу п. 14.7.14.1 Устава данной политической партии правомочен выдвигать кандидатов на выборные должности в органы местного самоуправления. 25 декабря 2007 года кандидатура Б. была согласована с Президиумом Регионального политического совета Свердловского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия".

С доводами кассационной жалобы о том, что Политический совет Березовского местного отделения политической партии не вправе был выдвигать кандидата на должность Главы Березовского городского округа, поскольку таким правом обладает только Конференция Березовского местного отделения политической партии, судебная коллегия не может согласиться, так как они основаны на неправильном толковании положений Устава Политического совета Березовского местного отделения данной политической партии. Пункт 14.7.14.1 Устава Всероссийской политической партии "Единая Россия" наделяет местный политический совет такими правомочиями.

Вместе с тем п. 14.7.11 Устава данной партии, на который ссылается заявитель в обоснование своего довода, не регулирует порядок выдвижения кандидатов, в том числе на выборные должности в органы местного самоуправления, а лишь закрепляет за местным политическим советом дополнительные правомочия в случае приобретения местным отделением партии статуса юридического лица.

В соответствии с п. 14.7.4 Устава указанной политической партии заседание местного политического совета считается правомочным, если на нем присутствуют более половины его членов. Решения местного политического совета принимаются большинством голосов зарегистрированных на заседании членов местного политического совета при наличии кворума (п. 14.7.4.1).

Из материалов дела (выписки из протокола от 14 января 2008 года N 1) следует, что 14 января 2008 года в заседании Политического совета Березовского местного отделения политической партии "Единая Россия" приняло участие 22 члена данного Политического совета из 32 членов, то есть более половины его членов, в силу чего Политический совет данного отделения был правомочен принимать решение о выдвижении кандидата на выборную должность в органы местного самоуправления. Решение о выдвижении кандидата Б. принято большинством голосов (единогласно) зарегистрированных на заседании членов совета.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами Г. о том, что указанный Политический совет являлся нелегитимным. Так, в соответствии с п. 14.7.2 Устава Всероссийской политической партии "Единая Россия" члены местного политического совета избираются на конференции местного отделения из числа членов Партии тайным голосованием сроком на два года большинством голосов от числа делегатов, зарегистрированных на конференции, при наличии кворума.

Как свидетельствуют материалы дела, члены Политического совета Березовского местного отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия" были избраны на VIII Конференции Березовского местного отделения данной партии, состоявшейся 15 мая 2007 года. Для участия в Конференции местного отделения от 13 первичных отделений партии избрано 49 делегатов.

Кроме того, в соответствии с п. 14.5.4 Устава Всероссийской политической партии "Единая Россия" делегатами Конференции также являлись 11 членов местного Политического совета и 3 члена местной контрольно-ревизионной комиссии. Таким образом, всего делегатами Конференции являлись 63 человека.

Согласно п. 14.5.5 конференция местного отделения Партии правомочна, если зарегистрированы и участвуют в ее работе более половины избранных делегатов, представляющих более половины первичных отделений, а в случае отсутствия первичных отделений - более половины членов местного отделения Партии.

Собранные по делу доказательства свидетельствуют о том, что из 49 делегатов, избранных первичными отделениями, участие в Конференции приняли 42 делегата, то есть более половины избранных первичными отделениями делегатов. Указанные делегаты представляли 13 первичных отделений из 23 отделений, действующих в Березовском местном отделении Всероссийской политической партии "Единая Россия".

С учетом этого VIII Конференция Березовского местного отделения политической партии 15 мая 2007 года была правомочна принимать решение об избрании членов местного Политического совета.

Утверждения заявителя о том, что собраний первичных отделений политической партии "Единая Россия" по вопросу выдвижения кандидатов на Конференцию Березовского местного отделения в апреле 2007 года не проводилось, являются несостоятельными, поскольку какого-либо объективного подтверждения в ходе судебного разбирательства они не нашли.

Факт проведения соответствующих собраний первичных отделений подтверждается приобщенными к материалам дела протоколами таких собраний, достоверность которых заявителем опровергнута не была.

Не содержится данных, опровергающих выводы суда в указанной части, и в кассационной жалобе.

Доказательств существования в Березовском местном отделении Всероссийской политической партии "Единая Россия" 36 первичных отделений партии по состоянию на 16 апреля 2007 года, когда Политическим советом данного местного отделения было принято решение о проведении отчетно-выборной Конференции отделения, заявителем в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суду не представлено.

С учетом изложенного суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для удовлетворения заявления Г. об отмене регистрации кандидата Б. в силу подп. "а" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в данном случае не имеется, поскольку в судебном заседании не нашли свое подтверждение какие-либо совершенные политической партией нарушения процедуры выдвижения Б. кандидатом на должность Главы Березовского городского округа, которые в силу вышеуказанных норм избирательного законодательства могли являться основанием для отмены регистрации кандидата.

В силу ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания нарушений избирательного законодательства, которые могут являться основанием для отмены регистрации, в данном случае возлагается на заявителя. Заявителем такие доказательства не были представлены, в том числе и в суд кассационной инстанции.

Доводы кассационной жалобы основанием для отмены постановленного судом решения служить не могут, так как не опровергают приведенных в решении суда выводов, фактически воспроизводят доводы первоначального заявления, которые получили надлежащую правовую оценку со стороны суда первой инстанции.

Вместе с тем является неправильным вывод суда первой инстанции о том, что заявителем Г. пропущен срок для обращения в суд с заявлением об отмене регистрации Б. Указанный вывод суда сделан на основании неправильного толкования норм процессуального права и подлежит исключению из мотивировочной части решения суда по следующим основаниям.

Суд указал, что заявителем пропущен 10-дневный срок для обращения в суд, исчисляемый со дня регистрации в качестве кандидата в депутаты. При этом суд руководствовался положениями ч. 2 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и п. 2 ст. 78 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Однако суд не учел, что заявителем не оспаривается решение избирательной комиссии о регистрации кандидата Б., а ставится вопрос об отмене его регистрации в качестве кандидата. Следовательно, суду надлежало руководствоваться положениями ч. 3 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и п. 5 ст. 78 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", устанавливающих, что заявление об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов) может быть подано в суд не позднее чем за восемь дней до дня голосования.

Таким образом, законодательство устанавливает единственное ограничение по сроку подачи в суд заявления об отмене регистрации кандидата - не позднее восьми дней до дня голосования. Заявление в суд подано 13 февраля 2008 года, день голосования - 02 марта 2008 года, следовательно, срок для подачи заявления в суд не пропущен. Положения указанных норм судом во внимание не приняты и не учтены.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 28 февраля 2008 года, дело N 33-1778/2008

 

Суд первой инстанции обоснованно признал несостоятельными доводы заявителя об отсутствии у лица, представившего в избирательную комиссию документы для регистрации инициативы выдвижения кандидата избирательным объединением, полномочий представлять избирательное объединение.

 

Решением Думы Арамильского городского округа от 21 июля 2008 года N 7/1 очередные выборы Главы Арамильского городского округа назначены на 12 октября 2008 года.

Решением Арамильской городской территориальной избирательной комиссии (далее - избирательная комиссия) от 21 августа 2008 года N 20/165 зарегистрирована инициатива выдвижения Арамильским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия" кандидата П. на должность Главы Арамильского городского округа.

Решением избирательной комиссии от 24 августа 2008 года N 21/170 П., выдвинутый Арамильским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия", зарегистрирован кандидатом на должность Главы Арамильского городского округа.

Решением избирательной комиссии от 28 августа 2008 года N 23/178 Н., выдвинутый Свердловским региональным отделением политической партии "Либерально-демократическая партия России", зарегистрирован кандидатом на должность Главы Арамильского городского округа.

Н. обратился в суд с заявлением об отмене решения избирательной комиссии о регистрации инициативы выдвижения кандидата П. Арамильским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия", указывая, что избирательным объединением в нарушение п. 8 ст. 47 Избирательного кодекса Свердловской области не была представлена нотариально удостоверенная копия документа, подтверждающего факт внесения записи о Всероссийской политической партии "Единая Россия" в единый государственный реестр юридических лиц. Кроме того, документы для регистрации инициативы выдвижения кандидата избирательным объединением были представлены в комиссию Н.П., которая, по мнению заявителя, являлась неуполномоченным лицом, поскольку решение избирательного объединения о назначении ее уполномоченным представителем не соответствовало требованиям п. 2 ст. 36 Избирательного кодекса Свердловской области.

Данные обстоятельства, как считает заявитель, свидетельствуют о незаконности решения избирательной комиссии о регистрации инициативы выдвижения кандидата местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия" и в соответствии с подп. "а" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" являются основанием для отмены регистрации кандидата П.

Представители зарегистрированного кандидата П., избирательной комиссии, избирательного объединения Арамильское местное отделение Всероссийской политической партии "Единая Россия" возражали против удовлетворения требований Н., ссылаясь на законность и обоснованность оспариваемого решения избирательной комиссии и отсутствие оснований для отмены регистрации кандидата П.

Решением Сысертского районного суда от 29 сентября 2008 года в удовлетворении заявления Н. отказано.

В кассационной жалобе заявитель просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

Суд, рассматривая данное дело, правильно определил обстоятельства, имеющие значение, и применил нормы материального права, не допустил нарушений процессуального законодательства.

В силу подп. "а" п. 7 ст. 76 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению зарегистрировавшей кандидата избирательной комиссии, кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случае вновь открывшихся обстоятельств, являющихся основанием для отказа в регистрации кандидата, предусмотренным подп. "а", "б", "е", "з", "и", "к", "л", "н" или "о" п. 24 ст. 38 настоящего Федерального закона. При этом вновь открывшимися считаются те обстоятельства, которые существовали на момент принятия решения о регистрации кандидата, но не были и не могли быть известны избирательной комиссии, зарегистрировавшей кандидата.

Одним из оснований для отказа в регистрации кандидата является отсутствие среди документов, представленных для уведомления о выдвижении и регистрации кандидата, документов, необходимых в соответствии с Федеральным законом от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ, иным законом для уведомления о выдвижении и (или) регистрации кандидата (подп. "в" п. 24 ст. 38 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации").

Суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, пришел к правильному выводу о том, что основания, по которым заявитель просил отменить решение избирательной комиссии от 21 августа 2008 года о регистрации инициативы выдвижения Арамильским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия" кандидата П., не влекут отмену данного решения комиссии.

К тому же данные обстоятельства нельзя признать вновь открывшимися, и они не могут быть поводом для отмены регистрации указанного кандидата.

Так, заявитель просил отменить оспариваемое решение избирательной комиссии и регистрацию кандидата П., ссылаясь на отсутствие среди документов, представленных для регистрации инициативы выдвижения кандидата местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия", нотариально удостоверенной копии документа, подтверждающего факт внесения записи о данной политической партии в единый государственный реестр юридических лиц (подп. 1 п. 8 ст. 47 Избирательного кодекса Свердловской области), и документа, подтверждающего полномочия представителя избирательного объединения - Н.П., передавшей документы в избирательную комиссию (п. 2 ст. 36 Избирательного кодекса Свердловской области).

Действительно, согласно подп. 1 п. 8 ст. 47 Избирательного кодекса Свердловской области одновременно со списками кандидатов по единому избирательному округу и сведениями о кандидате, кандидатах, выдвинутых избирательным объединением по единому избирательному округу либо одномандатным или многомандатным избирательным округам, уполномоченный представитель избирательного объединения представляет нотариально удостоверенную копию документа, подтверждающего факт внесения записи о политической партии, ином общественном объединении в единый государственный реестр юридических лиц.

По смыслу названных положений Закона представление данных документов необходимо для подтверждения статуса организации как избирательного объединения, которым признается политическая партия, имеющая в соответствии с федеральным законом право участвовать в выборах, а также региональное отделение или иное структурное подразделение политической партии, имеющие в соответствии с федеральным законом право участвовать в выборах соответствующего уровня (подп. 25 ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации").

Как было установлено судом первой инстанции, Арамильским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия" для регистрации инициативы выдвижения кандидата на должность Главы городского округа в избирательную комиссию в качестве документов, подтверждающих статус избирательного объединения, были представлены нотариально удостоверенные копии свидетельства о регистрации Свердловского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия", в состав которого входит Арамильское местное отделение, и устава этой политической партии. При этом судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что данные документы соответствуют и не противоречат вышеизложенным требованиям п. 8 ст. 47 Избирательного кодекса Свердловской области, поскольку достоверно подтверждают факт внесения записи о Всероссийской политической партии "Единая Россия" в единый государственный реестр юридических лиц.

При таком положении довод кассационной жалобы о том, что в соответствии с требованиями ст. 47 Избирательного кодекса Свердловской области факт внесения записи о политической партии в единый государственный реестр юридических лиц может быть подтвержден исключительно выпиской из соответствующего реестра, выданной Федеральной налоговой службой, не опровергает выводы суда и не может служить поводом для отмены решения суда.

Обоснованно признаны судом несостоятельными и доводы Н. об отсутствии у Н.П., представившей в избирательную комиссию документы для регистрации инициативы выдвижения кандидата избирательным объединением, полномочий представлять это избирательное объединение.

По смыслу положений п. 7 ст. 47 Избирательного кодекса Свердловской области сведения о кандидате, выдвинутом избирательным объединением по единому избирательному округу, наряду с иными необходимыми документами представляются в соответствующую избирательную комиссию уполномоченным представителем избирательного объединения, правовое положение которого урегулировано ст. 36 Избирательного кодекса Свердловской области.

Документом, подтверждающим полномочия указанного лица, является решение избирательного объединения о назначении его уполномоченным представителем. Данное решение должно содержать сведения о его полномочиях, фамилии, имени, отчестве, серии и номере паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, месте работы и занимаемой должности (роде занятий), принадлежности к политической партии или иному общественному объединению.

Из справки от 19 августа 2008 года N 6 о приеме-передаче документов следует, что документы для регистрации инициативы выдвижения кандидата на должность Главы Арамильского городского округа местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия" были представлены в избирательную комиссию уполномоченным представителем избирательного объединения Н.П. 19 августа 2008 года.

В качестве документа, регламентирующего полномочия Н.П., была представлена выписка из протокола заседания политического совета Арамильского местного отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия" от 18 августа 2008 года N 21, подтверждающая, что решением политсовета местного отделения партии она была назначена уполномоченным представителем данного избирательного объединения.

Неполнота сведений об уполномоченном представителе названного избирательного объединения - Н.П., указанных в решении избирательного объединения о назначении ее уполномоченным представителем, не может являться основанием для удовлетворения требований заявителя об отмене решения избирательной комиссии о регистрации инициативы выдвижения кандидата и об отмене регистрации кандидата П., поскольку в избирательную комиссию наряду с выпиской из протокола заседания политического совета Арамильского местного отделения партии от 18 августа 2008 года были представлены сведения обо всех присутствовавших на данном заседании членах политического совета. Указанный документ содержал все необходимые сведения об уполномоченном представителе избирательного объединения, предусмотренные п. 2 ст. 36 Избирательного кодекса Свердловской области.

При таких обстоятельствах у избирательной комиссии не было оснований для отказа в регистрации инициативы выдвижения кандидата на должность Главы Арамильского городского округа местным отделением партии "Единая Россия" и последующего отказа в регистрации кандидата П.

С учетом изложенного выводы суда о правомерности оспариваемого заявителем решения избирательной комиссии от 21 августа 2008 года и об отсутствии оснований для отмены регистрации кандидата П. сделаны правильно.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, нельзя признать обоснованными, поскольку их признание по существу сводится к переоценке выводов суда об отказе в удовлетворении заявленных требований, которые судебная коллегия признает правильными.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 07 октября 2008 года, дело N 33-8394/2008

 

Регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению зарегистрировавшей кандидата избирательной комиссии, кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случае неоднократного использования кандидатом преимуществ своего должностного или служебного положения.

 

Решением Арамильской городской территориальной избирательной комиссии от 24 августа 2008 года N 21/170 П. зарегистрирован кандидатом на должность Главы Арамильского городского округа.

Решением Арамильской городской территориальной избирательной комиссии от 07 сентября 2008 года N 26/192 Т. зарегистрирован кандидатом на должность Главы Арамильского городского округа.

Т. обратился в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата П. на основании подп. "в" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с неоднократным использованием кандидатом преимуществ своего должностного или служебного положения. В обоснование заявления Т. указал, что 08 сентября 2008 года в мероприятии по распределению печатной площади для размещения агитационных материалов в газете "Арамильские вести", проходившем в редакции газеты, от имени кандидата П. участвовала начальник организационного отдела администрации Арамильского городского округа - Н.П. Кроме того, в газете "Арамильские вести" от 03 сентября 2008 года N 35 опубликованы поздравление с 1 Сентября, подписанное кандидатом на должность Главы Арамильского городского округа П., сообщение о публичном выступлении кандидата на должность Главы Арамильского городского округа П. на праздничных мероприятиях, посвященных 1 Сентября. В газете "Арамильские вести" от 20 августа 2008 года N 33 опубликованы "Отчет администрации о социально-экономическом развитии Арамильского городского округа и выполнении наказов избирателей за период с 2004 года по первое полугодие 2008 года" (в соответствии с ч. 3 ст. 23 Устава Арамильского городского круга Главой администрации является Глава городского округа), интервью с кандидатом на должность Главы Арамильского городского округа П. К моменту этих публикаций, к 20 августа 2008 года, П. был выдвинут в качестве кандидата. Данные публикации, содержащие признаки предвыборной агитации, не были оплачены из средств избирательного фонда кандидата. Указанные действия кандидата П. являются нарушениями подп. "а", "ж", "з" п. 5 ст. 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Представители заинтересованных лиц - Арамильской городской территориальной избирательной комиссии, П., избирательного объединения Арамильского местного отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия" - в судебном заседании заявление не признали.

Решением Сысертского районного суда Свердловской области от 26 сентября 2008 года в удовлетворении заявления Т. отказано.

В кассационной жалобе заявитель Т. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. "в" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению зарегистрировавшей кандидата избирательной комиссии, кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случае неоднократного использования кандидатом преимуществ своего должностного или служебного положения.

Аналогичные положения содержатся в подп. 3 п. 7 ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области.

Отмена регистрации кандидата является мерой публично-правовой ответственности, применяемой судом к лицам, виновным в совершении определенных нарушений законодательства о выборах. Отмена регистрации применяется в целях наказания виновных лиц, которое состоит в принудительном отказе в реализации этим лицам пассивного избирательного права.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из требований п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Суд обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для отмены регистрации кандидата П. в данном случае не имеется, поскольку в судебном заседании не нашли свое подтверждение какие-либо виновные действия кандидата П., которые в силу вышеуказанных норм избирательного законодательства могли являться основанием для отмены регистрации кандидата.

В соответствии с п. 5 ст. 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" под использованием преимуществ должностного или служебного положения в настоящем Федеральном законе понимается: привлечение лиц, находящихся в подчинении или в иной служебной зависимости, государственных и муниципальных служащих к осуществлению в служебное (рабочее) время деятельности, способствующей выдвижению кандидатов и (или) избранию кандидатов (подп. "а"); агитационное выступление в период избирательной кампании при проведении публичного мероприятия, организуемого государственными и (или) муниципальными органами, организациями независимо от формы собственности, за исключением политических партий (подп. "ж"); обнародование в период избирательной кампании в средствах массовой информации, в агитационных печатных материалах отчетов о проделанной работе, распространение от имени гражданина, являющегося кандидатом, поздравлений и иных материалов, не оплаченных из средств соответствующего избирательного фонда (подп. "з").

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что П., являясь действующим Главой Арамильского городского округа, не нарушал ограничения, установленные законодательством о выборах, путем использования преимуществ своего должностного положения.

Судом установлено, что Н.П. 08 сентября 2008 года принимала участие в жеребьевке по предоставлению печатной площади в редакции газеты "Арамильские вести", являясь уполномоченным лицом Арамильского местного отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия". В указанный день она не выполняла свои должностные и служебные обязанности, так как распоряжением Главы Арамильского городского округа от 03 сентября 2008 года N 226 08 сентября 2008 года Н.П. был предоставлен один день отдыха за дежурство в выходной день 12 июня 2008 года.

Следовательно, в день жеребьевки Н.П. не привлекалась кандидатом П. к осуществлению в служебное (рабочее) время какой-либо деятельности, способствующей его выдвижению, и фактически такую деятельность не осуществляла.

Кроме того, судебная коллегия полагает, что жеребьевка, которую проводят редакции муниципальных периодических печатных изданий на основании пп. 4, 5 ст. 67 Избирательного кодекса Свердловской области, является организационно-техническим мероприятием, и участие в ней зарегистрированных кандидатов, представителей избирательных объединений, по смыслу подп. "а" п. 5 ст. 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", не относится к деятельности, способствующей избранию кандидата. Следовательно, в данном случае полностью отсутствует такое нарушение требований подп. "а" п. 5 ст. 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", как использование кандидатом преимуществ должностного или служебного положения.

Правильным является вывод суда первой инстанции о том, что в силу положений ст. 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" кандидат П., являясь лицом, замещающим выборную муниципальную должность, может продолжать свою деятельность в период избирательной кампании.

Судом установлено, что действительно в газете "Арамильские вести" от 03 сентября 2008 года N 35 опубликованы поздравления с Первым сентября от имени Главы городского округа П., председателя Думы городского округа Б. и председателя правления Совета директоров С., а также сообщение о публичном выступлении Главы Арамильского городского округа П. на праздничных мероприятиях, посвященных Первому сентября.

В соответствии с подп. 4 ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" предвыборной агитацией является деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них).

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что названный печатный материал, на который заявитель ссылается в обоснование своего требования, не связан с целями избирательной кампании, не направлен на достижение какого-либо конкретного результата на выборах, побуждение избирателей голосовать за кандидата П. и не может расцениваться как предвыборная агитация. В нем нет указания на то, что П. является кандидатом на должность Главы Арамильского городского округа, также отсутствует ссылка на то, что поздравления осуществлялись от имени кандидата. Кроме того, заявителем не были представлены какие-либо доказательства наличия агитационного выступления кандидата П. при проведении публичного мероприятия, в котором он принимал участие как действующий Глава во исполнение плана работы администрации Арамильского городского округа на III квартал 2008 года, утвержденного постановлением Главы Арамильского городского округа от 26 июня 2008 года N 603. В суде кассационной инстанции заявителем не представлены какие-либо доказательства, обязанность по представлению которых в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации возложена на заявителя.

В суде первой инстанции также подтвердился факт публикации в газете "Арамильские вести" от 20 августа 2008 года N 33 "Отчета администрации о социально-экономическом развитии Арамильского городского округа и выполнении наказов избирателей за период с 2004 года по первое полугодие 2008 года" и статьи "Город возможностей", содержащей интервью с Главой Арамильского городского округа П.

В данном случае суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что указанные публикации являются информированием избирателей через средства массовой информации без выявления соответствующей агитационной цели. В указанных публикациях отсутствует ссылка на то, что П. является кандидатом на должность Главы Арамильского городского округа, и не содержатся призывы голосовать за или против кандидата П.

Более того, по данному обстоятельству заявителем не были представлены доказательства виновных действий, указанных в подп. "в" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", совершенных кандидатом либо по его поручению иными лицами.

Кроме того, из материалов дела следует, что номер газеты "Арамильские вести" от 20 августа 2008 года был подписан в печать по графику, то есть фактически 19 августа 2008 года в 15:00 - до выдвижения кандидата П.

В силу положений ст. ст. 19, 26 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" распространение продукции средства массовой информации допускается только после того, как главным редактором дано разрешение на выход в свет. Главный редактор несет ответственность за выполнение требований, предъявляемых к деятельности средства массовой информации настоящим Законом и другими законодательными актами Российской Федерации.

Вместе с тем постановлением мирового судьи судебного участка N 3 Сысертского района от 11 сентября 2008 года в отношении редактора муниципального учреждения "Редакция газеты "Арамильские вести" прекращено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 5.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения.

Отмена регистрации по указанным заявителем основаниям может быть применена к зарегистрированному кандидату только в случае допущенных им нарушений. Тем не менее в суде первой инстанции не были установлены какие-либо виновные действия кандидата П.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе заявителя в обоснование незаконности решения суда, приводились заявителем и в суде первой инстанции, были предметом судебного разбирательства и им дана судом надлежащая правовая оценка. Какие-либо иные доводы кассационная жалоба заявителя не содержит.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 07 октября 2008 года, дело N 33-8393/2008

 

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что заявление об отмене регистрации кандидата в связи с установлением факта подкупа им избирателей не подлежит удовлетворению.

 

Решением окружной избирательной комиссии по выборам депутатов представительного органа муниципального образования, в состав которого входит рабочий пос. Верхняя Синячиха, по одномандатному избирательному округу N 4 от 27 августа 2008 года N 13 М. зарегистрирована кандидатом в депутаты представительного органа муниципального образования, в состав которого входит рабочий пос. Верхняя Синячиха, по одномандатному избирательному округу N 4.

Решением окружной избирательной комиссии по выборам депутатов представительного органа муниципального образования, в состав которого входит рабочий пос. Верхняя Синячиха, по одномандатному избирательному округу N 4 от 28 августа 2008 года N 15 Ш. зарегистрирована кандидатом в депутаты представительного органа муниципального образования, в состав которого входит рабочий пос. Верхняя Синячиха, по одномандатному избирательному округу N 4.

Ш. обратилась в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата М. на основании подп. "г" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с установлением факта подкупа избирателей кандидатом. В обоснование заявления Ш. указала, что 02 октября 2008 года в помещении музыкальной школы рабочего пос. Верхняя Синячиха был проведен бесплатный концерт ансамбля "Калинка" музыкальной школы г. Алапаевска, организованный М., с агитацией за М., что является нарушением п. 2 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", в силу которого кандидатам при проведении предвыборной агитации запрещается осуществлять подкуп избирателей, а именно предоставлять услуги безвозмездно или на льготных условиях.

Представители заинтересованных лиц - окружной избирательной комиссии по выборам депутатов представительного органа муниципального образования, в состав которого входит рабочий пос. Верхняя Синячиха, по одномандатному избирательному округу N 4, Алапаевской районной территориальной избирательной комиссии, М. - в судебном заседании заявление не признали.

Решением Алапаевского городского суда от 06 октября 2008 года в удовлетворении заявления кандидата в депутаты Ш. отказано.

В кассационной жалобе заявитель Ш. просила решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. "г" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению зарегистрировавшей кандидата избирательной комиссии, кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случае установления факта подкупа избирателей кандидатом, его доверенным лицом, уполномоченным представителем по финансовым вопросам, а также действующими по их поручению иным лицом или организацией.

Аналогичные положения содержатся в подп. 4 п. 7 ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области.

Отмена регистрации кандидата является мерой публично-правовой ответственности, применяемой судом к лицам, виновным в совершении определенных нарушений законодательства о выборах. Отмена регистрации применяется в целях наказания виновных лиц, которое состоит в принудительном отказе в реализации этим лицам пассивного избирательного права.

В соответствии с п. 2 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" кандидатам, избирательным объединениям, их доверенным лицам и уполномоченным представителям, а также иным лицам и организациям при проведении предвыборной агитации запрещается осуществлять подкуп избирателей: вручать им денежные средства, подарки и иные материальные ценности, кроме как за выполнение организационной работы (за сбор подписей избирателей, агитационную работу); предоставлять услуги безвозмездно или на льготных условиях, а также воздействовать на избирателей посредством обещаний передачи им денежных средств, ценных бумаг и других материальных благ (в том числе по итогам голосования), оказания услуг иначе чем на основании принимаемых в соответствии с законодательством решений органов государственной власти, органов местного самоуправления.

Аналогичная норма содержится в п. 3 ст. 70 Избирательного кодекса Свердловской области.

Таким образом, избирательное законодательство предусматривает в качестве основания для отмены регистрации кандидата совершение правонарушения при проведении предвыборной агитации в форме подкупа избирателей кандидатом, его доверенным лицом, уполномоченным представителем по финансовым вопросам, иным лицом или организацией, действующими по их поручению.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из вышеуказанных требований Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

В суде первой инстанции не нашел свое подтверждение довод заявления об оказании кандидатом, его доверенным лицом, уполномоченным представителем по финансовым вопросам, иными лицами и организациями, действующими по их поручению, бесплатной услуги избирателям.

Доводы кассационной жалобы заявителя о неправильном применении судом п. 5 ст. 59 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" являются неверными.

В соответствии с п. 5 ст. 59 вышеуказанного Закона допускаются добровольное бесплатное личное выполнение гражданином работ, оказание им услуг по подготовке и проведению выборов, референдума без привлечения третьих лиц.

Судом первой инстанции было установлено, что в данном случае имело место бесплатное личное исполнение нескольких музыкальных произведений на агитационном мероприятии лицами, являющимися друзьями кандидата М. В судебном заседании подтвердился факт соблюдения указанными лицами необходимых условий: добровольности, поскольку отсутствовало какое-либо принуждение со стороны кандидата М. и инициатива участия в агитационном мероприятии с исполнением музыкальных номеров исходила от самих музыкантов; и личного исполнения, то есть непосредственно самими гражданами с использованием имущества (музыкальных инструментов), им принадлежащего.

В соответствии с положениями Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 2006 года N 7-П "По делу о проверке конституционности ряда положений ст. ст. 48, 51, 52, 54, 58 и 59 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросом Государственной думы Астраханской области" граждане, не являющиеся кандидатами и не выступающие от имени кандидатов, избирательных объединений в установленном законом порядке, вправе проводить предвыборную агитацию в таких формах и такими методами, которые не требуют финансовых затрат: они могут организовывать агитационные публичные мероприятия и участвовать в них, осуществлять устную агитацию, агитировать иными способами.

Кроме того, заявителем не были представлены доказательства, подтверждающие то, что кандидатом, его доверенными лицами и уполномоченными представителями, а также по их поручению иными лицами и организациями проводилась предвыборная агитация в поддержку кандидата М., в ходе которой осуществлялся подкуп избирателей.

Подкупом признается оказание бесплатных услуг за совершение каких-либо конкретных действий в интересах лица, предоставляющего эти услуги. Действующее избирательное законодательство рассматривает подкуп избирателей в качестве такового лишь при наличии доказательств того, что он осуществлялся по отношению к избирателям под условием голосования "за" или "против" конкретного кандидата. Запрет на подкуп избирателей направлен на реальное обеспечение принципа равенства кандидатов и преследует цель исключить давление на избирателей в пользу того или иного кандидата.

В судебном заседании заявителем не были представлены какие-либо доказательства того, что кандидатом М., ее доверенными лицами и уполномоченными представителями или по их просьбе или поручению иными лицами избирателям были предоставлены бесплатные услуги под условием голосования именно за кандидата М., то есть на избирателей было оказано давление в пользу данного кандидата. Доказывание наличия принуждения голосовать за кандидата М. в обмен на предоставление бесплатных услуг в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации возложено на заявителя, однако фактов искажения волеизъявления избирателей путем оказания бесплатной услуги им не представлено.

Отмена регистрации по указанным заявителем основаниям может быть применена к зарегистрированному кандидату только в случае допущенных им нарушений. Вместе с тем в суде первой инстанции не были установлены какие-либо виновные действия кандидата М.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии предусмотренных законом оснований для отмены регистрации кандидата М. основан на анализе доказательств, мотивирован, соответствует требованиям избирательного законодательства, и оснований считать его неправильным у судебной коллегии не имеется.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 09 октября 2008 года, дело N 33-8501/2008

 

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что кандидатом не были нарушены требования избирательного законодательства при внесении избирательного залога.

 

21 августа 2008 года Дегтярской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 69 "О регистрации О. кандидатом на должность Главы городского округа Дегтярск".

07 сентября 2008 года Дегтярской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 79 "О регистрации П. кандидатом на должность Главы городского округа Дегтярск".

О. обратился в Ревдинский городской суд с заявлением об отмене решения Дегтярской городской территориальной избирательной комиссии от 07 сентября 2008 года N 79 "О регистрации П. кандидатом на должность Главы городского округа Дегтярск".

В обоснование заявления указал, что для регистрации П. внес избирательный залог и представил в избирательную комиссию копию извещения Сберегательного банка Российской Федерации по форме N 187, что не соответствует требованиям п. 4 ст. 75 Избирательного кодекса Свердловской области, согласно которым избирательный залог считается внесенным в случае представления кандидатом в избирательную комиссию копии платежного документа с отметкой филиала Сберегательного банка Российской Федерации о перечислении избирательного залога на специальный счет избирательной комиссии. Извещение по форме N 187 не является документом, содержащим отметку о перечислении избирательного залога. Копия надлежащего платежного поручения была представлена П. в избирательную комиссию позднее установленного срока представления документов для регистрации.

Представитель Дегтярской городской территориальной избирательной комиссии, заинтересованное лицо П. в судебном заседании заявление не признали.

Решением Ревдинского городского суда от 19 сентября 2008 года заявление О. оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе О. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. 3 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области основанием для отказа в регистрации кандидата является отсутствие среди документов, представленных для уведомления о выдвижении и регистрации кандидата, документов, необходимых в соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, настоящим Кодексом для уведомления о выдвижении и (или) регистрации кандидата.

В силу положений подп. 2 п. 1 ст. 51 Избирательного кодекса Свердловской области регистрация кандидата осуществляется соответствующей избирательной комиссией при наличии документов, указанных в пп. 1, 2 ст. 44 настоящего Кодекса, иных предусмотренных федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, настоящим Кодексом документов, представляемых в соответствующую избирательную комиссию для уведомления о выдвижении кандидата. В случае внесения кандидатом избирательного залога предоставляется копия платежного документа с отметкой кредитной организации о перечислении избирательного залога на специальный счет избирательной комиссии.

В соответствии с п. 4 ст. 75 Избирательного кодекса Свердловской области избирательный залог считается внесенным в случае представления кандидатом в соответствующую избирательную комиссию копии платежного документа с отметкой филиала Сберегательного банка Российской Федерации о перечислении избирательного залога на специальный счет избирательной комиссии.

Отказывая в удовлетворении заявления об отмене решения избирательной комиссии, суд первой инстанции правильно исходил из вышеуказанных требований Избирательного кодекса Свердловской области.

В судебном заседании судом первой инстанции было установлено, что 29 августа 2008 года П. в Дегтярскую городскую территориальную избирательную комиссию была представлена копия извещения по форме N 187 о перечислении избирательного залога. Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что указанный документ является соответствующим документом, который Министерством финансов Российской Федерации признается платежным документом, на котором в данном случае имеются все необходимые сведения и отметки филиала Сберегательного банка Российской Федерации. С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что избирательный залог кандидатом П. считается внесенным и, следовательно, решение избирательной комиссии о его регистрации является законным.

Кроме того, в судебном заседании судом первой инстанции было установлено, что до рассмотрения избирательной комиссией вопроса о регистрации П. кандидатом на должность Главы городского округа Дегтярск была представлена также копия платежного поручения от 28 августа 2008 года о зачислении суммы избирательного залога на специальный счет избирательной комиссии. Таким образом, у Дегтярской городской территориальной избирательной комиссии отсутствовали основания для отказа в регистрации кандидата, предусмотренные подп. 3 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области.

При таких обстоятельствах вывод суда об отказе в удовлетворении заявленных требований сделан правильно, что мотивировано в решении суда.

Каких-либо требований к оформлению представленной копии платежного документа Избирательный кодекс Свердловской области и нормативные акты Сберегательного банка Российской Федерации не содержат. При внесении избирательного залога все необходимые реквизиты П. были указаны, в связи с чем нет оснований считать, что кандидатом были нарушены требования избирательного законодательства при внесении избирательного залога.

Необоснованность доводов кассационной жалобы изложена в соответствующих выводах судебного решения, которые судебная коллегия считает правильными.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 25 сентября 2008 года, дело N 33-7618/2008

 

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены регистрации кандидата по мотиву подкупа им избирателей.

 

Решением окружной избирательной комиссии избирательного округа N 19 по выборам депутата Нижнетагильской городской Думы пятого созыва от 26 января 2008 года N 16 Т. зарегистрирована кандидатом в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 19.

Решением окружной избирательной комиссии избирательного округа N 19 по выборам депутата Нижнетагильской городской Думы пятого созыва от 28 января 2008 года N 20 В. зарегистрирован кандидатом в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 19.

Т. обратилась в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата в депутаты Нижнетагильской городской Думы пятого созыва по одномандатному избирательному округу N 19 В. на основании подп. "г" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". В обоснование заявления указала, что В. на встречах с избирателями обещал всем бывшим работникам малого предприятия "Рудник III Интернационала", ликвидированного в 1997 году, в срок до дня голосования выплатить все долги по заработной плате. 15 февраля 2008 года в клубе предприятия "Рудник III Интернационала" выдавались долги по заработной плате бывшим работникам этого предприятия во исполнение обещаний, данных ранее В. Статьями, размещенными в агитационном печатном материале В., подтверждаются факт обещания выдачи денежных средств, выполнение данного обещания и связь В. с организацией, предоставившей денежные средства для выплаты.

Заинтересованное лицо В. в судебном заседании заявление не признал.

Решением Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 25 февраля 2008 года заявление Т. оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе заявитель Т. просила решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность, и вынести по делу новое решение об удовлетворении заявления.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. "г" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению зарегистрировавшей кандидата избирательной комиссии, кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случае установления факта подкупа избирателей кандидатом, его доверенным лицом, уполномоченным представителем по финансовым вопросам, а также действующими по их поручению иным лицом или организацией.

Аналогичные нормы содержатся в подп. 4 п. 7 ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области.

В соответствии с п. 2 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" кандидатам, избирательным объединениям, их доверенным лицам и уполномоченным представителям, а также иным лицам и организациям при проведении предвыборной агитации запрещается осуществлять подкуп избирателей: вручать им денежные средства, подарки и иные материальные ценности, кроме как за выполнение организационной работы (за сбор подписей избирателей, агитационную работу); предоставлять услуги безвозмездно или на льготных условиях, а также воздействовать на избирателей посредством обещаний передачи им денежных средств, ценных бумаг и других материальных благ (в том числе по итогам голосования), оказания услуг иначе чем на основании принимаемых в соответствии с законодательством решений органов государственной власти, органов местного самоуправления.

Аналогичная норма содержится в п. 3 ст. 70 Избирательного кодекса Свердловской области.

Таким образом, избирательное законодательство предусматривает в качестве основания для отмены регистрации кандидата совершение правонарушения при проведении предвыборной агитации в форме подкупа избирателей кандидатом, его доверенным лицом, уполномоченным представителем по финансовым вопросам, иным лицом или организацией, действующими по их поручению.

Подкупом признается вручение денежных средств избирателям, а также воздействие на избирателей посредством обещаний передачи им денежных средств за совершение каких-либо конкретных действий в интересах лица, осуществляющего подкуп. Действующее избирательное законодательство рассматривает подкуп избирателей в качестве такового лишь при наличии доказательств того, что он осуществлялся по отношению к избирателям под условием голосования "за" или "против" конкретного кандидата. Запрет на подкуп избирателей направлен на реальное обеспечение принципа равенства кандидатов и преследует цель исключить давление на избирателей в пользу того или иного кандидата.

В суде первой инстанции заявителем не были представлены какие-либо доказательства того, что кандидатом В., его доверенными лицами и уполномоченными представителями или по их просьбе или поручению иными лицами избирателям были выплачены денежные средства либо обещана передача денежных средств под условием голосования именно за кандидата В., то есть на избирателей было оказано давление в пользу данного кандидата.

Доказывание наличия принуждения голосовать за кандидата В. в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации возложено на заявителя, однако фактов искажения волеизъявления избирателей в суд первой инстанции им не представлено. Не были представлены заявителем какие-либо убедительные доказательства и в суд кассационной инстанции.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для отмены регистрации кандидата В. на основании подп. "г" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в данном случае не имеется, поскольку в судебном заседании не подтвердились факты подкупа избирателей при проведении предвыборной агитации указанными избирательным законодательством субъектами избирательной кампании, а также совершение каких-либо виновных действий кандидата В., квалифицируемых как правонарушение в форме подкупа избирателей, которые в силу вышеуказанных норм избирательного законодательства могли являться основанием для отмены регистрации кандидата.

Судебная коллегия находит суждения и вывод суда первой инстанции по делу правильными, основанными на верном применении и толковании избирательного законодательства, соответствующими установленным по делу обстоятельствам. Доводы кассационной жалобы заявителя сводятся исключительно к переоценке доказательств по делу, которые являлись предметом исследования и оценки в суде первой инстанции. Изучение материалов дела не дает оснований признать обоснованными и влекущими отмену решения доводы жалобы относительно непринятия судом во внимание указанных заявителем обстоятельств.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 29 февраля 2008 года, дело N 33-1839/2008

 

Отказывая в удовлетворении заявления, суд обоснованно исходил из того, что довод заявителя об использовании кандидатом в целях достижения определенного результата на выборах денежных средств помимо средств собственного избирательного фонда, сумма которых превысила 5 процентов от предельного размера расходования средств избирательного фонда, не нашел подтверждения при рассмотрении дела по существу.

 

21 августа 2008 года Дегтярской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 69 "О регистрации О. кандидатом на должность Главы городского округа Дегтярск".

07 сентября 2008 года Дегтярской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 79 "О регистрации П. кандидатом на должность Главы городского округа Дегтярск".

О. обратился в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата на должность Главы городского округа Дегтярск П. на основании подп. 2 п. 7 ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области в связи с использованием кандидатом в целях достижения определенного результата на выборах денежных средств помимо средств собственного избирательного фонда, если их сумма превысила 5 процентов от предельного размера расходования средств избирательного фонда. В обоснование заявления указал, что на специальный избирательный счет П. 24 августа 2008 года поступили денежные средства в размере 32 000 руб. от трех юридических лиц, зарегистрированных согласно сведениям, указанным в платежных документах. Указанные денежные средства не были возвращены кандидатом П. в нарушение требований п. 11 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области. Остаток денежных средств на специальном избирательном счете кандидата составляет 5 000 руб., следовательно, П. использовал незаконно поступившие денежные средства в размере 27 000 руб., что превышает 5 процентов от предельного размера расходования денежных средств. Использование незаконно поступивших в избирательный фонд денежных средств признается основанием для отмены регистрации кандидата.

Представитель Дегтярской городской территориальной избирательной комиссии, заинтересованное лицо П. в судебном заседании заявление не признали.

Решением Ревдинского городского суда от 06 октября 2008 года заявление О. об отмене регистрации кандидата на должность Главы городского округа Дегтярск П. оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе заявитель О. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. "б" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению зарегистрировавшей кандидата избирательной комиссии, кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случае использования кандидатом в целях достижения определенного результата на выборах денежных средств помимо средств собственного избирательного фонда, если их сумма превысила 5 процентов от предельного размера расходования средств избирательного фонда, установленного законом, или превышения предельного размера расходования средств избирательного фонда, установленного законом, более чем 5 процентов.

Аналогичные положения содержатся в подп. 2 п. 7 ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области.

Отмена регистрации кандидата является мерой публично-правовой ответственности, применяемой судом к лицам, виновным в совершении определенных нарушений законодательства о выборах. Отмена регистрации применяется в целях наказания виновных лиц, которое состоит в принудительном отказе в реализации этим лицам пассивного избирательного права.

В силу п. 11 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области в соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, если пожертвование внесено гражданином или юридическим лицом, не имеющими права осуществлять такое пожертвование, либо пожертвование внесено с нарушением требований пп. 9, 10 настоящей статьи, либо пожертвование внесено в размере, превышающем установленный настоящим Кодексом максимальный размер такого пожертвования, кандидат, избирательное объединение обязаны не позднее чем через 10 дней со дня поступления пожертвования на соответствующий избирательный счет возвратить его жертвователю в полном объеме или ту его часть, которая превышает установленный максимальный размер пожертвования, с указанием причин возврата. Пожертвование, внесенное анонимным жертвователем, не позднее чем через 10 дней со дня его поступления на специальный избирательный счет должно быть перечислено в доход соответствующего бюджета. В соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, кандидат, избирательное объединение не несут ответственность за принятие пожертвований, при внесении которых жертвователи указали сведения, предусмотренные пп. 9, 10 настоящей статьи и оказавшиеся недостоверными, если кандидат, избирательное объединение своевременно не получили информацию о неправомерности данных пожертвований.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из вышеуказанных требований избирательного законодательства.

В суде первой инстанции не нашел свое подтверждение довод заявления об использовании кандидатом П. в целях достижения определенного результата на выборах денежных средств помимо средств собственного избирательного фонда, сумма которых превысила 5 процентов от предельного размера расходования средств избирательного фонда.

Судом первой инстанции было установлено, что действительно, 16 сентября 2008 года и 23 сентября 2008 года на счет избирательного фонда кандидата П. поступили денежные средства общей суммой 36 000 руб., перечисленные юридическими лицами. В платежных поручениях указаны даты регистрации юридических лиц - 24 августа 2008 года. Вместе с тем в суде первой инстанции подтвердился факт ошибочного указания этой даты, поскольку действительными датами регистрации указанных юридических лиц являются иные даты. Данное обстоятельство было также проверено и подтверждено Дегтярской городской территориальной избирательной комиссией, на которую прежде всего возлагается обязанность предпринимать активные действия по своевременному предоставлению информации о возможном указании жертвователями недостоверной информации с освобождением кандидата от ответственности до получения подтверждающих сведений.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что какие-либо ограничения или запреты, предусмотренные избирательным законодательством для перечисления указанными юридическими лицами пожертвований в избирательный фонд кандидата, отсутствуют, следовательно, кандидат П. вправе был использовать поступившие указанные денежные средства для финансирования своей избирательной кампании.

Также является правильным вывод суда первой инстанции о том, что жертвователи не являются анонимными на основании подп. 13 п. 8 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области, который признает анонимность жертвователя - юридического лица в случае указания недостоверных сведений в отношении идентификационного номера налогоплательщика, наименования или банковских реквизитов.

Отмена регистрации по указанным заявителем основаниям может быть применена к зарегистрированному кандидату только в случае допущенных им нарушений. Вместе с тем в суде первой инстанции не были установлены какие-либо виновные действия кандидата П., доказательства которых в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязан представить заявитель.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии предусмотренных законом оснований для отмены регистрации кандидата П. основан на анализе доказательств, мотивирован, соответствует требованиям избирательного законодательства, и оснований считать его неправильным у судебной коллегии не имеется.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе заявителя в обоснование незаконности решения суда, приводились заявителем в суде первой инстанции в обоснование своих требований, были предметом судебного разбирательства и им дана судом надлежащая правовая оценка. Какие-либо иные доводы кассационная жалоба заявителя не содержит.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 09 октября 2008 года, дело N 33-8476/2008

 

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что кандидат на должность Главы Муниципального образования "Город Алапаевск", являясь действующим Главой Муниципального образования "Город Алапаевск", не нарушал ограничения, установленные законодательством о выборах, путем использования преимуществ своего должностного положения.

 

22 августа 2008 года Алапаевской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 22/169 "О регистрации В. кандидатом на должность Главы Муниципального образования "Город Алапаевск" по единому (общемуниципальному) округу".

22 августа 2008 года Алапаевской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 22/170 "О регистрации Ш. кандидатом на должность Главы Муниципального образования "Город Алапаевск" по единому (общемуниципальному) округу".

Ш. обратился в суд с заявлением об отмене регистрации В. кандидатом на должность Главы Муниципального образования "Город Алапаевск" на основании подп. "в", "д" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с неоднократным использованием кандидатом преимуществ должностного положения, несоблюдением кандидатом ограничений, предусмотренных п. 1.1 ст. 56 настоящего Федерального закона, и проведением кандидатом В. агитации, нарушающей законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности. В обоснование заявления указал, что в период с 22 сентября 2008 года по 01 октября 2008 года в эфире Алапаевской телередакции МУ "Информационно-расчетный центр" транслировались видеосюжеты с участием кандидата В., информировавшие телезрителей о структуре задолженности за коммунальные платежи, о проблемах строительства Алапаевского электрометаллургического завода, о поездке в Москву, о наличии трех общеврачебных практик и необходимости открытия дополнительных 20 врачебных практик, о проблемах реконструкции плотины и городского пруда, о проекте очистки дна реки Нейвы, о переговорах по подключению тепла, о долгах, способах решения сложившейся ситуации; отчет о строительстве дорог в г. Алапаевске; поздравления коллектива закрытого акционерного общества "Строймаш"; ветеранов. Перечисленные сюжеты являются агитационными, и они не оплачены из средств избирательного фонда кандидата. Редакцией МУ "Алапаевская газета" в нарушение договора на размещение агитационных материалов между редакцией и кандидатом Ш. в выпуске газеты от 02 октября 2008 года N 40 его агитационный материал был размещен на 5 полосе, материал кандидата В. - на 2 полосе. В этой же газете от 18 сентября 2008 года N 38 была опубликована статья "Путь Петра Великого", в которой кандидат В. информировал читателей о проблемах и перспективах строительства завода. По мнению Ш., кандидат В. неоднократно использовал преимущества должностного положения, получая доступ к муниципальным средствам массовой информации, обнародуя отчет, публикуя поздравления от своего имени, в нарушение подп. "е", "з" п. 5 ст. 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". 27 сентября 2008 года была осуществлена трансляция агитационного видеоролика В., в котором без согласия правообладателя использовалась интеллектуальная собственность открытого акционерного общества "Корпорация Урал промышленный - Урал полярный" - анимационный медиаролик, посвященный программе "Урал промышленный - Урал полярный", и фирменное наименование.

Представители заинтересованных лиц, Алапаевской городской территориальной избирательной комиссии требования Ш. не признали.

Решением Алапаевского городского суда от 06 октября 2008 года Ш. в удовлетворении заявления об отмене регистрации кандидата В. на должность Главы Муниципального образования "Город Алапаевск" отказано.

В кассационной жалобе заявитель Ш. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность, и принять новое решение, а также отменить определение суда о рассмотрении ходатайства о вызове и допросе свидетеля.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. "в", "д" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению зарегистрировавшей кандидата избирательной комиссии, кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случае неоднократного использования кандидатом преимуществ своего должностного или служебного положения; несоблюдения кандидатом ограничений, предусмотренных пп. 1 или 1.1 ст. 56 настоящего Федерального закона.

Согласно п. 1.1 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" запрещается агитация, нарушающая законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

В силу подп. 4 ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" предвыборной агитацией является деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них).

В соответствии с п. 5 ст. 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" под использованием преимуществ должностного или служебного положения понимаются доступ (обеспечение доступа) к государственным и муниципальным средствам массовой информации в целях ведения предвыборной агитации, если иным кандидатам для этих целей не будет гарантирован такой же доступ в соответствии с настоящим Федеральным законом, иным законом (подп. "е"), обнародование в период избирательной кампании в средствах массовой информации, в агитационных печатных материалах отчетов о проделанной работе, распространение от имени гражданина, являющегося кандидатом, поздравлений и иных материалов, не оплаченных из средств соответствующего избирательного фонда (подп. "з").

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из вышеуказанных требований избирательного законодательства.

Отмена регистрации кандидата является мерой публично-правовой ответственности, применяемой судом к лицам, виновным в совершении определенных нарушений законодательства о выборах. Отмена регистрации применяется в целях наказания виновных лиц, которое состоит в принудительном отказе этим лицам в реализации пассивного избирательного права.

Кандидат В., являясь лицом, замещающим выборную муниципальную должность, может продолжать свою деятельность в период избирательной кампании в силу положений ст. 40 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что В., являясь действующим Главой Муниципального образования "Город Алапаевск", не нарушал ограничения, установленные законодательством о выборах, путем использования преимуществ своего должностного положения.

В суде первой инстанции подтвердилась трансляция агитационных материалов кандидата В., согласованных с территориальной избирательной комиссией и оплаченных из средств его избирательного фонда, в эфире Алапаевской телередакции только со 02 октября 2008 года. Доказательства каких-либо нарушений, допущенных кандидатом В. после указанной даты, заявителем представлены не были. Все перечисленные заявителем видеосюжеты, транслировавшиеся в период с 22 сентября 2008 года по 01 октября 2008 года с участием кандидата В., не заказывались им как агитационные, не оплачивались из его избирательного фонда, не содержали признаков агитации, носили информационный характер и предвыборной агитацией не являлись, что также касается публикации в "Алапаевской газете" от 18 сентября 2008 года N 38. Выступления В. как действующего Главы Муниципального образования были посвящены актуальным проблемам г. Алапаевска и путям их решения, то есть являлись информированием жителей Муниципального образования без агитационной цели и склонения их в свою сторону для обеспечения поддержки на выборах. Поскольку указанные передачи не представляют собой агитационный материал, то эфирное время не должно было оплачиваться из избирательного фонда кандидата В.

Также суд правильно не усмотрел использования преимуществ должностного положения кандидатом В. и при размещении агитационного материала кандидата Ш. на 5 полосе "Алапаевской газеты" от 02 октября 2008 года N 40, поскольку в судебном заседании было установлено, что это произошло в результате действий редакции газеты в связи с нарушением условий заключенного договора кандидатом Ш. Какие-либо виновные действия кандидата В. в данном случае отсутствуют.

Таким образом, в суде первой инстанции не нашли свое подтверждение доводы заявителя о неоднократном использовании В. своего должностного положения, выразившемся в доступе к средствам массовой информации для ведения предвыборной агитации. Не представлены заявителем доказательства того, что ему как кандидату не был гарантирован доступ к муниципальным средствам массовой информации.

Доводы кассационной жалобы заявителя в указанной части являются несостоятельными, поскольку не подтверждены доказательствами по делу, носят предположительный характер и сделаны без учета положений ст. 19 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации", в соответствии с которыми редакция осуществляет свою деятельность на основе профессиональной самостоятельности.

В суде первой инстанции не подтвердился довод заявителя о проведении кандидатом В. агитации, нарушающей законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности, поскольку отсутствуют сведения о правообладателе видеоролика "Урал промышленный - Урал полярный", который, следовательно, в силу требований ст. 1257 Гражданского кодекса Российской Федерации не имеет авторства.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов кассационной жалобы, сочла, что вывод суда первой инстанции об отсутствии предусмотренных законом оснований для отмены регистрации кандидата В. основан на анализе доказательств, мотивирован, соответствует требованиям избирательного законодательства, и оснований считать его неправильным у судебной коллегии не имеется.

Требования заявителя об отмене определения суда о рассмотрении ходатайства о вызове и допросе свидетеля как вынесенного с нарушением норм процессуального права не основаны на нормах ст. 371 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В силу положений ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Основания для отмены решения суда в связи с нарушением или неправильным применением норм процессуального права, предусмотренные ст. 365 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в данном случае судебной коллегией не установлены. В кассационной жалобе заявителя предусмотренные законом основания также не приведены.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 09 октября 2008 года, дело N 33-8502/2008

 

В суде первой инстанции обоснованно не нашел свое подтверждение довод заявления о проведении кандидатом на должность главы муниципального образования агитации, нарушающей законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

 

22 августа 2008 года Алапаевской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 22/169 "О регистрации В. кандидатом на должность Главы Муниципального образования "Город Алапаевск" по единому (общемуниципальному) округу".

22 августа 2008 года Алапаевской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 22/170 "О регистрации Ш. кандидатом на должность Главы Муниципального образования "Город Алапаевск" по единому (общемуниципальному) округу".

Ш. обратился в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата В. на должность Главы Муниципального образования "Город Алапаевск" на основании подп. "д" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с несоблюдением кандидатом ограничений, предусмотренных п. 1.1 ст. 56 настоящего Федерального закона, - проведением кандидатом В. агитации, нарушающей законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности. В обоснование заявления указал, что кандидатом В. были изготовлены и распространены на территории муниципального образования агитационные печатные материалы "За родной Алапаевск" от 19 сентября 2008 года N 1 и от 25 сентября 2008 года N 2, тиражом 15 000 экземпляров каждый. На последней странице материала опубликована статья "Петра металлургов град", содержащая изображения гербов и сокращенный текст, который опубликован на страницах 31 - 35 книги "Официальные символы Свердловской области и составляющих ее муниципальных образований", авторами которой являются А.К., В.К., Е.Ю. Воспроизведение текста осуществлено кандидатом В. без согласия правообладателей и заключения авторского договора с ними, чем нарушены требования ст. 1286 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Представители заинтересованных лиц - Алапаевской городской территориальной избирательной комиссии и В. - в судебном заседании заявление не признали.

Решением Алапаевского городского суда от 03 октября 2008 года в удовлетворении заявления Ш. отказано.

В кассационной жалобе заявитель Ш. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность, и принять новое решение.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. "д" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению зарегистрировавшей кандидата избирательной комиссии, кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случае несоблюдения кандидатом ограничений, предусмотренных п. 1 или п. 1.1 ст. 56 настоящего Федерального закона.

В соответствии с п. 1.1 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" запрещается агитация, нарушающая законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

В силу подп. 4 ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" предвыборной агитацией является деятельность, осуществляемая в период избирательной кампании и имеющая целью побудить или побуждающая избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против него (них).

В соответствии с п. 6 ст. 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации не являются объектами авторских прав официальные документы государственных органов и органов местного самоуправления муниципальных образований, в том числе законы, другие нормативные акты, судебные решения, иные материалы законодательного, административного и судебного характера, официальные документы международных организаций, а также их официальные переводы (подп. 1), государственные символы и знаки (флаги, гербы, ордена, денежные знаки и тому подобное), а также символы и знаки муниципальных образований (подп. 2), сообщения о событиях и фактах, имеющие исключительно информационный характер (подп. 4).

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из названных требований избирательного и гражданского законодательства.

Отмена регистрации кандидата является мерой публично-правовой ответственности, применяемой судом к лицам, виновным в совершении определенных нарушений законодательства о выборах. Отмена регистрации применяется в целях наказания виновных лиц, которое состоит в принудительном отказе в реализации этим лицам пассивного избирательного права.

В суде первой инстанции не нашел свое подтверждение довод заявления о проведении кандидатом В. агитации, нарушающей законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

Судом первой инстанции было установлено, что агитационный материал кандидата В. "За родной Алапаевск" от 19 сентября 2008 года N 1 не был распространен среди избирателей избирательного округа, поэтому отсутствуют основания для признания его агитационным материалом в силу положений подп. 1 ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", поскольку предназначением агитационных материалов является их массовое распространение, обнародование в период избирательной кампании. Доказательства, опровергающие указанные обстоятельства, заявителем в суде первой инстанции представлены не были.

Суд первой инстанции, оценив представленные доказательства, пришел к обоснованному выводу о том, что информация, содержащаяся в статье "Петра металлургов град", размещенной на странице 8 агитационного материала "За родной Алапаевск" от 25.09.2008 N 2, в силу п. 6 ст. 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации не является объектом авторских прав, поскольку содержит изображения символов и гербов города Алапаевска, архивную историческую справку.

Кроме того, указанная статья не может являться агитационным материалом, поскольку не отвечает признакам предвыборной агитации, установленным в п. 2 ст. 48 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации": в ней отсутствует соответствующая специальная агитационная цель - склонить избирателей в определенную сторону, обеспечить поддержку или, напротив, противодействие конкретному кандидату.

Отмена регистрации по указанным заявителем основаниям может быть применена к зарегистрированному кандидату только в случае допущенных им нарушений. Вместе с тем в суде первой инстанции не были установлены какие-либо виновные действия кандидата В., доказательства наличия которых в соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обязан представить заявитель.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии предусмотренных законом оснований для отмены регистрации кандидата В. основан на анализе доказательств, мотивирован, соответствует требованиям избирательного законодательства, и оснований считать его неправильным у судебной коллегии не имеется.

Доводы кассационной жалобы о незаконности решения суда приводились заявителем в суде первой инстанции в обоснование своих требований, были предметом судебного разбирательства, и им дана судом надлежащая правовая оценка. Какие-либо иные доводы кассационная жалоба заявителя не содержит.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 09 октября 2008 года, дело N 33-8503/2008

 

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что, поскольку кандидат на должность главы города не обладал информацией о недостоверности сведений относительно даты регистрации юридических лиц, являющихся жертвователями, следовательно, он вправе был использовать поступившие указанные денежные средства для финансирования своей избирательной кампании, в том числе для внесения избирательного залога, и не мог нести публично-правовую ответственность в виде отмены регистрации кандидата.

 

Ч., зарегистрированный кандидат на должность Главы г. Нижнего Тагила Свердловской области, обратился с заявлением об отмене регистрации другого кандидата на должность Главы г. Нижнего Тагила Свердловской области - И. - в связи с допущенными существенными нарушениями избирательного законодательства.

В обоснование заявленного требования пояснил, что кандидат И. зарегистрирована на основании избирательного залога, внесенного из денежных средств, в том числе поступивших в избирательный фонд кандидата с нарушением законодательства, так как обозначенные в платежных поручениях юридических лиц даты их регистрации не соответствовали датам регистрации данных юридических лиц, указанным в Едином государственном реестре юридических лиц, что является нарушением пп. 9, 10 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области. Денежные средства не были возвращены кандидатом И. в нарушение требований п. 11 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области, а использованы для внесения избирательного залога.

Кроме того, И. при проведении предвыборной агитации нарушены ограничения, предусмотренные подп. "а", "г" п. 5.2 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", поскольку данным кандидатом был распространен на каналах телевещания агитационный материал - видеоролик с условным названием "Рабочий", побуждающий голосовать против заявителя и создающий отрицательное отношение избирателей к нему. Видеоролик неоднократно транслировался на каналах телевещания, что свидетельствует о неоднократности нарушения И. избирательного законодательства и является основанием для отмены регистрации кандидата. Помимо этого, звучащая в данном ролике фраза: "Начальство заставляет нас голосовать за банкира! На хрена нам банкир! Сытый голодного не разумеет!" содержит признаки экстремистской деятельности, поскольку разжигает социальную рознь, возбуждает ненависть к заявителю как к кандидату на должность Главы г. Нижнего Тагила, являющемуся председателем правления открытого акционерного общества "Тагилбанк", пропагандирует его социальную исключительность и в то же время его социальную неполноценность, то есть И. нарушила ограничения, установленные п. 1 ст. 56 названного Федерального закона.

Ч. дополнительно указал на нарушение И. требований п. 1.1 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", не допускающего при проведении предвыборной агитации злоупотребления свободой массовой информации в иных, чем указанных в п. 1 данной статьи, формах. Злоупотребление выразилось в использовании в видеоролике под названием "Рабочий" недопустимого по своей форме, грубого выражения "на хрена нам...", а также в распространении другого агитационного материала - видеоролика под условным названием "Ребенок", где использовано изображение ребенка, что прямо запрещено п. 6 ст. 48 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Заявитель также сослался на факт подкупа избирателей по поручению И., выразившегося в приобретении представителем данного кандидата агитационного материала, принадлежащего кандидату П., что, по мнению Ч., является препятствием к проведению предвыборной агитации и может существенно повлиять на волеизъявление избирателей.

В судебном заседании представитель избирательной комиссии г. Нижнего Тагила согласился с требованиями заявителя, пояснив, что указанные нарушения кандидатом И. избирательного законодательства являются основанием для отмены ее регистрации.

Представитель И. требования Ч. не признал, ссылаясь на отсутствие оснований для отмены регистрации.

Решением Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 06 октября 2008 года отказано в удовлетворении заявления Ч.

В кассационной жалобе заявитель Ч. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что очередные выборы Главы г. Нижнего Тагила назначены на 12 октября 2008 года.

Как установлено судом, решениями избирательной комиссии г. Нижнего Тагила от 21 августа 2008 года N 162 и от 04 сентября 2008 года N 189 Ч. и И. соответственно зарегистрированы в качестве кандидатов на должность Главы г. Нижнего Тагила.

В соответствии с п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" регистрация кандидата может быть отменена судом по заявлению кандидата, зарегистрированного по тому же избирательному округу, в случаях вновь открывшихся обстоятельств, являющихся основанием для отказа в регистрации кандидата, предусмотренным подп. "а", "б", "е", "з", "и", "к", "л", "н" или "о" п. 24 ст. 38 настоящего Федерального закона (подп. "а"); установления факта подкупа избирателей кандидатом, его доверенным лицом, уполномоченным представителем по финансовым вопросам, а также действующими по их поручению иным лицом или организацией (подп. "г"); несоблюдения кандидатом ограничений, предусмотренных п. 1 или п. 1.1 ст. 56 настоящего Федерального закона (подп. "д"); неоднократного несоблюдения кандидатом ограничений, предусмотренных п. 5.2 ст. 56 настоящего Федерального закона (подп. "е").

Аналогичные положения содержит и Избирательный кодекс Свердловской области (подп. 1, 4, 5, 6 п. 7 ст. 98).

Отмена регистрации кандидата является мерой публично-правовой ответственности, применяемой судом к лицам, виновным в совершении определенных нарушений законодательства о выборах. Отмена регистрации применяется в целях наказания виновных лиц, которое состоит в принудительном отказе этим лицам в реализации пассивного избирательного права.

В силу п. 11 ст. 73 Избирательного кодекса Свердловской области в соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, если пожертвование внесено гражданином или юридическим лицом, не имеющими права осуществлять такое пожертвование, либо пожертвование внесено с нарушением требований пп. 9, 10 настоящей статьи, либо пожертвование внесено в размере, превышающем установленный настоящим Кодексом максимальный размер такого пожертвования, кандидат, избирательное объединение обязаны не позднее чем через 10 дней со дня поступления пожертвования на соответствующий избирательный счет возвратить его жертвователю в полном объеме или ту его часть, которая превышает установленный максимальный размер пожертвования, с указанием причин возврата. Пожертвование, внесенное анонимным жертвователем, не позднее чем через 10 дней со дня его поступления на специальный избирательный счет должно быть перечислено в доход соответствующего бюджета. В соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, кандидат, избирательное объединение не несут ответственность за принятие пожертвований, при внесении которых жертвователи указали сведения, предусмотренные пп. 9, 10 настоящей статьи, оказавшиеся недостоверными, если кандидат, избирательное объединение своевременно не получили информацию о неправомерности данных пожертвований.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из вышеуказанных требований избирательного законодательства.

Судом первой инстанции было установлено, что действительно, 27 августа 2008 года и 28 августа 2008 года на счет избирательного фонда кандидата И. поступили денежные средства в сумме 150 000 руб. и 100 000 руб. соответственно, перечисленные юридическими лицами, с указанием в платежных поручениях даты регистрации юридических лиц - 12 января 2000 года. Вместе с тем в суде первой инстанции подтвердился факт ошибочного указания этой даты, поскольку действительными датами регистрации юридических лиц являются 28 декабря 1998 года и 16 ноября 2004 года. Данное обстоятельство было также проверено и подтверждено избирательной комиссией, на которую прежде всего возлагается обязанность предпринимать активные действия по своевременному предоставлению сведений о возможном указании жертвователями недостоверной информации с освобождением кандидата от ответственности до получения подтверждающих сведений.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что, поскольку И. не обладала информацией о недостоверности сведений относительно даты регистрации юридических лиц, являющихся жертвователями, она вправе была использовать поступившие денежные средства для финансирования своей избирательной кампании, в том числе для внесения избирательного залога, и не могла нести публично-правовую ответственность в виде отмены регистрации кандидата.

Требуя отмены регистрации кандидата И., заявитель также ссылался на положения подп. "е" п. 7 ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", устанавливающие в качестве одного из оснований для отмены регистрации неоднократность несоблюдения кандидатом ограничений, предусмотренных п. 5.2 ст. 56 настоящего Федерального закона.

Согласно указанным правовым нормам зарегистрированный кандидат не вправе использовать предоставленное ему для размещения агитационных материалов эфирное время на каналах организаций, осуществляющих телевещание, в целях распространения призывов голосовать против кандидата, кандидатов, списка кандидатов, списков кандидатов (подп. "а"), распространения информации, способствующей созданию отрицательного отношения избирателей к кандидату, избирательному объединению, выдвинувшему кандидата, список кандидатов (подп. "г").

Как правильно указано судом первой инстанции, факт нарушения кандидатом И. этих требований закона при использовании в предвыборной агитации видеоролика под названием "Рабочий", побуждающего голосовать против заявителя и создающего отрицательное отношение к нему избирателей, подтвержден вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 30 сентября 2008 года.

Вместе с тем суд обоснованно отверг утверждения заявителя о неоднократности таких нарушений в действиях И., поскольку сам по себе факт неоднократности трансляции указанного видеоролика по каналам телевещания не свидетельствует о неоднократности несоблюдения кандидатом ограничений, установленных п. 5.2 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", влекущей отмену регистрации кандидата.

Не нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства и довод Ч. со ссылкой на п. 1 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" о нарушении И. требований, запрещающих совершение действий, подпадающих под признаки экстремистской деятельности.

В соответствии с п. 1 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" агитационные материалы не должны содержать призывы к совершению деяний, определяемых в ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" как экстремистская деятельность, либо иным способом побуждать к таким деяниям, а также обосновывать или оправдывать экстремизм. Запрещается агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную или религиозную рознь, унижающая национальное достоинство, пропагандирующая исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности, а также агитация, при проведении которой осуществляются пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени их смешения. Не может рассматриваться как разжигание социальной розни агитация, направленная на защиту идей социальной справедливости.

Судом была дана надлежащая оценка агитационному материалу - видеоролику под названием "Рабочий", указанному заявителем, и суд пришел к правильному выводу о том, что в данном видеоролике не содержатся высказывания, носящие признаки экстремистской деятельности. Суд правильно указал, что использованная в агитационном материале фраза "Сытый голодного не разумеет" является народной пословицей и не может быть приравнена к экстремизму.

Что касается доводов Ч. о злоупотреблении кандидатом И. свободой массовой информации, которое, по мнению заявителя, выразилось в использовании в агитационном материале - видеоролике под условным названием "Ребенок" - изображения лица, не достигшего возраста 18 лет, что противоречит требованиям п. 6 ст. 48 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", то данное нарушение не влечет отмену регистрации кандидата, поскольку оно не предусмотрено в качестве основания ст. 76 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ст. 98 Избирательного кодекса Свердловской области.

Таким образом, проверив обоснованность заявленного Ч. требования, суд правильно сделал вывод об отсутствии достоверных доказательств совершения И. нарушений избирательного законодательства, влекущих отмену ее регистрации в качестве кандидата на должность Главы г. Нижнего Тагила.

Доводы кассационной жалобы не могут быть признаны состоятельными, так как относятся к оценке судом представленных доказательств, что не может рассматриваться в качестве достаточных оснований для отмены решения суда в кассационном порядке.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 09 октября 2008 года, дело N 33-8505/2008

 

Суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии в подписных листах исправлений, которые могли бы привести к иному прочтению содержащихся в них сведений, поскольку воспроизведение определенных букв и цифр было связано с особенностями почерка лиц, осуществлявших сбор подписей, и допущенной небрежностью при их написании во время сбора подписей, все сведения в подписных листах не препятствуют их однозначному восприятию.

 

15 августа 2008 года Дегтярской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 63 "О регистрации Т. кандидатом на должность Главы городского округа Дегтярск".

21 августа 2008 года Дегтярской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 69 "О регистрации О. кандидатом на должность Главы городского округа Дегтярск".

О. обратился в суд с заявлением об отмене решения Дегтярской городской территориальной избирательной комиссии от 15 августа 2008 года N 63 "О регистрации Т. кандидатом на должность Главы городского округа Дегтярск". В обоснование заявления пояснил, что в нарушение требований Избирательного кодекса Свердловской области в подписных листах с подписями избирателей в поддержку выдвижения Т. не указано наименование муниципального образования (населенного пункта), на территории которого осуществлялся сбор подписей избирателей, поэтому подписи на всех подписных листах являются недействительными. Кроме того, 9 подписей на подписных листах N 1, N 3, N 7, N 19 должны быть признаны недействительными ввиду наличия специально не оговоренных исправлений в сведениях об избирателях и о сборщиках подписей.

Представитель Дегтярской городской территориальной избирательной комиссии, заинтересованное лицо Т. в судебном заседании заявление не признали.

Решением Ревдинского городского суда от 08 сентября 2008 года заявление О. оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе заявитель О. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. 5 п. 6 ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области основанием для отказа в регистрации кандидата является недостаточное количество достоверных подписей избирателей, представленных для регистрации кандидата, либо выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, если иное не установлено федеральным законом. В соответствии с федеральным законом, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, выявление 10 и более процентов недостоверных и (или) недействительных подписей от общего количества подписей, отобранных для проверки, не является основанием для отказа в регистрации кандидата в случае, когда для его регистрации требуется представление менее 200 подписей, если достоверных подписей достаточно для регистрации.

В соответствии с п. 5 ст. 52 Избирательного кодекса Свердловской области недействительными подписями признаются: подписи избирателей с исправлениями в соответствующих этим подписям сведениях об избирателях, если эти исправления специально не оговорены избирателями или лицами, заверяющими подписные листы (подп. 6); все подписи избирателей в подписном листе в случаях, если в сведениях о лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей, имеются исправления, специально не оговоренные лицом, осуществлявшим сбор подписей, и (или) кандидатом (подп. 7); все подписи избирателей в подписном листе, изготовленном с несоблюдением требований, предусмотренных ст. 49 настоящего Кодекса, и (или) оформленном не в соответствии с приложениями 5, 6, 7 к настоящему Кодексу.

В силу п. 1 ст. 49 Избирательного кодекса Свердловской области подписные листы изготавливаются кандидатами, избирательными объединениями самостоятельно по установленной форме (приложения 5, 6, 7 к настоящему Кодексу). В каждом подписном листе указываются фамилия, имя, отчество, гражданство, дата рождения, место работы, занимаемая должность (род занятий), наименование населенного пункта, в котором проживает кандидат, и наименование избирательного округа, в котором он выдвигается, а также наименование муниципального образования (населенного пункта), на территории которого осуществляется сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата.

Отказывая в удовлетворении заявления об отмене решения избирательной комиссии, суд первой инстанции правильно исходил из перечисленных требований Избирательного кодекса Свердловской области.

В судебном заседании судом первой инстанции было установлено, что во всех подписных листах с подписями избирателей в поддержку выдвижения кандидата Т. указано наименование муниципального образования (населенного пункта), на территории которого осуществлялся сбор подписей в поддержку выдвижения кандидата - городской округ Дегтярск (г. Дегтярск). На основании изложенного суд правильно признал необоснованными доводы заявителя в указанной части.

В кассационной жалобе заявителя названные выводы суда первой инстанции не оспариваются.

Также не нашли свое подтверждение в суде первой инстанции доводы заявителя о недействительности 9 подписей избирателей ввиду наличия специально не оговоренных исправлений. Судом были исследованы все подписные листы, которые были указаны заявителем, в результате чего суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии исправлений, которые могли привести к иному прочтению содержащихся сведений, поскольку воспроизведение определенных букв и цифр было связано с особенностями почерка лиц, осуществлявших сбор подписей, и допущенной небрежностью при их написании во время сбора подписей, все сведения в подписных листах не препятствуют их однозначному восприятию.

При таких обстоятельствах вывод суда об отказе в удовлетворении заявленных требований сделан правильно, что мотивировано в решении суда.

Необоснованность доводов кассационной жалобы отражена в судебном решении с изложением соответствующих выводов, которые судебная коллегия считает правильными.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 18 сентября 2008 года, дело N 33-7816/2008

 

Споры, связанные с обжалованием иных решений и действий

избирательной комиссии

 

Избиратели, не имеющие регистрации по месту жительства в пределах Российской Федерации, решением участковой комиссии могут быть включены в список избирателей на избирательном участке, образованном или определенном решением вышестоящей комиссии для проведения голосования этих избирателей, по личному письменному заявлению, поданному в участковую комиссию не позднее чем в день голосования.

 

П. обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий должностных лиц участковой избирательной комиссии участка N 1407, которыми ему отказано во включении его в список избирателей, об обязании внести изменения в список избирателей по выборам в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, предоставить ему возможность проголосовать.

В обоснование своих требований П. указал, что обратился в участковую избирательную комиссию участка N 1407 для реализации избирательного права, предъявив паспорт гражданина Российской Федерации без отметки о регистрации по месту жительства.

Внести его в список избирателей на основании предъявленного им паспорта должностные лица участковой избирательной комиссии отказались, предложив написать заявление с просьбой включить его в список избирателей.

Данный отказ заявитель считал неправомерным и просил суд признать незаконными действия должностных лиц участковой избирательной комиссии N 1407, расположенной по адресу: г. Екатеринбург, ул. Первомайская, 73, которыми ему отказано во включении его в список избирателей на основании паспорта, и обязать внести изменения в список избирателей по выборам в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, включить его в список избирателей.

В судебном заседании П. отказался от требований в части включения его в список избирателей по выборам в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, но просил предоставить ему право проголосовать.

Отказ принят судом, производство по делу в этой части прекращено. В остальной части заявитель требования поддержал.

Представитель заинтересованного лица Кировской районной территориальной избирательной комиссии - В.В., действующая на основании постановления от 21 декабря 2006 года N 303, с заявлением не согласна, суду пояснила, что П. в списки избирателей участковых избирательных комиссий Кировского района включен не был, так как не значится в сведениях об избирателях, зарегистрированных на территории района, представленных органами местного самоуправления в лице Главы Администрации Кировского района, на которого постановлением Главы Екатеринбурга от 17 апреля 2006 года N 298 "Об организации и осуществлении регистрации (учета) избирателей, участников референдума на территории муниципального образования "Город Екатеринбург" возложены обязанности по организации регистрации (учета) избирателей. В территориальную избирательную комиссию и участковую избирательную комиссию N 1407 до дня голосования и в день голосования 02 декабря 2007 года с заявлением о включении его в список избирателей П. не обращался. Решений о включении либо об отказе во включении П. в список избирателей Кировской районной территориальной избирательной комиссией и участковой избирательной комиссией N 1407 не принималось. Согласно п. 17 ст. 17 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме", для реализации своего избирательного права П. должен был написать заявление о включении его в список избирателей. Такого заявления от П. не поступало.

Решением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 28 апреля 2008 года заявление П. о признании незаконными действий должностных лиц участковой избирательной комиссии N 1407 оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе П. просил отменить решение суда как незаконное.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В силу ч. 2 ст. 32 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.

В соответствии с п. 10 ст. 16 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" граждане Российской Федерации, зарегистрированные по месту жительства на территории избирательного участка после представления списка избирателей для ознакомления избирателям, а также граждане, по какой-либо иной причине не включенные в список избирателей, дополнительно включаются решением участковой избирательной комиссии в список избирателей на основании паспорта или документа, заменяющего паспорт гражданина, а при необходимости и документов, подтверждающих нахождение места жительства (при отсутствии места жительства в пределах Российской Федерации - места пребывания) избирателя на территории данного избирательного участка.

Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ определен порядок составления списков избирателей, участников референдума.

Согласно п. 4 ст. 17 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", основанием для включения гражданина Российской Федерации в список избирателей, участников референдума на конкретном избирательном участке, участке референдума является факт нахождения его места жительства на территории этого участка, а в случаях, предусмотренных Федеральным законом N 67-ФЗ, иным законом, - факт временного пребывания гражданина на территории этого участка (при наличии у гражданина активного избирательного права, права на участие в референдуме) либо наличие у гражданина открепительного удостоверения.

Факт нахождения места жительства либо временного пребывания гражданина на территории определенного избирательного участка, участка референдума устанавливается органами регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации.

В соответствии с п. 15 ст. 17 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" участковая комиссия за 20 дней до дня голосования представляет список избирателей, участников референдума для ознакомления избирателей, участников референдума и его дополнительного уточнения.

Гражданин Российской Федерации, обладающий активным избирательным правом, правом на участие в референдуме, вправе обратиться в участковую комиссию с заявлением о включении его в список избирателей, участников референдума, об исправлении любой ошибки или неточности в сведениях о нем, внесенных в список избирателей, участников референдума.

Судом установлено, что П. не значится в сведениях об избирателях, зарегистрированных на территории района, представленных органами местного самоуправления в лице Главы Администрации Кировского района, на которого постановлением Главы Екатеринбурга от 17 апреля 2006 года N 298 "Об организации и осуществлении регистрации (учета) избирателей, участников референдума на территории муниципального образования "город Екатеринбург" возложены обязанности по организации регистрации (учета) избирателей.

Соответственно в списки избирателей он внесен не был.

П. зарегистрирован по месту пребывания - г. Екатеринбург, ул. М-а, д. 1 - 22 января 2008 года, после проведения выборов в Государственную Думу.

На момент проведения выборов заявитель не имел регистрации ни по месту жительства, ни по месту пребывания. Доказательств обратного заявителем в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Согласно п. 17 ст. 17 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" законом может быть предусмотрено, что избиратели, участники референдума, не имеющие регистрации по месту жительства в пределах Российской Федерации, решением участковой комиссии могут быть включены в список избирателей, участников референдума на избирательном участке, участке референдума, образованных или определенных решением вышестоящей комиссии для проведения голосования этих избирателей, участников референдума, по личному письменному заявлению, поданному в участковую комиссию не позднее чем в день голосования.

Как следует из пояснений заинтересованного лица и подтверждается материалами дела, согласно постановлению Избирательной комиссии Свердловской области от 08 ноября 2007 года N 26/181 "Об избирательных участках для голосования избирателей на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва, не имеющих регистрацию по месту жительства в пределах Российской Федерации" избирательный участок N 1407 был определен на территории Кировского района для голосования граждан, не имеющих регистрацию по месту жительства в пределах Российской Федерации.

Судом установлено, что 02 декабря 2007 года П. не обращался в участковую избирательную комиссию N 1407 с заявлением о включении его в список избирателей, избирательная комиссия решение об отказе во включении его в список избирателей по выборам депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого созыва не принимала. Заявителем также не представлено доказательств того, что 02 декабря 2007 года он приходил на избирательный участок N 1407.

Доводы заявителя о том, что необходимость написания заявления о включении его в список избирателей ограничивает его право на участие в выборах, являются несостоятельными, поскольку обязательность написания такого заявления прямо предусмотрена законом.

Суд также пришел к правильному выводу о том, что ссылка П. на п. 10 ст. 16 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" в части необязательности написания заявления является неверным толкованием заявителем закона, поскольку вышеуказанный пункт относится к лицам, имеющим место жительства или место пребывания на территории избирательного участка, что подтверждается паспортом или иным документом.

П. не имел документов, подтверждающих его пребывание на территории участка, а потому он должен был написать заявление для включения его в список избирателей.

Доводы кассационной жалобы не подлежат удовлетворению, поскольку сводятся к неправильному толкованию норм материального права и переоценке доказательств, которым суд дал надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, постановив законное и обоснованное решение.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 03 июля 2008 года, дело N 33-4516/2008

 

Зарегистрированный кандидат не вправе использовать предоставленное ему для размещения агитационных материалов эфирное время на канале организаций, осуществляющих телевещание, в целях распространения информации, способствующей созданию отрицательного отношения избирателей к иным кандидатам, избирательным объединениям, выдвинувшим кандидатов, список кандидатов.

 

Решением избирательной комиссии г. Нижнего Тагила от 04 сентября 2008 года N 189 И. зарегистрирована кандидатом на должность Главы г. Нижнего Тагила.

Решением избирательной комиссии г. Нижнего Тагила от 22 сентября 2008 года N 245 "О дополнительном рассмотрении жалобы З." зарегистрированному кандидату на должность Главы г. Нижнего Тагила И. вынесено предупреждение за нарушение порядка проведения предвыборной агитации, предложено телерадиокомпаниям г. Нижнего Тагила прекратить трансляцию в эфире видеоролика зарегистрированного кандидата на должность Главы г. Нижнего Тагила И. с условным названием "Рабочий".

И. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным указанного решения избирательной комиссии и возложении обязанности по восстановлению нарушенных избирательных прав. В обоснование заявления пояснила, что в видеоролике отсутствуют прямые или скрытые призывы голосовать против кого-либо из кандидатов на должность Главы г. Нижнего Тагила, изображения иных кандидатов на указанную должность кроме кандидата И., отсутствует информация, прямо или косвенно способствующая созданию отрицательного отношения избирателей к кому-либо из кандидатов. В ролике также отсутствует набор персональных данных, которые могли бы стать основанием для вывода о том, что речь идет о ком-либо из кандидатов. Оспариваемое решение избирательной комиссией было принято под давлением председателя и заместителя председателя Избирательной комиссии Свердловской области, которая применительно к данным выборам не является вышестоящей комиссией по отношению к избирательной комиссии г. Нижнего Тагила.

Представители заинтересованных лиц - избирательной комиссии г. Нижнего Тагила, Л.А. - в судебном заседании заявление не признали.

Решением Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 30 сентября 2008 года в удовлетворении заявления И. отказано.

В кассационной жалобе заявитель И. просила решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность, и принять новое решение по делу об удовлетворении заявления.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с подп. 4 п. 6-2 ст. 70 Избирательного кодекса Свердловской области, Федеральным законом от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, зарегистрированный кандидат, избирательное объединение не вправе использовать предоставленное им для размещения агитационных материалов эфирное время на канале организаций, осуществляющих телевещание, в целях распространения информации, способствующей созданию отрицательного отношения избирателей к кандидату, избирательному объединению, выдвинувшему кандидата, список кандидатов.

В соответствии с п. 3-1 ст. 16 Избирательного кодекса Свердловской области, Федеральным законом от 12 июня 2002 года, устанавливающим основные гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, в случае нарушения кандидатом, избирательным объединением указанного Федерального закона соответствующая избирательная комиссия вправе вынести этим кандидату, избирательному объединению предупреждение, которое доводится до сведения избирателей через средства массовой информации либо иным способом.

Как следует из материалов дела, при принятии оспариваемого решения избирательная комиссия г. Нижнего Тагила пришла к выводу о том, что распространение агитационного материала кандидата И. - видеоролика с условным названием "Рабочий" - на каналах организаций телевещания противоречит требованию подп. 4 п. 6-2 ст. 70 Избирательного кодекса Свердловской области, поскольку по своему воздействию побуждает голосовать против одного из кандидатов на должность Главы г. Нижнего Тагила и создает отрицательное отношение избирателей к этому кандидату. Кроме того, данный ролик содержит злоупотребление свободой массовой информации.

Судом первой инстанции было установлено, что из всех зарегистрированных кандидатов на должность Главы г. Нижнего Тагила только кандидат Ч. занимает должность председателя правления открытого акционерного общества "Тагилбанк", другие кандидаты к банковской деятельности отношения не имеют. В агитационном видеоролике кандидата И. имеется указание на банкира - кандидата на должность Главы г. Нижнего Тагила, за которого руководство предприятия заставляет голосовать рабочих. С учетом изложенного суд правильно не принял во внимание доводы заявителя об отсутствии изображения и персональных данных кандидата, поскольку в ролике банкир однозначно отождествляется с кандидатом Ч.

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что сведения, содержащиеся в тексте, сопровождающем видеоролик, способствуют созданию отрицательного отношения избирателей к кандидату Ч. и по существу содержат в себе призыв не голосовать за данного кандидата с использованием грубого выражения, обозначающего его ненужность и никчемность, относящегося к жаргонизмам, предлагая при этом альтернативную кандидатуру И.

Также являются правильными выводы суда о законности действий Избирательной комиссии Свердловской области, которая в силу п. 2 ст. 15 Избирательного кодекса Свердловской области осуществляет организацию подготовки и проведения выборов глав муниципальных образований, а также о правомочности избирательной комиссии г. Нижнего Тагила при принятии оспариваемого решения.

Судебная коллегия находит суждения суда первой инстанции по делу правильными, так как они соответствуют установленным по делу обстоятельствам, сделаны при правильном применении и толковании избирательного законодательства, которое в решении суда приведено.

Доводы кассационной жалобы заявителя сводятся исключительно к переоценке доказательств по делу, являются аналогичными мотивам обращения в суд и позиции представителя заявителя в судебном заседании, которые в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации являлись предметом исследования и оценки со стороны суда первой инстанции. Изучение материалов дела не дает оснований признать обоснованными и влекущими отмену решения доводы жалобы относительно непринятия судом во внимание указанных заявителем обстоятельств.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 06 октября 2008 года, дело N 33-8392/2008

 

В суде первой инстанции не нашли свое подтверждение доводы заявления о нарушениях, допущенных территориальной избирательной комиссией при принятии ею оспариваемых решений.

 

12 сентября 2008 года Первоуральской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 29/344 "О поступившем заявлении от кандидатов в депутаты Первоуральской городской Думы городского округа Первоуральск по четырехмандатному избирательному округу N 6 Т. и С.".

15 сентября 2008 года Первоуральской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 30/345 "О внесении изменений в составы окружных избирательных комиссий по четырехмандатным избирательным округам N 3, N 6".

С. обратился в суд с заявлением о признании незаконными и об отмене названных решений Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии ввиду их несоответствия нормам избирательного законодательства и нарушения его избирательных прав.

Представители Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии в судебном заседании заявление не признали.

Решением Первоуральского городского суда от 27 сентября 2008 года заявление С. оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе заявитель С. просил решение суда отменить, оспаривая его законность и обоснованность.

Судебная коллегия оставила решение суда без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 4 ст. 20 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" комиссии обязаны в пределах своей компетенции рассматривать поступившие к ним в период избирательной кампании обращения о нарушении закона, проводить проверки по этим обращениям и давать лицам, направившим обращения, письменные ответы в пятидневный срок, но не позднее дня, предшествующего дню голосования. Если факты, содержащиеся в обращениях, требуют дополнительной проверки, решения по ним принимаются не позднее чем в десятидневный срок.

В соответствии со ст. 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" членами комиссий с правом решающего голоса не могут быть лица, которые находятся в непосредственном подчинении у кандидатов (подп. "л" п. 1). Член комиссии с правом решающего голоса освобождается от исполнения обязанностей члена комиссии до истечения срока своих полномочий по решению органа, его назначившего, в случае подачи членом комиссии заявления в письменной форме о сложении своих полномочий (подп. "а" п. 6). Если орган, назначивший члена комиссии, не примет решение о досрочном прекращении полномочий члена комиссии в течение одного месяца, а в период избирательной кампании - в течение десяти дней со дня поступления в указанный орган заявления члена комиссии в письменной форме о сложении своих полномочий либо появления иных оснований, не позволяющих ему выполнять свои обязанности, решение о прекращении полномочий этого члена комиссии принимается комиссией, в состав которой он входит, в течение трех дней со дня истечения указанного срока (п. 10). Орган, назначивший члена комиссии, обязан назначить нового члена комиссии вместо выбывшего по обстоятельствам, указанным в пп. 6, 8 настоящей статьи, не позднее чем в месячный срок, а в период избирательной кампании - не позднее чем через 10 дней со дня его выбытия в соответствии с требованиями, установленными п. 4 ст. 21, ст. ст. 22 - 27 настоящего Федерального закона (п. 11).

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из вышеуказанных требований избирательного законодательства.

В суде первой инстанции не нашел свое подтверждение довод заявления о нарушениях, допущенных Первоуральской городской территориальной избирательной комиссией при принятии решения от 12 сентября 2008 года N 29/344 "О поступившем заявлении от кандидатов в депутаты Первоуральской городской Думы городского округа Первоуральск по четырехмандатному избирательному округу N 6 Т. и С.".

Судом первой инстанции было установлено, что вышеуказанное оспариваемое решение было принято избирательной комиссией с соблюдением компетенции, полномочий и порядка деятельности комиссии, в том числе с соблюдением срока рассмотрения обращения о нарушении закона, поскольку факты, содержащиеся в обращении Т. и С., требовали дополнительной проверки и своевременного направления заявителям письменного ответа.

Как следует из текста оспариваемого решения избирательной комиссии от 12 сентября 2008 года N 29/344, доводы заявителей были признаны обоснованными, председателю Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии поручено принять меры к устранению выявленных нарушений в срок до 15 сентября 2008 года.

В дальнейшем путем принятия оспариваемого решения избирательной комиссии от 15 сентября 2008 года N 30/345 были устранены нарушения подп. "л" п. 1 ст. 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", в соответствии с которым членами комиссий с правом решающего голоса не могут быть лица, находящиеся в непосредственном подчинении у кандидата.

Также является правильным вывод суда первой инстанции о том, что отсутствуют основания для признания решения Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии от 15 сентября 2008 года N 30/345 "О внесении изменений в составы окружных избирательных комиссий по четырехмандатным избирательным округам N 3, N 6" незаконным и его отмены.

Судом первой инстанции был проверен порядок освобождения от обязанностей членов комиссии с правом решающего голоса и назначения новых членов комиссии вместо выбывших, а также порядок формирования окружных избирательных комиссий, предусмотренные ст. ст. 25, 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Каких-либо нарушений избирательного законодательства судом первой инстанции не установлено.

Доводы кассационной жалобы заявителя о допущенных нарушениях носят предположительный характер и не подтверждаются доказательствами, представленными по делу и исследованными судом первой инстанции. Какие-либо опровергающие доказательства заявителем в суд первой инстанции не представлены.

Кроме того, в суд первой инстанции заявителем не представлены доказательства нарушения его избирательных прав, в защиту которых он обратился в суд. Отсутствуют такие доводы и в кассационной жалобе заявителя. В данном случае заявитель обратился в суд в порядке гл. 26 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в защиту избирательных прав. Вместе с тем какие-либо нарушения избирательных прав заявителя, предусмотренных подп. 28 ст. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", отсутствуют.

Доводы кассационной жалобы заявителя о неправильном применении судом п. 10 ст. 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" являются несостоятельными, поскольку в данном случае основанием для досрочного прекращения полномочий членов комиссии явились заявления членов комиссии в письменной форме о сложении своих полномочий, решение по которым было принято уполномоченной избирательной комиссией в установленный срок.

Вывод суда первой инстанции об отсутствии предусмотренных законом оснований для отмены оспариваемых решений избирательной комиссии основан на анализе доказательств, мотивирован, соответствует требованиям избирательного законодательства, и оснований считать его неправильным у судебной коллегии не имеется.

Другие доводы кассационной жалобы заявителя о незаконности решения суда приводились заявителем в суде первой инстанции в обоснование своих требований, были предметом судебного разбирательства, и им дана судом надлежащая правовая оценка.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 28 октября 2008 года, дело N 33-8823/2008

 

Суд пришел к правильному выводу об отсутствии нарушений кандидатом на должность Главы Екатеринбурга законодательства Российской Федерации об интеллектуальной собственности при выпуске агитационных материалов.

 

Решением Екатеринбургской городской Думы от 11 декабря 2007 года N 78/50 очередные выборы Главы Екатеринбурга назначены на 02 марта 2008 года.

Постановлением избирательной комиссии муниципального образования "Город Екатеринбург" от 18 января 2008 года N 47 Е. зарегистрирован кандидатом на должность Главы Екатеринбурга по единому (общемуниципальному) избирательному округу.

Постановлением избирательной комиссии муниципального образования "Город Екатеринбург" (далее - избирательная комиссия) от 08 февраля 2008 года N 77 агитационные материалы зарегистрированного кандидата на должность Главы Екатеринбурга, содержащие термин "План Путина", признаны выполненными с нарушением требований ч. 1.1 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 2-1 ст. 70 Избирательного кодекса Свердловской области. Также постановлено обратиться в УВД г. Екатеринбурга и прокуратуру г. Екатеринбурга с представлением об изъятии агитационных материалов зарегистрированного кандидата на должность Главы Екатеринбурга Е., содержащих термин "План Путина", направить копию постановления средствам массовой информации и в газету "Вечерний Екатеринбург" для официального опубликования.

Не согласившись с постановлением, Е. обратился в суд с заявлением о признании его незаконным, возложении обязанности на избирательную комиссию направить копию решения суда в газету "Вечерний Екатеринбург" и те же средства массовой информации, куда направлялось оспариваемое постановление, принести ему официальные извинения с опубликованием их в газете "Вечерний Екатеринбург".

В обоснование требований указал, что словосочетание "План Путина" не является результатом интеллектуальной деятельности Всероссийской политической партии "Единая Россия" и ее председателя Грызлова Б.В., поскольку оно широко использовалось иными лицами задолго до выступления последнего на совместном заседании Высшего совета и Генерального совета Всероссийской политической партии "Единая Россия", состоявшемся 22 мая 2007 года. Принимая постановление в части обращения в УВД г. Екатеринбурга и прокуратуру г. Екатеринбурга с представлением об изъятии агитационных материалов кандидата Е., избирательная комиссия превысила свои полномочия, так как согласно п. 8 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" нарушение законодательства об интеллектуальной собственности не является основанием для обращения комиссии в правоохранительные органы с представлением об изъятии агитационных материалов.

Представители избирательной комиссии, Свердловского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия", Администрации г. Екатеринбурга с требованиями не согласились, указав, что оспариваемое постановление комиссии соответствует избирательному законодательству.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 15 февраля 2008 года требования Е. удовлетворены частично: постановление избирательной комиссии муниципального образования "Город Екатеринбург" от 08 февраля 2008 года N 77 признано незаконным. В удовлетворении остальной части требований отказано.

Избирательная комиссия в кассационной жалобе просила отменить решение суда по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда.

Разрешая спор, суд правильно определил характер правоотношений сторон и нормы закона, которые их регулируют, исследовал обстоятельства, имеющие значение для дела, и постановил решение в соответствии с нормами материального и процессуального законодательства.

В соответствии с п. 1.1 ст. 56 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и п. 2-1 ст. 70 Избирательного кодекса Свердловской области запрещается агитация, нарушающая законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности.

Отношения по использованию результатов интеллектуальной деятельности с 01 января 2008 года регулируются частью четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляющей в ст. 1225 перечень объектов интеллектуальной собственности, которым предоставляется правовая охрана.

Признавая агитационные материалы кандидата Е. не соответствующими вышеназванным положениям избирательного законодательства, избирательная комиссия сослалась на использование в них словосочетания "План Путина", которое, по ее мнению, является результатом интеллектуальной деятельности Всероссийской политической партии "Единая Россия" и ее председателя Грызлова Б.В. В обоснование этого указано, что данное словосочетание является частью названия и неотъемлемой смысловой составляющей политического доклада председателя Всероссийской политической партии "Единая Россия" Грызлова Б.В. на совместном заседании Высшего совета и Генерального совета Всероссийской политической партии "Единая Россия" 22 мая 2007 года, а в последующем и частью названия предвыборной программы указанной партии.

Собранные доказательства подтверждают факт использования словосочетания "План Путина" кандидатом Е. в своих агитационных материалах. Вместе с тем, как верно отмечено судом первой инстанции, данное словосочетание не является результатом самостоятельной творческой деятельности, в связи с чем оно не может рассматриваться в качестве объекта авторских прав, перечень которых закреплен ст. 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации, а потому могло использоваться кандидатом в ходе предвыборной агитации, в том числе путем его воспроизведения в агитационных материалах.

Утверждения избирательной комиссии и Свердловского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия" об авторстве Грызлова Б.В. и Всероссийской политической партии "Единая Россия" в отношении данного словосочетания не подтвердились в ходе судебного заседания. Одновременно, представленные суду доказательства достоверно свидетельствуют о том, что оно использовалось иными лицами, в том числе в средствах массовой информации, значительно ранее политического доклада, имевшего место 22 мая 2007 года.

Более того, Всероссийская политическая партия "Единая Россия" не может являться автором результатов интеллектуальной деятельности, поскольку по смыслу положений п. 1 ст. 1228 Гражданского кодекса Российской Федерации таковым может выступать только гражданин, творческим трудом которого создан такой результат. Аналогичные положения применительно к объектам авторских прав закреплены в ст. 1257 названного Кодекса.

Судом также обоснованно отвергнута ссылка избирательной комиссии и Свердловского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия" на наличие правовой охраны словосочетания как неотъемлемой и основной смысловой части названия политического доклада Грызлова Б.В. и программы Всероссийской политический партии "Единая Россия".

Согласно п. 7 ст. 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации, авторские права распространяются на часть произведения, на его название, на персонаж произведения, если по своему характеру они могут быть признаны самостоятельным результатом творческого труда автора и отвечают требованиям, установленным п. 3 настоящей статьи.

В соответствии с п. 3 названой статьи Гражданского кодекса Российской Федерации авторские права распространяются как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, выраженные в какой-либо объективной форме, в том числе в письменной, устной форме (в виде публичного произнесения, публичного исполнения и иной подобной форме), в форме изображения, в форме звуко- или видеозаписи, в объемно-пространственной форме.

По смыслу названных положений закона правовая охрана может быть предоставлена названию произведения, в том числе названию политической речи (доклада) либо названию программы политической партии, но при условии признания их самостоятельным результатом творческой деятельности. С учетом этого суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что на словосочетание "План Путина" как на часть названия политического доклада Грызлова Б.В. и часть названия предвыборной программы политической партии авторские права не распространяются.

Доводы кассационной жалобы об ограничительном толковании судом положений п. 7 ст. 1259 Гражданского кодекса Российской Федерации являются ошибочными, основанными на неправильном толковании положений закона.

Не представлено избирательной комиссией и доказательств использования в агитационных материалах кандидата полностью либо в части содержания программы Всероссийской политической партии "Единая Россия" и политического доклада ее председателя Грызлова Б.В., свидетельствующих о нарушении Е. законодательства об интеллектуальной собственности.

Довод кассационной жалобы об обязанности суда первой инстанции оставить заявление Е. без рассмотрения по мотиву наличия спора о праве не свидетельствует о незаконности постановленного судом решения. Предметом судебной проверки являлись законность и обоснованность оспариваемого Е. постановления избирательной комиссии, а не разрешение спора об исключительном праве на результат интеллектуальной деятельности.

Доводы избирательной комиссии о том, что, используя элементы предвыборной агитации Всероссийской политической партии "Единая Россия", Е. фактически проводит предвыборную агитацию за указанную партию, не могут быть приняты во внимание, поскольку данные обстоятельства не были учтены избирательной комиссией при вынесении оспариваемого постановления.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу об отсутствии нарушений кандидатом Е. законодательства Российской Федерации об интеллектуальной собственности при выпуске агитационных материалов, в связи с чем обоснованно признал оспариваемое постановление избирательной комиссии незаконным в полном объеме.

Изложенные в решении суда выводы подробно мотивированы, основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дела и требованиям закона. Основания для признания их неправильными отсутствуют.

Не содержит таких оснований и кассационная жалоба избирательной комиссии, доводы которой аналогичны указанным при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Эти доводы были предметом обсуждения суда первой инстанции и обоснованно признаны им несостоятельными. Какие-либо иные доводы кассационная жалоба заявителя не содержит.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 26 февраля 2008 года, дело N 33-1707/2008

 

Процессуальные вопросы

 

Судебная коллегия обратила внимание суда на нарушения норм гражданского процессуального права, допущенные при рассмотрении и разрешении избирательного дела по существу, выразившиеся в несвоевременной подготовке дела к судебному разбирательству.

 

Ч., зарегистрированный кандидатом в депутаты Городской Думы г. Каменска-Уральского по одномандатному избирательному округу N 1, обратился в суд с заявлением об отмене регистрации кандидата по тому же избирательному округу Б.

06 октября 2008 года Синарским районным судом г. Каменска-Уральского постановлено решение об отказе в удовлетворении заявления Ч.

Оспаривая законность и обоснованность постановленного судом решения, заявитель Ч. в кассационной жалобе указал на неправильное применение норм материального права.

Определением судебной коллегии по гражданским делам от 09 октября 2008 года решение Синарского районного суда г. Каменска-Уральского от 06 октября 2008 года оставлено без изменения.

В то же время судебная коллегия сочла необходимым обратить внимание на нарушения норм гражданского процессуального права, допущенные при рассмотрении и разрешении дела по существу, выразившиеся в несвоевременной подготовке дела к судебному разбирательству.

Статьей 154 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации строго регламентируются сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел.

Согласно ч. 6 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в период избирательной кампании заявление, поступившее в суд до дня голосования, должно быть рассмотрено и разрешено в течение пяти дней со дня его поступления, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а заявление, поступившее в день, предшествующий дню голосования, в день голосования или в день, следующий за днем голосования, - немедленно.

Одновременно, положения п. 5 ст. 78 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и ч. 9 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации устанавливают, что решение относительно заявления об отмене регистрации кандидата принимается судом не позднее чем за 5 дней до дня голосования.

В связи с этим должны приниматься все зависящие от суда меры, призванные обеспечить своевременную и эффективную защиту прав участников избирательного процесса.

При этом согласно ст. 147 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с целью своевременного рассмотрения и разрешения дела по существу суд обязательно проводит надлежащую подготовку дела к судебному разбирательству.

Как следует из материалов дела, заявление Ч. поступило в суд 03 октября 2008 года. Поскольку выборы депутатов Городской Думы г. Каменска-Уральского были назначены на 12 октября 2008 года, то последним днем для рассмотрения заявления являлось 06 октября 2008 года.

Несмотря на установленный законом сокращенный срок разрешения дел данной категории, судом до 06 октября 2008 года фактически не принималось каких-либо мер, направленных на рассмотрение поступившего заявления, поскольку оно было принято к производству судьей В. только спустя 3 дня после поступления в суд, 06 октября 2008, то есть в последний возможный день для его рассмотрения.

Данное обстоятельство свидетельствует об игнорировании судом положений п. 11 ст. 75 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", устанавливающего, что суды обязаны организовать свою работу (в том числе в выходные дни) таким образом, чтобы обеспечить своевременное рассмотрение заявлений.

Тогда же судьей было вынесено определение о подготовке дела к судебному разбирательству, однако каких-либо подготовительных действий, за исключением вручения копий заявления Ч. заинтересованным лицам, судьей по делу не производилось. При этом судьей копия заявления вручена представителю избирательной комиссии только в 18:38 06 октября 2008 года, тогда как судебное заседание по делу было назначено на 19:00 того же дня. Данные действия не соответствуют ч. 3 ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд.

Перечисленные нарушения гражданского процессуального права свидетельствуют об отсутствии своевременной и надлежащей подготовки дела к судебному разбирательству, что не соответствует задачам гражданского судопроизводства, закрепленным в ст. 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и умаляет авторитет судебной власти, что является недопустимым.

Судебная коллегия обратила внимание председателя Синарского районного суда г. Каменска-Уральского и судьи В. на допущенные нарушения норм гражданского процессуального права.

 

Частное определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 09 октября 2008 года, дело N 33-8464/2008

 

Возврат искового заявления возможен только по основаниям, предусмотренным законом, и только до решения вопроса о принятии искового заявления к производству.

 

Председатель Гаринской районной территориальной избирательной комиссии обратился в суд с иском об отмене решения комиссии от 13 августа 2008 года N 103 "О регистрации Т. на должность кандидата Главы Гаринского городского округа".

Определением Гаринского районного суда от 26 августа 2008 года исковое заявление возвращено.

В частной жалобе председатель Гаринской районной территориальной избирательной комиссии просил отменить определение суда, ссылаясь на нарушение процессуального законодательства.

Судебная коллегия отменила определение суда в связи с нарушением норм гражданского процессуального законодательства.

Судья в течение 5 дней со дня поступления искового заявления обязан рассмотреть вопрос о его принятии к производству (ст. 133 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). По смыслу закона, в течение этого срока суд должен вынести одно из следующих определений: 1) о принятии искового заявления; 2) об оставлении искового заявления без движения по основаниям, предусмотренным ст. ст. 136, 131, 132 Кодекса; 3) о возвращении искового заявления (ст. 135 Кодекса); 4) об отказе в принятии искового заявления (ст. 134 Кодекса). Таким образом, судья обязан принять к производству исковое заявление, если отсутствуют основания для оставления его без движения, возвращения либо отказа в принятии.

Возврат искового заявления (ст. 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) возможен только по основаниям, предусмотренным законом. Данное процессуальное действие возможно только до решения вопроса о принятии искового заявления. Судом этот вопрос решен после вынесения определений о принятии искового заявления, досудебной подготовке, в предварительном судебном заседании, что является недопустимым.

Приняв исковое заявление, судья тем самым счел его соответствующим требованиям закона, поэтому, если отсутствуют основания для прекращения производства по делу (ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) либо отсутствуют основания для оставления заявления без рассмотрения (ст. 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), должен был рассмотреть это заявление по существу.

В качестве оснований для возврата искового заявления суд указал на отсутствие полномочий у лица, подписавшего исковое заявление, на его предъявление в суд.

Однако данное обстоятельство должно было быть проверено судьей до принятия искового заявления к производству (ст. 132 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Судья должен был проверить полномочия представителя истца и в случае отсутствия таких документов вынести определение об оставлении искового заявления без движения, предложив устранить недостатки (ст. 136 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Кроме того, судьей в определении о возврате искового заявления неправомерно сделаны выводы об отсутствии оснований у избирательной комиссии обжаловать решение суда, что также не соответствует закону.

Судебное заседание состоялось 25 августа 2008 года, а определение вынесено на следующий день - 26 августа 2008 года, что противоречит ст. 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, применяемой по аналогии к вынесению иного (не решения) судебного постановления.

Отменив определение суда, судебная коллегия по гражданским делам направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 18 сентября 2008 года, дело N 33-7607/2008

 

Жалоба на решение избирательной комиссии о регистрации кандидата может быть подана в течение 10 дней со дня принятия обжалуемого решения. Указанный срок восстановлению не подлежит.

 

Решением Первоуральской городской Думы от 17 июля 2008 года N 481 очередные выборы депутатов Первоуральской городской Думы городского округа Первоуральск назначены на 12 октября 2008 года.

Решением Первоуральской окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Первоуральской городской Думы по четырехмандатному избирательному округу N 7 от 05 сентября 2008 года N 6/36 А. зарегистрирован кандидатом в депутаты Первоуральской городской Думы по четырехмандатному избирательному округу N 7 на выборах 12 октября 2008 года.

Решением Первоуральской окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Первоуральской городской Думы по четырехмандатному избирательному округу N 7 от 29 августа 2008 года N 4/15 С. зарегистрирована кандидатом в депутаты Первоуральской городской Думы по четырехмандатному избирательному округу N 7 на выборах 12 октября 2008 года.

08 сентября 2008 года А. обратился в суд с заявлением о признании незаконным решения избирательной комиссии от 29 августа 2008 года N 4/15 о регистрации С. кандидатом в депутаты Первоуральской городской Думы.

В обоснование требований указал, что регистрация С. произведена в нарушение действующего избирательного законодательства, поскольку в первом финансовом отчете, представленном вместе с другими документами в избирательную комиссию для уведомления о выдвижении и регистрации в качестве кандидата, содержались недостоверные сведения, в частности, неверный номер избирательного счета С., что свидетельствует о недействительности финансового отчета, а фактически - об отсутствии данного документа. При таких обстоятельствах избирательная комиссия в силу положений ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области должна была отказать в регистрации С. в качестве кандидата в депутаты. Кроме того, со стороны кандидата имело место неправомерное финансирование избирательной кампании, в частности, оплата изготовления подписных листов не из средств избирательного фонда кандидата.

Представитель избирательной комиссии с требованиями не согласился, указав, что решение комиссии о регистрации С. соответствует избирательному законодательству.

Заинтересованное лицо С. с требованиями не согласилась, пояснив, что неверный номер избирательного счета в финансовом отчете указан ошибочно. Данный факт не свидетельствует о недействительности самого отчета. Оплата изготовления подписных листов произведена за счет средств ее избирательного фонда, денежные средства для оплаты были сняты с ее избирательного счета.

Решением Первоуральского городского суда от 16 сентября 2008 года заявление А. оставлено без удовлетворения.

В кассационной жалобе А. просил отменить решение суда по мотиву его незаконности.

Судебная коллегия отменила решение суда, а производство по делу прекратила по следующим основаниям.

Согласно ч. 2 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, заявление, касающееся решения избирательной комиссии, комиссии референдума о регистрации, об отказе в регистрации кандидата (списка кандидатов), инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума, может быть подано в суд в течение 10 дней со дня принятия избирательной комиссией, комиссией референдума обжалуемого решения. Установленный данной нормой процессуальный срок восстановлению не подлежит.

Пунктом 2 ст. 78 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями) предусмотрено, что жалоба на решение комиссии о регистрации, об отказе в регистрации кандидата (списка кандидатов), инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума может быть подана в течение 10 дней со дня принятия обжалуемого решения. Указанный срок восстановлению не подлежит.

Установленный указанными правовыми нормами срок на обжалование решений избирательных комиссий о регистрации, об отказе в регистрации является специально установленным сроком для обращения в суд. Порядок исчисления этого срока должен производиться по правилам, установленным п. 1 ст. 11.1 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Так, в соответствии с п. 1 ст. 11.1 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", если какое-либо действие может (должно) осуществляться со дня наступления какого-либо события, то первым днем, в который это действие может (должно) быть осуществлено, является календарная дата наступления соответствующего события, но не ранее времени наступления этого события.

При исчислении срока по вышеуказанным правилам первым днем десятидневного срока для подачи в суд заявления об отмене решения избирательной комиссии о регистрации является 29 августа 2008 года - день принятия решения избирательной комиссией, последним днем для подачи заявления является 07 сентября 2008 года.

Заявление А. о признании незаконным решения избирательной комиссии о регистрации С. кандидатом в депутаты Первоуральской городской Думы направлено в суд 08 сентября 2008 года, то есть с нарушением установленного законом срока, который восстановлению не подлежит.

Таким образом, 08 сентября 2008 года у А. уже отсутствовало право на обращение в суд с заявлением об отмене решения избирательной комиссии от 29 августа 2008 года о регистрации С. кандидатом в депутаты. В связи с этим суд был не вправе рассматривать его заявление по существу и принимать решение, а обязан был отказать в принятии заявления, поскольку требование об отмене оспариваемого решения избирательной комиссии не подлежало рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского производства.

С учетом изложенного решение суда подлежит отмене, а производство по данному делу - прекращению.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 23 сентября 2008 года, дело N 33-7979/2008

 

Прекращая производство по делу, суд пришел к правильному выводу о том, что заявление не подлежало рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявитель обратился в суд с пропуском установленного законом срока и этот срок восстановлению не подлежит.

 

Решением Сысертской окружной избирательной комиссии пятимандатного избирательного округа N 1 от 24 января 2008 года N 29 Л. зарегистрирована кандидатом в депутаты Думы Сысертского городского округа четвертого созыва по Сысертскому пятимандатному избирательному округу. Пунктом 6 данного решения Л. предложено представить в окружную избирательную комиссию приказ или копию соответствующего приказа (распоряжения) об освобождении ее от выполнения должностных или служебных обязанностей не позднее 5 дней со дня регистрации, то есть до 29 января 2008 года.

Л. обратилась в суд с заявлением об оспаривании действий окружной избирательной комиссии в части требования о предоставлении приказа или копии соответствующего приказа (распоряжения) об освобождении ее от выполнения должностных или служебных обязанностей, указывая, что данные действия окружной избирательной комиссии являются неправомерными и нарушающими ее права, предусмотренные ст. 37 Конституции Российской Федерации, в связи с чем просила обязать окружную избирательную комиссию отозвать данное требование.

Представитель окружной избирательной комиссии с требованиями не согласился, пояснив, что решение комиссии соответствует избирательному законодательству.

Определением Сысертского районного суда от 26 февраля 2008 года производство по делу прекращено.

Л. в частной жалобе просила отменить определение суда, направить дело на рассмотрение в суд первой инстанции.

Судебная коллегия оставила определение суда без изменения по следующим основаниям.

В силу ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд прекращает производство по делу в случае, если дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 134 настоящего Кодекса.

Согласно п. 1 ч. 1 ст. 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья отказывает в принятии искового заявления в случаях, если заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявление рассматривается и разрешается в ином судебном порядке; заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым настоящим Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право; в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя.

Прекращая производство по делу, суд пришел к правильному выводу о том, что заявление Л. не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку она обратилась в суд с пропуском установленного законом срока и этот срок восстановлению не подлежит.

При этом суд обоснованно исходил из того, что согласно ч. 2 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 2 ст. 78 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" заявление об отмене решения избирательной комиссии о регистрации может быть подано в суд в течение 10 дней со дня принятия избирательной комиссией, комиссией референдума обжалуемого решения. Установленный данными нормами процессуальный срок восстановлению не подлежит.

Поскольку Л. обратилась в суд с заявлением об оспаривании решения окружной избирательной комиссии от 24 января 2008 года N 29 только 21 февраля 2008 года, то есть с пропуском установленного ч. 2 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации десятидневного срока, который восстановлению не подлежит, ее заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Прекращая производство по делу, суд с учетом характера отношений и их субъектного состава пришел к выводу о том, что заявление Л. об оспаривании действий окружной избирательной комиссии подлежит рассмотрению по правилам гл. 26 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а не в порядке гл. 25, как утверждала заявитель.

Данный вывод суда является обоснованным и соответствует требованиям действующего гражданского процессуального законодательства, поскольку отношения между зарегистрированным кандидатом в депутаты Л. и окружной избирательной комиссией регулируются избирательным законодательством, а не трудовым, как ошибочно полагала заявитель.

Доводы частной жалобы отмену определения суда повлечь не могут, так как изложенные в определении выводы ничем не опровергают.

Утверждения в жалобе о несогласии с выводом суда первой инстанции о невозможности восстановления десятидневного срока, установленного ч. 2 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, являются ошибочными, основанными на неправильном толковании закона. Данный срок является пресекательным и восстановлению не подлежит в силу прямого указания закона.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 29 февраля 2008 года, дело N 33-1843/2008

 

Судебная коллегия отменила определение суда первой инстанции, поскольку выводы суда о пропуске заявителем срока на обращение в суд с требованиями об отмене решений избирательных комиссий являются преждевременными.

 

Решением Первоуральской городской Думы от 17 июля 2008 года очередные выборы депутатов Первоуральской городской Думы городского округа Первоуральск назначены на 12 октября 2008 года.

Свердловское региональное отделение политической партии "Либерально-демократическая партия России" (далее - Региональное отделение) обратилось в суд с заявлением об отмене решения Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии от 13 августа 2008 года "О регистрации инициативы выдвижения кандидатов в депутаты Первоуральской городской Думы городского округа Первоуральск, выдвинутых Первоуральским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия", указывая, что данная регистрация проведена комиссией с нарушением избирательного законодательства. По этим же основаниям заявитель просил отменить решения окружных избирательных комиссий по выборам депутатов Первоуральской городской Думы о регистрации кандидатов в депутаты Думы, выдвинутых Первоуральским местным отделением указанной политической партии. Заявитель просил отменить регистрацию кандидатов в депутаты Первоуральской городской Думы, выдвинутых Первоуральским местным отделением данной политической партии.

Определением Первоуральского городского суда от 26 сентября 2008 года в принятии заявления отказано.

Оспаривая законность и обоснованность данного определения, Региональное отделение в частной жалобе просило отменить определение суда по мотиву его незаконности.

Судебная коллегия отменила определение суда по следующим основаниям.

Суд, отказывая в принятии заявления об отмене решения Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии от 13 августа 2008 года "О регистрации инициативы выдвижения кандидатов в депутаты Первоуральской городской Думы городского округа Первоуральск, выдвинутых Первоуральским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия", и решений окружных избирательных комиссий по выборам депутатов Первоуральской городской Думы о регистрации кандидатов в депутаты Думы, выдвинутых местным отделением указанной политической партии, пришел к выводу о том, что данные требования не подлежат рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку заявитель обратился в суд с пропуском установленного законом срока и этот срок восстановлению не подлежит.

Действительно, согласно ч. 2 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 2 ст. 78 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" заявление об отмене решения избирательной комиссии может быть подано в суд в течение 10 дней со дня принятия избирательной комиссией обжалуемого решения. Указанный процессуальный срок восстановлению не подлежит.

При этом судебная коллегия не может согласиться с доводами частной жалобы о том, что указанный срок может быть применен судом только по заявлению лиц, участвующих деле, поскольку такие доводы являются ошибочными, основанными на неправильном толковании закона.

Доводы частной жалобы о несоблюдении судом порядка подготовки дела к судебному разбирательству также являются несостоятельными, так как по смыслу действующего гражданского процессуального законодательства вопрос о принятии заявления к производству суда решается без вызова лиц, участвующих в деле, по правилам гл. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. При этом подготовка гражданского дела к судебному разбирательству возможна только после принятия заявления к производству суда и возбуждения гражданского дела. Заявителем же, напротив, оспаривается отказ суда в принятии его заявления и возбуждении гражданского дела.

Что касается действительно допущенного судом ошибочного указания в определении на десятидневный срок его обжалования, то данное обстоятельство само по себе не свидетельствует о незаконности судебного постановления и не может повлечь его отмену.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о пропуске заявителем срока на обращение в суд с требованиями об отмене решения Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии и решений окружных избирательных комиссий по выборам депутатов Первоуральской городской Думы о регистрации кандидатов в депутаты Думы, выдвинутых Первоуральским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия", по следующим основаниям.

К предъявленному в суд заявлению Регионального отделения не приложены копии оспариваемых заявителем решения Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии о регистрации инициативы выдвижения кандидатов и решений окружных избирательных комиссий о регистрации кандидатов в депутаты Первоуральской городской Думы, выдвинутых местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия". В самом же заявлении отсутствует указание на даты принятия окружными избирательными комиссиями данных решений, что не позволяет сделать однозначный и правильный вывод о пропуске заявителем срока на обращение в суд.

При таких обстоятельствах выводы суда о пропуске заявителем срока на обращение в суд с требованиями об отмене решений избирательных комиссий являются преждевременными, а определение суда - подлежащим отмене.

Кроме того, судом не разрешен вопрос о принятии к производству требования об отмене регистрации кандидатов в депутаты Первоуральской городской Думы, выдвинутых Первоуральским местным отделением Всероссийской политической партии "Единая Россия". В поданном Региональным отделением заявлении содержится такое самостоятельное требование, однако определение не содержит выводов суда относительно принятия или отказа в принятии к производству суда этого требования.

При новом рассмотрении вопроса о принятии к производству заявления Регионального отделения суду необходимо тщательно проверить наличие у заявителя права на обращение в суд с указанными требованиями, необходимых полномочий у лица, подписавшего и предъявившего заявление в суд, а также соблюдение Региональным отделением срока на обращение в суд с заявленными требованиями.

Отменив определение суда, судебная коллегия направила дело в тот же суд для повторного рассмотрения вопроса о его принятии к производству.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 02 октября 2008 года, дело N 33-8272/2008

 

Судебная коллегия по гражданским делам не нашла оснований для отмены определения суда первой инстанции о прекращении производства по делу.

 

К. обратился в суд с заявлением об оспаривании решения окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Городской Думы г. Каменска-Уральского по одномандатному округу N 22 от 06 сентября 2008 года, которым ему было отказано в регистрации кандидатом в депутаты Городской Думы г. Каменска-Уральского по одномандатному избирательному округу N 22.

Председатель окружной избирательной комиссии N 22 против заявления возражала, указав на пропуск срока подачи жалобы, который согласно п. 2 ст. 78 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" составляет 10 дней с даты принятия соответствующего решения.

Решение об отказе в регистрации К. кандидатом датировано 06 сентября 2008 года, дата подачи заявления - 18 сентября 2008 года, следовательно, срок обжалования пропущен. Согласно ст. 78 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", данный срок восстановлению не подлежит.

В судебном заседании К. пояснял, что согласно ст. 53 Избирательного кодекса Свердловской области решение о регистрации кандидата либо об отказе в регистрации должно быть принято комиссией в течение 10 дней со дня приема документов. Необходимые документы были предоставлены К. 01 сентября 2008 года, следовательно, решение должно быть принято в срок до 10 сентября 2008 года, и течение срока исковой давности начинается именно от даты принятия решения. Таким образом, срок на оспаривание решения не пропущен.

Определением Красногорского районного суда г. Каменска-Уральского от 25 сентября 2008 года производство по гражданскому делу по заявлению К. прекращено.

В частной жалобе заявитель просил определение отменить, настаивая на том, что срок на обжалование им не был пропущен, так как течение срока исковой давности начинается с 10 сентября 2008 года.

Судебная коллегия не нашла оснований для отмены определения суда.

Решением окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Городской Думы г. Каменска-Уральского по одномандатному округу N 22 от 06 сентября 2008 года К. было отказано в регистрации кандидатом в депутаты Городской Думы г. Каменска-Уральского по одномандатному избирательному округу N 22.

Согласно штампу, К. подал заявление в суд 19 сентября 2008 года.

Прекращая производство по делу, суд пришел к правильному выводу о том, что заявление К. не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку К. обратился в суд с пропуском установленного законом срока и этот срок восстановлению не подлежит.

При этом суд обоснованно исходил из положений ч. 2 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и п. 2 ст. 78 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", согласно которым заявление об отмене решения избирательной комиссии о регистрации может быть подано в суд в течение 10 дней со дня принятия избирательной комиссией, комиссией референдума обжалуемого решения. Установленный данными нормами процессуальный срок восстановлению не подлежит.

Поскольку К. обратился в суд с заявлением об отмене решения окружной избирательной комиссии по выборам депутатов Городской Думы г. Каменска-Уральского по одномандатному округу N 22 от 06 сентября 2008 года только 19 сентября 2008 года, то есть с пропуском установленного ч. 2 ст. 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации десятидневного срока, который восстановлению не подлежит, его заявление не подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Данный вывод судьи является обоснованным и соответствует требованиям действующего гражданского процессуального законодательства.

Доводы частной жалобы отмену определения судьи повлечь не могут, так как изложенные в определении выводы ничем не опровергают.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 21 октября 2008 года, дело N 33-8410/2008

 

Лицо, подавшее кассационную жалобу, вправе отказаться от нее в письменной форме в суде кассационной инстанции до принятия им соответствующего судебного постановления.

 

И., будучи зарегистрированным кандидатом на должность Главы г. Нижнего Тагила, обратилась с заявлением об отмене регистрации другого кандидата на должность Главы г. Нижнего Тагила - Ч. - в связи с допущенными им существенными нарушениями избирательного законодательства.

Представители кандидата Ч., Избирательной комиссии г. Нижнего Тагила, прокурор возражали против удовлетворения заявления И.

Решением Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 06 октября 2008 года в удовлетворении заявления И. отказано.

Оспаривая законность и обоснованность данного решения, И. обратилась с кассационной жалобой, в которой указала на несогласие с решением суда, просила его отменить.

В судебном заседании представитель И. - К., действующий на основании доверенности, представил заявление об отказе от кассационной жалобы, просил прекратить кассационное производство.

В соответствии с чч. 1, 2 ст. 345 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицо, подавшее кассационную жалобу, вправе отказаться от нее в письменной форме в суде кассационной инстанции до принятия им соответствующего судебного постановления. О принятии отказа от кассационной жалобы суд кассационной инстанции выносит определение, которым прекращает кассационное производство, если решение суда первой инстанции не было обжаловано другими лицами.

С учетом изложенного судебная коллегия приняла отказ от кассационной жалобы И., поскольку отказ от кассационной жалобы является безусловным, и прекратила кассационное производство.

Кроме того, в данном случае соблюдены все требования гражданского процессуального законодательства для отказа от кассационной жалобы - отказ от жалобы совершен в письменной форме в суде кассационной инстанции до принятия им соответствующего судебного постановления; решение Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 06 октября 2008 года не было обжаловано другими лицами, участвующими в деле; отказ от кассационной жалобы заявлен представителем И. - К., действующим на основании доверенности, копия которой имеется в материалах дела.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 09 октября 2008 года, дело N 33-8504/2008

 

Возвращая кассационную жалобу заявителя, судья ошибочно полагал, что срок обжалования решения суда первой инстанции по избирательному спору истек и восстановлению не подлежит.

 

12 сентября 2008 года Первоуральской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 29/344 "О поступившем заявлении от кандидатов в депутаты Первоуральской городской Думы городского округа Первоуральск по четырехмандатному избирательному округу N 6 Т. и С.".

15 сентября 2008 года Первоуральской городской территориальной избирательной комиссией было принято решение N 30/345 "О внесении изменений в составы окружных избирательных комиссий по четырехмандатным избирательным округам N 3, N 6".

С. обратился в суд с заявлением о признании незаконными и об отмене вышеуказанных решений Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии ввиду их несоответствия нормам избирательного законодательства и нарушения его избирательных прав.

Представители Первоуральской городской территориальной избирательной комиссии в судебном заседании заявление не признали.

Представители окружных избирательных комиссий по четырехмандатным избирательным округам N 3, N 6 просили дело рассмотреть в их отсутствие, возражали против удовлетворения заявления.

Решением Первоуральского городского суда от 27 сентября 2008 года заявление С. оставлено без удовлетворения.

02 октября 2008 года заявителем С. была подана кассационная жалоба на решение Первоуральского городского суда от 27 сентября 2008 года.

02 октября 2008 года судьей Первоуральского городского суда было вынесено определение о возвращении кассационной жалобы.

В частной жалобе заявитель С. просил определение судьи отменить, оспаривая его законность.

Судебная коллегия отменила определение судьи по причине неправильного применения норм процессуального права.

В соответствии с ч. 3 ст. 261 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба на решение суда по делу о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, вынесенное в период избирательной кампании до дня голосования, может быть подана в течение 5 дней со дня принятия судом указанного решения.

В соответствии с ч. 3 ст. 107 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации течение процессуального срока, исчисляемого годами, месяцами или днями, начинается на следующий день после даты или наступления события, которыми определено его начало.

Возвращая кассационную жалобу заявителя С., судья исходил из того, что срок обжалования решения Первоуральского городского суда от 27 сентября 2008 года истек 01 октября 2008 года и восстановлению не подлежит.

Данный вывод судьи является неверным и построенным на неправильном применении норм процессуального права, поскольку в данном случае днем окончания срока кассационного обжалования решения суда является 02 октября 2008 года, когда и была подана заявителем С. кассационная жалоба, следовательно, процессуальный срок не нарушен.

Также неправильным является вывод судьи о том, что срок на кассационное обжалование не подлежит восстановлению. Указанный срок по своей природе является процессуальным и в случае пропуска может быть восстановлен судом на основании ч. 1 ст. 112 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, если пропущен лицом по причинам, признанным судом уважительными. Статья 261 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующая срок подачи кассационной жалобы на решение суда по делу о защите избирательных прав, устанавливает сокращенный процессуальный срок, но не определяет, что данный срок является пресекательным и не подлежит восстановлению.

Отменив определение судьи Первоуральского городского суда от 02 октября 2008 года, судебная коллегия определила принять кассационную жалобу заявителя С. на решение Первоуральского городского суда от 27 сентября 2008 года.

 

Определение

судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда

от 21 октября 2008 года, дело N 33-8766/2008

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Свердловского областного суда

 

Отдел кодификации,

систематизации законодательства

и обобщения судебной практики

Свердловского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь